22 апреля 2021 14:27 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Человек эпохи

Автор: ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВА, ЮЖНО-САХАЛИНСК
ПОЗЫВНОЙ «МАУС»

28 Февраля 2021
ПОЗЫВНОЙ «МАУС»
Фото: Сделав свой выбор, Виктор Дудкин никогда о нём не жалел. И вообще был человеком, который не боялся принимать решения и нести за них ответственность

«СОВЕСТЬ МОЯ ЧИСТА И ТАКОЙ ДОЛЖНА ОСТАВАТЬСЯ»

27-летний Виктор Дудкин стал самым молодым Героем России в Управлении «В» Центра специального назначения ФСБ России (группы «Вымпел). По жизни он был человеком легким и смешливым, в бою — несгибаемым и бесстрашным.

ПОСЛЕДНИЙ ЧАС

В ночь на 22 июня 2004 года отряд боевиков численностью несколько сотен человек во главе с главарем Шамилем Басаевым внезапно вошел в город Назрань.

Нападение было спланированной операцией. Сами террористы называли ее «Бекхам» («возмездие»). Центр, откуда координировались действия, находился вне Ингушетии. Главари вылазки поставили перед боевиками задачу совершить массовые убийства работников силовых структур и захватить как можно больше оружия.

Боевики добирались до мест атаки не единой колонной, а мелкими группами. По федеральной трассе «Кавказ» из Чечни приехала на нескольких легковушках, «Газелях» и «Урале» лишь небольшая часть бандитов. Основные же силы к вечеру 21 июня были рассредоточены по местам — маскировались под беженцев и просто приезжих.

У него даже позывной был добродушный — «Маус». Человек с невероятным чувством юмора, заводила в любых компаниях

Сигнал о нападении на центральный аппарат МВД поступил в 22.30. Боевики нанесли огневые поражения еще по восьми точкам — это шесть объектов у МВД и районные звенья. Подверглись обстрелу Назрановский районный и городской отделы, склад вооружений МВД, Назрановский погранотряд, бывшее здание УФСБ, тюрьма.

В городе Карабулак боевики пытались захватить базу ОМОНа и здание горотдела внутренних дел, а в станице Троицкая они напали на мотострелковую воинскую часть.

Боевики были одеты в милицейскую камуфляжную форму и маски, и поэтому для них не составило большого труда захватить несколько блокпостов на трассе «Кавказ». Практически все дежурившие на них сотрудники МВД и бойцы внутренних войск погибли.

Некоторые силовики погибли прямо у себя дома, так как боевики заранее знали адреса их проживания. Кроме того, террористы организовали в Назрани ряд ложных КПП, где останавливали автомобили для проверки документов. Силовиков, предъявлявших служебные удостоверения, убивали на месте.

В пятнадцати километрах от КПП «Кавказ» был обстрелян микроавтобус «Газель», на котором к месту службы направлялись сотрудники курской милиции, погибли восемь сотрудников.

Боевики также выявляли и расстреливали местных руководителей. Они нарушили телефонную связь (включая мобильную), что не позволило силам МВД, погранвойск, Минобороны и ФСБ своевременно скоординировать свои действия.

В течение ночи боевики напали на девятнадцать объектов в Ингушетии. Бой продолжался до утра. Силовики отстояли все, кроме склада с оружием. Нападавшие из гранатомета расстреляли его дежурную часть.

В то же время были заблокированы сотрудники МВД: на восемнадцать милиционеров, находившихся в здании, приходилось втрое больше врагов. Боевики пытались освободить подозреваемых в преступлениях, которые находились в СИЗО. Там содержались около пятидесяти человек. Но силовики отстояли здание.

Пограничники в течение нескольких часов вели бой и не допустили прорыва бандитов на территорию отряда, не позволив захватить оружие и медикаменты.

— В середине мая 2004 года наш отдел выехал в служебную командировку на Северный Кавказ. 30 мая при проведении специальной операции по нейтрализации боевиков в сельском поселении Ингушетии я получил тяжелое ранение. Витя одним из первых поспешил на помощь, — рассказывает о предшествовавших событиях друг и сослуживец Дудкина, ветеран «Вымпела» полковник Сергей Будкин.

Последствия нападения боевиков на город Нальчик

(В 2016-2019 годах Будкин был главным федеральным инспектором по Сахалинской области, в 2019 году — заместителем губернатора области.)

— Виктор оттащил меня с места подрыва на безопасное расстояние, вколол несколько ампул обезболивающего средства и останавливал кровотечение, — вспоминает он. — Во время этих процедур поддерживал меня шутками. На следующий день меня эвакуировали из госпиталя Владикавказа в Москву. Парни из отдела приехали проводить, и Витя, пожимая мне руку, сказал: «Серый, давай долго не задерживайся в госпитале!». Тогда я, конечно, не предполагал, что видел его живым в последний раз…

Николай, действующий сотрудник Управления «В»:

— 22 июня в Назрани наша группа попала в засаду. Город горел, помощи ждать было неоткуда. Перестрелка с боевиками продолжалась с 23 часов до рассвета. Трое офицеров нашего отдела погибли. Первым под пулеметный обстрел попал командир группы подполковник Андрей Черныш. Он пересекал площадь под шквальным огнем. Падая на землю, раненый махнул рукой…

«Значит, живой», — заметил Виктор Дудкин. И, не раздумывая, кинулся командиру на помощь. При том что в сравнении с сослуживцами Черныш был просто богатырь — под два метра ростом, крепкой комплекции да еще в полной боевой экипировке — шлем, бронежилет, снаряжение весом больше 20 кг…

Сотрудников «Вымпела» обучают всему экстремальному, что может пригодиться в спецоперации. Но в данном случае не требовалось спускаться по отвесной скале, прыгать с парашютом или пересекать вплавь бушующую реку. Нужно было бесстрашно шагнуть под шквал пулеметного огня на помощь боевому товарищу. И офицер Виктор Дудкин сделал это. Не по команде, а по совести.

С трудом Виктору удалось вытащить истекающего кровью командира из-под обстрела, подтянуть поближе к подъехавшему БТРу. Но пуля попала и в молодого офицера, видимо под бронежилет, в спину. Превозмогая боль, он четко передал по рации: «Андрей — 200» (значит, погиб), «я — 300» (ранен).

Николай в этот момент переговаривался с Дудкиным по связи. И потом не раз вспоминал, как тот, сказав, «ног не чувствую», в свойственной ему смешливой манере, добавил: «я не вру…».

На помощь теперь уже Виктору бросились военврач группы Всеволод Жидков и Василий Третьяк, военврач-пограничник. Но… Прилетевшая со стороны бандитов граната попала Всеволоду прямо в грудь и разорвалась. Так они погибли, спасая друг друга.

БТР горел. Спецназовцы вели бой, удерживая противника плотным автоматным и пулеметным огнем и не давая ему возможности приблизиться.

Помощь группе подошла только к утру, когда удалось прорвать бандитское окружение. К этому времени у офицеров уже иссякли боеприпасы. Одиннадцать бойцов из четырнадцати оставшихся в живых были ранены.

Погибших в этом жестоком бою офицеров похоронили рядом на мемориальной Аллее Спецназа России Николо-Архангельского кладбища Москвы.

2 августа 2004 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении служебного долга в Северо-Кавказском регионе, Указом президента России майору Виктор Дудкину посмертно было присвоено звание Героя России.

В память о Герое России и Спецназа 19 декабря 2005 года в доме по адресу улица Джона Рида дом № 5, корпус 2 (Северная столица), где Виктор был прописан в 1996-2004 годах, установлена мемориальная доска.

А 28 октября 2009 года по инициативе Санкт-Петербургского городского отделения Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое Братство» школе № 625 Невского района было присвоено его имя

7 октября 2020 года Виктору Дудкину исполнилось бы сорок четыре года…

БЛИЗКИЙ, РОДНОЙ ЧЕЛОВЕК

— Мы жили в Вентспилсе, в Латвии, — рассказывает старший брат Виктора Дудкина Анатолий. — Родители служили в Краснознаменном Прибалтийском пограничном округе Пограничных войск КГБ СССР. Я пошел в суворовское училище, Витя — тоже. После он окончил Московское высшее пограничное училище. Военным стал осознанно, ведь защищать Родину — профессия для настоящего мужчины.

В середине 1990-х, когда зарплату военным не платили по полгода и больше, в армии начались увольнения. Некомплект офицерского состава стал ощутимым. В связи с этим военные вузы перешли на ускоренный курс обучения, присваивая курсантам звание «лейтенант» по окончании 3-го курса. Для получения второй — гражданской — специальности юриста можно было продлить учебу еще на два года. Но Виктор решил идти в армию после ускоренного курса.

Сделав свой выбор, он никогда о нем не жалел. И вообще был человеком, который не боялся принимать решения и нести за них ответственность.

Первое место службы молодого лейтенанта — Ставрополь, Краснознаменное Северо-Кавказское региональное пограничное управление. По рассказу его брата, командиры знали, что Дудкин мечтал о спецназе и подавал рапорты о зачислении в «Вымпел». Поэтому отнеслись к нему, как к временщику, назначив на первую свободную должность — командиром строительного взвода. Вот там впервые и пригодились его отменная физическая подготовка, сила воли и стрессоустойчивость.

Почти через год его приняли в легендарное спецподразделение «Вымпел», где служат сильные и отважные офицеры страны. И пошло — учеба, тренировки, многомесячные командировки, тяготы и лишения походной жизни, опасность, подстерегающая на каждом шагу. Но при всем при этом Виктор оставался открытым, позитивным человеком.

— Виктор никогда ни на что не обижался, всегда готов был помочь и поддержать. У него даже позывной был добродушный — «Маус», — вспоминают сослуживцы. — Был с невероятным чувством юмора, заводилой в любых компаниях. Все свежие анекдоты у нас от него. В гражданской жизни — эстет и модник. Любил красиво одеваться. Выглядел как молодой Леонардо Ди Каприо.

Сыном Виктор был заботливым и внимательным. Старался оградить родителей от лишних волнений. Отправляясь в очередную командировку в зону конфликта, безмятежно говорил маме, что летит на учения на Чёрное море или же на курсы повышения квалификации в Новосибирск.

«Мы, вопреки общепринятым установкам, познакомились на дискотеке, в ночном клубе. Обычно такие знакомства не имеют продолжения, а у нас всё было иначе»

Ну, а дома, в семье, где росла дочь, был самым добрым папой и любящим мужем. Его супруга Диана считает, что древнегреческая легенда про две половинки, которые ищут друг друга по свету, это как раз про них с Виктором. Они встретились, стали частью единого целого и были счастливы.

«Считается, что девушке следует знакомиться с молодым человеком, если она мечтает о крепкой и счастливой семье, лучше всего в библиотеке, на концерте классической музыки или на теннисном корте, — рассказывает Диана военному журналисту Владимиру Давыдову. — А мы, вопреки общепринятым установкам, познакомились на дискотеке, в ночном клубе. Обычно такие знакомства не имеют продолжения, а у нас все было иначе. Как в романсе поется: «Только раз бывает в жизни встреча…»

Мы сразу потянулись друг к другу. Совпали, как говорят, половинки. Но половинки (улыбается) какие-то разные. Он очень спокойный, уравновешенный, а я взрывная. Витя к моим эмоциональным всплескам по-философски относился, как к данности. Моя природная горячность осложнялась постоянным беспокойством за него. Служебные командировки — их правильнее называть командировками на войну — для меня настоящее сумасшествие. Хотя ведь знала, что выходила замуж за спецназовца, а не за бухгалтера…

Впрочем, профессия мужа — это вторично, связываешь свою жизнь с человеком, а не обладателем диплома какого-то вуза или техникума. Но сказать по правде, душевная паника была моей постоянной спутницей. Только Вите я старалась этого не показывать. Зачем на него перекладывать свою ношу?

День за днем, день за днем вместе. Нам было радостно видеть друг друга, говорить, слушать музыку, читать одни и те же книги. Час-другой не видимся — скучаем. По телефону не можем наговориться. Мы даже, так часто бывало, об одних и тех же событиях думали одинаково. Мне просто повезло, настолько близкий и родной человек был со мной рядом», — говорит Диана.

«Я — МАЛЕНЬКИЙ И ЛЁГКИЙ»

После гибели майора Дудкина журналисты напишут, что военный романтик по натуре, он не представлял свою службу в рутине ежедневных однообразных построений, смотров или нарядов, он жаждал движухи, новых ощущений в испытании собственных сил.

Некоторые называют таких офицеров наивными патриотами, но ведь именно они, такие патриоты, не интересующиеся сплетнями и слухами, не впадающие в политические дрязги и интриги, не гонящиеся за шорохом купюр, и есть элита нашей страны.

…Виктор был хорош во всех отношениях: умный, коммуникабельный… «Но была одна беда — не получались у него прыжки из вертолета», — так написала одна из крупнейших газет страны, рассказывая о Дудкине.

Именно это, дескать, и послужило тому, что Дудкин стал кандидатом на отчисление. Но Дудкин хотел служить и мечтал служить именно в «Вымпеле». Тогда Андрей Чирихин, который являлся командиром группы, обратился к начальнику Центра со словами, что таких, как Виктор, отчислять нельзя. Тот согласился.

В течение года майор Чирихин был у Виктора Дудкина «дядькой». Они занимались все свободное время, усиленно отрабатывали то, что не всегда получалось, и вскоре стали друзьями.

Ничего подобного, на самом деле, не было и в помине — с прыжками из вертолета у Виктора все обстояло нормально. Казалось бы, теперь это уже мелочь, однако для Дианы Дудкиной нет мелочей, касающихся ее мужа. И это — правильно!

Андрей Чирихин погиб летом 2000 года при проведении зачистки в чеченском Центарое…

С началом КТО на Северном Кавказе Виктор участвовал в выполнении специальных заданий по установлению и обеспечению конституционного порядка в этом неспокойном регионе. Вскоре был награжден медалью «За отвагу», затем — ведомственной наградой ФСБ России «За участие в контртеррористической операции» и именным холодным оружием президента Владимира Путина.

— Тому, что Виктор совершил этот подвиг, никто из наших даже не удивился, — рассказывает один из сотрудников отдела, в котором служил майор Дудкин. — Он никогда не был предателем, даже в мелочах. Принципу спецназовца «сам погибай, а товарища выручай» Виктор следовал при всех обстоятельствах.

Года за четыре до той трагической ночи Дудкин попал в воздушную переделку. Группа возвращалась с боевого задания. Вертолет попал под обстрел, борт закрутило и боком понесло вниз. После столкновения с землей вертолет раскололся. Большинство парней получили открытые переломы, сотрясение мозга.

Виктор вытаскивал боевых товарищей из обломков, оказывал первую помощь. И при этом даже отшучивался на вопрос: «Почему же ты не «поломался» во время падения?», фразой: «Это вы падали, потому что тяжелые, я — маленький и легкий, и поэтому парил в воздухе».

Но последствия того «парения» не заставили себя долго ждать. У Виктора появилась проблема с позвоночником, и он начал подумывать о переводе в другое структурное подразделение службы.

Мемориальная доска в Санкт-Петербурге напоминает о Герое Спецназа и «Вымпела»

Анатолий Дудкин вспоминает, что перед последней командировкой брат поделился планами: «Это будет крайняя для меня командировка, брат. Мне немного не по себе, я понимаю, что столько никому везти не может, надо переводиться».

От предложения остаться дома и пройти медицинское обследование, чтобы выяснить причину недомоганий и полечиться, Виктор наотрез отказался. Сказал, что, если вместо него на Кавказ полетит кто-то другой и погибнет, то он себе своей слабости не простит никогда. Словами «совесть моя чиста и такой должна оставаться» он завершил разговор.

ЧЕЛОВЕК НА СВОЁМ МЕСТЕ

— У Виктора никогда не возникало желания закончить военную службу, — говорит супруга Диана. — Он был на своем месте и жил этим. В спецоперации погиб его друг, и я очень нервничала, когда муж уезжал в очередную командировку.

Но если бы прокрутить события назад, я все же никогда бы не стала его уговаривать уйти со службы. Это было бы неправильно. Мужчина должен реализоваться в том, в чем его призвание.

Диана больше не вышла замуж. Живет в Москве, вдвоем с дочерью Анной. Девушка окончила престижный московский вуз — лингвистический университет им. Мориса Тореза, уже работает. Боевые друзья Виктора всегда рядом с семьей погибшего товарища.

Дважды Диана ездила в Назрань, была на том месте, где трагически оборвалась жизнь ее мужа. Хранит о нем память.

На протяжении последних пяти лет в октябре Диана и Анна Дудкины прилетают на Сахалин на несколько дней. Здесь проводится турнир по армейскому рукопашному бою памяти Героя России майора Виктора Дудкина. По инициативе его друга и сослуживца Сергея Будкина эти соревнования в Южно-Сахалинске стали ежегодными. За что супруга Героя ему очень благодарна.

Карта нападения отрядов боевиков на город Назрань (Ингушетия) 21‑22 июня 2004 года

— Работая на Ямале, я организовал турнир по самбо памяти офицеров ЦСН ФСБ России, погибших в Беслане. Этот турнир теперь проводится каждый год и имеет огромное патриотическое и воспитательное значение для молодежи, — рассказывает Сергей Будкин. — Мне хотелось, чтобы турнир памяти моего друга, Героя России Виктора Дудкина, получил прописку именно на моей малой Родине, на Сахалине.

Когда я вернулся в Южно-Сахалинск в качестве главного федерального инспектора, озвучил эту идею президенту Сахалинской федерации армейского рукопашного боя Евгению Пряхину. Вот так родилось это мероприятие у нас на острове.

— На таких примерах, как подвиг Виктора, учится наша молодежь, — говорит сослуживец Николай. — Это дорогая цена учебы, что мы проходим, и это часть жизни, которую мы проживаем.

P. S.

На юбилейный турнир по армейскому рукопашному бою в память Героя России Виктора Дудкина, который прошел в октябре прошлого года в Южно-Сахалинске, прилетел из Москвы автор и исполнитель песен Вячеслав Антонов. Недавно он разместил на своей странице в «Инстаграме» песню, которую посвятил не вернувшемуся из последней командировки майору Дудкину.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
4051 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание