03 апреля 2020 23:54 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Наша Память

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ. ФОТО АННЫ ШИРЯЕВОЙ
ПЕРВАЯ КРОВЬ АФГАНА - 2

28 Декабря 2019
ПЕРВАЯ КРОВЬ АФГАНА - 2
Фото: Дмитрий Волков был отличным спортсменом

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО.

НА «ВЕРХНЕЙ СТРОКЕ»

Численность афганских сил обороны укрепрайона составляла порядка 2500 тысяч человек. При этом непосредственно во дворце Х. Амина находились не менее 150 гвардейцев из роты личной охраны диктатора, а также другие афганские военные.

До начала общего штурма капитану Дмитрию Волкову в составе небольшого отряда, в который входил и сотрудник «Альфы» Павел Климов, предстояло выдвинуться вперед и захватить два вкопанных танка Т-54, находившихся в прямой видимости от Тадж-Бека, а затем произвести из них по дворцу несколько выстрелов. Все должно было выглядеть так, словно бы это сами афганцы свергают режим кровавого диктатора Амина, все происходящее — это «Второй этап Саурской революции».

То, что было совершено в Кабуле, сделало из подразделения, создававшегося для обеспечения безопасности Московской Олимпиады, ту легендарную Группу, которую ныне знает весь мир

— Все дни, предшествующие штурму Тадж-Бека, мы вместе тренировались, — вспоминает полковник Репин, — настроение было хорошее, мрачных мыслей не было и в помине. В день штурма Дима уехал чуть раньше с другой группой на спецзадание — захватить два танка, из которых потом ударить по дворцу, имитируя выступление самих афганцев, недовольных Амином. Помню, как перед расставанием пожелали друг другу «ни пуха, ни пера»… И вот потом я узнал, что Дима погиб…

На групповом фото незадолго до штурма капитаны Волков и Зудин стоят вместе. Работая в одном небольшом боевом коллективе, они не были приятелями. Сказывалась разница в возрасте, да и в подразделение Волков пришел весной 1979 года. Зато в Афганистане, как отмечают участники той командировки, их запомнили вместе. Судьба…

Руководил сводной группой заместитель командира 154-го отряда («мусбат») капитан Мурад Сахатов (он же попросту «Миша»). В его группу подбирались бойцы, умеющие водить танки и вести из них огонь. В нее и были включены четверо сотрудников КГБ (два снайпера и два пулеметчика). На автомобиле ГАЗ-66 они должны были выдвинуться мимо расположения третьего батальона афганской бригады гвардии и, как отмечалось, захватить танки в окопах.

Эти два вкопанных в землю танка представляли собой автономные огневые точки, имеющие очень выгодные позиции для обстрела единственной серпантинной дороги, ведущей к дворцу, по которой предстояло прорываться подгруппам «Грома» и «Зенита» на БМП и БТР с экипажами «мусбата» ГРУ.

Танки Т-54 охранялись часовыми, а их экипажи находись в казарме, расположенной на расстоянии 150-200 метров от них.

Все школьники на церемонии открытия доски держали в руках бумажных белых птиц. 2016 год

Рассказывает подполковник Павел Климов:

— Я был назначен в состав группы из четырнадцати человек, которая первой начинала выполнение задачи. Из группы «Гром» нас было двое: я и Дима Волков, двое ребят из «Зенита» и два экипажа по пять человек от «мусульманского» батальона ГРУ. Минут за двадцать до начала операции мы поехали на грузовой машине в направлении казармы одного из батальонов охраны, неподалеку от которой были закопаны танки.

Перед нами стояла задача захватить эти танки и не дать им возможности открыть огонь по штурмовым группам. Кроме того, мы должны были ввести в заблуждение обороняющих дворец гвардейцев, разыграв ситуацию, что якобы военнослужащие бригады восстали и напали на дворец. Надо было создать видимость того, что первые залпы прозвучали именно со стороны казармы.

Когда подъехали к установленному нам месту, машина остановилась на косогоре неподалеку от казармы, и мы быстро выскочили из нее через задний борт. Причем часовых возле танков оказалось не двое, а четверо. Дима Волков и еще один парень из «Зенита» пошли их «снимать». А мы залегли в готовности прикрыть их огнем. Раздались выстрелы, из казармы выскочили солдаты. Завязался бой. Я начал стрелять из снайперской винтовки, а у одного из «зенитовцев» — «Муха». Мы развернулись и стали стрелять по дворцу. Я четыре магазина успел расстрелять. Неподалеку, помню, был парень из «Зенита».

Ну, а потом граната прилетела, наверное, РГД-5. Взорвалась рядом со мной. В глазах полыхнуло красной молнией, острая боль пронзила все тело. На какое-то время я потерял сознание. Потом периодически я то приходил в сознание, то опять его терял. Очнувшись в очередной раз, увидел, что по дворцу стреляют наши «Шилки». Их снаряды не пробивали каменные стены Тадж-Бека, а просто отскакивали от них, высекая крошку. Со стороны дворца шел ураганный огонь, а наши ребята пошли в атаку, — заключает Павел Юрьевич, награжденный за тот бой орденом Красного Знамени.

Ветеран Группы «А» Павел Климов, напарник Волкова в группе захвата. Получил тяжёлое ранение в живот. На фото: в Музее Управления «А». 29 декабря 2014 года

В результате штурма Тадж-Бек за сорок пять минут был взят спецназом КГБ («Гром» и «Зенит») и ГРУ («мусбат»), диктатор Амин — ликвидирован.

Благодаря предпринятым действиям вкопанные танки были захвачены, однако выстрелить по Объекту «Верхней строки» не удалось. Придя в себя, аминовцы открыли ответный огонь, и сводной группе спецназа пришлось залечь.

В начале перестрелки и погиб Дмитрий Волков, получивший смертельное ранение в голову. Тогда же тяжелое ранение получил снайпер из «Зенита» Владимир Цветков (сотрудник УКГБ по Сахалинской области).

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении задания, Дмитрий Васильевич Волков был награжден орденом Красного Знамени (посмертно).

ПОСМЕРТИЕ

Получив известия из Кабула, руководитель Седьмого управления КГБ генерал Алексей Дмитриевич Бесчастнов поставил задачу — оповестить семьи погибших товарищей, и это тяжкое поручение выпало на долю начальника отделения Дмитрия Леденёва. Дело нужно было довести до конца:

Участники штурма дворца Амина Владимир Гришин и Александр Репин возлагают корзину с цветами к мемориальной доске капитану Волкову. 2016 год

— Мы поехали к Волкову. Время было уже позднее. Я позвонил в дверь квартиры. Жена спрашивает: «Кто?» Я назвался, сказал, что с работы. Она меня плохо знала, но Дима ей рассказывал обо мне, т. к. мы жили рядом на улице Газопровода. Она открыла и сразу же спросила:

— Что случилось?

— Евгения Николаевна, Дима погиб…

У нее сразу же случилась истерика:

— Что вы наделали? Что вы с ним сделали?!

Дали таблетку, сделали укол. Потом пришли сестра и отец Димы. У Евгении Николаевны был сильнейший стресс. Она потом призналась мне, что ждала ребенка, а после известия о гибели мужа случился выкидыш. Они очень долго хотели этого ребенка, но все как-то не получалось, а тут такое страшное известие.

…Две трагедии, две смерти. Сначала похоронили Зудина, потом — Волкова. Поочередно справили поминки. На тот момент командир Группы «А» Геннадий Николаевич Зайцев находился в госпитале. Он попросил руководство, чтобы его отпустили на некоторое время, чтобы присутствовать на похоронах капитана Зудина.

Семье Геннадия Егоровича помогли получить квартиру на Ленинском проспекте, жене Волкова — с работой.

До конца жизни Евгения Николаевна так и не оправилась от пережитого горя. Раз в месяц она приходила в Ассоциацию «Альфа», которая базировалась тогда на Ленинском проспекте, получала общественную пенсию. Было заметно, что ее нервная система так и не восстановилась, и слезы были всегда где-то близко, готовые в любой момент навернуться на глаза.

Владимир Николаевич Ширяев, вице-президент и ответственный секретарь Международной Ассоциации «Альфа», усаживал Волкову в кресло, поил неизменным чаем с сушками и расспрашивал о делах. Мелочь? Наверное. Но от такой «мелочи» всегда теплеет на душе.

«После потери мужа она чрезвычайно трудно возвращалась к жизни, привыкая к одиночеству, — писала О. Егорова на страницах «Спецназа России» в декабре 1998 года. — Помогли и помогают товарищи мужа, ветераны и действующие сотрудники «Альфы». Благодаря им Евгения Николаевна могла жить безбедно — это ее собственные слова; могла позволить себе квалифицированное медицинское лечение.

Вице-президент Международной Ассоциации «Альфа» полковник Александр Репин на могиле Дмитрия Волкова. 27 декабря 2009 года

Каждый год, 27 числа, вот уже девятнадцать лет подряд, Евгения Николаевна заказывает панихиду и потом едет на кладбище. В этот день туда же обязательно приходят товарищи и сослуживцы капитана Волкова».

Скончалась Евгения Николаевна осенью 2003 года после тяжелой и продолжительной болезни. Ушла тихо и незаметно — как, собственно, и жила.

Траурная церемония состоялась 8 ноября. Проститься с Евгенией Николаевной на Хованское кладбище в тот день пришли те, кто все эти годы находился рядом, кто помогал участием — Герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев, Владимир Ширяев, ветераны спецподразделения.

«Альфа» свято чтит память своих павших бойцов. И вот зимой 2016 года на фасаде московского лицея № 1451 открыта мемориальная доска в честь Дмитрия Васильевича Волкова. На торжественной церемонии были представители НАКа, действующие сотрудники и ветераны, в их числе были и те, кто штурмовал дворец Амина — Сергей Голов, Владимир Гришин, Александр Репин.

— После операции в Кабуле, когда подразделение понесло ощутимые потери убитыми и ранеными, можно было ожидать, что число желающих попасть в наши ряды не будет велико, — сказал президент Международной Ассоциации «Альфа» Сергей Гончаров. — Однако произошло все наоборот: с расширением штата Группы «А» у нас не было отбоя от соискателей. То, что было совершено в Кабуле, сделало из подразделения, создававшегося для обеспечения безопасности Московской Олимпиады 1980 года, ту легендарную Группу, которую ныне знает весь мир. И в этом заслуга капитанов Дмитрия Волкова и Геннадия Зудина.

У Димы Волкова не осталось близких родных. И когда мы стояли в тот день перед его доской, я поймал себя на мысли, что слова песни, которую трогательно и старательно исполняли малыши, как нельзя лучше подходят именно к этой ситуации…

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

Школьники на линейке держали фигурки белых птиц, на которых оседали снежинки. Когда сняли покрывало с доски, мы увидели Диму таким, каким мы его помним — жизнерадостным, с улыбкой. Здесь, глядя на него, должны были стоять жена, Евгения Николаевна, сын и внуки… Но жизнь распорядилась так, что нить прервалась. Однако теперь, помимо музея Управления «А», в Москве есть еще одно место, где увековечена память о нашем боевом товарище — капитане Дмитрии Волкове.

Фото с торжественной церемонии открытия мемориальной доски — Анны Ширяевой («Спецназ России»).

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
5428 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ. ФОТО АННЫ ШИРЯЕВОЙ
28 Декабря 2019
ПЕРВАЯ КРОВЬ АФГАНА

ПЕРВАЯ КРОВЬ АФГАНА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание