16 июля 2019 20:09 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ЧЕМ ДЛЯ ВАС ЯВЛЯЕТСЯ ДЕНЬ 1-ГО МАЯ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Человек эпохи

Автор: ГЕННАДИЙ ЗАЙЦЕВ
ФИЛИПП БОБКОВ

30 Июня 2019
ФИЛИПП БОБКОВ
Фото: Участник жестоких боёв за Гнездиловскую высоту генерал армии Филипп Бобков и глава Спас-Деменска Валерий Брилиантов. Август 2013 года

Когда ушел из жизни мой друг и товарищ Юрий Иванович Дроздов, патриарх нелегалов и «крёстный отец» легендарного «Вымпела», вместе с ним ушла целая эпоха в истории разведки и спецназа КГБ СССР.

Теперь со смертью генерала армии Филиппа Денисовича Бобкова ушла эпоха в истории самого Комитета государственной безопасности СССР.

После развала Союза и ухода в отставку генерала Бобкова многие обвиняли в том, что он пошел работать к олигарху Гусинскому (Группа «Мост»). А как быть, если Филиппу Денисовичу за сорок пять лет работы в Комитете не дали даже пенсии? Ельцин распорядился: «Пятому управлению пенсий не давать!» Ну и как жить в этой ситуации?..

И другое обстоятельство: слыша критику в адрес Бобкова, я отвечал — вы еще не знаете, зачем он туда пошел! Может, наступит время, когда это будет ясно. И почему Гусинский вынужден был в 2000 году закрыть весь свой бизнес в России (после избрания главой государства Владимира Путина).

Это был порядочный человек, честный — перед собой и перед людьми. Не подлаживался под руководство. Житейский опыт и опыт оперативной практики, даже политической работы, у него был настолько значителен, что он вырабатывал своё мнение самостоятельно

А вообще история его такая. Родился Бобков на Украине 1 декабря 1925 года, в селе Червона Каменка. Мать скончалась после родов, и Филипп Денисович своей матерью называл вторую жену отца, вырастившую его.

Перед войной Бобковы жили на Донбассе, в Макеевке. Когда началась война, и немец стал занимать Украину, Бобковы перебрались в Кемеровскую область. Вскоре отец, Денис Никодимович, ушел добровольцем на фронт.

Филипп, проводив отца, работал в городе Ленинск-Кузнецке на строительстве завода. Был избран комсоргом. Затем его выдвинули на должность второго секретаря городского комитета комсомола. Он мог и дальше идти по этой линии, но не таков был Бобков: приписал себе в документах возраст (ему было шестнадцать лет) и осенью сорок второго был зачислен добровольцем в действующую армию. И был даже вместе с отцом в одной сибирской дивизии (тот получил смертельное ранение в сорок четвертом).

Первая битва, в которой он принимал участие, состоялась в Калужской области. Первый бой — за Гнездиловскую высоту на Смоленщине (теперь это Калужская область), и Филипп Денисович мне рассказывал, что тогда погибло очень много наших солдат и офицеров…

Его фронтовой путь — это в основе своей северо-западное направление: Смоленск, Могилёв, освобождение Прибалтики и разгром Курляндской группировки противника. Войну Бобков закончил на территории Латвии.

В годы войны был дважды ранен: средней тяжести и тяжело — от близкого разрыва мины получил сорок осколков. Долго лежал по госпиталям, но потом опять вернулся на фронт. Завершил войну командиром взвода, гвардии старшиной. За свои подвиги был награжден орденом Славы 3-й степени, двумя медалями «За отвагу» и другими медалями.

После демобилизации в сорок пятом году Филипп Денисович был направлен в школу СМЕРШ (ГУКР), в Ленинград. Окончив ее, в 1946 году был направлен в центральный аппарат МГБ — на должность помощника оперативного уполномоченного (ныне это должность младшего оперуполномоченного). Работал в контрразведке, там и рос.

Я с ним встретился в деле, когда он, будучи заместителем начальника Второго Главного управления КГБ, руководил в середине шестидесятых годов штабом во время суда над писателями-диссидентами Даниэлем («Николай Аржак») и Синявским («Абрам Терц»).

Процесс длился с осени шестьдесят пятого по февраль шестьдесят шестого, сами судебные заседания проходили 10-14 февраля 1966 года.

Произведения диссидентов вывозила на Запад Элен Пельтье-Замойская, дочь военно-морского атташе Франции, с которой был знаком Синявский.

Когда КГБ установил их авторство, Даниэль и Синявский были арестованы и отданы под суд, который проходил под пристальным вниманием иностранных спецслужб.

Так вот, я тоже присутствовал в штабе во время суда, решая прямо там, в рамках своей компетенции, возникавшие оперативные вопросы. И я видел работу Филиппа Денисовича — насколько все было взвешенно, как он реагировал даже, казалось бы, на «мелочи». Когда судья задавал подсудимым тот или иной неудачный вопрос, Бобков говорил в нашем кругу: «Ну что же он делает? Зачем такой вопрос?» То есть мелочей для него не существовало.

Я видел его в деле, когда были массовые беспорядки на территории северной Осетии. Видел его в Баку, когда было введено чрезвычайное положение… И всегда, когда я с ним соприкасался, это была школа обучения, это была школа жизни. Выйти к бушующей толпе и найти те слова, которые успокоят людей, на это способен далеко не каждый! А ему это было дано.

Во время трагических событий в Баку, когда сотрудники республиканского КГБ поддержали Народный фронт и вывесили на здании черный флаг, Бобков собрал всех в актовом зале и два с половиной часа выступал перед личным составом Комитета. Я все это слышал и до сих пор не устаю удивляться, насколько это был мудрый человек!

Помню, как Бобков заслушивал меня в своем кабинете, когда я докладывал о подготовке Группы «А» к обеспечению безопасности Московской Олимпиады 1980 года. И хотя при этой встрече присутствовали заместитель Председателя КГБ Виктор Михайлович Чебриков и начальник нашего Седьмого управления Алексей Дмитриевич Бесчастнов, задачи перед Группой «А» ставил именно Бобков…

В. М. Чебриков, правда, сказал: «Ты не дрожи. Мы тебя пригласили не для того, чтобы тебя распекать. А для того, чтобы ты понял — какие проблемы будут стоять и что для этого нужно делать. А если нужно, то мы готовы помогать в решении сложных вопросов. Из этого исходи». И весь разговор шел именно в этом направлении.

Я часто встречался с ним уже после отставки. А последнее время были вообще теплые отношения: он часто приходил на Арбат в наш офис Агентства безопасности «Альфа-95».

Не помню, какой это был год, но мы отмечали День чекиста в Кремле. После первого отделения было объявлено, что второе будет составлено полностью из выступлений зарубежных артистов, и я принял решение уйти из ГКД. Смотрю — Филипп Денисович! «Геннадий, — говорит, — давай хоть по рюмке выпьем за праздник». — «Давайте поднимемся на третий этаж, в буфет».

Поднялись — а там в три кольца очередь. Говорю ему: «Филипп Денисович, а поедем к нам в офис. Есть что выпить, есть чем закусить. Посидим, поговорим спокойно». — «Ты прав, поехали!»

Приехал к нам на Арбат, нашлась бутылка виски… Пообщались и разъехались в добром настроении.

…В чем причина гибели Союза, почему так получилось? Хочу процитировать один документ, опубликованный в журнале «Вымпел» (№ 1, 2000 год), который выпускал Юрий Иванович Дроздов («НАМАКОН»). И Бобков эту точку зрения разделял, поскольку хорошо знал, что «мы» разложились изнутри.

Речь Горбачёва на семинаре в американском университете в Турции. Газета «Заря» (Словакия), № 24 за 1999 год. Журнал «Вымпел» ее перепечатал.

«Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми, — сказал Горбачёв. — Меня полностью поддерживала моя жена, которая поняла необходимость этого даже раньше, чем я. Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране. Именно поэтому моя жена все время подталкивала меня к тому, чтобы я последовательно занимал все более и более высокое положение в стране.

Когда я лично ознакомился с Западом, я понял, что не могу отступить от поставленной цели. А для ее достижения я должен был заменить руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах.

Моим идеалом в то время был путь социал-демократических стран. Плановая экономика не позволяла развивать потенциал, которым обладали народы социалистического лагеря. Только переход на рыночную экономику мог дать возможность нашим странам динамично развиваться.

Мне удалось найти сподвижников для реализации этой цели, среди них особое место занимают Яковлев, Шеварднадзе, заслуги которых в нашем общем деле просто неоценимы…»

Никто в суд не подал — ни на журнал, ни на газету.

Так что причина развала Советского Союза заключается не в КГБ, а в руководстве КПСС.

Однажды ко мне приезжал Соколов — старший помощник (на последнем этапе) Горбачёва. И он рассказал, что когда Ельцин, Кравчук и Шушкевич собрались в Беловежской пуще, он зашел к президенту СССР и сказал: «Михаил Сергеевич, дайте мне «Альфу» и дайте команду, я поеду, арестую их и привезу в Москву». — «Нет, не надо этого делать!»

Так что развал Советского Союза произошел изнутри.

…На похоронах Филиппа Денисовича Бобкова народу была тьма. Я никогда не видел на Троекуровском кладбище такого скопления людей. Среди других выступавших был лидер ЛДПР Владимир Жириновский. И свое выступление он закончил словами: «Всем нам нужно брать пример с этого замечательного человека. Вот так нужно жить и действовать, как он жил и как действовал!»

Из общения с Бобковым у меня сложилось такое мнение. Это был порядочный (во всех отношениях) человек, честный — перед собой и перед людьми. Никогда не кривил душой. Не подлаживался под руководство. Житейский опыт и опыт оперативной практики, даже политической работы (член ЦК КПСС и депутат Верховного Совета РСФСР), у него был настолько значителен, что он вырабатывал свое мнение самостоятельно. Очень переживал за положение дел в стране.

Для меня Бобков является большим примером, как нужно служить Родине. «Мы сегодня прощаемся не только с выдающимся чекистом, но и с выдающимся гражданином нашего Отечества», — с такими словами я обратился к родным и близким Филиппа Денисовича.

Стоя перед его гробом, я вспомнил Троицу 2004 года. Это было 30 мая, когда мы с группой товарищей присутствовали в Троице-Сергиевой Лавре на Патриаршей службе. Туда меня пригласил как раз Бобков. И он же присутствовал при подъеме на звонницу самого большого в России колокола…

Вечная тебе память, Филипп Денисович! Теперь у тебя уже другая дорога. А мы, твои друзья и товарищи, вспомним добром все то, что ты сделал для нашей страны — начиная с того первого, страшного и кровавого боя за Гнездиловскую высоту, которые вы все-таки взяли. И победили. 

 

ЗАЙЦЕВ Геннадий Николаевич, Герой Советского Союза, генерал-майор. Командир Группы «А» в 1977‑1988, 1992‑1995 годах. Ветеран Президентского (Кремлёвского) полка.

Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» 4‑й степени, Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды (дважды).

Почётный сотрудник Госбезопасности и Почётный сотрудник ФСО.

Лауреат международной премии Андрея Первозванного «За веру и верность», литературной премии «России верные сыны» имени Александра Невского, Строгановской премии, литературной премии «Щит и меч Отечества».

Почётный гражданин города Чусовой Пермского края.

Автор книг ««Альфа» — моя судьба» и ««Альфа»: дела и люди».

Президент Агентства безопасности «Альфа-95».

 
 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
1651 просмотр
1 комментарий
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Комментарии:

Алексей: ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫ - ГЕННАДИЙ НИКОЛАЕВИЧ !!! ЗДОРОВЬЯ ВАМ !!!
Оставлен 12 Июля 2019 11:07:33
Общественно-политическое издание