18 ноября 2019 23:17 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В ГОСУДАРСТВЕ С КАКИМ НАЗВАНИЕМ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ ЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Главная тема

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
НА ТОЙ ГРАЖДАНСКОЙ - 2

23 Октября 2019
НА ТОЙ ГРАЖДАНСКОЙ - 2
Фото: Бойцы Внутренних войск перед ожесточёнными столкновениями с демонстрантами — сторонниками Белого дома. Центр российской столицы. 3 октября 1993 года

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО.

«Я НЕ БУДУ ТЕБЯ ОБЫСКИВАТЬ»

— Михаил Иванович, итак — Хитроу, Англия. Вы летите с Ельциным…

— Борис Николаевич говорит, глядя на городской пейзаж под нами: «Вот и мы так заживем». А мы все романтики, верили в это… Но вот наступил 1993 год, когда надо было уже бороться непосредственно за это романтическое чувство. Геннадий Николаевич Зайцев, когда получил мою команду, прибыл с Группой «А» в Кремль. Это было 3 октября.

— 21 сентября Ельцин издал Указ № 1400… и «покатилось»!

— Да. Перед этим Ельцин собрал совещание и дал команду: «Михаил Иванович, я вам поручаю арестовать всех руководителей Верховного Совета». Я говорю: «Хорошо, Борис Николаевич!»

— Скажите, это было устное распоряжение?

— Да, устное.

Рукопашная на Крымском мосту через Москву-реку. Демонстранты осуществляют прорыв от Октябрьской площади по Садовому кольцу мимо ЦПКиО имени М. Горького. 3 октября 1993 года

— Письменного документа вы не попросили?

— Нет. А зачем, когда было принято решение о блокировании Белого дома? А соответствующее решение было принято на заседании Совета безопасности России.

— Это после того, когда была попытка захвата здания штаба Главного командования войсками СНГ на Ленинградском проспекте, предпринятая группой отставных офицеров, со стрельбой и прочими шумовыми эффектами, включая смерть капитана милиции и посторонней женщины?

— Нет, это было до того. 21 сентября Ельцин ввел в действие Указ № 1400, и на Совбезе обсуждался вопрос о том, какими методами принудить Верховный Совет подчиниться принятому решению. Потому что сразу же пришла информация, что вокруг здания опять строятся баррикады.

— Конституционный Суд России тогда принял официальное решение по Указу № 1400. В ту же ночь. И отнюдь не в пользу Ельцина.

ИЗ ДОСЬЕ

Мнения о позиции Конституционного суда Российской Федерации во главе с В. Д. Зорькиным расходятся: по мнению самих судей и сторонников Съезда народных депутатов, он сохранял нейтралитет; по мнению сторонников Ельцина — занял сторону Верховного Совета и Съезда народных депутатов РФ.

Валерий Зорькин выступил с инициативой о проведении одновременных досрочных выборов нового высшего органа государственной власти и президента в соответствии с Конституцией и законами Российской Федерации.

 

— Да, утром судьи Конституционного Суда уже опубликовали свой вердикт. А сторонники Белого дома начали строить баррикады. И колючей проволокой глава МВД Виктор Ерин обнес тогда здание парламента и выставил внутренние войска для того, чтобы блокировать Белый дом, чтобы очаг сопротивления не разрастался. Мы тогда выставили два поста наблюдения: один был около «книжки» — там пять наших сотрудников было.

2‑4 октября 1993 года центр Москвы превратился в арену ожесточённых столкновений между сторонниками Белого дома, с одной стороны, и силовиками — с другой. В условиях «парада суверенитетов» это грозило развалом Российской Федерации

— У здания мэрии на Калининском проспекте.

— Там же в мэрии, кстати, был штаб, и «альфовцы» по очереди менялись и докладывали обстановку. Но задач никаких я не ставил, потому что не ясна была сама ситуация. Только наблюдение. Главная задача — не допустить, чтобы в Белый дом оружие привезли. Мы боялись, что там начнется вооружение защитников парламента. Но так как периметр был весь закрыт, то практически надобность в этом отпала.

Зайцев тогда пришел ко мне и говорит: «Михаил Иванович, сейчас ребятам там делать нечего, может, я их заберу»? — «Забирайте». И Геннадий Николаевич снял людей. Мы ожидали, что начнутся переговоры, но уже переговоры в другом ключе.

— То есть ставка все-таки на тот момент была на переговоры? Или на силовой вариант?

— Только мирным путем. Речи о силовом пути не было, и команды ставились только на мирный, бескровный путь. К этому процессу подключился тогда патриарх Алексий — он, собственно, и инициировал переговоры между Кремлем и Белым домом. В этот переговорный процесс вошел и мэр Москвы Юрий Лужков.

Члены радикальной и массовой тогда организации «Русское национальное единство» (РНЕ) Александра Баркашова перед Белым домом. Осень 1993 года

23 сентября состоялось совместное заседание, на котором Верховный Совет ультимативно объявил, что «или мирные переговоры, или мы переходим к другим действиям». Эти возможные силовые действия со стороны Белого дома мы тогда обсуждали и тогда же решили: отрезать им связь, выключить свет — то есть создать условия к тому, чтобы принудить Руцкого и Хасбулатова к чему-то иному, мирному. Остудить их головы.

— Но получилось все наоборот! Людей это только озлобило…

— Двадцать третьего числа Лужков все «это дело» отключил. И рассчитывал на то, что за этот период что-то да произойдет.

25-го мне звонит Борис Николаевич и говорит: «Михаил Иванович, вы в курсе, что Баранников перешел на сторону Руцкого?» — «Я не в курсе». — «Ну, позвоните ему и скажите». А информацию Ельцину кто-то дал, может быть, с Лубянки. Я звоню Баранникову по спецкоммутатору. У меня с ним были хорошие, добрые отношения.

Состоялся такой разговор. «Ельцин мне позвонил и сказал, что ты перешел на сторону Хасбулатова». — «Миша, какая ерунда, я никогда не был предателем!» — «Но ты же в Белом доме появлялся и с Дунаевым там был вместе», — «Да, я появлялся…» — Короче, ушел от прямого и честного ответа.

На следующий день после моего разговора (26 числа) газеты публикуют информацию о том, что Верховный Совет назначил Дунаева министром Внутренних дел, а Баранникова — министром безопасности, Ачалова — министром обороны и так далее. То есть Баранников меня обманул.

Я пришел к Ельцину, говорю: так и так, разговор состоялся, однако сегодня уже получили информацию по Баранникову. Да, все подтвердилось. Борис Николаевич покивал головой, но ничего больше не сказал.

Лидер леворадикальной «Трудовой России», депутат Моссовета Виктор Анпилов, депутат Верховного Совета РФ Илья Константинов и генерал-полковник Альберт Макашов — заместитель МО по версии Белого дома

Прошло дня три-четыре. Ельцин в разговоре со мной говорит: «Может, Баранникова все же вернуть…» А они с ним дружили, у них были хорошие отношения.

— С чем была связана отставка Баранникова?

— Дело в том, что жена Дунаева и жена Баранникова съездили за границу, и в Швейцарии их принимал Борис Бирштейн («Сиабеко Групп»), Дима Якубовский и вся эта камарилья. И они их же сдали — все чеки о покупках, которые там были в общей сумме на 350 тысяч долларов — шубы, драгоценности… Бабы, ё-моё! Тем более, наши «матрешки» вырвались за границу, а тут ах… Европа! Marina Rinaldi, елки-палки. Все прозаически просто.

Когда Ельцину все принесли на доклад, он пригласил Ерина и Грачёва и сказал им, что надо поговорить с Баранниковым, пусть он как-то из этой ситуации выйдет, объяснится.

— Ельцин готов был ему простить все это дело?

— Да. Но Баранников уперся, говорит, что все это ерунда и подстава. Тогда позвали Бориса Бирштейна, и он подтвердил, что давал деньги.

А перед этим Баранников привел Бирштейна к Ельцину, представил его своим «агентом», и сказал, что он семь лет сотрудничает с КГБ, привез его оперативное дело и прочее. В результате, Борис Николаевич обиделся на нас, психанул, чего мы лезем туда, куда не надо.

И тут — новый оборот, с женами. Борис Николаевич говорит: «Что делать? Я не могу так оставлять». В июле была собрана Коллегия Министерства безопасности, и Ельцин снял Баранникова с должности и назначил на его место Николая Михайловича Голушко.

А как вел себя на Коллегии Баранников?

— Все признал, но после этого, на второй день, когда был снят с должности, написал статью в газете, где опровергал все предъявленные ему обвинения. И внизу подписался — «честь имею».

— И что Ельцин?

— Это еще больше Бориса Николаевича обидело и разозлило. Но сам факт, что он потом опять попросил: «Может быть, вы переговорите?» — указывал на то, что у Ельцина еще не остыло отношение к Баранникову. Я ответил, что это бесполезно, коль Баранников принял такое решение — перейти на сторону Руцкого и Верховного Совета.

И вот 4 октября я его уже арестовал возле Белого дома, около стадиона, где стояли четверо — Ачалов, Полозков, Дунаев и Баранников.

Последствия ожесточённого столкновения между сторонниками Белого дома и бойцами ОМОН. Баррикады. Смоленская площадь, район Министерства иностранных дел РФ

— Полозков — это глава Компартии Российской Федерации?

— Да. И со мной «альфовцы» тоже были. Этих троих мы обыскали, а Баранникова я пригласил к себе и говорю: «Виктор Павлович, если есть оружие, сдай, пожалуйста. Единственное, что я для тебя могу сделать — я не буду тебя обыскивать». — «Миша, ты же знаешь, у меня задача была только одна — чтобы не пролилась кровь». — «Это уже твое дело. И второе, документы — мне. Я тебя конвоировать не буду, пройди, пожалуйста, сам в автобус».

И Баранников сам пошел, его не сопровождали, не конвоировали. Вроде как друг был когда-то, работали вместе. Глава госбезопасности, и за столом вместе были, и на охоте. Есть чисто человеческие какие-то отношения. Так что вот это личный для меня финал 1993 года — 4 числа…

ТРЕТЬЕ ОКТЯБРЯ

— Михаил Иванович, давайте вернемся к событиям 25 сентября.

— А 25-го Борис Николаевич позвонил, чтобы я переговорил с Баранниковым, а затем мы просто стали ждать, как дальше будет развиваться ситуация этой «горячей осени». Переговорный процесс не привел ни к каким позитивным результатам. Хасбулатовцы и руцкисты все договоренности не соблюдали. Вроде бы с нами в Свято-Даниловом монастыре договариваются и говорят: «Да, все — разоружаемся, переходим, соглашаемся. Будем идти на выборы».

— Что-то типа «дорожной карты»?

— А утром сообщают, что не будут ничего выполнять из того, о чем мы договорились вчера. И так продолжалось дней пять или даже больше. И на каком-то этапе, это уже было второе, пятница, приехали Лужков, Филатов и Сосковец к Борису Николаевичу и доложили, что хасбулатовцы не прибыли на очередные переговоры в монастырь, переговоры сорваны.

Ельцину позвонил патриарх Алексий и сказал, что они приняли все исчерпывающие меры для организации переговорного процесса, но это ни к чему не привело. «Давайте, что-то еще будем думать», — сказал глава Церкви.

А третьего числа утром начался массовый митинг оппозиционных сил на Октябрьской площади. Затем по Садовому кольцу он переместился к Смоленской площади.

— На Крымском мосту была жесткая рукопашная схватка демонстрантов с сотрудниками МВД…

— Да, манифестанты прорвали эту цепь. На Смоленской происходила основная часть событий, потому что туда подошли резервы МВД с Садового кольца и подтянулись отступившие от Крымского моста. И здесь тогда погибли люди.

Эйфория временной победы… Вооружённые сторонники Белого дома на захваченном у бойцов внутренних войск грузовике. Садовое кольцо. 3 октября 1993 года

ИЗ ДОСЬЕ

Во время прорыва колонны на Крымском мосту и в районе Смоленской площади против манифестантов были применены гранаты со слезоточивым газом.

Согласно справке ГУК ВВ МВД за 3 октября 1993 года, в 14:35 старшим оперативным начальником (начальником ГУВД Москвы Панкратовым) было принято решение направить на Зубовскую площадь резерв из 350 солдат внутренних войск, которые, однако, смогли продержаться лишь пять-семь минут, после чего были смяты. Из двенадцати армейских грузовиков, на которых они прибыли, десять были захвачены манифестантами. Личный состав был оттеснен толпой.

 

— Да, я видел эту свалку на Смоленской своими глазами, точнее, ее окончание…

— Демонстранты прорвали оцепление и вышли уже на Белый дом. И вот здесь произошли главные события. Когда они подошли, с Белого дома открыли огонь по милиционерам, которые стояли возле мэрии.

— Именно с Белого дома? Вы уверены? А не наоборот?..

— Да. Первыми открыли огонь они, белодомовцы. Чтобы помочь прорвавшим оцепление. И тогда началось избиение, потому что милиция была фактически без оружия — с дубинками, щитами и табельными пистолетами. Командующий внутренними войсками Анатолий Куликов позвонил мне и говорит, что оцепление прорвано, а ни оружия, ни боеприпасов нет, а ему надо хотя бы сотрудников вооружить по этой кризисной ситуации.

А там десять тысяч человек, толпа прорвалась! Распаленные манифестанты начали бить силовиков. Там Софринская бригада стояла… Молодые солдатики внутренних войск: их начали колотить-молотить, убили офицера, который там был с ними. И соответственно захватили штаб, который был в «книжке» мэрии.

Штаб отступил (в это время старшим был генерал Огородников) вместе с Егоровым Михаилом Константиновичем в сторону американского посольства, в Большой Девятинский переулок.

В руках демонстрантов оказалась командно-штабная машина Р-142М, принадлежавшая одной из частей внутренних войск. Демонстранты стали растаскивать установленные со стороны мэрии и поставленных в линию поливальных автомашин заграждения из колючей проволоки.

ИЗ ДОСЬЕ

«Над головами демонстрантов была произведена очередь из крупнокалиберного пулемета БТРа, стоявшего у мэрии. Среди подвергшихся обстрелу демонстрантов возникла паника. Некоторые стали разбегаться. Сотрудники милиции активно применяли против них спецсредства.

Двое сотрудников милиции были убиты случайными выстрелами своих сослуживцев […]

По информации Генеральной прокуратуры Российской Федерации, уголовное дело в отношении сотрудника милиции Пестова Л. Л., произведшего выстрел из карабина КС-23, которым был смертельно ранен [заместитель начальника УВД Северо-Западного административного округа города Москвы] Шишаев И. Д., прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

По данным следствия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, во время прохождения демонстрантов по Конюшковской улице рядом с Посольством США неустановленный мужчина в милицейской форме из толпы произвел автоматную очередь в сторону военнослужащих внутренних войск и сотрудников милиции. В результате были ранены один сотрудник милиции и пятеро военнослужащих в / ч 3641 (Софринская бригада внутренних войск), один из которых впоследствии скончался».

Из доклада комиссии Государственной Думы РФ

 

— Прорвавшиеся стали строить баррикады, перекрывать окружающее Белый дом пространство. И сразу же после прорыва стали формировать боевые отряды под лозунгами: «Вперед на Останкино!», «Возьмем Кремль!», «Всех повесим!» и тому подобное. Я ничего не придумываю. Звучали именно такие призывы.

Захват здания мэрии города Москвы (спешно покинутой силовиками) после снятии осады Белого дома. Новый Арбат, бывший Проспект Калинина. 3 октября 1993 года

— Михаил Иванович, а что вы делали в этот момент?

— В это время… я ехал на машине по Берсеневской набережной где-то в 14:15, свободно проехал в Кремль, Арбат был пустой. Милиции нет, гаишников нет — никого нет. А там, у Белого дома, очень много народу было. Свалка. Побоище.

Когда доложил Ельцину, что осуществлен прорыв и деблокирован Белый дом, он спросил: «Погибли люди?» Встревоженный Ерин сказал мне: «Видимо, сейчас пойдут на тебя и на Минобороны, и поэтому надо организовать оборону зданий».

Ну, я Кремлёвский полк по тревоге поднял, вооружил и на стены Кремля всех расставил. БТРы выдвинул, проходы закрыл. «Альфу» и «Вымпел» вызвал к себе. Но «Вымпел» шел со своего объекта базирования в Балашихе, а это достаточно далеко, а «Альфа», размещавшаяся почти в центре города, прибыла минут через тридцать — около двухсот человек вместе с Зайцевым. Сначала дежурные отделы, потом по тревоге подъехали остальные сотрудники Группы «А».

— Какую вы поставили перед ними задачу?

— Всех бойцов я сначала направил в здание Арсенала, но потом подумал, что вдруг дело затянется, и разместил их в Кремлёвском Дворце Съездов — там хоть диваны есть, кресла… и туалеты. Можно хоть прилечь, присесть — люди-то живые!

Потом, когда подъехал командир «Вымпела» генерал Дмитрий Михайлович Герасимов, я его направил туда же. «Вымпел» по количеству людей был побольше, чем «Альфа» — где-то человек 220.

Геннадий Николаевич доложил мне о том, что его люди прибыли. Я ему говорю: «Вы тогда разместитесь, бытовые вопросы порешайте». Начальником продовольственного отдела у меня был Николай Иванович Тюстин — дал ему команду обеспечить питание. Он спросил: «Надолго ли это все?» — «Не знаю». Но я рассчитывал, что это противостояние продлится максимум дня три. Не думал, что это будет долго.

Я не предполагал, что события так трагично будут развиваться — тогда невозможно было предположить, что произойдет катастрофа у мэрии и прорыв на Останкино и… все остальное, что случилось.

Митинг возле телецентра «Останкино». Сторонники Белого дома требуют предоставить прямой эфир представителям Белого дома, чтобы обратиться к гражданам России. Ранний вечер 3 октября 1993 года

Единственное, мы не знали, что будет армия делать. Про Министерство внутренних дел было понятно — в это время часть внутренних войск поехала в казармы за оружием, часть осталась — блокировали что-то.

ИЗ ДОСЬЕ

Согласно стенограмме видеодокументов, на которую ссылается в своих воспоминаниях помощник и. о. министра обороны Ачалова (по версии Белого дома), защитник Дома Советов Марат Мусин:

«Александр Руцкой:

— Прошу внимания! Молодежь, боеспособные мужчины! Вот здесь в левой части строиться! Формировать отряды, и надо сегодня штурмом взять мэрию и «Останкино»!

— Ура!

Руслан Хасбулатов:

— Я призываю наших доблестных воинов привести сюда войска, танки для того, чтобы штурмом взять Кремль c узурпатором бывшим, преступником Ельциным… Ельцин сегодня же должен быть заключен в «Матросскую тишину», вся его продажная клика должна быть заключена в подземелье!

На улице заглушают конец фразы:

— Ура!»

 

— Командир отряда «Витязь» Сергей Лысюк выдвигался со своими бойцами, следую по маршруту — он не получал боевой задачи по Останкино. Но его где-то уже в пути перехватили и по рации поставили задачу выдвинуться к телецентру и не допустить захвата телецентра.

— Да, Сергей Иванович прибыл первым…

Неудачная попытка сторонников Белого дома взять «Останкино». Тяжёлый грузовик пытается пробить забаррикадированный вход в телецентр. Ранний вечер 3 октября 1993 года

— Лысюк успел опередить тогда группу боевиков генерала Макашёва, направлявшуюся автотранспортом от Белого дома. Готовилось ли это заранее, или все произошло спонтанно? Если заранее, то так топорно не действуют. А если спонтанно, то что за «очумелые ручки», куда лезли-то?

— Ну, тут уж пан или пропал. Кто первым бы успел, тот и контролировал бы Останкино, а отсюда и телевизионное вещание на всю страну.

— Генерал Макашёв руководил всей колонной. Они захватили автобусы и машины, которые остались от Софринской бригады, и на них поехали. Было около десяти автобусов и шесть или семь легковых автомобилей. Сначала было человек 400-500, а потом уж, сколько там собралось, включая толпу сочувствовавших и просто зевак, я не знаю — я не свидетель этих событий. Я в этот момент находился в Кремле.

Продолжение в следующем номере. 

Оцените эту статью
1732 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4.5

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
23 Октября 2019
НА ТОЙ ГРАЖДАНСКОЙ

НА ТОЙ ГРАЖДАНСКОЙ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание