26 сентября 2018 14:13 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Чем для Вас являются события «горячей осени» 1993 года в Москве?

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: ФЁДОР БАРМИН
КОМДИВ

31 Мая 2018
КОМДИВ
Фото: Полковник Андрей Кудряшов (справа) с офицерами вверенной ему дивизии

ПОСМЕРТИЕ ПОЛКОВНИКА КУДРЯШОВА

«Вера без дел мертва». Точно так же можно сказать относительно праздника Победы. Без конкретного наполнения он станет всего лишь помпезной акцией, проводящейся один раз в году «для галочки».

И наоборот: живая память о героическом прошлом делает 9 Мая очередным рубежом, когда подводятся итоги и намечаются планы на будущее. И когда вся страна и наши сооте­чественники за рубежом выходят на «Бессмертный полк» (это «новое оружие русских»), в 2018 году — свыше 10 миллионов.

…20 июня 2007 года на Среднем Дону со всеми почестями предали земле останки ста пятидесяти советских воинов. Имена троих тогда удалось восстановить, остальные остались безымянными: «Их имена Ты, Господи, ведаешь…»

Андрей Кудряшов прошёл путь от рядового бойца до командира дивизии

О том, что 28 апреля в райцентре Верхний Мамон найдена могила командира 267-й стрелковой дивизии полковника Андрея Кудряшова, погибшего в декабре 1942 года во время операции «Малый Сатурн», сообщили не только ведущие телеканалы, но даже русскоязычные информационные ресурсы в США и Канаде.

Эта история связала Москву и Дон, ветерана первого состава Группы «А» КГБ СССР Николая Берлева и главного редактора газеты «Спецназ России» Павла Евдокимова. И многих неравнодушных людей вместе с ними.

ПИСЬМО С ФРОНТА, 8 АПРЕЛЯ 1942 ГОДА

«Здравствуйте, мои любимые, дорогие Манечка, Ниночка, Валечка, Ларочка! Шлю вам, мои родные, привет, обнимаю вас, осыпаю искренними ласками и крепко целую. Особо шлю свой сердечный привет любимой крошке — Ларочке и поздравляю ее с днем рождения — 14 апреля. Уже два года моей дорогой крошке. Как видите, это письмо пишу самостоятельно, правда, с большим трудом, но все же сам. Здоровье немного улучшилось, и руки стали лучше работать.

Закончился двухдневный жаркий бой. Мы крепко всыпали немцам. Сейчас затишье, редко пролетают снаряды, мины и, как пчелы, жужжат пули, кое-где схватываются автоматчики. В эту относительно свободную минуту я пробрался в халупку, где с аппетитом попил крепкого, к тому же горячего чая и сейчас пишу вам это письмо. По моим расчетам, сегодня должен получить от вас письмо, жду каждый день».

…В то майское утро 2007 года заседание редколлегии газеты «Спецназ России» выдалось бурным — обсуждались события в Эстонии вокруг постыдного переноса властями Бронзового солдата из центра Таллина на военное кладбище. А тут вдруг телефонный звонок.

— Вас беспокоит помощник главы районной администрации Верхнего Мамона Сергей Иванович Бухтояров.

— Здравствуйте, слушаю вас, — ответил Павел Евдокимов.

— Дело в том, что поисковым отрядом найдена могила вашего деда, полковника Кудряшова Андрея Кузьмича.

— Позвольте, что значит «найдена»?!

Вообще, для Евдокимова Мамон — не отвлеченное географическое понятие, причем с детства. В семейном альбоме хранится фотокарточка, датированная 1965 годом: монумент павшим героям, салютующие пионеры… В том же году вдова комдива, Мария Даниловна Кудряшова, написала письмо с просьбой сообщить, что известно о ее погибшем муже. Душа была не на месте. И, как теперь выяснилось, не напрасно.

Ответ с Дона пришел скоро. «Из бесед с жителями Верхнего Мамона выяснилось, что полковник Кудряшов действительно был похоронен в нашем селе… в отдельной могиле, однако после войны по решению правительства все останки погибших были снесены в братскую могилу в центре села. Сейчас на месте захоронения возвышается величественный памятник, у подножия которого проводится торжественное возложение венков и митинги», — сообщал председатель исполкома Михаил Кобзев.

Завязалась переписка. По просьбе директора местной школы Д. И. Жиляковой вдова комдива выслала фотографию и подробную биографию мужа. «Сейчас, в канун празднования 50-летия Великого Октября, — сообщала Дарья Ивановна, — наши учащиеся особенно охотно и любовно украшают могилы тех, кто отстоял завоевания Великого Октября в суровые годы войны. Имя Вашего мужа занесено в книгу вечной памяти, которая находится у нас в школе. Если у Вас будет желание навестить места, которые защищал Ваш муж, то приезжайте, пожалуйста. Конечно, это лучше сделать летом…»

Вид с Осетровского плацдарма на Дон и меловые горы, где в декабре 1942 года располагались гитлеровцы и итальянцы

И вот по прошествии лет такая информация, как ледяной душ: поисковый отряд… найдена могила…

— В захоронении комдива Кудряшова обнаружена сабля, — уточнил Сергей Иванович и аккуратно спросил, — скажите, такое… могло быть?

— Все верно, сохранились фотографии того периода, где дед запечатлен на коне по кличке Абрек и при сабле.

— На 20 июня мы запланировали торжественное перезахоронение. Ждем вас на Дону. Приезжайте!

ПИСЬМО С ФРОНТА, 18 ЯНВАРЯ 1942 ГОДА

«Пару слов о себе. Чувствую себя хорошо. Новый год справляли на опушке леса наших рубежей под Москвой. Много вспоминал о вас. Дорогая Маня! Прошу тебя об одном — быть спокойной. Помни, что наши братья, сестры и друзья на занятой врагом территории хуже живут, но не теряют силы и уверенности в победе. Я понимаю, что тебе тяжело, но превыше всего ставь наше общее дело, интересы нашей родины. Воспитывай ребят, помогай им правильно понимать сложившуюся обстановку, учи их переносить невзгоды.

Дорогая Нина, любимая дочурка! Наша страна ведет тяжелую Отечественную войну. Весь народ должен помогать своей родине и переносить трудности. Вот победим врага и обратно будем вместе».

Долго размышлял редактор «Спецназа России»: как рассказать обо всем своей маме, Ларисе Андреевне Евдокимовой, урожденной Кудряшовой? Дочери комдива. Позвонил на Дон Дмитрию Фёдоровичу Шеншину — автору «Энциклопедии Верхнемамонского района», заместителю директора местного лицея. Тот дал мудрый совет: сказать, что старое, мол, захоронение за давностью лет пришло в полную негодность, поэтому решено перенести останки на новое место — торжественно, со всеми полагающимися воинскими почестями.

Но не прошло и двух дней, как НТВ сообщило о найденной могиле комдива Кудряшова. Поисковиков из отрядов «Дон» и «Варяг» к захоронению привел Иван Жиляков, которому в 1942 году было четырнадцать лет. Он запомнил фамилии четверых, погребенных тут.

Старший лейтенант Андрей Кудряшов с женой Марией

Останки майора Соколова и старшего лейтенанта Васильева эксгумировали из одной могилы. Недалеко были похоронены сержант Травин и полковник Кудряшов: в левой руке у него была полуистлевшая сабля, в правой — компас.

До перезахоронения оставалось несколько недель. Павел Евдокимов поехал к «деду Берлеву» (как уважительно называют этого человека в Группе «А») домой и объяснил ситуацию: «Вы сможете поехать?» — «Это святое, поедем обязательно!»

И Берлев слово свое сдержал.

Всякого, кто первый раз окажется на сельском кладбище Нижнего Мамона у старого русла Дона, окруженном статными соснами и тополями (их высаживал отец Берлева), оно поразит внушительной чугунной оградой в семьсот с лишним метров и пятиметровым крестом. «Землякам от Николая Васильевича Берлева», — гласит табличка у входа на погост.

— Вот под ним и меня положат, когда помру. На этом кладбище лежит мой отец, многие родственники… А вот тут в 1995 году я перезахоронил останки наших воинов, обнаруженные при строительстве. Вот под этой травой они все и лежат. Под этим Крестом примирения — одним на всех: и красным, и белым… Дочка сетовала, когда я ограду на кладбище делал: нам жить с мужем негде, квартиры нет, а ты 220 тысяч долларов на это потратил. «Наташа, все это вернется», — сказал я ей тогда.

Однажды Берлев, приехавший домой, чтобы почтить память отца Василия Семёновича, увидел, что на кладбище пасется скот. «Креста на вас нет…» А ночью ему приснился крест. И еще ограда.

— Наша охранная фирма «А-Щит» к тому времени встала на ноги, и я понял, что смогу по финансам осилить это дело. Завод, где я разместил свой заказ, простаивал, и мне поверили на «честное слово».

С тех пор наградой для Берлева является возможность увековечить память о своих земляках, поэтому и ограду, что приснилась ему, поставил, и крест, и храм св. Иоанна Богослова восстановил. Потом приступил к другому — Михаила Архангела, тоже в Нижнем Мамоне, обезглавленному в хрущёвские времена. В нем уже идут службы, восстановлена колокольня, но большая часть пребывает в руинах. Для полного возрождения храма требуются большие вложения.

«Я всегда в Бога верил, — говорит Николай Васильевич. — Как это сочеталось у меня со службой в КГБ? Сложно сказать… Но перед штурмом дворца Амина я и многие мои товарищи, как они признавались позже, просили: «Господи, помоги…»

ПИСЬМО С ФРОНТА, 27 ЯНВАРЯ 1942 ГОДА

«Уже второе письмо пишу вам с фронта. Перед выездом из Москвы я писал вам, что выезжаем на Северо-Западный фронт, но в пути получили переназначение и прибыли на Калининский фронт. Чувствую себя хорошо.

Протоиерей Сергий Чибисов отпевает найденных офицеров и солдат перед перезахоронением. Райцентр Верхний Мамон, июль 2007 года

Стоят крепкие морозы, фашисты — сволочи — не переносят наших холодов, и как только их выбьешь из села, так они дохнут на морозе. Но мы эти холода переносим легко. С одной стороны, мы привыкли к ним, с другой — тепло одеты. Я вновь в той шубе, в которой был в Финляндии, в теплых валенках и т. д. Так что дед Мороз проходит мимо меня, пытается поморозить, но ничего у него не получается».

Летом 1942-го гитлеровцы проводили операцию «Блау». Сражение за Воронеж, ожесточенные бои на юге области, близ Мамона… Однако вой­ска Юго-Западного и Воронежского фронтов остановили противника на донских рубежах, стратегический замысел Вермахта был сорван. Ну, а 17 июля началась Сталинградская битва.

Всех гостей Мамонской земли обязательно приглашают на обильно политый кровью Осетровский плацдарм с господствующей высотой 191,1, где на высоком каменном постаменте установлена пушка ЗИС-2. Эта высота, которую в палящий зной лета 1942 года защищали воины 415-го полка (командир Ф. Ф. Солдатенков), трижды переходила из рук в руки, но, в конечном счете, осталась за нами.

Отсюда видна вся округа: русло Дона, выгибающееся подковой, меловые горы на захваченном немцами и их сателлитами обрывистом правом берегу. Готовясь к отражению наступления, враги поливали их водой, и можно только низко поклониться нашим солдатам и офицерам, взломавшим в декабре 1942 года эту оборону.

Мамонские деревни защищали от неприятеля, пытавшегося прорваться к Осетровскому плацдарму, до самой зимы. Датой же освобождения всего района считается 17 декабря 1942 года — второй день проведения операции «Малый Сатурн» (16-30 декабря).

— Вот с этих мест и начиналось советское наступление на Сталинград в декабре 1942 года, — Николай Берлев показывает за Дон. — Наши родные «катюши» дали тогда залп, уложив приблизительно девятьсот советских бойцов… Такая вот страшная ошибка произошла. Моя мать, Пелагея Васильевна, потом рассказывала, что в каждой воронке по пять-шесть трупов лежало. Жутко представить…

267-я стрелковая дивизия, которую после тяжелой контузии и госпиталя принял полковник Кудряшов, формировалась в подмосковном Серпухове осенью 1942 года. Первый ее состав, формировавшийся в Старом Осколе, разделил трагическую судьбу 2-й Ударной армии генерала Власова. Из окружения смогла вырваться горстка солдат и офицеров, сохранивших, однако, знамена дивизии и полков.

Комплектование шло за счет новобранцев и бойцов после госпиталей. В состав дивизии входило три стрелковых полка — 844-й, 846-й, 848-й, 845-й артполк, 345-й отдельный истребительный противотанковый дивизион, 560-й отдельный саперный батальон и другие подразделения, положенные по штату (зенитчики, разведчики, связисты, медсанбат, авторота, хлебопекарня, ветеринарный лазарет, ремонтники и взвод НКВД).

Как установил Д. Ф. Шеншин, артполк полностью состоял из моряков Тихоокеанского флота. Укомплектование личным составом к 9 ноября 1942 года было, в основном, закончено, за исключением, как значится в формуляре дивизии (с которым мне удалось ознакомиться в Центральном военном архиве Министерства обороны), «некоторой нехватки материальной части (отдельная зенитная батарея)».

Перед отправкой на фронт полковнику Кудряшову и его бойцам были вручены знамена 267-й Старооскольской дивизии первого формирования. В 1943 году она получила знамя уже нового образца, с которым и прошла всю Великую Отечественную войну.

…6 ноября 1942 года 267-я сд получила задачу погрузиться в эшелоны, до 12-го числа шла подготовка. Накануне отправки в Серпухове состоялся прощальный вечер, с музыкой и танцами.

14 ноября полковник Кудряшов, как начальник гарнизона города, сдал под расписку гербовую печать и выехал на фронт. К 22-му четырьмя эшелонами дивизия в полном составе прибыла на станцию Бутурлиновка и получила задачу выйти к Дону.

С дороги комдив отправил родным короткое письмо: «Добрый день, дорогие Маня, Нина, Валя, Лара! Шлю вам искренний привет и от души крепко вас целую. Чувствую себя хорошо. За дорогу стал уже уставать. 25-26 буду на месте и тогда напишу более подробное письмо. Мне Должиков (адъютант — Ред.) говорил, что он оставил в блокноте адреса нашего места, Нина об этом знает, приехали к «Варваре». Маня! Я вновь и вновь прошу быть спокойной. Лучше живи с ребятами и береги их. Напиши, как ведет себя малышка. Пишите чаще. Это письмо опускаю в селе Семеновское на берегу Дона. Ждут ответ. Ваш папа».

Обнаруженные поисковиками в могиле комдива Кудряшова его сабля и компас

25 ноября 844-й стрелковый полк, совершив марш, сосредоточился в селе Верхний Мамон, 846-й полк — в Нижней Гнилуше (ныне село Приречное), 848-й полк — в селе Нижний Мамон.

После чего началась интенсивная боевая подготовка. Также осуществлялась разведка переднего края обороны противника по южному берегу Дона, и велась подготовка к форсированию реки.

В составе 15-го корпуса 6-й армии генерал-лейтенанта Ф. М. Харитонова в ночь на 12 декабря дивизия заняла рубеж на левом берегу Дона — напротив Дерезовки и восточнее нее.

Враг занял господствующий берег. Утопающие в снегах соломенные крыши домов и улицы села, фигурки солдат, танки… Бойцы и командиры одеты не в полушубки, а в обыкновенные шинели. Все это помогают увидеть походные карандашные наброски художника-фронтовика, уроженца Урала Валентина Зимина «Переправа у Верхнего Мамона». Сам он погиб в октябре 1943 года в боях под Харьковом.

В одну из ночей бойцы 844-го сп осуществили разведку боем переднего края врага. Сохранились воспоминания об этом командира взвода лейтенанта Александра Левина. Они ползли по-пластунски, медленно, с короткими перебежками. Когда в небе повисала вражеская осветительная ракета, становилось светло так, что можно было читать газету. Раздавались автоматные и пулеметные очереди — фрицы нервничали, вели оградительный огонь.

Когда до противоположного берега осталось немного, то выяснилось, что быстрое течение Дона не дало воде покрыться льдом. Тогда во всем обмундировании молодой командир прыгнул в ледяную «купель», подняв автомат над головой. Бойцы последовали его примеру.

К концу разведки некоторых не досчитались, но разведка боем прошла успешно. Метнув гранаты и дождавшись открытия массированного пулеметного огня, взвод тем самым заставил заработать огневые точки переднего края обороны фашистов. Приказ был выполнен с минимальными потерями.

Ночью 13-го решением комдива Кудряшова была проведена силовая разведка 2-м стреловым батальоном 848-го стрелкового полка. Его бойцы переправились через Дон и овладели стратегически важной высотой 166,9. Благодаря этому был точно вскрыт истинный передний край обороны фашистов, его опорные пункты и узлы сопротивления, определена огневая система противника перед фронтом дивизии. Кроме того, захват высоты создал плацдарм для последующего стремительного наступления и обеспечил дивизии надежное прикрытие при форсировании реки — противник не смог вести фланговый огонь.

Под звуки гимна и ружейного салюта казаки опустили гробы в глубокий четырёхугольный «окоп». Село Верхний Мамон. Июнь 2007 года

Из наградного приказа на красноармейца 2-го батальона 848 стрелкового полка И. С. Воскресенского: «В бою при занятии высоты 166,9 под ураганным огнем противника, оставшись один из расчета, на себе вытащил пулемет на скат высоты и вел огонь, пока не был разбит пулемет и не убит сам. Достоин медали «За отвагу»».

Самое же первое награждение в дивизии за Сталинград относится к 16 декабря и подписано комдивом Кудряшовым. Его адъютант лейтенант Т. Ю. Должиков и старший сержант К. М. Аферов были награждены медалью «За отвагу», успешно проведя эту самую разведку боевого расположения передовых частей дивизии и огневых точек противника на высоте 166,9.

Противником для 267-й сд были не только немцы. Когда в бою за переправу через Дон сержант 846-го сп И. Х. Коржанов овладел дзотом, то взял в плен трех солдат врага, оказавшихся итальянцами.

В 9 часов 30 минут 16 декабря началось наступление дивизии на село Дерезовка. В результате атаки полкам удалось прорвать первую линию обороны. Противник неоднократно переходил в контратаки, пытался восстановить утерянные позиции.

В самом начале наступления были ранены командиры 844-го и 848-го стрелковых полков. Анализ наградных документов позволил установить, что 844-й полк возглавил капитан Берлинский, а 848-й старший лейтенант Заика. Полками они командовали вплоть до окончания наступления.

Передовым в дивизии шел 846-й полк опытного, имевшего два ордена Красного Знамени майора Ращупкина.

Бой за Дерезовку был тяжелым — тридцать один командир погиб здесь. Большие потери понес при наведении переправы 560-й саперный батальон. Погибли все три командира роты, три командира взвода, не вышел из боя дивизионный инженер капитан Коротеев.

Андрей и Мария Кудряшовы с дочкой Ларисой. 1940 год

На боевом пути дивизии появилась первая братская могила. 288 воинов пали за освобождение этого большого села и были захоронены на донской земле.

Летом 2012 года в Дерезовке состоялось перезахоронение 223 офицеров и солдат РККА. На него из Москвы специально приехали Николай Берлев и Павел Евдокимов, а среди поисковиков, подымавших останки бойцов, был племянник ветерана «Альфы» — Александр Берлев, сотрудник Нововоронежской АЭС.

По-летнему палило солнце. Стайки опрятных детей, чинно стоявших с цветами, смотрели на взрослых, говоривших недоступные для их восприятия слова, на большой раскоп, в который один за другим крепкие мужчины в камуфляже стали опускать алые гробы. Пройдут годы, и они, уже взрослые, глядя на мемориал, будут вспоминать этот день, запах прогретой на солнце земли и букеты, положенные на свежий холм.

…В дни операции «Малый Сатурн» будущему герою штурма дворца Амина еще не исполнилось и двух лет. Это потом, спустя годы, товарищи по Группе «А» будут называть его дед Берлев. А пока он не мог знать, что это батареи 845-го артполка 16 декабря 1942 года в 8 часов ударили по врагу. Из-за густого тумана авиация бездействовала. В 9 часов 30 минут огонь был перенесен на второй эшелон обороны. В то же время началось наступление нашей пехоты. Противник стал отходить, цепляясь за отдельные тактически важные высоты и населенные пункты, введя в действие танки и, главным образом, боевую авиацию. Однако дивизия, преодолевая яростное сопротивление, шла и шла вперед.

«После трехчасового боя пехота продвинулась на два-три километра, — пишет Д. Ф. Шеншин, — овладела Дерезовкой и восточной окраиной Новой Калитвы. 17 декабря к 15 часам дивизия достигла села Дубовиково».

Первым сюда вышел 848-й стрелковый полк. Полковник Кудряшов лично руководил боем, находясь в боевых порядках дивизии. Для более успешного наступления и скорейшего овладения опорным пунктом он направил 844-й сп капитана Берлинского на лыжах в обход села. В результате удара с тыла и двух полков с фронта к исходу дня Дубовиково было освобождено.

Как потом расскажет ординарец Борис Родников, в 16:00 комдива расстрелял прорвавшийся «мессер» (поберег, очевидно, семью от излишних подробностей смерти «Бати»). А вот по воспоминанию И. Е. Жилякова, Андрей Кузьмич погиб от осколка мины или снаряда, что подтвердили раскопки: френч оказался пробит по спине — огромная дыра. Смерть была мгновенной…

— Снаряд или мина его убила. И как убило, почти пополам пересекло, — рассказал Иван Егорович, показывая рукой характер ранения. — А шофер его остался невредимый. Перед наступлением полковник у нас недалеко стоял на квартире. Хоронили его в гробу. Сюда привезли на грузовике. Был небольшой военный оркестр. Погребли с почестью, как надо. Мы детьми были любопытными, часто прибегали на окраину села, вот я все это и запомнил.

Один за другим подходили люди, и комья чернозёма гулко и дробно ударялись о крышки гробов…

В этом бою пали еще девять офицеров из командного состава дивизии. Погиб и заместитель 846-го полка майор М. С. Семёнов. Командование 267-й дивизией с 17 декабря 1942 года принял полковник Виктор Александрович Герасимов.

В последующем семья Евдокимовых передала в дар району уникальный документ — это выполненная в цвете «Схема решения по уничтож. пр-ка в р-не в. 166,9 и захвата плацдарма на пр. бер. р. Дон». Недалеко от контура Дубовиково, возле леса, кто-то, видимо, из офицеров штаба черным карандашом поставил крестик в круге и подписал: «Гибель Бати». В дивизии любили своего командира.

«…Андрея Кузьмича хоронила вся армия, — писали вдове командарм Ф. Харитонов и член Военного совета генерал-майор авиации В. Клоков. — Три минуты молчал, скорбел фронт об утрате своего любимого героя-командира, а потом тысячи бойцов, командиров ринулись в бой и жестоко мстили врагу за гибель боевого руководителя».

Развивая наступление, части 6-й армии полностью разгромили оперативную группу «Холлидт» и тем самым сорвали план Вермахта деблокировать окруженную под Сталинградом 6-ю армию фельдмаршала Паулюса.

Только за первые три дня боев прекратили существование девять дивизий и одна пехотная бригада противника, потерявшего только убитыми двадцать тысяч человек. Было захвачено в плен десять тысяч солдат и офицеров, уничтожено 64 самолета, 88 танков, 120 орудий и более пятисот автомобилей. Наиболее отличившиеся части получили почетные наименования «Донские», «Кантемировские» и «Тацинские».

Что касается 267-й дивизии, то ее части принимали участие в освобождении Украины, форсировали Сиваш, успешно штурмовали Джанкой, Севастополь и Сапун-гору. Боевой путь она завершила в Прибалтике, отличившись в Паневежесе и Шауляе, что нашло отражение в официальном наименовании двух ее полков.

В 1946 году 267-я Сивашская Краснознаменная ордена Суворова 2-й степени стрелковая дивизия была расформирована.

После перезахоронения солдат 267‑й стрелковой дивизии в селе Дерезовка. Весна 2012 года

…На День Победы 9 мая 2018 года Николай Берлев, приехав на Осетровский плацдарм, смешал его землю с крымской, привезенной им с Сапун-горы, являвшейся ключевой позицией на подступах к Севастополю. Вместе с ним в этом символическом акте приняли участие руководители района — Николай Быков и Василий Дудкин.

Одним из тех, кто 7 мая 1944 года первым ворвался на Сапун-гору, был стрелок 267-й сд Иван Яцуненко. Он принял штурмовой флаг из рук раненого парторга роты и вместе с двумя бойцами водрузил его на вершине, а потом получил тяжелое ранение. За этот подвиг в 1954 году ему было присвоено звания Героя Советского Союза.

ПИСЬМО С ВОЙНЫ, ДЕКАБРЬ 1942 ГОДА

«Драгоценная моя малышка — Ларочка! Шлю тебе, любимая крошка, свой сердечный привет… Желаю тебе отличного здоровья, счастья и скорой встречи со своим папой. Расти, моя любимая птичка, расти послушной, умной дивчиной. Слушайся маму, Нину и Валю, а когда Нина и Валя сами не слушаются маму, то скажи им, что пожалуешься на них мне. Расти, моя любимая дочь и друг, такой же большой и славной, как наша Ниночка. Расти и помни, что у тебя есть папочка, который на поле сражения ведет упорную борьбу за нашу землю, нашу Родину, за ваше счастье. Я крепко прижимаю тебя к своему сердцу, нежно ласкаю и целую. Твой папа».

Незадолго до гибели комдива Кудряшова собирались представить к званию Героя Советского Союза, и его вдова Мария Даниловна в 1945 году отыскала бывшего начальника штаба дивизии, который и сообщил ей об этом. Однако это не было сделано посмертно. В итоге Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года Андрей Кузьмич был награжден орденом Красного Знамени.

И все-таки как получилось, что шестьдесят четыре года могила комдива Кудряшова находилась в забвении? На этот вопрос ответил руководитель поискового отряда «Дон» Михаил Сегодин:

— Были такие случаи, что люди погибали целыми дивизиями и так и оставались лежать в полях и лесах. Когда мы подняли останки комдива, он был единственный из найденных нами воинов, кого похоронили в гробу. Его мы обнаружили примерно в километре от его «официального» места захоронения. Под дорогой, по которой ездили трактора. В 1940-х годах начали собирать останки погибших солдат из общих ям, — так называемых санитарных захоронений, — переносить их под памятники. Но фактически перенесли мало кого, ограничиваясь тем, что выбивали на центральных монументах имена и фамилии. Зачастую создавались «братские могилы», где солдат не хоронили.

Уже в середине 1940-х, судя по всему, «фанерная память» находилась в плачевном состоянии. Это можно понять из письма председателя райисполкома М. Покузиева, датированного 14 марта 1946 года: «…Ваш муж, погибший в бою за Родину, похоронен в селе В. Мамон… на территории колхоза «Заветы Ильича», памятник на могиле сохранился, но стекло разбито, и портрет Вашего мужа с памятника находится у директора НС № 8 тов. Свиридовой».

В том же 1946 году Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление «О взятии на учет воинских захоронений, о благоустройстве и сохранении братских могил и захоронений бойцов и командиров Красной Армии, партизан и партизанок Великой Отечественной войны».

К сожалению, из-за поверхностной оценки масштаба работ, состояния захоронений, их количества были определены нереально малые сроки работ по благоустройству. Сами работы были довольно слабо подкреплены и материально, и организационно.

Василий Дудкин, Николай Берлев, Павел Евдокимов и Сергей Бухтояров перед экспедицией за Дон рассматривают фронтовую карту с отметкой, где погиб комдив Кудряшов. Весна 2012 года

Повсеместно происходило «укрупнение» воинских захоронений. Одни остались по-прежнему безымянными, другие были срыты, запаханы, разрушены или перенесены не полностью. Но в отчетах они числились «перенесенными».

Очевидно, что люди, с которыми в 1960-х годах переписывалась вдова Мария Кудряшова, и не подозревали о том, что по какой-то неведомой теперь уже причине комдив не был перезахоронен. И что он, находясь в «потерянной» могиле, по-прежнему «сжимает в одной руке саблю, в другой — компас» (цитата по сообщению ИТАР-ТАСС от 22 июня 2007 года).

…Донское солнце палило нещадно. Собралось много народа — гости, жители окрестных сел. Они стояли рядом: Светлана Ивановна Тарасенко, дочка майора Соколова (ударение на первом слоге), приехавшая из Новокузнецка, Павел Евдокимов и майор Николай Берлев с орденом Красного Знамени. Его он одевает всего несколько раз в году: на 9 мая, 29 июля (день рождения Группы «А») и 27 декабря — на очередную годовщину штурма дворца Амина.

Накануне ближе к вечеру разыгралась настоящая буря с сильнейшим ливнем. Она поломала отдельные деревья, кое-где выбила электричество в домах.

— То же самое было в 1995 году, перед перезахоронением, которое мы тогда проводили, — рассказал Берлев. — Словно какие темные силы, лютуя напоследок, пытаются сорвать вечное упокоение солдатских душ.

Перед шеренгой алых с черной окантовкой гробов иерей Сергий Чибисов, настоятель восстановленного несколько лет назад храма во имя Митрофания Воронежского, отслужил поминальную литию. Да, лучшего места, где лежать им, и не сыскать: центр села, сквер, рядом — красивый храм из красного кирпича.

У Светланы Ивановны был постоянно платок у глаз:

— Я родилась 4 декабря, а похоронка пришла 22 числа. И мама все время переживала, успел ли отец получить известие, что у него родилась дочь.

Перед отправкой на Воронежский фронт. Ноябрь 1942 года

От Ивана Семёновича в семье осталась единственная фотография и извещение о смерти. Средств, чтобы отправиться из Кемеровской области на поиски могилы у детей майора Соколова не было. Они всегда поминали родителя у Вечного огня в своем Новокузнецке. Кадры, увиденные ими в новостях, потрясли и лишили покоя.

— Когда провожали отца, — рассказывала Светлана Ивановна, — моя сестра Нина долго бежала за поездом — словно чувствовала, что больше его никогда не увидит.

Под звуки гимна и ружейного салюта казаки опустили гробы в глубокий четырехугольный «окоп». Павел Евдокимов бросил горсть земли, взятой с могилы святой Матроны Московской на Даниловском кладбище. Один за другим подходили люди, и комья чернозема гулко и дробно ударялись о крышки гробов. Цветы, цветы… Венок от губернатора Воронежской области, от местной администрации…

«Дивизия помнит Андрея Кузьмича и мстит беспощадно за его смерть, за Ваше горе, — обращался к вдове генерал-лейтенант Ф. М. Харитонов в письме от 23 апреля 1943 года. — Над его могилой мы поклялись: за смерть боевого друга — уничтожить тысячи немецко-фашистских бандитов, и мы это сделали и будем делать впредь до тех пор, пока не останется ни одного фашистского мерзавца на нашей советской земле».

Для комдива Кудряшова, майора Соколова и старшего лейтенанта Васильева, чьи имена обозначены на граните, война завершилась. И для тех ста сорока семи солдат, «чьи имена Ты, Господи, ведаешь».

…Весной 2009 года Лариса Андреевна и Павел Евдокимов передали в дар Мамону пробитую осколком карту Генерального штаба РККА с карандашной отметкой: «Гибель Бати» и крестиком, указывающим на место смертельного ранения Андрея Кузьмича.

Через три года, летом 2012-го, состоялась экспедиция в район села Дубовиково, к месту гибели комдива Кудряшова. Туда, где советские войска, форсировав Дон и взломав эшелонированную оборону гитлеровских, итальянских, мадьярских и румынских частей, развивали победоносное наступление на Сталинград.

За Дон вместе с москвичами — Берлевым и Евдокимовым — выехали руководители Верхнемамонского района: глава администрации Николай Иванович Быков и глава законодательной власти, он же директор лицея, Василий Иванович Дудкин.

К слову, отец Дудкина из этих мест, родом из Дубовиково. Сам Василий Иванович вместе с ровесниками пас в окрестностях скот, а заодно собирал землянику — лакомство послевоенной сельской детворы. Так что места эти он знает лучше любого краеведа.

— Не зря, выходит, ординарец Борис поставил эту отметку, — сказал Дудкин. — Значит, полагал: пригодится она, розыск когда-нибудь будет вестись. Сколько лет прошло! И вот мы идем по его отметке и, подумать только, находим место смерти комдива. Удивительное дело! И волнительное… до слез.

Большое впечатление произвел на участников экспедиции вид растущего деревца, имевшего форму креста! Первым его увидел племянник деда Берлева Александр, работник Нововоронежской АЭС и активный участник поискового движения.

На перезахоронении в селе Дерезовка выступает глава Верхнемамонского района Николай Быков. 3 мая 2012 года

— Смотрите, крест! — указал он рукой.

— Да откуда здесь может быть крест? — возразили ему.

Когда подошли ближе, то вместо креста, как показалось издали, увидели молоденькое деревце… Предположили, что появилось оно в то время, когда в Верхнем Мамоне нашли и перезахоронили комдива.

Участники экспедиции смогли реконструировать ход боя. Во время наступления полковник Кудряшов вырвался вперед, попал под выстрел немецкого орудия (оно находилось на высотке, отмеченной на карте) и получил смертельное ранение в спину.

Под дубом, где погиб славный комдив, помянули самого Андрея Кузьмича, участников «Малого Сатурна» и всех, кто не вернулся с полей Великой войны. На этом месте возле опушки леса, до сих пор хранящего следы сражения, запланировано поставить памятный камень.

И еще. Вот что рассказал в письме от 19 мая 1967 года, хранящемся в лицее Верхнего Мамона, командир пулеметной роты 275-го отдельного пулеметного батальона 267-й сд старший лейтенант С. Е. Чевтаев:

«…Наш батальон занял позиции в лесу на левом берегу Дона напротив села Дерезовки. Было тихо, боевых действий не было, но в дневное время хождение запрещалось, а ночью не разрешалось включать автомобильные фары и разводить костры, хотя стояли сильные морозы. Ежедневно прибывали новые войска. Во дворах и в лесу было много замаскированной военной техники. Чувствовалось, что скоро начнется наступление.

13 декабря, вечером, к нам прибыл «Батя» — наш командир дивизии полковник А. К. Кудряшов. Он отдал боевой приказ: форсировать по льду Дон, выйти на правый берег и взять высоту 166,9. Свое обращение к нам он закончил словами: «Благословляю вас на суворовские подвиги».

Деревце в виде креста на месте гибели комдива Кудряшова в районе села Дубовиково. Весна 2012 года

В 23 часа, соблюдая осторожность, мы двинулись по льду и благополучно перешли на правый берег Дона, хотя здесь были немецкие позиции. На пути к высоте нам встретились заграждения из колючей проволоки. Саперы сделали проходы, и мы, утопая по грудь в снегу, двинулись дальше. Впереди шли разведчики. Они доложили, что на высоте слышится немецкая речь. Стремительным броском мы заняли окопы, немцы были выбиты, и мы заняли круговую оборону. На рассвете противник начал минометный обстрел высоты. Политрук Фролов выстрелом из ракетницы подал сигнал, и наша артиллерия с левого берега Дона открыла огонь по врагу. В то же время к нам прибыло подкрепление — человек 150. Высота осталась в наших руках.

В этом бою я был ранен и отправлен в медсанбат в Гороховку. Здесь я в последний раз видел командира дивизии А. К. Кудряшова. Он погиб в бою 17 декабря».

Комдив Кудряшов был убежденным коммунистом. Юношей пошел добровольцем в Красную Армию. Однако перед своей смертью, организуя наступление, использовал отнюдь не марксистскую фразеологию, когда обращался к бойцам дивизии: «Благословляю вас на суворовские подвиги». Этим многое сказано! 

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 
Оцените эту статью
5167 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание