20 апреля 2019 09:52 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Человек эпохи

Автор: ВЕРА ЛИТВИНОВА
ОЛЬГА ИЗ СПЕЦНАЗА

31 Января 2019
ОЛЬГА ИЗ СПЕЦНАЗА
Фото: «Когда я переходила в «Альфу», я не предполагала, что она будет значить для меня так много…»

МЫ ОДНОЙ ГРУППЫ КРОВИ «А»

Полковник ФСБ в отставке, офицер спецподразделения «Альфа», Ольга Спиридонова рассказала газете «Спецназ России» о своей службе в Группе «А» и работе в системе государственной безопасности.

Кавалер ордена Мужества, Ольга Яковлевна стояла у истоков создания женского отделения — было и такое! — в Управлении «А» Центра специального назначения ФСБ России и десять лет была его командиром.

Девушки занимались проверкой надежности различных антитеррористических режимов, в том числе на атомных электростанциях и иных особо важных объектах жизнеобеспечения страны, помогали совершенствовать существовавшую в те годы систему охраны. В результате удалось существенно повысить уровень безопасности ряда государственных и особо важных режимных объектов.

А вообще… полковник Ольга Спиридонова считает, что «женский фактор» играет значительную роль в работе спецслужб любой страны. И Россия тут отнюдь не исключение.

Полковник Ольга Спиридонова с Героем Советского Союза Геннадием Зайцевым и подругами по женскому отделению «Альфы»

Сотрудницы «Альфы» принимали самое активное участие в операциях по освобождению заложников на Дубровке («Норд-Осте») и в Беслане. Они выносили раненых заложников.

Боевые заслуги женщин-офицеров «Альфы» отмечены государственными и ведомственными наградами. За конкретные дела и заслуги. Например, майор Ирина Лобова (ныне подполковник, ветеран) вынесла на себе в Беслане более десяти человек. Когда она вернулась в расположение, боевые товарищи испугались — подумали, что она ранена… Но на ней была не собственная кровь, а кровь спасенных ею людей.

Недавно Ольга Яковлевна Спиридонова отметила юбилей. И редакция «Спецназа России» использовала это как хороший повод для интервью. Тем более, в год 45-летия Группы «А» КГБ СССР — Управления «А» ЦСН ФСБ России.

ДЕВУШКА И КГБ

— В какой семье вы родились? Ваши родители были люди военные?

— Нет, родители у меня были люди абсолютно гражданские, ничего общего не имеющие с военной службой. Сама я окончила Московский политехникум связи имени В. Н. Подбельского и уже по распределению попала в КГБ СССР, в Управление правительственной связи (сейчас это Управление ФСО). Но по специальности я проработала там не долго, потому что управление получило права райкома комсомола, и я ушла туда одним из заместителей — на общественную работу.

Года три отработала по линии райкома, потом — Высшая школа КГБ, а затем Седьмое управление КГБ. В девяностые годы я служила в Управлении собственной безопасности и уже оттуда, в 1998 году, попала в Группу «А». В тот момент в «Альфе» как раз решили организовать женское отделение.

— Как же так получилось, что вы выбрали для себя военную специальность?

— Мой дядя работал в Следственном управлении Лубянки. В те времена КГБ был основательно засекречен, информации в открытом доступе было очень мало. Разве что фильмы, редкие публикации в прессе… А дядя вел дела по военным и государственным преступникам, и меня это привлекало. Хотя я не очень точно представляла себе, что это за система — госбезопасность. Но хотела попробовать себя именно на этом поприще.

— Нетипичное желание для советской девушки…

— Вообще-то говоря, после десятого класса я пробовала поступить в институт связи, но не набрала достаточного количества баллов. И тогда пошла в политехникум. Если бы не распределение после окончания учебы, возможно, я пошла бы в институт и не попала в Комитет госбезопасности.

В БОЕВОМ КОЛЛЕКТИВЕ

— Расскажите подробнее о вашей работе до прихода в Группу «А».

— Седьмое управление КГБ СССР (сейчас Оперативно-розыскное управление) — это наружное наблюдение, одно из средств контрразведывательной деятельности, направленное на получение оперативно-значимой информации путем негласного слежения. Работа мобильная и подвижная.

К слову, созданная летом 1974 года Группа «А» была «прописана» именно в структуре Седьмого управления и только после развала Советского Союза оказалась в Главном управлении охраны (ныне ФСО), а уже потом была возвращена на Лубянку и при образовании Центра специального назначения ФСБ России вошла в его состав на правах управления.

Ирина Лобова и Ольга Спиридонова в Полевом учебном центре (ПУЦ)

— В Группу «А» вы пришли непосредственно из наружного наблюдения?

— Нет, после «семёрки», в 1994 году, я перешла на работу в Управление собственной безопасности ФСБ России на должность старшего оперуполномоченного по особо важным делам. И уже из УСБ ФСБ России, в 1998 году, пришла в Управление «А».

Управление «А» возникло в моей жизни совсем неожиданно. Я даже не предполагала, что попаду туда. В ответ на первое предложение, которое мне было сделано в разговоре, я начала подбирать кандидатуры и предлагать их командиру — генералу Александру Владимировичу Гусеву. Себя я не имела в виду, так как считала, что в «Альфу» должны идти люди совсем молодые. Но через некоторое время мне ответили, что хватит предлагать, так как подразумевался конкретный человек — я сама.

— Как вы себя ощущали не просто в мужском, но боевом коллективе?

— Первое время — как в стане врага. Образование женского отделения сотрудники приняли в штыки. Это сейчас все улыбаются и привыкли, а тогда надо было жестко отвоевывать себе пространство, так как подразделение легендарное, имеющее свою историю и традиции. Очень важно было найти свою нишу в деятельности Группы. И, конечно, физически женщины должны были быть хорошо подготовлены.

— Сколько человек было в женском отделении?

— Кроме меня была одна женщина со стороны и три из наружного наблюдения.

— А сейчас?

— Сейчас женского отделения в Управлении «А» не существует, при штабе работает только одна сотрудница. Но я думаю, через какое-то время к этому опять все-таки вернутся. Если же посмотреть на мировой опыт, да и опыт в нашей стране, то видно, что в каждом силовом подразделении спецслужб работают женщины. Немного, но они есть. И они нужны!

— Вы проходили какое-то дополнительное обучение, придя в «Альфу»? Получали ли специализацию?

— Да. Был составлен план подготовки, который включал в себя обязательную физическую и огневую подготовку, курсы бортпроводников, тренинги по ведению переговорного процесса, умение брать интервью, опрашивать свидетелей.

Была возможность пройти переподготовку по линии штаба в СВР России. Это курсы «разведка с позиции территорий» и курсы психологической подготовки — мы занимались с психологами, которые готовят специалистов для работы в различных ситуациях.

Потом мы уже со своей стороны организовали в подразделении подготовку по наружному наблюдению для сотрудников боевых отделов.

«КУДА ТЫ ЗАЛЕЗЛА?»

— Расскажите об операциях, которые вам особенно запомнились.

— Сильное и тяжелое впечатление оставил «Норд-Ост». После него я долгое время засыпала и просыпалась с мыслью, что мы чего-то не сделали. Хотя в первый момент, когда стало ясно, что все наши сотрудники остались живы, была такая эйфория — но продолжалась она, однако, до тех пор, пока не стали умирать заложники… Появилось ощущение беспомощности, несмотря на то, что от нас ничего не зависело, и все, что можно было сделать, было сделано. И даже более того!

Трудно передать словами это мучительное чувство. Мы в таких ситуациях больше беспокоимся за детей, а вот я поняла, что дети перенесли теракт на Дубровке значительно легче, нежели взрослые. Я смотрела по опросам — дети отчасти воспринимали все происходившее в зале как некую игру, не понимая до конца, что находятся в смертельной опасности. Для взрослых же все было значительно острее, тяжелее.

«Сильное и тяжёлое впечатление оставил «Норд-Ост». После него я долгое время засыпала и просыпалась с мыслью, что мы чего‑то не сделали»

Еще была операция за пределами Российской Федерации — в стране со сложной оперативной обстановкой — тоже достаточно напряженная, но в конце концов все обошлось благополучно.

Мы много работали на Международных авиационно-космических салонах, которые проводятся в подмосковном городе Жуковском, отработали порядка восьми масштабных мероприятий. И другие ситуации были, здесь, в Москве.

— В каком году вы ушли в отставку?

— В 2008 году, в Группе «А» проработала десять лет. Я считаю, что это очень много, потому что в моем понимании в «Альфе» можно работать максимум до сорока лет, — в какой бы хорошей форме ты ни был. Я вспоминаю свое состояние на тренировке на подвесных конструкциях — иду по этой балке, смотрю вниз и думаю: «Зачем тебе это надо? У тебя все есть — пенсия, звание, куда ты залезла?» Но тут же иду дальше, разговариваю сама с собой, спускаюсь вниз и опять лезу по ступенькам.

Когда я ушла в отставку, я очень скучала по Группе «А». Потом отпустило.

ПОСЛЕ ОТСТАВКИ

— Вы сами решили уйти?

— Конечно, сама. Когда мне исполнилось пятьдесят лет, я написала рапорт и попросила продлить его на год, пока буду искать другое место работы. Начальник Центра специального назначения ФСБ России генерал-полковник Александр Евгеньевич Тихонов продлил его на три года.

— А как в дальнейшем сложилась ваша профессиональная биография?

— После ухода из Группы я пришла в Институт проблем управления имени В. А. Трапезникова РАН, где и работаю по сей день. Вначале очень скучала по подразделению, по коллегам, по мероприятиям, болезненно реагировала, когда по телевизору что-то видела или слышала. Потом потихоньку втянулась в коллектив института.

— Чем занимаетесь?

— Как многие мои коллеги на пенсии, отвечаю за режим и безопасность объекта — заведующая отделом. Кстати, в этом году нашему Институту исполняется восемьдесят лет. Он был создан летом 1939 года на основе существовавшей с 1934 года Комиссии по телемеханике и автоматике Академии наук СССР.

«Мы много работали на Международных авиационно-космических салонах в Жуковском, отработали порядка восьми мероприятий»

В указе Совета народных комиссаров была обозначена цель — «развернуть фундаментальные исследования в области теории автоматического регулирования и создания автоматических устройств». За почти 80-летний период область деятельности ИПУ значительно расширилась и включает в настоящий момент все аспекты теории и практики управления. В основном у нас работают люди в возрасте, но в последнее время — и это здорово! — появляются талантливые молодые ребята.

…Плюс ко всему, в момент моего ухода из Группы «А» мой сын пошел в первый класс. Ребенок требует внимания, и в этом плане мой уход в отставку оказался ко времени. С ребенком, к слову, мне много содействовала Международная Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» и лично ее президент Сергей Алексеевич Гончаров: он помогал устроить сына в садик-пятидневку, в школу-интернат для военнослужащих и в кадетский корпус. За что ему низкий поклон и огромная благодарность.

ОРДЕН МУЖЕСТВА

— За что вы получили орден Мужества?

— За работу в Управлении собственной безопасности ФСБ России, еще до службы в Группе «А». У меня в производстве было несколько серьезных разработок, доведенных до логического конца, плюс работа по обеспечению безопасности (отдел в Управлении собственной безопасности у нас был по физической защите).

Собственно, Управление «А» возникло в моей жизни потому, что я работала в отделе по физической защите. Защищала одного из известных людей государства.

— Вы, женщина?

— Со стороны это, быть может, выглядело странно, но это действительно так: я отвечала за безопасность мужчины в два раза выше себя ростом. Впрочем, моей задачей было не самой защищать его, а правильно организовать его личную безопасность, расстановку сил и прочее.

Однако сложилось так, что когда я заступила на свою смену (это было в Главном военном клиническом госпитале имени академика Н. Н. Бурденко), мне пришлось остаться там… на три недели. Так решило руководство.

По итогам всей этой работы, а также предыдущих оперативных разработок я и была награждена орденом Мужества. Я считаю, что эта награда присуждена всему моему коллективу. Поймите правильно: это все, что я могу сказать, не раскрывая никаких деталей и не вдаваясь в подробности.

КОМАНДИРЫ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ

— Кого из командиров Группы «А» разных лет вы бы отметили?

— Я была зачислена в подразделение при Александре Владимировиче Гусеве, его заместителем был Александр Иванович Мирошниченко. Потом командиром был Валентин Григорьевич Андреев, за ним начальником Управления «А» стал Владимир Николаевич Винокуров.

Главный редактор «Спецназа России» Павел Евдокимов, Елена Данилина и Ольга Спиридонова. Футбольный турнир памяти Героя России Юрия Данилина. Школа имени В. В. Маяковского, Москва

Могу сказать только одно: все они абсолютно разные, и с каждым, естественно, надо было выстраивать свои индивидуальные отношения. Генерал Александр Владимирович Гусев мягкий, тактичный человек, при нем мне больше приходилось искать контакт с руководителями отделов — Александром Михайловым, Владимиром Келехсаевым и другими, на которых сотрудники смотрели, как на богов.

С Александром Ивановичем Мирошниченко было непросто, все-таки боевой генерал, прошедший в подразделении все ступеньки, начиная с рядового разведчика, участник многих специальных операций и боевых действий в Афганистане.

Генерал Валентин Григорьевич Андреев нас основательно гонял, но зато научил штабной культуре и дисциплине. Пришедший после него генерал Владимир Николаевич Винокуров тоже гонял, но научил другому — грамотно и системно работать с кадрами. От всех командиров я почерпнула что-то, что в дальнейшем мне неоднократно пригодилось.

— А с командирами отделов как отношения выстраивались?

— С ними общий язык мы нашли чуть позже, сначала притирались друг к другу.

— Вам часто приходилось взаимодействовать?

— Нет, не часто. В основном в командировках или на мероприятиях: задержаниях, обысках. Как правило, они брали одного человека из моего отделения. Причем, неважно, какой отдел, мы со всеми работали. А когда стали заниматься обучением наружному наблюдению, достаточно близко узнали всех ребят, и отношение к нам сразу поменялось.

— Женское отделение было подчинено какому-то отделу или действовало самостоятельно?

— Вообще Управление «А» ЦСН ФСБ России состояло из шести отделов и седьмого отделения, а также штаба. Я считаю, что седьмое отделение правильнее было бы включить в штаб, потому что мы много работали с документами и прочим, хотя номинально оно и было самостоятельным.

В седьмом отделении было пять человек, сменяемости сотрудников не сложилось. Отделение просуществовало десять лет под моим руководством, а после моего ухода в отставку было постепенно расформировано.

МЫ ОДНОЙ КРОВИ

— Чем для вас была служба в Группе «А»?

— Группа «А» сама по себе — отличная школа. Она дала мне умение работать в сложном коллективе, возможность в критический момент опереться на плечи друзей и коллег. И вот что еще я хочу отметить особо: в Содружестве Группы «А» КГБ-ФСБ замечательно развита поддержка ветеранов и членом семей погибших сотрудников. Когда я приезжаю в офис Международной Ассоциации «Альфа» на Мичуринском проспекте, я там отдыхаю душой, вижу родные лица. Когда бывшие сотрудники между собой встречаются, возникает ощущение, что все мы одной группы крови «А». Понимаем друг друга с полуслова.

— Как вы оцениваете свой личный вклад?

— Не знаю, сколько я со своей стороны принесла Группе «А» пользы, но она дала мне очень многое: уверенность, знания и дружбу. И мне было бы очень грустно, если бы в моей судьбе не было этого замечательного подразделения спецназа госбезопасности. Когда я переходила в «Альфу», я совсем не предполагала, что она будет значить для меня так много, — больше, чем другие подразделения, в которых я до того времени работала.

— Как вы считаете, женщинам есть место в спецназе госбезопасности?

— Если сейчас посмотреть на силовые структуры разных ведомств, то везде присутствует женский фактор (в полиции, по-моему, женщин сейчас даже слишком много). И я считаю, что Центр специального назначения ФСБ России в целом и Управление «А» в частности не должны от этого отказываться. Женская группа может быть небольшой и сфера ее деятельности — тоже, но в составе штаба она будет полезна и эффективна. 

«Группа «А» сама по себе — отличная школа. Она дала мне умение работать в сложном коллективе, возможность в критический момент опереться на плечи друзей и коллег»

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
4047 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание