22 апреля 2021 13:07 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: ГЕНЕРАЛ АРМИИ МИХАИЛ БАРСУКОВ
ТЕНЬ СТАЛИНА

30 Ноября 2020
ТЕНЬ СТАЛИНА
Фото: По словам дочери Надежды Власик, её отец «просто мешал Берии добраться до Сталина, потому что отец бы не дал ему умереть. Он не стал бы ждать сутки за дверями, как те охранники 1 марта 1953 года, когда Сталин «проснётся»».

ВЗЛЁТ И ПАДЕНИЕ НИКОЛАЯ ВЛАСИКА

История государственной охраны неразрывно связана с судьбами нынешнего государства — Русью, Московским царством, Российской империей, Советским Союзом и нынешней Россией. Одним из тех, кого можно назвать «крёстным отцом» ФСО, является генерал Николай Власик — тень Сталина.

25 декабря 1946 года два управления охраны, а также Управление Коменданта Московского Кремля были объединены в Главное управление охраны (ГУО) Министерства государственной безопасности СССР во главе с генерал-лейтенантом Н. С. Власиком.

Несколько штрихов к его биографии. Участник Первой мировой войны, Георгиевский кавалер. Служил в 167 Острожском пехотном полку, за храбрость в боях был отмечен Георгиевским крестом. После ранения Власика произвели в унтер-офицеры. В дни Октября он перешел на сторону Советской власти.

«Не будет меня, не будет и Сталина»

В ноябре 1917 года Власик поступил на службу в московскую милицию. С февраля 1918 года — в Красной Армии, участник боев на Южном фронте под Царицыном, был ранен.

Осенью 1919 года Николая Сидоровича перевели в органы ВЧК, где он работал под непосредственным руководством Дзержинского в центральном аппарате Лубянки.

Николай Власик долгие годы был личным телохранителем Сталина и дольше всех продержался на этом посту. Придя в его личную охрану в 1931 году, он не только стал ее начальником, но создал мощную спецслужбу.

После трагической смерти Надежды Аллилуевой Власик был также воспитателем детей Сталина, практически выполнял функции мажордома.

В 1952 году Николай Власик был арестован. Его лишили звания, государственных наград. Был осужден на десять лет ссылки.

Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1956 года Н. С. Власик был помилован со снятием судимости, но в воинском звании и наградах восстановлен не был.

И только в наше время Николай Сидорович был полностью реабилитирован стараниями генерала армии Михаила Барсукова — начальника Главного управления охраны РФ и Директора ФСБ России в 1990-х годах.

Предлагаем читателям газеты «Спецназа России» и журнала «Разведчикъ» статью, написанную Михаилом Ивановичем и посвященную реабилитации Николая Власика.

В КРУГЕ ПЕРВОМ

В суете того времени, а это 1990-2000 годы, конечно, я не думал об истории, о прошедшем — и у меня не возникал вопрос о реабилитации кого-то. В то время я был прикомандирован к аппарату Совета безопасности РФ, возглавлял военную инспекцию.

В 1997 году ко мне обратились из Совета ветеранов-«кремлёвцев» с просьбой принять делегацию ветеранов — участников Великой Отечественной войны. В назначенное время ко мне на встречу пришли представители Совета ветеранов во главе с председателем Булышевым Иваном Семёновичем.

Ветераны просили о помощи и содействии в реабилитации бывшего начальника Главного управления охраны (ГУО) МГБ СССР тов. Власика Николая Сидоровича.

Начало новой биографии Н. С. Власика относится к июню 1927 года, когда он отзывается из отпуска (г. Сочи) и направляется возглавлять спецохрану Кремля, руководителей партии и правительства, и лично тов. И. В. Сталина.

В тот период охрана руководства партии и правительства осуществлялась спецохраной под руководством А. Я. Беленького. Отделение специальной охраны с 1920 года осуществляло свою деятельность до 1927 года.

8 июня 1927 года решением Политбюро ЦК ВКП (б) создана комиссия по усилению охраны центральных учреждений и руководящих работников. Это было вызвано рядом терактов против представителей Советской власти как внутри страны, так и за рубежом. До 10 июня 1927 года для обеспечения личной безопасности четырнадцати руководителей партии и правительства из состава Специального отделения ОГПУ выделялись сотрудники — по одному для каждого из охраняемых лиц.

Сталин на прогулке во дворце Цецилинхоф с президентом США Г. Трумэном во время Потсдамской конференции. Справа — Николай Власик. 1 августа 1945 года

И. В. Сталина, избранного в 1922 году Генеральным секретарем ЦК ВКП (б), по личному указанию Вячеслава Менжинского охранял сотрудник ВЧК Юсис Иван Францевич.

Сам Власик описывает начало своей деятельности так: «Вместе с Юсисом мы взяли машину и прибыли на дачу, где И. В. Сталин проводил выходные. На даче жил один комендант. Не было ни белья, ни посуды, а питался Сталин И. В. бутербродами, привезенными из Москвы».

Н. С. Власик взялся не только за охрану, но и за устройство быта Сталина. Он отправил на дачу повариху, уборщицу, из ближайшего совхоза были налажены поставки продуктов. На даче, стараниями Власика, появилась телефонная связь.

Со временем Николай Сидорович создал целую систему дач в Подмосковье и на юге страны, где вышколенный персонал был готов к приему советского лидера.

В 1933 году И. В. Сталин обосновался на «Ближней» даче в Волынском (Кунцево), где прожил до самой смерти в 1953 году.

Николай Сидорович значительно усилил охрану И. В. Сталина — количественно и качественно. Им были разработаны меры безопасности для первого лица государства во время его поездок по стране, официальных мероприятий, международных встреч. Он отработал варианты перемещений первого лица в кортеже, где только сотрудники знали, где «Хозяин».

Сам Сталин не раз хвалил Власика за «белорусскую смекалку». Именно он придумал такой способ охраны вождя, который удовлетворил «Хозяина». Речь идет о кавалькаде: из Кремля выезжала колонна из десяти-пятнадцати абсолютно одинаковых ЗИСов, в одной из них сидел Сталин, а в остальных, как писали в отчетах, «лица, похожие на него».

За десять-пятнадцать лет Н. С. Власик из обычного телохранителя превратился в генерала, возглавляющего огромную структуру, отвечающую не только за безопасность, но и быт первых лиц государства.

В годы Великой Отечественной войны Н. С. Власик занимался эвакуацией правительства, членов дипломатического корпуса, наркоматов. Надо было не только переместить, но разместить и организовать охрану. Он отвечал за безопасность на параде на Красной площади 7 ноября 1941 года.

В те суровые годы Н. С. Власик был ответственным за обеспечение безопасности на конференциях глав стран-участниц антигитлеровской коалиции. Со своей задачей справился успешно. Награды — три ордена Ленина и орден Кутузова I степени он получил заслуженно.

В 1946 году генерал-лейтенант Власик стал главой Главного управления охраны МГБ СССР, ведомства с годовым бюджетом в 170 млн. рублей и многотысячным штатом.

Он не вел борьбы за власть, но при этом нажил огромное количество врагов. Будучи слишком близко к Сталину, Н. С. Власик имел возможность влиять на широкий доступ к первому лицу, а кому-то в такой возможности отказать.

Лаврентий Берия страстно хотел избавиться от Власика. Компромат на сталинского телохранителя собирали скрупулезно, по капле подтачивая доверие вождя к нему.

Сталин, сын Василий и Николай Власик на террасе Ближней дачи. Фото Светланы Сталиной (Аллилуевой). 1935 год

В 1952 году постановлением Политбюро ЦК ВКП (б) была создана комиссия по проверке деятельности Главного управления охраны МГБ СССР. Были вскрыты факты весьма неприятные, выглядящие вполне правдоподобно.

Охранники и обслуживающий персонал специальных дач, которые неделями пустовали, пили и расхищали продукты. Нашлись позднее свидетели, которые дали показания, что и сам Власик был не прочь расслабиться таким образом.

Припомнили ему и «контрабанду» после Потсдамской конференции. В теплушке, прицепленной к основному составу Управления МГБ СССР, бык, корова и пара лошадей прямиком отправились на малую Родину Власика — в деревню Бобыничи Гродненской области. По словам самого Власика, это было «компенсация» младшей сестре Ольге, чей дом сожгли немцы.

В одной только Гродненской области было сожжено 19 населенных пунктов — и таких страшных, огненных, кровавых отметин на карте Белоруссии сотни — и за каждой своя трагическая история…

Или такой эпизод: одних фотоаппаратов у него было штук пятнадцать! Дело в том, что Николай Сидорович увлекался фотографированием и часто снимал Сталина. Поэтому, зная его «хобби», ему дарили аппараты в надежде на расположение. Может быть, пятнадцать штук и перебор, но отнюдь не преступление.

…Почему же все-таки Сталин вдруг отступился от Власика, который двадцать лет служил ему верой и правдой?

Во-первых, возможно, что у И. В. Сталина развивалась подозрительность. Во-вторых, не исключено, что он посчитал слишком серьезным прегрешением деяние Власика. В-третьих, вероятно, Сталин стал «проводить» молодых руководителей. А старым говорил: «Пора вас менять».

В 1951 году И. В. Сталин заявил: «У чекиста два пути: на выдвижение и второй — в тюрьму». Так вышло и у Власика — как по-писанному.

По словам дочери Надежды Власик, ее отец «просто мешал Берии добраться до Сталина, потому что отец бы не дал ему умереть. Он не стал бы ждать сутки за дверями, как те охранники 1 марта 1953 года, когда Сталин «проснется»».

АРЕСТ И ССЫЛКА

В апреле 1952 года генерал-лейтенант Власик был отстранен от должности и откомандирован в МВД СССР на должность заместителя начальника Баженовской колонии уральского города Асбест. А 16 декабря 1952 года он был взят под стражу.

После ареста для Власика наступили тяжелые времена. Следователи Родионов и Новиков вели дело с пристрастием. Ему в вину поставили то, что заявления врача Лидии Тимашук, обвинившей профессоров Егорова, Вовси, Виноградова (лечивших первых лиц государства) во вредительстве, он, Власик, оставил без внимания.

Сам Власик докладывал Сталину, что нет никаких оснований верить Тимашук. Несколько месяцев его допрашивали, держали в одиночной камере, не давали спать. Но он держался стойко. Своей вины в заговоре и шпионаже не признал.

После смерти Сталина «дело врачей» закрыли. Всех фигурантов освободили, кроме Власика. Не помогла ему обрести свободу и изоляция Берии, который был арестован, а затем расстрелян в июне 1953 года.

Обвинения «в использовании своего служебного положения при особо отягчающих обстоятельствах» продолжалось. Кроме того, ему вменялось моральное разложение и неразборчивые связи.

Приговор от 17 января 1955 года военной коллегии Верховного суда: «признать виновным», приговорив по статье 193-17 пункт «б» Уголовного кодекса РСФСР к десяти годам ссылки, лишению генеральского звания и государственных наград.

В марте 1955 года срок ссылки сократили до пяти лет. Отбывать наказание отправили в Красноярск. Власик продолжал бороться. Писал письма в ЦК партии, руководителям правительства, лично маршалу К. Е. Ворошилову.

15 декабря 1956 года постановлением Президиума Верховного Совета СССР Власик был помилован, со снятием судимости. Но воинское звание и награды ему не вернули.

В 1956 году Н. С. Власик вернулся в Москву, где у него почти ничего не осталось. Имущество конфисковали, отдельную квартиру превратили в коммуналку. Он обивал пороги кабинетов, писал руководству партии и правительства, просил о восстановлении в партии, но везде получал отказ.

Лаврентий Берия страстно хотел избавиться от Власика. Компромат собирали скрупулёзно, по капле подтачивая доверие вождя к нему

В 1960 году ему почти удалось пробить решение Комиссии партийного контроля о восстановлении в партии. Но ЦК ВКП (б) не утвердил мнение КПК.

Умер Николай Сидорович Власик 18 июня 1967 года. Похоронен на Донском кладбище Москвы. Его супруга, Мария Семёновна, умерла в 1996 году. Его приемная дочь — Надежда Николаевна Власик-Михайлова (дочь сестры Н. С. Власика — Ольги) на период реабилитации была жива.

РЕАБИЛИТАЦИЯ

Многие ветераны служили под командованием Н. С. Власика. Кто-то служил в других подразделениях, но знал и слышал отзывы о генерале, т. к. совместно решали задачи по охране руководителей партии и правительства.

Ветераны вспоминали то время, обстановку, приводили примеры из своей службы. Они выражали общий настрой и желание — вернуть доброе имя их бывшему руководителю.

Мы договорились, что ветераны напишут обращение с просьбой о реабилитации Н. С. Власика в Генеральную прокуратору и Верховный суд РФ. Я обещал оказывать всемерную помощь и поддержку, координировать совместные усилия, обеспечивать необходимое техническое, юридическое сопровождение по этой просьбе.

Мы договорились, что я проведу предварительные переговоры по этому вопросу в Главной военной прокуратуре. Нужно было решить этот вопрос в принципиальном плане.

У меня состоялась встреча с Главным военным прокурором генерал-полковником Дёминым Юрием Георгиевичем. В ходе встречи была достигнута договоренность об организации работы по реабилитации Н. С. Власика.

Рабочая группа действовала практически два года. Материалы дела были тщательным образом изучены и по ним были вынесены определения. Исходя из тех материалов, чтобы были собраны, могу констатировать: Николай Сидорович стал жертвой политических интриг, вызванных борьбой «за наследство» вождя. Он не был ни врагом, ни предателем.

Усилиями Берии руководитель службы охраны был опорочен в глазах Сталина — как якобы нечистоплотный на руку человек, погрязший в пороках и морально разложившийся.

Кроме того, свою роль сыграло «дело врачей», которые, как утверждалось, по заданию зарубежных спецслужб неправильно лечили руководителей партии и государства, что привело к их кончине — члена Политбюро ЦК ВКП (б), главного идеолога А. А. Жданова и секретаря ЦК, первого секретаря Московского обкома ВКП (б) и начальника Главного политического управления Красной Армии А. С. Щербакова.

Сталин здоровается с маршалом Н. А. Булганиным. В белом кителе с орденскими планками — начальник сталинской охраны генерал-лейтенант Н. С. Власик. Тушинский аэродром. 25 июля 1948 года

За три дня до смерти Жданова обследовала уже упомянутая начальник диагностического отделения Лечебно-санитарного управления Лидия Тимашук, поставившая диагноз «инфаркт». Однако с ней не согласились три других врача: Виноградов (один из врачей Сталина), Майоров и Егоров, возглавлявший Лечсанупр.

Тимашук написала письмо Власику, поскольку Лечебно-санитарное управление подчинялось МГБ, а не Минздраву. Поскольку в МГБ не разобрались в медицинской терминологии, письмо переслали обратно в Лечсанупр Егорову. А тут неожиданно умер Жданов.

Когда началась жестокая борьба кланов в окружении Сталина, делу был дан ход и Николай Сидорович был представлен в качестве пособника врагов народа, врачей-убийц.

Если говорить о Жданове, имела ли место врачебная ошибка, была ли круговая порука, роковое стечение обстоятельств или некий злой умысел — не мне судить.

Устранение Н. С. Власика с поста начальника ГУО МГБ привело к драматическим событиям марта 1953 года. Их финалом стала смерть И. В. Сталина.

В своих воспоминаниях Н. С. Власик писал: «Я был жестоко обижен Сталиным. За 25 лет безупречной работы, не имея ни одного взыскания, а только одни поощрения и награды, я был исключен из партии и брошен в тюрьму. За мою беспредельную преданность он отдал меня в руки врагов. Но никогда, ни одной минуты, в каком бы состоянии я ни находился, каким бы издевательствам я ни подвергался, находясь в тюрьме, я не имел в своей душе зла на Сталина».

Реабилитация состоялась 28 июня 2000 года. А в октябре 2001 года дочь Н. С. Власика, Надежда Николаевна, получила все документы о реабилитации и награды отца.

Примечательно, что Власик крайне негативно оценивается Светланой Аллилуевой в книге «Двадцать писем к другу», написанной в эмиграции, а положительно — Артёмом Сергеевым (приемным сыном Сталина). Тот считает, что роль и вклад Н. С. Власика до конца не оценены.

«Основной обязанностью его было обеспечение безопасности Сталина. Труд этот был нечеловеческий. Всегда ответственность головой, всегда жизнь на острие. Он прекрасно знал и друзей, и недругов Сталина. И знал, что его жизнь и жизнь Сталина очень тесно связаны между собой, и неслучайно, когда месяца за полтора-два до смерти Сталина вдруг его арестовали, он сказал: «Меня арестовали, значит, скоро не будет Сталина». И, действительно, после этого ареста Сталин прожил немного.

Что у Власика вообще была за работа? Это была работа день и ночь, не было 6-8-часового рабочего дня. У него вся жизнь была работа, и он жил около Сталина. Рядом с комнатой Сталина была комната Власика…

В 1953 году генерал Николай Власик был лишён воинского звания и всех наград

Он понимал, что живет для Сталина, чтобы обеспечить работу Сталина, а значит, и советского государства. Власик и Поскрёбышев были как две подпорки для той колоссальной деятельности, не оцененной еще до конца, которую вел Сталин, а они остались в тени. И с Поскрёбышевым поступили плохо, еще хуже — с Власиком».

Вот такой разброс мнений.

Что касается меня, то я рад, что сделал все от себя зависящее для полной реабилитации своего предшественника на посту руководителя Главного управления охраны.

НАГРАДЫ ГЕНЕРАЛА ВЛАСИКА

Звание генерал-майор получил на 43-м году жизни — 28 декабря 1938 года. Звание генерал-лейтенанта — в сорок девять лет — 12 июля 1945 года.

Ордена Ленина: 26 апреля 1940 года, 21 февраля 1945 года и 10 сентября 1945 года.

Ордена Красного Знамени: 28 августа 1937 года, 20 сентября 1943 года, 3 ноября 1944 года и 20 июля 1949 года.

Орден Кутузова I степени — 24 февраля 1945 года.

Орден Красной Звезды — 14 мая 1936 года.

Георгиевский крест IV степени.

Два знака «Почетный сотрудник ВЧК-ОГПУ» — 20 декабря 1932 года и 16 декабря 1935 года.

ГУО МГБ СССР

1-й отдел — охрана И. В. Сталина.

5 отделений: личная охрана, охрана дач (комендатура), охрана особого сектора ЦК, охрана помещений в Кремле, группа оперативного обслуживания.

2-й отдел — семь отделений и шесть комендатур.

1-3 отделения охраны — охраняли 24 члена правительства и партии.

4-е отделение — охрана эпизодических мероприятий.

5-7 отделения занимались организацией службы, боевой подготовкой, вооружением, противопожарной безопасностью, связью, плюс техническая инспекция и кинологическая служба.

3-й отдел — семь отделений — охрана трасс.

4-й отдел — шесть отделений (агентурно-оперативная работа на объектах).

5-й отдел — следственный.

6-й отдел — шесть отделений — (хозяйственный).

7-й отдел — три отделения (кадровая работа).

ОХРАНА СТАЛИНА

Личная охрана на сутки — восемь человек.

Прикрепленный — офицер, старший офицер.

Выездная охрана — старший группы (один сотрудник), офицеры выездной охраны (шесть сотрудников). Кроме того, три водителя — основная машина, машины прикрытия и сопровождения (два сотрудника).

Дача охранялась комендатурой. Комендант комендатуры — полковник Корольков Александр Иванович. Штат около ста человек, несли службу на десяти-двенадцати постах охраны.

Кремлёвская группа охраны во главе с полковником Мельниковым (квартира, кабинет, VI сектор ЦК, кинозал).

Из обычного телохранителя он превратился в генерала, возглавляющего огромную структуру, отвечающую не только за безопасность, но и быт первых лиц государства

Офицеры прикрепленные: полковник Хрусталёв Иван Васильевич. Подполковник Старостин Михаил Гаврилович. Майор Туков Василий Михайлович. Подполковник Гурундаев.

Водители: Удалов Павел Осипович. Соловьёв Николай Иванович. Митрохин Павел. Кривченко Алексей. Цветков Николай.

Кроме охраны — обслуживающий персонал: дежурные телефонисты, врачи, диетсестра, повара, подавальщицы, рабочие кухни, подсобники, садовники, парковые рабочие и т. д.

ДАЧИ СТАЛИНА

Самая первая дача в поселке Горки-4 — поместье нефтепромышленника Льва Зубалова (Зубалашвили Леван). Комендант дачи — Ефремов.

Дача Липки (Алексеевское). Комендант — Мозжухин.

Дача «Ближняя» — с 1933-го по 1953 год. Комендант дачи — Орлов Иван Михайлович. Сестры-хозяйки на «Ближней» — Матрёна Бутусова и Валентина Истомина.

Дача «Дальняя» (Семёновское), с 1939 года — комендант Соловов.

Вот что писала дочь Сталина, Светлана: «Семёновское — новый дом, построенный перед самой войной возле старой усадьбы с большими прудами, выкопанными еще крепостными, с обширным лесом. Теперь там «государственная дача», где происходили известные летние встречи правительства с деятелями искусства. И в Липках, и в Семёновском все устраивалось в том же порядке, как и на даче отца в Кунцево — так же обставлялись комнаты (такой же точно мебелью), те же самые кусты и цветы сажались возле дома. Власик авторитетно объяснял, что «Сам» любит и чего не любит. Отец бывал там очень редко, — иногда проходил год, — но весь штат ежедневно и еженощно ожидал его приезда и находился в полной боевой готовности…»

Архитектор всех новых дач И. В. Сталина — Мирон Иванович Межанов (тот, что строил дачу в Волынском). В 1943 году арестован, получил десять лет лагерей «за участие в антисоветской организации, антисоветскую агитацию и высказывание террористических намерений», освобожден в 1954 году.

Другие дачи И. В. Сталина: Сочи, Абхазия, Цхалтубо, Боржоми, Крым (Малая Сосновка). Последняя дача — «Волжский утес» — не достроена. 

 

БАРСУКОВ Михаил Иванович — Директор ФСБ (1995‑1996 гг). Генерал армии.

В КГБ с 1964 года, службу проходил в Кремлёвском полку. Командир роты, начальник полковой школы, заместитель командира полка, заместитель коменданта Московского Кремля.

В 1991‑1992 годах — комендант Московского Кремля. 12 июня 1992 года, сохранив должность коменданта, назначен начальником Главного управления охраны Российской Федерации.

24 июля 1995 года был назначен Директором ФСБ. 1 августа 1995 года введен в число членов Совета безопасности России.

20 июня 1996 года освобожден от должности «в связи с поданным рапортом». Причина — жесткий конфликт с А. Чубайсом.

В дальнейшем занимал посты в Администрации Президента РФ и Совете безопасности России.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
21999 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание