14 октября 2019 13:43 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Человек эпохи

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
ЧЕЛОВЕК ЭПОХИ - 2

31 Августа 2019
ЧЕЛОВЕК ЭПОХИ - 2
Фото: Председатель КГБ СССР Виктор Чебриков вручает Золотую Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина Г.Н. Зайцеву 19 декабря 1986 года

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО.

РАССКАЗ ПОЛКОВНИКА ВЛАДИМИРА ЗАЙЦЕВА

— На самом деле, если бы поступила команда, то… А ситуация была такая. 19 августа 1991 года. Накануне мы прибыли в район Архангельского, нам говорят: «Заходите с той стороны реки, переходите ее вброд». Я съездил, посмотрел: «Вы офигели, мы же мокрые все будем!»

Объясняю, что там на КПП дежурят два милиционера, я своих сотрудников Группы «А» переодеваю — «подполковник», «майор» и два «капитана» в милицейской форме. Если будет команда, я подъезжаю спокойно, они заходят на это КПП, оружие забираем, и вместе с ними осуществляем охрану. А мы в это время идем к Борису Николаевичу, и — все!

Михаил Барсуков служил офицером Кремлёвского полка и был комендантом Московского Кремля

Так бы и получилось. Вышел Александр Кулеш, когда мы туда подъехали, и обращается ко мне: «Кто такие?» А мы без знаков различия. Отвечаю: «Спецназ ВДВ», показываю удостоверение. Он посмотрел-посмотрел на меня, а мы где-то на соревнованиях или еще где-то встречались, и говорит: «Случайно не с «А»?» — «Если только случайно». — «Мужики, мы все свои, вы нас-то не перебейте в случае чего». А потом Сергей Гончаров подходит, а они были знакомы, и тут ему, Кулешу, совсем все стало ясно.

Ладно, ждем команды. Нам сообщили, что должен подъехать министр обороны маршал Дмитрий Язов. После этого мы берем Бориса Николаевича и сажаем его с Язовым в ЗИЛ (нам его специально дали), затем доставляем его в Завидово для переговоров с высшим руководством страны.

И ничего бы в Белом доме не было! Ни выступления Бориса Николаевича на танке, ни баррикад вокруг Дома Совета и в Чайковском тоннеле на Садовом кольце, где погибли трое. Не дошло бы до всего этого. Мы бы тихо зашли на территорию дачи, там Коржаков, и сказали, что у нас приказ: «Отвезти Бориса Николаевича для разговора с высшим руководством страны. Вот Язов приехал, вот ЗИЛ, садитесь, остальная ваша охрана — к нам в автобус, и мы поехали».

Я на 100 % уверен, что никакой бы стрельбы не последовало. Спокойно бы сопроводили Бориса Николаевича, но маршал Язов почему-то не приехал… Потом мне дали команду, когда Ельцин уже выехал с объекта в Москву, ловить Бурбулиса — одного из ближайших соратников Ельцина, государственного секретаря РСФСР. Но это уже другая история.

— Как осуществлялся перевод Группы «А» в ГУО?

— В силу того, что «Альфа» перешла в подчинение Борису Николаевичу, командиром Группы «А» был назначен Михаил Васильевич Головатов. Общаясь с ним, знакомясь, мы начали работать уже по переводу подразделения в состав Главного управления охраны.

А потом произошла смена руководства ГУО: вместо Редкобородого я был назначен исполняющим обязанности, а потом и руководителем. Оказавшись в ГУО, «Альфа» выбыла из системы Лубянки. Понятно, что такое подразделение надо нагружать конкретными делами. В стране обстановка в тот период была достаточно сложной, и «Альфа» хотя и не сидела без дела — то автобус, то заложники, то самолет, — но все-таки большой работы в тот период для подразделения не было.

Возникла ситуация: боевой народ сидит без дела, а кулаки-то чешутся! И эти кулаки начали использоваться немножко по-другому. Одна информация приходит, вторая, третья… Мы начали задумываться о том, что можем получить какое-нибудь чрезвычайное происшествие. Потому что бойцы, не загруженные и не обремененные, они, как ни крути…

В период «перестройки» сотрудникам Группы «А» довелось пройти почти все горячие точки на территории  Советского Союза

— И все это в условиях, когда страна рушится. Когда непонятно, будет она завтра или нет…

— К тому же у нас назрел вопрос ведомственных изменений. Ельцин подписал тогда новое положение про Главное управление охраны. И что получается: боевое подразделение мы к себе получили, а полностью использовать его возможности не можем! Потому что нет закона и даже подзаконного акта, чтобы применять оружие, задерживать, арестовывать, конвоировать, вести оперативно-розыскную деятельность, осуществлять наружное наблюдение, и так далее. Всю эту сферу деятельности нужно было прописывать.

В силу того, что началась реорганизация, всех сотрудников вывели за штат. И эти кадровые и штатные изменения привели к тому, что возникла дилемма: кого куда назначать. И тогда мы решили, что Группе «А» требуется лидер с большой буквы, который бы взял это знамя и понес. Так в одном из разговоров у нас «возник» Геннадий Николаевич Зайцев.

— А кому первому пришла мысль, не помните?

— Обсуждали мы с Коржаковым, но присутствовали и наши заместители. Сомнения возникли, что Геннадий Николаевич пойдет, согласится… Ведь прошло уже почти четыре года с его первого руководства Группой. Потом, с точки зрения своих физических кондиций, в каком он сейчас состоянии? К тому же, «в одну реку нельзя войти дважды». Человек, который прошел все это однажды, и вдруг ему предлагают вернуться назад на прежнюю должность — это надо было переступить через себя. Потом, видимо, была и обида, что его в 1988 году отлучили от подразделения. Что говорить, мы все люди, и у каждого свое достоинство, которым дорожишь.

Борис Ельцин вручает ценный подарок сотруднику Группы «А» Владимиру Гришину. 1 августа 1992 года

Поэтому, когда мы Зайцева пригласили, я сомневался, что он откликнется — хотя с Ельциным и обговорили этот вопрос, и он согласился с предлагаемой кандидатурой. Президент назначил встречу на 10 часов утра. Геннадия Николаевича перехватили на вокзале, но он сказал, что в назначенное время не сможет прибыть в Кремль. Тогда Ельцину мы доложили так, что Зайцев еще в отпуске и сейчас только возвращается в Москву.

ВСПОМИНАЕТ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ГЕНЕРАЛ ГЕННАДИЙ ЗАЙЦЕВ:

— Я был в отпуске на Урале, у мамы, — в городе Чайковском Пермской области. Вернулся в Москву 1 июля. На платформе Казанского вокзала меня встречали жена и сын. Неподалеку от них увидел одного знакомого по Комитету товарища. Помню, еще удивился такому совпадению. Подумал, что, может быть, он встречает кого-то из своих родственников или знакомых. Но я ошибся: встречал он именно меня.

Коллега подошел ко мне и, поздоровавшись, сказал:

— Сегодня в 18 часов вам надлежит быть в Кремле, где вас будет принимать президент Борис Николаевич Ельцин.

Неплохое начало. Жена сразу сказала, что мы не можем поменять планы, так как должны быть на юбилейном торжественном собрании института, где она тогда работала. Типичная женская логика. Какой тут может быть президент?!

Александр Коржаков (слева) и Михаил Барсуков (справа)

Я, в свою очередь, сказал, что имею не очень опрятный вид, давно не был в парикмахерской, только из отпуска, и мне не хотелось бы в таком виде предстать перед президентом.

— А почему такая спешка?

— Я не в курсе, мне велено только встретить вас и предупредить.

Тогда я попросил, по возможности, встречу перенести. Позже мне перезвонил домой тот же товарищ, с которым мы встретились на вокзале, и сообщил, что встреча с Б. Н. Ельциным перенесена на завтра, и мне надлежит быть в десять часов в кабинете у Михаила Ивановича Барсукова.

Естественно, вечером, когда мы с Зоей Ильиничной отправились на вечер, мои мысли были далеки от концерта и все крутились вокруг приглашения в Кремль: какое-то шестое чувство подсказывало, что речь, возможно, пойдет о моем назначении… не министром, конечно, но командиром Группы «А».

Я постарался максимально привести себя в порядок и на следующий день был в Кремле у М. И. Барсукова. Он принял меня и пригласил к нам третьим, на беседу, Александра Васильевича Коржакова.

«Президент ознакомился с вашим делом и принял решение назначить вас руководителем Группы «А»», — довел до меня информацию Михаил Иванович. И добавил: «Как вы к этому относитесь?» — «А как? Если президент принял такое решение, то я должен его выполнить».

— Итак, Геннадий Николаевич у вас в кабинете… Как проходила беседа?

— Борис Николаевич сказал, что «раз вы обсуждали, тогда вы и побеседуйте». И тогда я встретился с Зайцевым и объяснил, что он не мой подчиненный (хоть он и в штате у меня), но подчиняется лично Ельцину. Я пригласил на беседу Коржакова как начальника Службы безопасности Президента. Мы сидели, беседовали. Понятно, что встретились знакомые люди: и он нас знает, и мы его знаем. Тем более, мы все трое кремлёвцы — Коржаков тоже солдатом в Кремлёвском полку служил.

— Как Геннадий Николаевич воспринял предложение возглавить Группу?

— Я ему тогда сказал: «Геннадий Николаевич, год мы вам даем на организацию и становление, а потом мы с вами будем разговаривать уже о другом назначении». И когда он согласился, у меня словно камень с души упал: я в тот период не знал, на кого же можно положиться. Требовался командир очень аккуратный, вдумчивый, осторожный (в хорошем смысле). Ведь ему, случись что, посылать людей…

— В том числе и на смерть.

— Да. И в тоже время — чтобы его народ принял. Ведь в Группе «А» сотрудники зубастые, так что нужен человек с реальным авторитетом. А они при нем выросли, значит, они его признают как командира. Геннадий Николаевич не такой, чтоб шашку вынул и сразу всех располосовал — хотя он и требовал, и спрашивал. В то же время мог и прощать…

Зайцев ко мне часто приходил, мы обсуждали многие вопросы: и структуру, и вооружение, и зарплату, и бытовые условия. Когда я приехал на базу в Олсуфьевский переулок, то увидел: двести человек в таких стесненных, спартанских условиях!

Лишних денег не было, но задумки и желания имелись. «Геннадий Николаевич, — говорил я, — на первом этапе надо стабилизировать ситуацию. А потом уже начнем работать по дальнейшему обустройству подразделения».

Продолжение беседы с М. И. Барсуковым читайте в следующем номере.

Президент Борис Ельцин инспектирует Группу «А» Главного управления охраны РФ.  1 августа 1992 года

 

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!

11 сентября 2019 года исполняется 85 лет Герою Советского Союза, генерал-майору Зайцеву Геннадию Николаевичу. Он прошел большой и славный путь служения своей Родине и органам государственной безопасности. Начав службу в 1958 году рядовым Полка специального назначения в Кремле, закончил генерал-майором, командиром Группы «Альфа».

Трудное детство, военное лихолетье формировали характер и личные качества Г. Н. Зайцева. Как и многие другие, он человек советской школы воспитания, впитавший в себя все лучшее из советской системы формирования достойного гражданина, человека труда и патриота.

В этот период формировались такие качества, как честность, порядочность, принципиальность, трудолюбие. Он учился быть организованным, исполнительным и вдумчивым человеком. Все это помогло ему в его становлении и и развитии во время службы в Кремлёвском полку.

Как одного из лучших его уже тогда отмечали командиры и наставники, доверяли самостоятельные участки службы. Вполне логично, что Геннадий Николаевич выбрал путь служения своему Отечеству в рядах органов безопасности.

Трудности службы, повседневная готовность решать поставленные задачи закаляли и формировали его человеческие и командирские качества.

Ответственнейшая работа, служба в 7-м Управлении, за почти 20-летний период позволила выработать особый «зайцевский» стиль работы с личным составом, в основе которого лежал самый главный принцип — уважение и любовь к своим подчиненным, забота и поддержка о них, их нуждах.

В 1977 году став командиром Группы «А», Г. Н. Зайцев по-новому наладил работу по подбору кадров и обучению личного состава. Принятые планы и программы позволили на долгосрочной основе планировать и проводить учебную работу, выработать единые критерии оценки результатов, создать новые нормативы и упражнения.

Уровень подготовки, боевой выучки, слаженности значительно вырос. Большая работа по созданию плана «Набат» позволила систематизировать и согласовать действия силовых структур, расписать до мелочей, кто и чем должен заниматься.

Много труда и усилий было направлено на техническую оснащенность, создание новых видов вооружения, средств защиты. Практически с 1977-го по 1988 год «Альфа» стала «Альфой». Велика роль и заслуга в этом командира — Г. Н. Зайцева. Личный состав, признавая авторитет и оказывая уважение Геннадию Николаевичу, назвал его «Папой».

В этот период практически нарабатывался авторитет и имидж «Альфы», как самого первого и самого лучшего подразделения специального назначения по борьбе с терроризмом. Много событий и славных боевых дел в формуляре Группы «А».

Родина по достоинству оценила труд и подвиги сотрудников, награждая их орденами и медалями. Заслуженно отмечен и вклад Геннадия Николаевича Зайцева в дело борьбы с терроризмом. Многие ордена и медали, высокое звание Героя Советского Союза венчают его вклад в дело обеспечения государственной безопасности.

Как гражданин и патриот, проявил себя с самой лучшей стороны Г. Н. Зайцев и в новейшей истории. В самое тяжелое и ответственное для нашей страны время он нашел в себе силы вновь возглавить Группу «А». Он не мог допустить, чтобы его детище, его родное подразделение в новых условиях потерялось бы…

В этот период особенно ярко проявил себя его талант организатора и руководителя, отца-командира и воспитателя. Работа предстояла тяжелая, очень сложная и большая. Надо было ломать уже сложившиеся устои, график службы и учебы, вступать в противоречие с личным составом, преодолевать неудовольствие отдельных офицеров.

Кропотливая работа, авторитет Г. Н. Зайцева сыграли свою положительную роль. Постепенно ситуация выправилась, дисциплина укрепилась, началась планомерная боевая служба и учеба.

В этот период руководством была оказана большая помощь и поддержка командованию Группы «А». Все вопросы боевого, тылового и финансового обеспечения решались оперативно. Группа «А» была сохранена для дела обеспечения безопасности страны. В этот период оперативная обстановка в стране ухудшалась, криминалитет поднимал голову, полыхал Северный Кавказ.

Группа «А» была на переднем крае борьбы. А впереди были события 4 октября 1993 года, Первая Чеченская война…

Говоря сегодня о юбилейной дате Г. Н. Зайцева, хотелось бы сказать ему слова благодарности за его службу, за его работу, мужество и стойкость.

Надо быть благодарными руководству КГБ, что в свое время избрали такого человека на выполнение этой миссии.

В череде всех начальников Группы «А» Г. Н. Зайцев занимает особое место, несмотря на то, что все они тоже люди яркие и неординарные.

Когда Геннадий Николаевич ушел в отставку, его все равно узнавали, почитали и привечали. Все считают за честь быть с ним знакомыми. В Кремле и на малой родине в Пермском крае, в ФСБ и ФСО. Везде. Повсеместно.

Его жизненная позиция и общественная деятельность служат примером для окружающих. Молодежи надо равняться на таких людей.

Сегодня можно по праву сказать, что генерал-майор Зайцев Геннадий Николаевич — легендарный человек, «человек эпохи».

Сердечные поздравления с юбилеем — 85-летием — нашему дорогому Г. Н. Зайцеву! Хочется пожелать ему от всей души здоровья, счастья и долгих лет жизни, мира и добра. Быть в строю так же, как и раньше!

С уважением, генерал армии М. И. Барсуков.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
3808 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ФЁДОР БАРМИН
31 Августа 2019
ПЕРВОПРОХОДЕЦ

ПЕРВОПРОХОДЕЦ

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
31 Августа 2019
ЧЕЛОВЕК ЭПОХИ

ЧЕЛОВЕК ЭПОХИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание