31 мая 2020 15:43 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Чем для вас являются события ГКЧП 19-22 августа 1991 года в Москве

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: МАРИНА МИЩЕНКО
СИНИЙ ПЛАТОЧЕК

31 Марта 2020
СИНИЙ ПЛАТОЧЕК
Фото: В январе 1940 года в Ленинграде был создан джаз-оркестр под управлением Клавдии Шульженко и её мужа Владимира Коралли, который стал очень популярен и просуществовал до лета 1945 года

КЛАВДИЯ ШУЛЬЖЕНКО: «ПОКА ЖИВУ — ПОЮ»

У каждой эпохи свой символ. У каждой песни — свой исполнитель. Звание «Символа эпохи», по моему мнению, по праву и заслуженно принадлежит одной из легендарных певиц XX столетия, получившей невероятную популярность в годы Великой Отечественной и до последних лет жизни не покидавшей сцену — великой Клавдии Ивановне Шульженко.

Вся ее жизнь, такая блестящая, у всех на виду, и такая сложная, подчас тяжелая на самом деле, — прошла у рояля. Он ее спасал. Он ее лечил. Он был единственным, который не предавал. Никогда.

Клавдия Ивановна всегда знала, что стоит подойти к роялю, и он залечит любые «раны». В ее карьере были и стремительные взлеты, и пережитые годы забвения.

Клавдия Ивановна Шульженко была народной артисткой не по званию, а по всенародной любви

Клавдия Ивановна Шульженко родилась 11 / 24 марта 1906 года в Харькове. Она не обладала особой красотой: нос «уточкой» на широком лице, небольшие глаза, но выразительный томный взгляд и очаровательная улыбка делали ее чрезвычайно обаятельной. Это Женщина с упрямым, твердым характером, который одновременно и спасал, и мешал ей как в карьере, так и личной жизни. Ее мягкий и обволакивающий тембр голоса, лирический дар, врожденная грация и безусловно многогранный талант не оставляли равнодушным, наверное, ни одного из ее современников.

Однажды в ее голос отчаянно влюбился молодой советский оператор-документалист Георгий Епифанов. Клавдия Ивановна уже была замужем за Владимиром Коралли.

Епифанов впервые услышал ее голос на пластинке, а увидел ее еще до войны в одном из спектаклей, поставленных ее супругом, и удивился, насколько она показалась ему знакомой и родной, как если бы он знал ее всю жизнь…

Потом началась война, фронтовые съемки, полная опасностей жизнь, готовая оборваться в любую минуту. Георгий Кузьмич неизменно возил с собой металлическую коробку из-под кинопленки с пластинками Клавдии Шульженко даже на фронте. Ее простые песни и мысли о ней помогали ему.

На протяжении семнадцати лет он исправно отправлял ей открытки из разных уголков света с короткой подписью «Е. Г.». Они встретились уже после войны, когда вместе с распадом оркестра распался и брак с Коралли: двадцать семь лет работы, сотни, тысячи концертов, популярность в годы войны — и вдруг, разом, все это оказалось никому не нужно, когда сольных концертов ей уже не давали.

В 1923 году она стала артисткой Харьковского театра драмы, в том же году дебютировала как певица. В 1928 году состоялся её певческий дебют на сцене Мариинского театра в Ленинграде

Ей было уже пятьдесят, а ему тридцать восемь. Эта встреча перевернула для Клавдии Ивановны весь мир.

Из писем Клавдии к Епифанову: «Ты вдохнул в меня жизнь, ты вошел в нее, когда она потеряла для меня всякий смысл и интерес. 21 июля 1956 года великий день для меня, день моего второго рождения для любви. Сколько мне осталось — все твое». (В. Хотулев, «Клавдия Шульженко: жизнь, любовь, песня». Издательство «Олимп», 1998 год).

Он был младше ее на двенадцать с половиной лет. Их любовь была всепоглощающей, они редко подолгу находились вместе из-за ее гастролей и его постоянных экспедиций. Они слали друг другу письма, а нежные телеграммы настигали их прямо в поездах. С Жоржем, как ласково его называла сама артистка, она будто родилась заново. Но это уже отдельная история.

НЕОЖИДАННОЕ ОТКРЫТИЕ

Поклонников и почитателей творчества Клавдии Ивановны, чей голос продолжает услаждать слух, великое множество и по сей день. «Синий платочек», «Давай закурим», «Где же вы теперь, друзья-однополчане», «Руки», «Ваша записка», «На тот Большак», «Челита», «О, голубка моя», «Товарищ гитара» и многие другие песни в исполнении великой артистки, думаю, неоднократно слышали многие из нас.

Впервые я познакомилась с творчеством Клавдии Шульженко в 1997 году, еще будучи студенткой музыкального колледжа. Весь педагогический состав и студенты готовились к проведению ответственного концерта, посвященного Дню Великой Победы.

Мне выпала честь исполнять песню из репертуара Клавдии Ивановны «Давай закурим», написанную в 1941 году поэтом Ильёй Френкелем и композитором Модестом Табачниковым.

Клавдия Шульженко и Владимир Коралли с сыном Игорем. 1930 год

В свои неполные семнадцать лет я совсем не понимала эту Певицу — почему она часто использует прием мелодекламации. Прослушивание пластинок с записями песен в исполнении Клавдии Ивановны особого восторга и трепета у меня тогда не вызвало.

Прошло более двадцати лет, прежде чем я снова соприкоснулась с ее творчеством и, наверное, не случайно. При подготовке к 23 февраля концертной программы из военных песен, написанных до 1946 года, мне пришлось пересмотреть большое количество музыкального материала; интернет настойчиво рекомендовал песни К. Шульженко, да и выбор песен для женского голоса был довольно скуден.

Что ж, будем исполнять песни Шульженко…

«Андрюша», «Синий платочек», «Лирическая песенка», «Три вальса», «Записка», «Танго у полустанка», «Незабудка», «Ты помнишь наши встречи», «Руки»…

Я и подумать не могла, насколько сильно меня «накроет», когда стала их разучивать, вникая в каждую спетую ею нотку, «произнесенную» фразу.

Пересмотрела все имеющиеся в интернете в свободном доступе концертные видеозаписи артистки, наблюдая за выразительными жестами ее рук, как просто она могла стоять, практически не двигаясь, и как искрились жизнью ее ясные глаза в каждой спетой песне. Удивительно, — я открыла для себя это имя вновь, но уже осознанно.

Клавдия Ивановна много записывалась для грампластинок, которые не залёживались на прилавках магазинов

Как завороженная, подумала, что всенепременно должна взять эти песни и свой репертуар.

Вскоре возникла идея — создать Моноспектакль-концерт, посвященный творчеству великой Артистки!

Премьера намечена на ноябрь 2020 года.

«БОЕВОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ПЕСНИ»

«Великая Отечественная война — величайшее испытание в истории нашей страны — для нас, артистов, явилась проверкой не только мастерства, его жизненной необходимости сражающемуся народу, но и нашей гражданственности» (из книги К. И. Шульженко «Когда вы спросите меня», Изд. 1981 года).

Газеты писали: «Приезда Клавдии Шульженко ждали в каждой части как заветного праздника. При появлении артистки гвардейцы выстраивались по стойке «смирно». Ее слушали затаив дыхание, боясь пошевелиться.

Только в одном блокадном Ленинграде в первый год войны Шульженко со своим фронтовым оркестром, под управлением ее мужа Владимира Коралли, дали более пятисот концертов.

Их ансамбль называли «Боевым подразделением песни». Автобус с пробоинами в крыше совершал ежедневные рейсы: в день давалось два-три концерта. Все работали, забывая об усталости, ибо понимали, что искусство тоже может сражаться с фашизмом за любимый город, за Родину.

Выступали не только на фронтах, но и в тылу: она пела в цехах и подвалах оборонных заводов, а однажды даже в огромной остывшей печи.

В Харькове она принимала участие во всех дивертисментах, даваемых в театре, выступала в рабочих клубах и на летних эстрадных площадках

Откуда же брались силы? Их черпали у слушателей, для которых эти концерты были как глоток живой воды. Нельзя было петь плохо. Ведь после концерта они уходили в бой, и кто-то мог уже не вернуться, и этот концерт для кого-то становился последним».

Наверное, многие смотрели художественный фильм 1942 года режиссера Михаила Слуцкого «Концерт фронту» — экранизацию эстрадных номеров в исполнении ведущих артистов московских театров, где Аркадий Райкин исполняет роль фронтового киномеханика, прибывшего в одну из действующих частей и ведущего конферанс, объединяющий концертные номера, и где впервые Клавдия Иванова исполнила свой незабвенный «Синий платочек». Изящная блондинка в черном платье, Шульженко — исхудавшая, измученная блокадой — проникновенно пела бойцам:

«Сколько заветных платочков

Носим в шинелях с собой.

Нежные речи, девичьи плечи —

Помним в страде боевой.

За них, родных,

Желанных, любимых таких —

Строчит пулеметчик,

За Синий платочек,

Что был на плечах дорогих!»

Стихи на уже известную в то время музыку Ежи Петерсбурского, были написаны молодым лейтенантом Михаилом Максимовым.

В 1927 году композитор Юлий Мейтус специально для неё написал несколько новых произведений («Красный мак», «Красная армия», «Гренада»), которые вскоре стали популярными

Интересный факт: на пластинках запись с «Синим платочком» появилась после выхода фильма без ведома Клавдии Ивановны! Одна из студий звукозаписи просто «вырезала» аудиозапись с исполнением песни из фильма, и пластинка с этой записью ограниченным тиражом разошлась по фронту.

13 января 1943 года Клавдию Ивановну пригласили сделать одну-единственную запись в московский дом звукозаписи; было очень холодно, он не отапливался, там почти полтора года не записывали пластинок — их негде было печатать.

Апрелевский и Ногинский заводы перешли на выпуск военной продукции. Но оказалось, что фронту нужны были и пластинки. Не снимая пальто, она прошла в студию. Микрофон покрывался инеем, Шульженко старалась согреть его своим дыханием и пела так, как никогда раньше, — ведь «Синий платочек», как ей сказали, ждали на всех фронтах.

В своей книге «Когда вы спросите меня» Клавдия Ивановна вспоминает: «Закончила петь и была уверена, что лучше не смогу. Но когда я прошла в аппаратную, ко мне навстречу кинулась молоденькая женщина, вся в слезах — оператор Галя Журавлёва:

— Клавдия Ивановна, я испортила вам запись! Когда вы пели, я вспомнила, как провожала на фронт своего мужа, как он поцеловал в последний раз нашу дочурку, и не смогла сдержать слез. Я и сама не заметила, как они попали на воск (а пластинки тогда еще изготавливали из воска) и растопили его… Как могла успокоила Галю, а сама подумала: «таким «браком» можно гордиться».

«СОКОЛ, Я — ««НЕЗАБУДКА»!»

Несомненно, «Синий платочек» — визитная карточка Клавдии Ивановны. Но особое чувство во мне вызвала песня «Незабудка» на стихи Ф. Лаубе и музыку А. Лепина, песня-воспоминание одного бойца о девчонке-связистке. Как острой иглой вонзилось мне в самое сердце ее «Сокол, я — «Незабудка»!»

Окончательное творческое кредо Шульженко, её художественная тема и лирическая героиня сформировались именно в военные годы. Мурал в городе Харькове

Эмоционально-пронзительно поет Клавдия Ивановна:

«Командира убили,

«Сокол», бейте по штабу,

Нас враги окружили,

Не жалейте снарядов!»

Слушая, и вторя певице, слезы обжигали мне лицо, практически не останавливаясь. Дыхание на какой-то момент было парализовано.

«Если ты не погибла

В 41-м далеком,

Отзовись, «Незабудка»,

«Незабудка», я — «Сокол»!

Как артист я задаю себе вопрос: Как она это делает?! Ведь голос у нее «маленький», я бы сказала. Но сколько энергии, чувства, драматизма в исполнении, в правильной расстановке акцентов, неожиданных замедлениях и филигранно отточенной фразировке. Песня, в которой прожита целая Жизнь…

Летом 1956 года Клавдия Ивановна познакомилась с кинооператором Георгием Епифановым, который был влюблён в неё с 1940 года, и стала его женой

Действительно, Шульженко — гениальна!

«ТРИ ВАЛЬСА»

Лирическая певица и драматическая актриса… Если вы еще не слышали ее «Три вальса» на музыку А. Цфасмана и стихи Л. Давидовича и В. Драгунского — то вот где настоящий Театр!

Одна женщина и три разных возраста — семнадцать, сорок и семьдесят: юная девушка, встретившая свою судьбу на балу, зрелая замужняя женщина и дама преклонных лет, все также любящая своего избранника, споры и примирения между «героями» — сложнейшая актерская задача, которая, по моему мнению, Клавдией Ивановной была выполнена безукоризненно!

Актерский талант, чувственное исполнение, яркие и выразительные образы, органичность и грамотная режиссура — все это можно лицезреть, посмотрев фильм-концерт 1962 года «Клавдия Шульженко. Песни о любви».

На сцене Ленинградского Дома Красной Армии летом 1942 года состоялся пятисотый концерт певицы и Фронтового джаз-ансамбля. С ним Шульженко гастролировала на протяжении всей войны

Помню первый студенческий бал, —

В светлом празднике актовый зал.

Помню голос такой молодой:

«Первый вальс я прошу вас со мной!»

Что? Да!

Что? Нет,

В Сокольниках… как для кого…

В театр? Иногда, с подругой,

Нет, ничего…

Что? Да!

Что? Нет,

Мама, два брата студенты.

Угадайте… не секрет…

Не люблю комплиментов!

Не говорите такие слова,

Я ведь могу рассердиться!

Ох, как кружится голова,

Как голова кружится.

«ПОМНИ, ТЫ — АКТРИСА…»

В юности Клавдия Ивановна служила в Харьковском драматическом театре под руководством Н. Н. Синельникова, который вместе с Дуней (так звали в узких кругах молодого композитора Исаака Дунаевского) и посоветовал юной артистке стать Певицей.

В 1941 году Клавдия Шульженко добровольно вступила в ряды Красной Армии. Их оркестр стал Ленинградским Фронтовым джаз-ансамблем, с которым певица сотни раз пела для бойцов

«Помни, ты — актриса, — говорил ей Синельников. — Ты должна играть песню, играть, как играют спектакль, — с той разницей, что ты будешь единственной исполнительницей всех ролей. Это трудно, но лучшие певцы на Руси всегда были настоящими актерами» (из книги К. И. Шульженко «Когда вы спросите меня», Изд. 1981 года).

«Мне известен только один способ надежно застраховать себя от неудач. Это труд — упорный, настойчивый, бескомпромиссный, изнурительный. Образ, настроение, чувство — они и в самом деле не поддаются строгому расчету. Но ведь музыкальная ткань, из которой они вызревают, подчиняется ясным, очевидным законам. И если раз и на всю жизнь запретить себе действовать приблизительно, по принципу: вроде бы получается, — опасность неудачи начинает уменьшаться на глазах» (из книги К. И. Шульженко «Когда вы спросите меня», Изд. 1981 года).

Возможно, Господь не наградил певицу большим и мощным голосом, но наделил ее талантом и трудолюбием. Клавдия Ивановна имела неповторимый и самобытный тембр, врожденный артистизм и горящий, искренне влюбленный в музыку взгляд.

Недостаточно иметь просто голос, важно уметь им управлять.

Шульженко обладала редким даром — интонационно очаровывать и даже, я бы сказала — зачаровывать, «прикасаться» звуком к тайным уголкам души слушателя! Ее искусная мелодекламация творит что-то невероятное со слушателем, по крайней мере, со мной — точно! Я поймала себя на том, что внимательно вокально изучаю каждую спетую строчку, слышу дыхание любви в каждом звуке, с замиранием жду — где и как она сделает паузу и продолжит следующую фразу…

Настоящее искусство — «рассказать» песню. Да — именно, рассказать! — так, чтобы слушатель стал участником вокальных историй. Складывается впечатление, что она прямо сейчас просто присела рядом и поет для тебя, глядя куда-то вдаль…

Три корифея: Александр Вертинский, Клавдия Шульженко и Иван Козловский. Центральный дом работников искусств (ЦДРИ) в Москве

«Привлечь внимание зрителя можно не усилением звука, не криком, а эмоциональной наполненностью. Когда у актера внутри пусто, когда он не прочувствовал то, о чем поет, рассказывает, читает, никакие самые мощные динамики не помогут завладеть вниманием зрителя».

«Вся жизнь артиста, если он человек творческий, не может и не хочет топтаться на месте, — это цепь экзаменов. Говорю об этом для тех, кто представляет себе путь эстрадного исполнителя как дорогу, усыпанную цветами, по которой можно безбедно пройти от успеха к успеху» (из книги К. И. Шульженко «Когда вы спросите меня», Изд. 1981 года).

«СЕБЯ ПОДТЯНУ, КАК СТРУНУ!»

Не секрет, что многие артисты часто впадают в вокальный нарциссизм, занимаясь самолюбованием. Шульженко «транслирует» нам совершенно другую позицию. Музыка — это то, ради чего она живет. Не музыка для нее, а она для музыки. И это, я считаю, единственно верный подход творческого человека к искусству: служить ему. Как бы сказали священнослужители — «быть помазанным на служение», призванным.

Клавдия Ивановна была призвана нести свет, дарить теплоту и мягкость, заботу и любовь через великий дар — голос, через произнесенное в песне слово. Как говорится — миссия выполнена. Для многих поколений эта Женщина еще долгое время останется олицетворением целой эпохи.

За время блокады Ленинграда она дала свыше пятисот концертов для солдат. Благодаря исполнению фронтовых песен «Синий платочек», «Давай закурим» и других Шульженко получила всесоюзное признание

Сколько Шульженко спела песен — она никогда не считала. Наверное, несколько сотен. И за каждой стоит труд — композитора, поэта, исполнителя. И разве артист знает, какая судьба ожидает песню, найдет ли она путь к сердцу слушателя, запомнится или пройдет мимо, никого не задев? На эти вопросы ответить никто не сможет.

«Я бы никогда не смогла показать зрителю полуфабрикат: это дискредитировало бы не только песню (на эстраде, увы, так бывает), но и мою профессиональную честь», — писала К. И. Шульженко в своей книге.

Она считала, что поэзия — основа песни. От поэзии зависит, наполнится ли песня глубоким содержанием, подлинными чувствами, значительными образами. Не будет этого — не спасет самая хорошая музыка.

Поэт Евгений Евтушенко как-то сказал Клавдии Ивановне: «Спасибо вам за ваше исполнение, за «бережное» отношение к поэтическому слову. Вы обращаетесь с ним, как с драгоценностью, наверное, оттого оно и обретает у вас особый вес». А затем он прислал певице текст будущей песни «Товарищ гитара»:

Возникла идея — создать моноспектакль-концерт, посвящённый творчеству великой артистки. Премьера намечена на ноябрь 2020 года в Культурном центре ФСБ России — надеюсь, всё получится! Фото Анны Ширяевой

Гитаре ни к черту

Красивенький бант голубой —

Она не девчонка,

А женщина с трудной судьбой!

Я с ней не озябну,

Я с нею с пути не сверну.

А если, а если ослабну, —

Себя подтяну, как струну!

Последние строчки этого куплета — Клавдия Ивановна сделала правилом своей жизни.

Есть старинная пословица: «Пока живу — надеюсь». Артистка же изменила ее на свой лад: «Пока живу — пою».

Ее юбилейный концерт, который состоялся 10 апреля 1976 года в колонном зале Дома Союзов (без помощи и протекции Леонида Утесова он мог бы и не состояться вовсе в сложный для Шульженко творческий период жизни), тому прямое доказательство. Она готовилась к нему как в последний раз в жизни, очень тщательно, не жалея сил и энергии. Блистательный концерт, его можно завороженно смотреть и слушать на одном дыхании, в который раз убеждаясь в высоком мастерстве и профессионализме легендарной Артистки.

Как говорится — миссия выполнена. Для многих поколений эта Женщина еще долгое время останется олицетворением целой эпохи.

 

МИЩЕНКО Марина Леонидовна (Марина ДОРЭ) — певица, исполнительница лирических песен и романсов, автор песен, композитор, поэт, художник, актриса. Лауреат и участница международных и всероссийских вокальных конкурсов. Окончила музыкальный колледж имени П. И. Чайковского в городе Улан-Удэ по классу академического вокала и Московский Институт профессиональных инноваций (факультет психологии). Солистка Вокального Трио «ЛЕГАТО».

 

 

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
5429 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.9

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание