31 мая 2020 16:22 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Чем для вас являются события ГКЧП 19-22 августа 1991 года в Москве

АРХИВ НОМЕРОВ

Главная тема

Автор: ЕГОР ХОЛМОГОРОВ
СТРАТЕГИЯ ПОБЕДЫ - 3

30 Апреля 2020
СТРАТЕГИЯ ПОБЕДЫ - 3
Фото: Немецкая военная стратегия была разрушена «русским чудом» под Сталинградом

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО.

1943-1945. РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

1943 год был для Советского Союза, прежде всего, годом смены «идеологического имиджа».

В начале года в армию вернулись погоны, а с ними пришла и красивая, подлинно имперская военная форма. Окончательно исчезли комиссары, и это ознаменовало превращение армии из «рабоче-крестьянской» в «военную», профессиональную.

Впрочем, военный профессионализм был естественным следствием того факта, что в 1943 году в строю были уже не призывники, а ветераны с годом-двумя боевого опыта, изучавшие военную науку в самой тяжелой практике.

Ставка советской цивилизации была не на сверхчеловека, а на человека, не на единицы, а на связь между ними, на ту общую связь, которая и сильного духом, и слабого делает воинами

СССР определился не только с внутренней идеологией, которую можно было бы назвать «социалистической народностью», предполагавшей даже восстановление в допустимых для большевиков пределах уважения к религии и Церкви, но и с идеологией внешнеполитической. После роспуска Коминтерна решено было сражаться не за мировую революцию, а за национальные и имперские интересы Отечества. И не случайно, что с 1943 года военные действия все более подчинены вопросам дипломатии. Когда и как наступать решали не только и не столько военные, сколько сам Сталин, сообразовываясь с принципами большой политики и раскладами в антигитлеровской коалиции.

Из основного стратегического противника Германия и вермахт превратилась в 1943 году в досадное препятствие, которое необходимо было преодолеть для достижения стратегических целей войны — которые уже никак к судьбе Гитлера не были привязаны.

Целями было полное восстановление имперских границ России, создание вокруг них уже не «санитарного кордона», а «пояса безопасности», наконец, получение максимального взыскания за нанесенный Германией ущерб. СССР должен был выйти из войны сверхдержавой, безопасность и авторитет которой никто не смеет ставить под сомнение.

В этом смысле ситуация до некоторой степени вернулась в 1938 год. Вермахт превратился в объективного союзника США и Великобритании. Союзники сражались с ним, но втайне надеялись, что Германия продержится подольше, не позволив «Советам» захватить всю Европу. Последние годы войны были своеобразной «гонкой к Берлину»: откуда скорее подойдут к нему — с Запада или с Востока.

Но сама Германия, прекрасно понимая сложившееся положение, защищалась как могла. Задача Вермахта сводилась теперь прежде всего к сдерживанию Красной Армии и к максимальному затягиванию войны.

С этой целью было устроено, в частности, «показательное выступление» на Курской дуге. Никакого стратегического смысла оно не имело, его успех, «срезание» Курского выступа не давал Германии никаких принципиальных преимуществ.

Более того, подготовка к Курскому сражению велась настолько демонстративно, что более напоминала XIX век с его генеральными сражениями. Да и по своей архитектуре эта битва, проходившая на легко обозримом пространстве в несколько километров, где каждый метр был изрыт траншеями, уставлен боевой техникой и занят солдатами, меньше всего напоминала стремительные масштабные операции начала войны.

Полностью проиграв в стратегии и на оперативном уровне, немцы решили задействовать последний ресурс, который у них еще остался — тактику. Предполагалось, что в лобовом столкновении с участием танковых армад, воздушных армий и множества дивизий, Германия попросту «физически сильнее» чем СССР, немецкие солдаты и офицеры лучше подготовлены, чем советские и т. д.

Советский Союз вышел из войны сверхдержавой, безопасность и авторитет которой никто не смеет ставить под сомнение

Признав под Сталинградом беспомощность фельдмаршалов и генералов, Германия решила под Курском отыграться солдатами. Этот замысел, сам по себе не блестящий, полностью провалился. Оказалось, что тактических и технических преимуществ у немцев уже нет, и даже несмотря на то, что основной удар они наносили по более слабому, южному участку нашей обороны, никакого преимущества это им не дало. А начавшееся стратегическое наступление Красной Армии снова обрушило немецкий фронт, и он уже никогда не восстановился.

Сперва последовало форсирование Днепра и освобождение Киева, когда наши военачальники проявили исключительное оперативное хитроумие, проведя скрытую перегруппировку войск с плацдарма на плацдарм, а затем пошли одна за другой наступательные операции, получившие название «десять сталинских ударов».

«Сталинские удары» — название вполне точное. Во всей кампании 1944 года чувствуется единый замысел, единая воля и единый координирующий центр. К этому моменту уже в полной мере была отработана технология управления советскими войсками, реально замыкавшаяся на Верховного Главнокомандующего. И это позволяло выработать координацию действий фронтов, который участок за участком обрушивали немецкую оборону, не давая вермахту прочно закрепиться.

При этом оперативное планирование советских наступлений приобрело образцово-показательный характер: каждый раз ставилась четкая задача и она решалась по всем правилам. Конечно, за этими правилами были тысячи знаменитых и безымянных подвигов, сотни тысяч жизней, отданных за то, чтобы вырвать у врага родную землю до последнего клочка. Но хорошая армия отличается от плохой тем, что и солдатский подвиг включается в замысел операции, а солдат совершает подвиг для того, чтобы все прошло по плану.

В 1941 году эти два фактора часто не совпадали, а в 1944-м находились в идеальной гармонии, и именно поэтому наша армия была лучшей армией в мире. Армией, в которой все делается так, как должно делаться — Главковерх дает стратегические указания, маршалы планируют операции, генералы руководят, солдаты выполняют, и каждый находится на своем месте.

К 1945 году в эту трудную боевую работу подмешивался уже боевой азарт, скорее добить фашиста в его логове, быстрее союзников взять Берлин, быстрее соседней армии в него войти.

Когда высокомерные невежды рассуждают сейчас о непомерно высокой цене, которая была заплачена за взятие фашистского логова, то забывают о том, что эту цену согласны были платить все — от маршала до солдата, что никому не хотелось уже осторожничать, и каждый стремился побеждать.

1945. УСЛОВИЯ ПОБЕДЫ

И они победили. Победили не только в битве, не только в войне, но и в той грандиозной политической и духовной схватке, плодом которой и была Вторая Мировая война. Россию не удалось выбросить из истории, — не удалось загнать за Урал, превратить в поставщика сырья и рабов для Рейха или для Запада. Не удалось торпедировать развитие той цивилизации, импульс которому дала Революция. Наоборот, эта цивилизация именно в войне укрепилась и самоорганизовалась.

Война помогла найти самые эффективные решения тысяч до того нерешаемых проблем, выковала из раздираемого послереволюционными противоречиями общества единый народ, обеспечила общее признание тому строю, который выдержал проверку войной и смог добиться Победы.

Парадоксальный факт, в истории больших войн не встречавшийся ни разу: война привела в СССР не к угасанию, а к необычайному расцвету культурного творчества. Ни в одной стране мира не писали такого количества перворазрядных стихов и прозы, не снимали великих фильмов, не писали гениальных симфоний и берущих за душу каждого песен. Только России удалось создать синтез пушек и муз, что говорило именно о расцвете, взлете советской цивилизации в период войны. Этот взлет не могли остановить ни разрушения, ни огромные людские потери.

Иногда начинает казаться, что те, кто остался жив, жили и в самом деле «за себя и за того парня».

Самое поразительное и то, что потом, в условиях мира, многие из тех, кто был способен на все на войне и после нее оказывались людьми и слабыми, и не вполне подготовленными, и полными недостатков. В общем, эти люди совсем не были теми сверхчеловеками, которым, казалось, только и под силу было такое дело.

Однако ставка советской цивилизации была не на сверхчеловека, а на человека, не на единицы, а на связь между ними, на то общее пространство, на ту общую связь, которая и сильного духом, и слабого делает одинаково воинами и подвижниками труда.

«Большая тройка»: премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, президент США Франклин Рузвельт и советский лидер Иосиф Сталин. Установленный ими новый мировой порядок просуществовал сорок шесть лет. Ливадийский дворец. Крым. 1945 год

Это умение создавать конструкции необычайной прочности, причем из самого разного человеческого материала, было отточено именно на войне, а с «десталинизацией» было постепенно утрачено.

Вместо искусства войны наше общество сделало ставку на «миролюбие», которое переросло в «бесконфликтность»; вместо спайки единым делом произошла индивидуализация — общество стало обществом индивидов, каждый из которых тянул в свою сторону.

Наше общество стало обществом без стратегии и то, что у нас не смогли отнять войной, отняли «миром» и «перестройкой». Нашими же руками был разрушен тот цивилизационный стержень, который давал смысл жизни народу долгие десятилетия.

В отсутствии этого стержня мы обречены. Вот почему мы должны вернуть своей цивилизации, своему общему существованию смысл и будущее. И тогда любая, сама страшная война послужит лишь к нашей славе.

Так победим!..

ОТ РЕДАКЦИИ

Война, начатая фюрером германской нации Адольфом Гитлером 22 июня 1941 года — в день Собора всех святых, в земле Российской просиявших, — привела к полному разгрому Третьего Рейха и его многочисленных европейских сателлитов и покоренных народов на западе, почти весь Старый Свет, и милитаристской Японии — на востоке.

В ХVI столетии русский игумен Филофей писал государю: «Два убо Рима падоша, а трети стоит, а четвертому не быти». То есть Москве отводилось сакральное и геополитическое место по отношению к предшественникам, Риму и Константинополю (Царьграду).

«Тысячелетний» Рейх Гитлера был также третьим. После первого, Священной Римской империи германской нации (1512-1806), и второго – от объединения страны канцлером Бисмарком и до поражения в Первой мировой войне (1871-1919).

Так нацистами была обозначена историческая преемственность – пангерманская.

Сталин, в свою очередь, создавая советскую империю, также мыслил категориями исторической преемственности, но уже применительно к Руси и Российской империи.

Когда осенью сорок пятого победоносные войска, переброшенные на восток, стали громить Квантунскую армию, то это рассматривалось, и даже не скрывалось, как историческое возмездие за поражение Россiи в Русско-японской войне 1904-1905 годов.

Как вдохновенно пел великий Иван Козловский: «Мы за вас отомстим и справим кровавую тризну». Вальс «На сопках Маньчжурии» нередко исполнялся по радио и на концертах в связи с торжественными моментами, отмечавшими победы Красной Армии над японскими милитаристами.

После слома международной системы, созданной лидерами «большой тройки» (Сталин, Рузвельт и Черчилль) и приказавшей долго жить после гибели Советского Союза в 1991 году, находится все больше тех, кто хотел бы полностью пересмотреть итоги Второй мировой войны — как среди победителей, так и среди побежденных.

Стальное поколение. Такого никогда и нигде не будет

Исключение — Германия. Не раз наши страны сходились в рукопашной, но ненависть на поле брани не распространялась на отношение между народами и культурами. И если «спор славян между собою», как выразился А. С. Пушкин, продолжает быть, и нет, пожалуй, более русофобского государства, нежели нынешняя Польша с ее украинским отражением, то все вековые счета между Россией и Германией оплачены.

В 2000-х годах политическая ось Москва (Владимир Путин) — Берлин (Герхардт Шрёдер) — Париж (Жак Ширак) при поддержке Италии (Сильвио Берлускони) могла изменить судьбы мира. И лишь вмешательство Америки, приведшей к власти Меркель, не позволило реализовать этот великий геополитический проект.

Через семьдесят пять лет после окончания мировой войны мы видим, ощущаем, что Россия и Германия уже не будут врагами (наши страны словно «обменялись душами»). Это является примером всему мировому сообществу — примером того, как нужно преодолевать тяжелое наследие веков.

Однако, не будь победных залпов сорок пятого, мы бы жили совсем в другом мире. Или не жили бы вовсе, перестав быть Землей Руси (Rusland), Россией.

 

ХОЛМОГОРОВ Егор Станиславович — общественный и политический деятель, историк, писатель, публицист, журналист и блогер.

Обозреватель телеканала «Царьград», автор и ведущий сайта «100 книг». Автор термина «Русская весна».

С 1998 года развивает идеологию русского национализма как православного, консервативного и в то же время демократически ориентированного мировоззрения.

В 2000‑х годах являлся редактором отдела политики газеты «Спецназ России» и сотрудником информационно-аналитической службы Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».

Интересуется философией и историей, особенно историей античности, Византии и древнерусской историей.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

 

Оцените эту статью
4533 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ЕГОР ХОЛМОГОРОВ
30 Апреля 2020
СТРАТЕГИЯ ПОБЕДЫ - 2

СТРАТЕГИЯ ПОБЕДЫ - 2

Автор: ЕГОР ХОЛМОГОРОВ
30 Апреля 2020
СТРАТЕГИЯ ПОБЕДЫ

СТРАТЕГИЯ ПОБЕДЫ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание