28 сентября 2021 14:24 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: МАТВЕЙ СОТНИКОВ
БИТВА ЗА ЗАГЛАВАК

28 Февраля 2021
БИТВА ЗА ЗАГЛАВАК
Фото: Ветеран Отечественной войны сербского народа Владимир Сидоров с российским имперским флагом на высоте Заглавак. Восточная Босния

12 АПРЕЛЯ — ДЕНЬ РУССКОГО ДОБРОВОЛЬЦА

Весной 1993 года в восточной Боснии произошло памятное событие в истории Отечественных войн сербского народа — бой за высоту Заглавак между подразделениями Армии Республики Сербской (АРС) и формированиями исламистов.

12 апреля 1993 года пятнадцать наших соотечественников, фактически окруженные, в течение шести часов отражали атаки многократно превосходящего противника. Они не дрогнули. Не отступили. И тем самым не дали беспощадному врагу прорваться в город Вышеград.

Как говорит Людмила Константиновна, мама погибшего добровольца Кости Богословского, «своей грудью они заслонили позор продажных правителей и государство должно быть им благодарно за то, что они сохранили честь России в то страшное, смутное время».

Икона Божией Матери «Порт-Артурская», написанная Анной Голубь в память о русских добровольцах на Балканах

А в конце февраля 2021 года в Шолоховском зале Союза писателей России прошел вечер памяти русских добровольцев, оборонявших высоту Заглавак. Из двенадцати выживших тогда героев в живых осталось восемь, и четверо из них, а также мать и вдова еще двоих защитников присутствовали на Вечере памяти.

Знаковое мероприятие было организовано Общероссийским общественным движением «Народный Собор» при поддержке Союза писателей России.

Вели вечер председатель «Народного Собора» Олег Кассин и участник боев на высоте Заглавак, писатель, заместитель главного редактора газеты «Русский Вестник» Борис Земцов.

На встрече выступили русские добровольцы — участники обороны высоты Заглавак, родственники погибших героев, лидеры общественных объединений, представители прессы и публицисты:

«Об этой героической странице русского добровольчества, как и о многих других, до сих пор мало что известно в России, — отметили в пресс-службе ООД «Народный Собор». — Еще с «ельцинских» времён участие русских добровольцев в югославской войне 1992-1995 годов искусственно замалчивается. Как, впрочем, замалчивается подвиг таких же русских добровольцев, воевавших за Русский Мир в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, на Донбассе и в иных местах.

Эти пассионарные самоотверженные герои плохо вписываются в формат «рыночной» России, где буквально все является имеющим свою цену товаром. А, кроме того — являются живым упреком тем, кто именно такой формат России сегодня продвигает.

Вот почему добровольцы всех «постсоветских» войн искусственно исключены из информационного поля — их подвиг, а по возможности и сам факт их существования целенаправленно замалчиваются, чтобы стереть из народной памяти само понятие «добровольчества» — как принципиально несовместимое с «глобальным рынком» и культивируемой жизнью ради шкурного интереса.

Зато сербы наших добровольцев помнят и память их чтут свято. 12 апреля в Республике Сербской (автономная часть республики Босния и Герцеговина) на государственном уровне традиционно отмечается День русских добровольцев. Праздник этот был учрежден в память о героической обороне горы Заглавак.

В Сербии установлено шесть памятников русским добровольцам, в России — ни одного. Не говоря уж о том, что нет у нас в стране ни музея русских добровольцев, ни «Дня добровольца» как одного из государственных праздников. Увы, в России сегодня миллиарды бюджетных денег находятся разве что на всевозможные «ельцин-центры», — отмечают в «Народном Соборе».

Участники вечера почтили минутой молчания память погибших, а также не доживших до сегодняшнего дня русских добровольцев — участников боя на высоте Заглавак.

По итогам встречи Олег Кассин выразил намерение «Народного Собора» выйти с общественной инициативой об увековечивании на государственном уровне памяти защитников Русского Мира на Балканах и в других местах, а также об установлении в России празднования «Дня добровольца».

На фотографии москвич Костя Богословский, погибший на Заглаваке

Именно «добровольца» — как высокого понятия, т. е. людей, самоотверженно рисковавших своей жизнью, по зову совести бескорыстно защищая с оружием в руках жизни других людей Русского Мира, готовых умереть «за други своя».

Об этом же сказал главный редактор газеты «Спецназ России» Павел Евдокимов. По его словам, отмечать День русского добровольца нужно уже в этом году 12 апреля на уровне общественных организаций и патриотической прессы, в интернете и социальных сетях.

«Для меня русские добровольцы — это те, кто защищает Русский Мир, Русскую цивилизацию вне зависимости от их национальности, — подчеркнул он. — На свой страх и риск они дрались в Приднестровье, Абхазии, на Балканах и Абхазии. А когда беда пришла в Москву, то обороняли Белый дом.

Потом были Чечня, Осетия, Крым, Донбасс… Одним из символов русского добровольца для меня является легендарный ветеран Группы «А» подполковник Виктор Блинов, погибший в Сирии четыре года назад, в феврале 2017-го. В свои шестьдесят лет Виктор Иванович отправился в эту страну, являющуюся колыбелью христианства, чтобы с оружием в руках противостоять Злу».

ЗАГЛАВАК И КУЛИКОВО ПОЛЕ

Всю ночь с 11-го на 12-е апреля бушевала непогода. Валил густой мокрый снег, сильный ветер поднял настоящую густую пургу, слепившую глаза русским… Видимость была почти нулевая. Эту снежную бурю, стихшую к утру, продолжила буря огненная.

В пелене снежной бури озверевшие от крови и близости победы моджахеды неоднократно бросались на позиции русских. Мусульмане буквально засыпали неприступную высоту минометными минами. Российский имперский флаг, поднятый над Заглаваком, действовал на противника как красная тряпка на быка.

В течение шести часов отряд «руссов», неся потери, вел бой под артиллерийским и минометным огнем до подхода подкрепления, имея ограниченную огневую поддержку сербской артиллерии. Волна за волной озверевшие и жаждущие мести мусульмане накатывали на Заглавак. Но все эти волны как о каменный утес кровавыми брызгами разбивались о мужество русских воинов.

Да, никто из защитников главенствующей над Вышеградом высоты не дрогнул, не запаниковал. Все вели себя так, будто воевали добрую половину своей жизни. Спокойно выдержали шестичасовой бой. Были готовы и к контратаке и к последней рукопашной (у иных всегда была припасена граната «для себя» как альтернатива мусульманскому плену). Отсюда и результат — наступавшие потеряли около сотни убитыми и более ста ранеными, а, главное, Вышеград остался сербским.

Любовь Константиновна, мама Кости Богословского. Вечер русского добровольца. Союз писателей России. Февраль 2021 года. Фото Анны Ширяевой

«Глупо нас, выживших, упрекать за то, что выжили, — говорит заместитель главного редактора «Русского вестника» Борис Земцов. — Еще глупее самим нам пытаться объяснять, что в то, напичканное смертью утро мы уцелели не потому, что прятались за чужими спинами. Кстати, тех спин, за которыми можно было бы «пересидеть» мясорубку 12 апреля 1993 года, просто не было.

Защищали высоту Заглавак всего пятнадцать русских добровольцев. Трое были убиты в самом начале боя, трое тогда же были тяжело ранены. На остальных с трех сторон перли мусульманские цепи. Не отсидеться. Не спрятаться! Без вариантов! Только стрелять! Возможно, даже не вспоминая высокие мотивы, а просто чтобы выжить самому и помочь выжить ближайшим соседям по каменному брустверу».

Глава Ассоциации граждан сербско-русского общества «Завет» из Биелины Саво Свиетинович как-то сказал: «Мы должны знать, что в то время, когда началась агрессия против Югославии, когда сербский народ в буквальном смысле раскололся на несколько государств, добровольцы из простого народа России пришли, чтобы разделить с нами судьбу. Их не отправляло государство, они не представляли никаких организаций, они просто пришли, руководствуясь сердцем.

Многие из них были убиты там, и меньшее, что мы можем сделать, это молиться Богу за их души и помнить вместе со своими семьями, что они погибли за наш Сербский народ. Люди, которые воевали в рядах армии Республики Сербской, были одними из самых честнейших людей, которые могли появиться в этих местах. Это были благороднейшие люди».

«РУСЫ! РУСЫ!»

Предыстория тех событий такова. Распад Югославии, всячески подогретый Западом, был долгим, болезненным, кровавым, принеся народам Балкан бесчисленные трагедии.

Самым кровавым был военный конфликт Боснии и Герцеговины в 1992-1995 годах. Война разразилась после референдума о независимости, проведенного 29 февраля 1992 года без участия сербов. Итоги этого «плебисцита» лидеры боснийских сербов отказались признавать.

В итоге, сербы создали собственную Республику. Гражданская война вспыхнула между боснийскими сербами и боснийцами (хорватами и мусульманами). Банды исламистов стали атаковать и громить мирные поселения сербов и объекты Югославской Народной Армии. К боям за будущее присоединились сербские ополченцы, кого ЮНА негласно поддерживала и включила в свои ряды.

«Несмотря на все усилия, противник не смог продвинуться и занять ни один из склонов высоты. А прибывшая после полудня подмога отогнала противника на исходные позиции» (доброволец Александр Кравченко)

С первых дней войны русские добровольцы вступали в отряды ополчения сербов, организованными отрядами они стали появляться к осени 1992 года.

«К сентябрю того же года, в городе сербской Герцеговины Требинье, начал свою службу Первый Русский добровольческий отряд, — напоминает ту веху агентство «ANNA NEWS». — Среди казаков такие предложения распространялись со скоростью молнии и вызывали интерес. Если к осени 1992 года в Республику Сербскую отправились 40 человек добровольцев, то в реальности желавших послужить гарантами будущего для Балкан выступали в десятки раз больше.

Вышеград стал местом создания второго Русского Добровольческого Отряда. Впервые русские добровольцы появились в прекрасном городе на берегу Дрины 30 октября 1992 года. В особенно тяжёлый момент на местных фронтах. Накануне сербам пришлось отступить от города Горажда, который удавалось удерживать около полугода.

Вышеград находится в непосредственной близости от окрестностей Горажде, а значит минометный и снайперский огонь мусульман-террористов долетал уже и до его окраин.

Промедление было чревато падением Вышеграда в ноябре 1992-ого. Противнику было необходимо соединить под своим контролем разрозненные анклавы Горажде, Жепа и Сребреницу. Бастионом стоял пока ещё лишь Вышеград. Появление русских добровольцев воодушевило сербские войска и мирных жителей.

По сути, Второй РДО занимал тогда главенствующее положение, поскольку был первым грамотно организованным русским добровольческим объединением со своими командирами, символами, традициями, устойчивым составом и структурой. Год без малого просуществует легендарное подразделение. По сути, в войне Боснии 1992-95 гг. принимали участие свыше десяти русских добровольческих отрядов, но наиболее эффективными и стратегически успешными считаются Второй РДО, Третий РДО и «Белые волки».

Война закончилась для Боснии Дейтонским соглашением 21 ноября 1995 года, когда на военной базе Соединённых Штатов в Дейтоне, штат Огайо, сербов усадили за стол переговоров. А в августе-сентябре того же года, НАТО применила воздушную операцию «Обдуманная сила», закидав бомбами позиции боснийских сербов, фактически подыграв мусульмано-хорватским боевикам. Наступление сербских армейцев и ополчения было остановлено», — воспоминает тиу драму агентство «ANNA NEWS».

Так Запад уничтожал все, что было связано с бывшей Югославией, которая после гибели СССР стала не нужна, а потому подлежала полному уничтожению.

ЧУВСТВО РАДОСТИ И ГОРЕСТИ

Во второй половине 1992 года исламисты, оформив свои сепаратистские формирования в более-менее организованную военную силу, атаковали сербские позиции в районе реки Дрина и около Сараево. Они захватили город Тырново, выбили сербов из их части Горажде, активно действовали в районах, пограничных с Сербией, создавая угрозу городам Скилани, Вышеград, Рудо.

Оправившись от временных неудач, сербы, совместно с русскими добровольческими отрядами, контрударами умерили амбиции мятежников и с декабря 1992 года стали переходить с активной обороны к ограниченным наступательным операциям.

Одной из таких операций был захват и удержание высоты Заглавак, которая главенствовала над Дринским каньоном и открывала дорогу на Горажде — большой город с крупнейшим военным заводом.

«Меня переполняет чувство радости и одновременно чувство горечи за тех, кто остался здесь навсегда, — эти слова скажет доброволец Владимир Сидоров в апреле 2013 года на месте боя за высоту Заглавак. — Но они остались не просто так, каждый из нас принес частицу русского духа, привез веру сербскому народу, что русский народ помнит о сербах и всегда будет вместе, несмотря на то, какое будет правительство в России, мы, простой русский народ всегда придем на помощь, даже если нас не позовут. Потому что мы есть православные. Потому что мы есть русские».

Глава "НС" Олег Кассин показывает медаль "Народного Собора" "Вместе за одно!" Фото Анны Ширяевой

Взятие высоты Заглавак существенно облегчало общее наступление 1993 года под командованием генерала Ратко Младича, которое ликвидировало все результаты действий исламистов в 1992 году.

Подножие Заглавака было обильно полито кровью и устлано телами. Исламисты сами потом признали, что потеряли около восьмидесяти человек убитыми и более сотни ранеными. Погиб даже командующий бригадой. Все это сделала горстка русских парней!

Вообще, русские появились в Боснии в самый тяжелый для сербов момент, когда их силы значительно уступали противнику по численности, боевой дух слабел.

Своей маме доброволец Владимир Сафонов сказал, что едет работать за границу строителем. А сестре Ирине открыл правду. Она его отговаривала: «Ты обещал помочь мне воспитывать сыновей!» — «В Сербию я еду именно за твоих сыновей». После чего добавил: «Ты запомни, если со мной что-то случится, скажи всем, мы помогали братьям-славянам».

Своей храбростью и жертвенностью русские добровольцы оказали мощнейшую моральную поддержку, вдохнули новые силы, подняли боевой дух сербов и помогли им отстоять и защитить свое жизненное пространство.

Доброволец Олег Валецкий: «Всего за период с начала ноября 1992 года по конец мая 1993 года, через участие в операциях под Вышеградом прошло около двухсот русских добровольцев, но они действовали в самое тяжелое для Вышеграда время. Разумеется, это не было политическим проектом Республики Сербской, а тем более Сербии, это был своего рода частный проект на местном уровне.

Вместе с тем русские же добровольцы, действуя в составе «интервентных» отрядов, которые несли главную тяжесть маневренных операций — «акций» (по-местному) надежды сербов, в общем, оправдали. К тому же русские добровольцы усиливали местные войска не только количественно, но и психологически, давая сербам большую моральную поддержку и потому неприятельская пропаганда продолжала твердить об участии в боевых действиях тысяч «русских наемников».

Сам приход первых русских добровольцев еще в ноябре во многом спас Вышеград, что признавали и многие мусульмане, говорившие, однако о тысячах «руссов» под Вышеградом. Русские добровольцы действовали действительно, что говорится «за десятерых»», — свидетельствует Олег Валецкий.

По приблизительным подсчетам различных государственных учреждений и ветеранских организаций Республики Сербской, общее число русских добровольцев, прошедших войну 1992-1995 годов, не превышало пяти-шести сотен человек. Известны имена порядка полусотни погибших бойцов.

Незадолго до очередной годовщины этих событий Дмитрий Бернацкий («Косовский фронт») встретился с Александром Александровичем Кравченко — ветераном войны в Боснии, одним из непосредственных участников сражения за Заглавак. Он входит в руководство «Народного Собора» и является руководителем Ассоциации военно-патриотических клубов «Стягъ».

НА ГРАНИЦЕ ДВУХ РИМСКИХ ИМПЕРИЙ

— Александр, юбилейная дата касается всех, кто болеет сердцем за братский сербский народ. Однако, многие вообще не знают о событиях тех лет. Ты участвовал в них. Расскажи, чем памятен бой на Заглаваке, каково его значение?

— По моему мнению, этот бой является одной из героических страниц современной военной истории, ярчайшим эпизодом русского добровольческого движения и достойным примером для подрастающего поколения.

В 1991-1992 годах начался распад Югославии. Под воздействием внешних сил распад этот принял кровавые формы. В апреле 1992 года полыхнула война в Боснии и Герцеговине. Официальная Россия в тот момент впервые встала на сторону неприятелей сербского народа, поддержав международные санкции. Естественно, что большая часть нашего народа не разделяла позицию правительства Ельцина. Доказательства этому — появление на сербских фронтах немалого количества русских добровольцев.

Русские добровольцы в городе Вышеграде (Вишеграде). Восточная Босния. 1993 год

В конце 1992 года в Восточной Боснии действовало несколько русских добровольческих отрядов. Общая численность добровольцев доходила до 120 человек. Эти отряды решали не только задачи моральной поддержки наших братьев, но имели большое значение и с оперативной точки зрения. Они действовали на самых сложных участках фронта.

С декабря 1992 года начались операции по освобождению города Горажде. Для решения этой задачи было необходимо занять ключевые, главенствующие высоты в каньоне реки Дрина. Русские добровольцы в составе Вышеградской и Горажданской бригад Армии Республики Сербской (АРС) были выдвинуты на высоты Заглавак и Столац, с тем чтобы обеспечить плацдарм для дальнейшего наступления. Противник мобилизовал все возможные силы, чтобы ликвидировать присутствие сербско-русских сил в этом районе. И самым крупным и драматическим сражением за эти высоты стал бой 12 апреля 1993 года.

— Уточни, в какой части Боснии находятся высоты Заглавак и Столац?

— Эта местность находится недалеко от города Вышеград, на западном берегу Дрины. Если смотреть с высоты Заглавак на Дрину, то внизу можно увидеть устье впадающей в нее реки Лим. В древности река Дрина являлась границей между Восточно-Римской и Западно-Римской империями. Мы в тот момент находились на «Западе». Невольно вспоминается фильм Эмира Кустурицы «Жизнь как чудо», который снимался недалеко от этих мест.

— В чем состояла важность оперативно-тактического значения высоты в данной местности?

— Путь к городу Горажде, который сербское население оставило в сентябре 1992 года, шел по каньону Дрины. Путь удивительно красив, но при этом чрезвычайно сложен по проходимости с военной точки зрения. Узкая полоска шоссе проходит по самому берегу, имея с одной стороны реку, а с другой — череду скалистых гор.

Представьте себе знаменитый бой трехсот спартанцев, которые перекрыли узкий Фермопильский перешеек, удерживая огромную персидскую армию. Также не составляло труда перекрыть небольшими силами и каньон Дрины.

Чтобы начать в дальнейшем наступление на Горажде, сербское командование приняло решение занять главенствующие высоты, «нависающие» над каньоном, чтобы выдавить противника. Высота Заглавак являлась ключевым местом в этом плане.

СООТНОШЕНИЕ СИЛ

— Когда сербско-русские подразделения закрепились на высоте?

— Наш отряд из состава Горажданской бригады выдвинулся и закрепился на высотах Заглавак и Столац в начале марта 1993 года. Перед этим за несколько недель основные силы нашей бригады были переведены из Вышеграда в район Семечского поля в относительной близости от театра военных действий. Эти несколько недель ушли на снаряжение вновь прибывших из России казаков-добровольцев, ведение активной разведывательной деятельности и закрепление на предшествующей высоте — Ивица. До начала основной операции по занятию высот мы несколько раз бывали на Заглаваке, когда проводили недолгие рейды против позиций противника в этом районе.

— А где были позиции противника?

— Вблизи высот расположено большое мусульманское село Джанковичи — в полутора километрах к западу от Заглавака и в восьмистах метрах южнее Столаца. Позиции противника находились на окраинах этого села и его окрестностях.

— Каково было соотношение сил, вооружение?

— Наши силы на высотах составляли примерно 100-150 человек. Из них две трети находилось на Заглаваке, остальные — на Столаце. Вооружение состояло из стрелкового оружия югославского производства: автоматы и пулеметы Калашникова, также ручные гранатометы, три или четыре миномета калибра 82 мм.

В районе Кочарима, километрах в пяти от нас, находилась батарея артиллерийских орудий ЗИС Вышеградской бригады, которая должна была поддерживать нас огнем. Со стороны Семеча была расположена установка залпового огня на автомобильной платформе (сербы называли ее «ВБР»), в задачу которой входил обстрел позиций мусульман у Джанковичей.

О численности противника на этом участке определенно сказать не могу, но, как правило, по количеству живой силы боснийские мусульмане превосходили нас в два-три раза. Могу точно сказать о наличии у них крупных артиллерийских сил. Дело в том, что в конце января 1993 года противник захватил позиции соседней с нами бригады в городе Руда, и на этих позициях им были захвачены несколько 150-мм гаубиц с большим запасом снарядов, а также минометы и другое вооружение.

Все это было направлено против защитников высот. Мы хорошо ощутили это на себе во время первого и второго нападения на Заглаваке. Я свидетельствую, что во время этих боев неприятель имел превосходство в артиллерийском огне, чего ранее никогда не наблюдалось.

СЕРБЫ КРИЧАЛИ: «С НАМИ РУССКИЕ!»

— Расскажи, как развивались события начала марта?

— Накануне начала сербского наступления я находился в Вышеграде вместе с бывшим командиром 2-го РДО Мухаревым Александром («Ас»). Мы приняли решение присоединиться к общему отряду, и в 4 часа утра нас забрала машина, шедшая в село Горния Лиеска. Там уже находились основные силы казаков. Примерно через полтора часа на автомобилях наш отряд выдвинулся к Кочариму, откуда обычно мы начинали свое движение на Заглавак. Далее мы должны были идти пешком.

На этот раз нам приказали идти не по дороге, а обходным путем по лесу. Передвигаться было тяжело, лежал глубокий мокрый снег, на себе приходилось нести снаряжение и боеприпасы. Во время передвижения мы видели следы медведей. Также обнаружили место со следами привала неприятеля — человек десять отдыхало здесь совсем недавно.

В непосредственной близости от Заглавака небольшой разведывательный отряд, в состав которого входил и я (так как неоднократно участвовал в операциях в этом районе), выдвинулся на высоту для установления наличия противника. Здесь его не оказалось, весь Заглавак был завален глубоким снегом. Постепенно на высоты вышли основные силы.

Через час мы получили приказ начать оборудование позиций и лагеря. Для нас это было неожиданно, поскольку ранее мы никогда не оставались здесь долее, чем на световой день. Вскоре подъехали автомобили, привезли брезент, одеяла; мы стали расчищать снег, разводить огонь (с дровами здесь были проблемы).

Мы провели первую ночь под открытым небом около костра. Ну, а затем начались обычные боевые «будни»: дежурство, дозоры, рейды, доставка продовольствия. Погода постоянно менялась, оттепели чередовались с метелями и снежными заносами.

Медалью «Вместе за одно!» были награждены участники обороны высоты Заглавак — ныне здравствующие герои, а также погибшие и не дожившие до наших дней. Фото Анны Ширяевойшие и не дожившие до наших дней. Фото Анны Ширяевой

Мы — добровольцы — расположились на южной оконечности высоты. Справа от нас находился небольшой отряд четников, вооруженный пулеметом и безоткатным орудием. Западную и северо-западную часть Заглавака занимали регулярные сербские подразделения АРС — интервентные силы Горажданской бригады. На восточной оконечности не было постоянных позиций — она считалось «тыловой»; здесь располагались автомобили, находились посты, и велось патрулирование.

— Как отреагировал противник на ваше появление?

— Во второй половине марта противник попытался выбить нас с высоты; бой начался во второй половине дня и закончился уже в сумерках. Силы нападавших были значительны, очень сильный артиллерийский обстрел. Но никаких особенных результатов они не достигли. У нас был ранен Олег Валецкий, который попытался по собственной инициативе совершить вылазку.

Помню, знаменательным эпизодом этого боя была «демонстративная» переброска пулеметчика-казака с русских позиций на сербские. Мусульмане подошли здесь очень близко — слышны были голоса (они подбадривали себя каким-то причудливым воем). В промежутках между приступами воя они кричали сербам, что их очень много и советовали сдаваться. На это сербы отвечали, что с ними русские, а потому численность противника их не волнует.

Чтобы предъявить «доказательство» наличия русских и был переброшен этот казак с пулеметом, который помимо стрельбы костерил противника крепкими выражениями на русском языке. К концу дня противник отступил. И снова потянулись те же будни.

Из досье журнала «Разведчикъ»

Вспоминает доброволец Олег Валецкий:

«…Я обнаружил, что в автомате у меня остался один рожок патронов и одна ручная граната. В горячке боя я на это не обратил никакого внимания. Нужно было бежать отсюда, тем более что моя стрельба в самом тылу неприятельских сил наделала переполох. Я же вместо этого, пройдя немного назад, высунулся из-за обрыва и увидел в небольшой ложбине в сотне метров от меня с десяток бойцов противника и открыл по ним огонь.

Внезапно что-то обожгло мне бедро, и я сполз под обрыв. Выругавшись, я пополз назад. Позднее ребята нашли в подсумке с автоматными рожками, который я закрепил на груди, еще одну пулю, пробившую рожок наискось, что, видимо, и спасло меня. Я позвал Тимура, но безуспешно, и уже хотел скатиться вниз и скрыться в лесу, как в это время появился Тимур, я отдал ему автомат, и мы пошли в свое расположение.

Участник боя на Заглаваке, писатель и журналист Борис Земцов, заместитель главного редактора «Русского вестника». Фото Анны Ширяевой

Каждое движение приносило невыносимую боль, штанина намокла от крови, за мной тянулся кровавый след. Один овраг мы прошли без проблем, но на дне второго пули защелкали по стволам деревьев над нами. Тимур вслух произнес: «Это конец», а я пожалел, что приехал сюда, но стрельба неожиданно прекратилась.

Мы вышли наверх оврага. Я остался лежать на земле с автоматом и гранатой, а Тимур побежал за подмогой. Наши ростовские казаки, Володя и «Казна», чередуясь, вынесли меня к роще, где недалеко от наших бункеров стоял грузовик, возле которого меня и положили. Оказывается, за мной и Тимуром шла группа бойцов противника, хотя видимо, они уже шли сюда для окружения наших позиций. Казак «Батя» из Подмосковья снял одного из них из снайперской винтовки, и когда по ним остальные казаки открыли огонь, то заставили мусульман сначала залечь, а потом отступить».

«Русские добровольцы в боях под Вышеградом и Горажде в 1992-93 годах».

ЖИЗНЬ КАК ЧУДО

— И вот, наконец, наступило 12 апреля. Что же произошло в этот день?

— Прежде всего, надо сказать, что к этому дню наши силы на Заглаваке очень ослабли. Общее количество бойцов уменьшилось примерно на треть — людей перевели в Вышеградскую бригаду. Две трети казаков было отправлено на отдых в Семеч. Налицо была общая психологическая и физическая усталость. Предупреждения о возможном нападении были, но такое повторялось часто, поэтому никакой повышенной готовности в этот раз не было.

На переднем плане два участника того легендарного боя в Восточной Боснии. Спасибо вам, воины! Фото Анны Ширяевой

— Как развивались события?

— Рано утром 12 апреля была моя смена. В карауле вместе со мной находился Валера Гаврилин. Утро было замечательное, все предвещало теплый солнечный день. В конце смены (примерно в полседьмого утра) мы решили произвести выстрел винтовочной гранатой (трамблоном) в сторону противника, в южную сторону от Заглавака, где мог находиться неприятель. Это делалось для провокации.

Однако трамблон, не пролетев и тридцати метров, упал и взорвался (очевидно, порох отсырел). Нас это несколько обескуражило и показалось дурным предзнаменованием. Повторный выстрел делать не стали, сдали смену и отправились отдыхать.

Через тридцать-сорок минут мы услышали интенсивную стрельбу со стороны высоты Столац. По Заглаваку противник тоже начал стрелять, пока редко, но стрельба с каждой минутой набирала силу. К восьми часам бой был уже в самом разгаре. К этому времени Столац пал — противник занял его. Позже мы узнали, что там было много погибших, в том числе и двое русских добровольцев: Владимир Сафонов и Дмитрий Попов.

После этого все силы противника были брошены против нас. К 9 часам утра интенсивность обстрела Заглавака была очень высокой. Нас обстреливали минометы, в том числе 120-ти мм, также те самые гаубицы из Руда. Велась плотная стрельба из автоматического оружия. Верхние части наших палаток были прострелены, как решето. Противник атаковал высоту, как обычно, с южной, западной и северо-западной сторон. Есть предположение, что одна из групп вышла и к восточному склону, т. е. по сути дела в тыл к нам, и вела огонь по этой мало защищенной стороне.

Особенность обстрела заключалась в том, что он был менее интенсивным, чем в первое нападение, но более точным. Благодаря тому, что теперь соседний Столац находился в руках врага, мусульмане могли корректировать огонь по Заглаваку. Поэтому мины и снаряды ложились очень близко от наших позиций. Наш ответный огонь был менее интенсивным и менее мощным.

— По какой причине?

— Из-за недостатка, как в боеприпасах, так и в живой силе. Наши минометы вообще молчали, так как сербы опасались раскрыть точки их местонахождения и вызвать ответный огонь гаубиц. Мы отвечали только из стрелкового оружия.

Примерно в 9 часов утра крупным осколком был убит самый молодой защитник Заглавака — доброволец из Москвы Константин Богословский. В какой-то момент Сергей Пелипенко, который выполнял роль командира нашего отряда, направил меня к командиру высоты доложить о потере и выяснить обстановку. Командир — сербский поручник — сказал мне, что все находится под контролем, что сербские (северо-западные) позиции стоят твердо, что помощь придет через два часа.

Вернувшись на нашу позицию, я оказался рядом с напарником погибшего Кости — Володей Сидоровым; хотел сообщить полученные сведения, нагнулся к нему, и в этот момент произошло следующее: в дерево над нами врезалась вражеская мина, осколки попали мне в голову. Я потерял сознание. Володя был очень сильно контужен. Меня перевязали и перенесли в палатку, до конца боя я приходил в себя лишь время от времени.

Бой продолжался еще четыре или пять часов. Несмотря на все усилия, противник не смог продвинуться и занять ни один из склонов высоты. А прибывшая после полудня подмога отогнала противника на исходные позиции.

— Что происходило, когда окончился бой?

— За передовым отрядом, который состоял из казаков с Семеча, прибыли грузовики, которые забрали раненых и убитого Костю. На обратной дороге машины попали под обстрел и погибли двое раненых сербов.

— Высота осталась под сербским контролем?

— По итогам боя — да. Но, к сожалению, к вечеру сербское командование отдало приказ об уходе с высоты, несмотря на то, что она была героически удержана в тяжелейшем бою. В дальнейшем общее сербское наступление в мае-июне полностью очистило этот район от неприятеля. В освобожденных Джанковичах были взяты в плен мусульманские боевики, которые указали места захоронений погибших на Столаце Сафонова и Попова.

Могилы русских добровольцев — Константина Богословского, Дмитрия Попова и Владимира Сафонова, погибших 12 апреля 1993 года на Заглаваке. Сербское воинское кладбище. Вышеград

…Я был доставлен в больницу города Ужице, затем — в Белград, где мне сделали операцию. Следствием ранения стала частичная утрата зрения, которое не восстановилось до сегодняшнего дня.

— Какова дальнейшая судьба территории, за которую вы сражались? Заглавак, Столац, западный берег Дрины — что там находится сегодня?

— Сейчас это территория Республики Сербской, ее внутренняя часть. Мусульманские вооруженные формирования больше никогда туда не возвращались.

— Благодарю, Александр, за беседу!

Окончание в следующем номере.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
5933 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание