22 сентября 2021 04:29 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Интервью

Автор: ФЁДОР БАРМИН
НАШИ «АМЕРИКАНЦЫ»

30 Апреля 2021
НАШИ «АМЕРИКАНЦЫ»
Фото: «Нам предстояло стать успешными людьми, обзаводиться нужными знакомствами — Центр нам в этом ничем не мог помочь. Рассчитывать приходилось исключительно на самих себя»

СУДЬБА РАЗВЕДЧИКОВ-НЕЛЕГАЛОВ

Ставшие известными на весь мир советские, а затем российские разведчики-нелегалы Елена Вавилова и Андрей Безруков, по сути, воплотили американскую мечту. Они начали в Америке с нуля и всего добились сами.

Елена Вавилова, по легенде, была франкоязычной канадкой по имени Трэйси Ли Энн Фоли. В пригород города Бостон вместе с мужем и сыновьями она переехала в 1999 году, успев пожить до этого в Канаде и Франции. Работала агентом по недвижимости.

Муж Андрей Безруков, он же Дональд Ховард Хитфилд, получил три высших образования за границей, построил бизнес, был знаком со многими влиятельными людьми.Супруги не говорили на русском языке даже у себя дома, чтобы избежать ностальгии по Советскому Союзу (России) и лишний раз не рисковать. Фото из семейного архива

За океан их отправлял еще легендарный шеф нелегальной разведки Комитета госбезопасности СССР Юрий Иванович Дроздов — тот самый, что по линии КГБ руководил штурмом дворца афганского диктатора Х. Амина в декабре 1979 года.

27 июня 2010 года, в день 20-летия старшего сына, супруги были задержаны в собственном доме. Провал явился следствием предательства одного из кураторов в Москве — полковника Потеева, являвшегося заместителем начальника Управления «С» (нелегальная разведка) и одним из руководителей «американского» отдела.

Не случись измена негодяя Потеева, Елена и Андрей работали бы за границей и дальше. И особенно важно это было бы с началом новой Холодной войны, развернутой США против России и ее союзников.

А ведь у них были действительно хорошие результаты! Прибыв за океан «с одним чемоданчиком», они вжились, состоялись в чужой стране и заняли хорошие позиции для дальнейшего продвижения в американском обществе — что для любой разведки важно, неоценимо!

В качестве примера. Андрей Безруков учился в канадском Йоркском университете, который окончил со степенью бакалавра по международной экономике. С 1995-го по 1997 год проходил обучение в парижской Национальной школе мостов и дорог (ENPC), получив степень магистра международного бизнеса.

В 2000 году Андрей Олегович окончил Школу управления имени Джона Кеннеди при Гарвардском университете в США со степенью магистра по государственному и общественному управлению. То есть человек с таким недюжинным потенциалом и хваткой имел отличные деловые, карьерные перспективы.

Безруков состоял в World Future Society, организации, охарактеризованной однажды газетой Boston Herald как «фабрика мысли по новым технологиям, на конференции которой съезжаются ведущие специалисты в области государственного управления». Благодаря этому, Дональд Хитфилд смог обзавестись многочисленными полезными знакомствами.

Елена к тому времени окончила университет Макгилла. Она работала в риелторском агентстве Redfin, а также организовывала винные туры во Францию.

Предательство… И предатель. То, что их кто-то сдал, (произошло именно это), Елена и Андрей поняли, когда ознакомились в тюрьме с материалами предварительного следствия. Получить такую информацию можно было только из самого «леса» (СВР). А еще они поняли, что не совершили ни одной ошибки, которая привела к провалу и расшифровке.

Вернувшись на Родину, Елене и Андрею пришлось входить в нашу жизнь заново — в страну, о которой они знали преимущественно по сообщениям в зарубежной прессе. И тут им очень пригодились все те же навыки разведчиков.

Уже находясь в России, разведчики вскоре узнали себя и свою историю в сериале «Американцы», созданном Джо Вайсбергом для канала FX. Его слоган: «All’s fair in love and cold war» — «Все справедливо в любви и холодной войне».

Действие первого сезона разворачивается вскоре после инаугурации президента Рональда Рейгана в январе 1981 года, тогда как шестой сезон завершается в декабре 1987 года, вскоре после подписания Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

«Американцы» транслировался с января 2013-го по май 2018 года. За время показа сериал получил широкое признание критиков и был признан «одной из лучших телепрограмм своей эры». Кстати, его прототипам кино понравилось, хотя в нем, конечно, много «клюквы» и штампов.

Сериал был удостоен ряда наград, включая четырех прайм-тайм «Эмми», одного «Золотого глобуса», шести премий Ассоциации телевизионных критиков и четырех премий «Выбор телевизионных критиков».

За последнее время Елена Станиславовна много раз выступала в прессе. Однако, в силу ограниченного формата публикаций, образ разведчицы и ее супруга раскрывался не полностью. Поэтому мы использовали несколько наиболее удачных интервью (в редакции полконика Вавиловой) — в «МК», «Правда.Ру», «RT», «Комсомольская Правда», «Аргументы и Факты в Белоруссии», «Томский Обзор», а также материалы «Спецназа России» и ряда других изданий, — чтобы представить более полный и масштабный портрет наших героев.

ЖЕЛАНИЕ СДЕЛАТЬ ПОЛЕЗНОЕ ДЛЯ СТРАНЫ

— Насколько отчетливо вы осознавали, что ожидает вас на Западе?

— Мы понимали, что это отказ от привычной жизни, и даже родителям нельзя было сказать, чем будем заниматься. Но мы на это пошли вполне осознанно. Была романтика и желание сделать что-то полезное для своей страны — это было главной мотивацией.

За время показа сериал «Американцы» получил широкое признание критиков и был признан «одной из лучших телепрограмм своей эры»

— А еще что?

— Желание защитить нашу страну и сделать так, чтобы Великая Отечественная война больше не повторилась. Мы реально уезжали на войну, потому что противостояние между Советским Союзом, с одной стороны, и Америкой и ее союзниками по НАТО с другой, было настолько серьезным, что работать «за кордоном» было нашим долгом.

Мы не работали на хозяина, на государственного руководителя, а действовали в интересах страны как таковой. И даже было еще больше желания помочь ей. Мы относились к России девяностых как к близкому, родному человеку, который тяжело заболел.

— Как часто осуществлялся контакт с Центром?

— Проживая за рубежом, мы каждую неделю получали шифровки из Москвы. Очень важным было научиться следить за обстановкой вокруг себя, потому что человек, особенно разведчик, должен понимать, что происходит. Есть ли какая-то опасность, кто нас окружает, есть ли у человека плохие намерения, не следят ли за вами и прочее.

— Вы чувствовали за собой слежку?

— Только перед самым арестом. Все остальное время американцы проявляли особу осторожность, зная, что имеют дело с профессионалами. (Слежки за нами никогда не было, но, тем не менее, мы должны были поглядывать. Провал произошел не по нашей вине, мы не допустили ни единой ошибки, которая могла бы привести к таким последствиям.

К слову, встретить за границей соотечественников — это еще одна опасность для нелегалов. Они могут что-то почувствовать, уловить внутренним чутьем, а это — угроза.

— Дома вы говорили по-русски?

— Нет, мы не говорили на русском даже дома, чтобы избежать ностальгии и лишний раз не рисковать.

— Тяжело было вживаться в предстоящую роль?

— Годы подготовки были одними из самых сложных. Нужно было быть в хорошей физической форме, уметь защищаться, например, от уличного нападения. Самозащита была одной из важных дисциплин и через карате эти навыки мы и приобретали. И через стрельбу тоже, хотя она нам за рубежом и не пригодилась.

Что касается обычной жизни, нам предстояло стать успешными людьми, обзаводиться нужными знакомствами, — Центр нам в этом ничем не мог помочь. Рассчитывать приходилось исключительно на самих себя.

Среди прочего нам предстояло овладеть в совершенстве двумя языками: страны, в которой планировалось жить, и той, откуда разведчики родом по легенде.

— Насколько хорош ваш французский?

— Я даже выучилась петь на этом языке, а также на латыни. Это мне, кстати, пригодилось, когда нужно было познакомиться со священником. Я придумала такую схему: записалась в церковный хор в Канаде, чтобы организовать это знакомство. Разведчик всегда должен придумывать разные выходы из положения и комбинации. Например, как познакомиться с чиновником, который может знать важные секреты. Нужно найти возможность и придумать такую ситуацию, чтобы он заинтересовался и познакомился с вами, поэтому изобретательность — это как раз то качество, которое нам очень полезно в нашей профессии.

— Можно представить, сколько понадобилось изобретательности, чтобы обрасти разными документами…

— Мы с Андреем буквально охотились за всевозможными «корочками»: искали, где бы можно было получить подлинные документы. К примеру, записывались в библиотеку, чтобы получить читательский билет. А вот аттестата об окончании школы у меня никогда не было, его не подделаешь. Зато у нас было настоящее свидетельство о браке.

— Второе, если считать первое, полученное на Родине?

— Да, нам пришлось второй раз жениться за границей. Мы приехали в разные города, потом «случайно» познакомились, какое-то время встречались, чтобы история развивалась на глазах у знакомых, а потом уже поженились. Вдвоем на такой работе все-таки легче. Одному не с кем посоветоваться, нельзя рассчитывать на поддержку и помощь.

— Образ деятельности агента по недвижимости в чем-то сродни работе разведчика, верно?

— Да, это прежде всего, работа с людьми. Я много перемещалась, показывала дома и квартиры на продажу, проводила сделки. Для этого я училась на специальных курсах — сдавала экзамены, чтобы получить лицензию.

— А ваш супруг?

— Андрей закончил несколько университетов и получил хорошее образование. Он стал серьезным специалистом и оказывал услуги — был консультантом в крупных компаниях, таких как General Electric, помогал фирмам выстраивать стратегию бизнеса. Последние годы у него была собственная компания. Это было важно, чтобы к тебе тянулись люди, чтобы ты был интересен для них.

Если нам нужно было познакомиться с семьей военных, я обычно вступала в контакт с женой, а потом уже мне было проще наладить отношения с ее мужем. После чего я уже приводила своего супруга, и мы продолжали работать в паре.

Самое основное в нашем деле — умение налаживать контакты. Разведчик — это не тот человек, что пробирается ночью к сейфу, как в художественных фильмах. Мы должны найти тех, кто имеет доступ к важной и нужной для Центра информации, а затем попытаться с ними сойтись, подружиться.

Ныне Андрей Безруков — профессор МГИМО, ведущий политолог, эксперт дискуссионного клуба «Валдай», член Совета по внешней и оборонной политике и член Попечительского совета ДОСААФ

Вот вы спросили про профессию, которая была моим прикрытием… Так вот, будучи агентом по недвижимости, я могла планировать свой распорядок. Если мне нужно принять шифровку в середине дня, я, конечно, должна быть дома и подстроить свой график под такие моменты.

Важно постоянно думать, как профессия поможет тебе выйти на те круги, где находится информация. Поэтому быть просто актером театра было бы не очень плодотворно с точки зрения разведки. Нужно иметь более серьезную специальность, близкую к политическим кругам, к технологиям.

У разведчика всегда две работы: одна — для прикрытия, и чтобы иметь средства на жизнь, другая — тайная, на свою страну. Но если это женщина, то у нее есть еще и третья — домашней хозяйки, жены и мамы.

— И все три вам удалось совместить!

ИЗ КНИГИ ЕЛЕНЫ ВАВИЛОВОЙ

«— Как ты себя чувствуешь? Мы все очень волновались, когда получили известие об операции. Как всё прошло в больнице? На операции ты была под общим наркозом?

Мужчина и женщина, нелегалы. Скульптура в честь отечественных разведчиков всех времён. Фото пресс-бюро СВР

— Нет, я не кричала «мама» на русском языке, — рассмеялась Стелла. — Так всем можешь и передать. Когда отходила анестезия, было больно, но я причитала и ругалась на китайском, — с ехидной улыбкой добавила она.

— Этот экзамен ты выдержала, молодец! — одобрительно произнёс Юрий. — Но ты знаешь… — добавил Краснов, умышленно не называя девушку по имени, — иногда я жалею, что порекомендовал тебя для этой работы…

— Почему же? — удивилась Стелла.

— Жила бы сейчас в безопасности, гуляла бы по Москве — расслабленная и беззаботная студентка. Была бы в меньшей опасности и напряжении и не так далеко…

— Но здесь я приношу больше пользы, не правда ли? И я не уверена, что у тебя сейчас жизнь спокойная и беззаботная на набережной Москвы-реки. Ведь в стране сейчас не очень благополучно?

— Да, в стране сейчас сложные времена…»

«Зашифрованное сердце»

В РАЗВЕДКЕ НЕ БЫВАЕТ МЕЛОЧЕЙ

— Имеет ли значение, мужчина или женщина разведчики?

— Совершенно не имеет. В истории нашей разведки очень много замечательных женщин, которые выполняли работу наравне с мужчинами. Профессия сложная, у многих ассоциируется с такими мужскими качествами, как выдержка, смелость, храбрость. Но женщины тоже по натуре достаточно смелые и могут выполнять сложные задания. Находясь на работе долгие годы, я на собственном примере убедилась, что все возможно.

Прессинг журналистов. Тим и Алекс, оставшиеся на время без родителей, после судебного заседания.  Фото: Boston Globe

— Насколько сложно не выдать себя в бытовых мелочах?

— Напрямую бытовые мелочи вроде как не имеют отношения к разведке, но это основа основ. Если вы не выглядите тем, за кого себя выдаете, то всегда существует опасность проколов: кто-то с кем-то поговорит, у кого-то окажутся друзья из спецслужб, и такая ниточка может привести к провалу. Работая с людьми определенной национальности, нужно всегда учитывать их менталитет.

— Например? Очень интересно!

— Русские, когда считают, загибают пальцы, а большинство иностранцев, особенно американцы и французы, наоборот, разгибают пальцы.

Если американцы очень дружелюбные, улыбчивые и у них оптимизм прямо пышет, конечно, мы должны были стать такими же, мы не могли быть угрюмыми, неразговорчивыми.

Или такой пример. Американцы пишут цифру семь и никогда ее не перечеркивают, она похожа на единицу. Когда пишут пять, нижнюю часть не всегда закругляют, а оставляют вытянутой. Вот это тоже нужно было применять. Такие моменты для всех кажутся обыденными, а для нас это было важно.

— С чего вы начинали свой круг общения?

— Не имею права вдаваться в подробности, но, проживая в пригороде Бостона, который знаменит тем, что там работает много известных политиков, лидеров американской мысли и ученых, мы знакомились с интересными людьми, через которых можно было получить ценную информацию.

— Вы рассказали о специальной подготовке в Центре. А чему приходилось учиться на месте?

— На подготовке к нелегальной работе за несколько лет невозможно дать будущему разведчику всех мелочей. И мне пришлось, когда я приехала в Канаду, перестраиваться даже в быту, учиться готовить новые блюда. Когда появились дети, я не могла им петь русские колыбельные, рассказывать наши сказки — мне пришлось самой сначала изучить английские песенки и истории. Вокруг все должны верить, что это нормальная семья, как все.

У нас в Сибири, к примеру, всегда было принято кутать детей, а у американцев позиция, что организм должен закаляться, и даже когда дети болеют — это хорошо, будет вырабатываться иммунитет. Естественно, мы так же стали себя вести. Я была удивлена, насколько разный подход к детям со стороны учителей в школах у нас и у них. Чтобы не выделяться, мы учились воспитывать детей в американском стиле.

— Существует ли настоящая любовь между супругами-нелегалами?

— Настоящая любовь существует, и разведчики различных времён это доказали: супруги Геворк и Гоар Вартанян, Михаил и Галина Фёдоровы, недавно рассекреченные Виталий и Тамара Нетыкса, Виталий и Людмила Нуйкины.

Тим и его младший брат Алекс родились в Торонто в семье канадских граждан Дональда Хитфилда и Трэйси Фоули. Фото из семейного архива

Работать в паре, конечно, легче. Общая работа на одну идею объединяет. И такие люди редко позволяют бытовым проблемам взять верх над их отношениями. Вдали от Родины их семья — как островок, который они даже подсознательно оберегают.

Если брак по любви, тем лучше для работы. Узы взаимной поддержки важны. Мы с супругом познакомились в студенческие годы, до того, как были приняты на подготовку. У большинства пар так и происходит. А то, что показали в сериале «Американцы», где будущих супругов представляют друг другу и объявляют о совместной работе, — такой вариант не очень пригоден, потому что такие люди меньше доверяют друг другу.

Да, нам, конечно, труднее жить нормальной семьёй в условиях, когда нужно конспирироваться, работать под чужим именем. Нам сложнее с детьми, которые не могут знать всей правды. Сложнее с родителями, которые остались далеко и с которыми мы не можем общаться.

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

 

 
Оцените эту статью
8961 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 4.8

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание