26 сентября 2018 13:49 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Чем для Вас являются события «горячей осени» 1993 года в Москве?

АРХИВ НОМЕРОВ

Интервью

Автор: МАРИЯ БЕРОВА
РУССКАЯ ДОРОГА

28 Декабря 2017
РУССКАЯ ДОРОГА
Фото: Какая бы мелодия изначально ни была, пройдя через гармошку, всё получается про «русскую дорогу», про боль в сердце и Отечество. Дальше просто нужно слушать гармонь и понимать, про что конкретно она рассказывает.

«Адвокат деревни», «патриотический певец» — Игорь Растеряев удостоился этих эпитетов, когда в конце нулевых спел песню «Комбайнёры». Лихой парень с гармонью взорвал интернет: к сегодняшнему дню ролик «Комбайнёров» посмотрели более 6 млн. человек.

Игорь Растеряев — гармонист «из народа». Одаренный песнопевец современной России. Его песни просты и популярны. Они западают в сердце, потому что искренни, «задевают» душу, потому что правдивы. Легко ли петь их? Если творчество «всегда в твоей душе», то легко.

При этом Игорь не любит разговоров о патриотизме. Почему? Патриотизм — обычное чувство любого человека. На его концерты приходят совершенно нормальные, обычные молодые люди. И если они не патриоты, то — кто?..

Игорь родился в Ленинграде, в Дзержинском районе, в семье художников. Его мама — коренная петербурженка, ее предки пережили блокаду. Отец — уроженец Волгоградской области: той ее части, которая входила в состав Области Войска Донского.

С детства Игорь отдыхал в Михайловском районе, в Раковке, и однажды, вдохновленный воспоминанием и широкими степными полями родного хутора, написал у себя дома в Питере песню «Комбайнёры». Но затевалась она совсем не для зрителей… Как вспоминает Игорь, раковская молодежь вечерами любила собираться у местного магазина. Будучи душой компании, артист исполнял под гитару песни разных авторов, да и сам их сочинял.

В один прекрасный день, купив в «комиссионке» подержанную гармонь и постепенно освоив инструмент, Растеряев ради забавы приехал в Раковку и спел сочиненную им балладу «Комбайнёры». Алексей Ляхов, друг певца и его «неформальный продюсер», «используя» талант артиста, однажды заснял на видео такое выступление. В течение года ролик разлетелся на YouTube. Игорь Растеряев обрел всероссийскую известность.

На многие песни Игоря сняты клипы, которые активно расходятся в интернете и социальных сетях, среди них — знаменитая «Русская дорога», которая, как поется, «нам завещана от Бога».

По словам Игоря, какая бы мелодия изначально ни была, пройдя через гармошку, все получается про русскую дорогу, про тоску, боль в сердце и Отечество. Дальше, как он говорит, просто нужно слушать гармонь и понимать, про что конкретно она тебе рассказывает. Как говорит Растеряев, «гармошка — самый патриотичный инструмент», и он «ее слушает и выполняет рекомендации». Поскольку все это Божий промысел.

Песня и клип «Дальнобойная». С водителями трассы М6 «Каспий»

Природа на войне нам как родная мать,

Но есть время хорониться, а есть время наступать.

И вскоре объявились мы во вражьих городках

И стали все крушить вокруг, разбили в пух и прах.

Порвали на куски, измолотили в хлам

И, добивая, объясняли стонущим врагам:

Запомните загадочный тактический прием —

Когда мы отступаем — это мы вперед идем!

ИСПАНЦЫ БЛИЗКИ НАМ ПО ДУХУ

— Игорь, расскажите, что вам ближе, Волгоградская область или Петербург?

— Мне, если честно, все ближе. И Волгоград, и Петербург. Потому что для меня это примерно одинаково. У меня и тут дом, и там; и здесь я всех знаю, и там. Ну и дорога, конечно, мне нравится, постоянная перспектива перемещения из одной точки в другую.

— Вы поете о России, о селе, о народе. Почему выбрали именно эту тему?

— Это все гармонь. Песня пишется так. Сначала приходит мелодия — только потом текст. Мелодия тащит тему. А у гармошки темы все, видимо, горизонтально дорожные. Вот и весь секрет. Даже единственная песня — «Ленинградская», и та под гармонь. Потому она и вошла в «состав», что в ней изначально присутствует русский полевой простор — ледовое поле замерзшей Ладоги. Без этого заснеженного вида не дала бы гармошка пустить в себя европейский, вертикально графический город.

— Как вам обычно приходится перемещаться?

— Последние два года на машине езжу, особенно на «дальняк»: в Волгоград или в Финляндию.

— Расскажите о вашей поездке в Финляндию.

— Первый раз мы поехали в Финляндию в 2006 году — играть на гармошке на улицах Хельсинки. Но затейка эта не очень удалась: финны оказались прижимистыми ребятами, которые не особо прониклись группой «Сектор газа» и «Королём и шутом» с «ДДТ». На гармошку ведутся настороженно. И, если б не дружественный испанец, который подкинул нам 98 евро, с нашей затеей ничего бы не вышло. Но он сделал нам всю кассу. Поэтому испанцев я очень уважаю — они хорошие ребята, щедрые и близкие нам по духу.

— Что вы вынесли из этой поездки?

— Практически ничего, кроме рыбы, масла и хлеба в дырочку. Этого у них в достатке.

Вдалеке от больших городов,

Там, где нет дорогих бутиков,

Там другие люди живут,

О которых совсем не поют.

Не снимают про них сериалов,

Ведь они не в формате каналов,

И не пишет про них интернет,

Их совсем вроде как бы и нет.

Они молоды, но не студенты,

Ни «O’кеев» не знают, ни «Ленты»,

В суши-барах они не бывают

И в соляриях не загорают.

У них нет дорогой гарнитуры,

Наплевать им на эмо-культуру,

Не сидят в «контактах», в онлайнах,

Они вкалывают на комбайнах.

(Из песни «Комбайнёры»)

ПОПАСТЬ В ТЕАТР ПОМОГ СЛУЧАЙ

— Как вы попали в театральный институт?

— Туда я попал очень просто: мама услышала, что набирают на курс, и, так как сомневалась, что я поступлю на журфак, в который я собирался, сказала: «Иди попробуй, как запасной вариант, поступить в театральный». Я и попробовал. Случайно прошел туда, проучился, да и закончил, в принципе, нормально. Конечно, я никогда настоящим театралом не был, ни на какие спектакли активно не хаживал, за театральной жизнью не следил, да и актеров почти никаких не знал и не знаю…

— А как вы научились играть на гармони?

— Там никакого знания не надо. Ребята однокурсники мне показали, куда нужно нажимать, я и научился. Я нот, например, не знаю, но когда ты сочиняешь песню, то ты играешь ее постоянно, а потом на студии записываешь, так и учимся…

— Были ли забавные случаи во время работы в театре? Случались неожиданные ситуации?

— Одна сплошная забава была. Входишь с порога, и уже забавно!.. Для нас оно, конечно, привычно — мы в этой среде варились, но если б серьезный человек попал, ему бы это, наверное, стало интересно. Леха Ляхов (Алексей Ляхов, друг Игоря Растеряева и его соавтор) любил очень ходить в театр у нас. Иногда на первый ряд садился, — так ему были лучше видны эмоции артистов, — и затем нам выносил свои вердикты: кто хорошо сыграл, кто плохо, а мы просто «варились» в этом котле, и все.

Один раз ночью делали капустник к 8 марта. Там была атмосфера привольная, одни дядьки собрались, виски принесли, курят, пьют, вакханалия творческая, — и вдруг раз! — пошла молитва православная из колонок на весь зал. Тут все, конечно, немножко испугались, потому что не вяжется как-то совсем: все пьют, матятся, и вдруг какой-то батюшка начал читать псалом. Звуковик прибегает и говорит: микрофоны поймали волну радио «Радонеж» или «Мария» (днем, она, видимо, не ловит) и начали транслировать. Не знаю, насколько это было забавно, но нам было не до смеху — мы перепугались до ужаса.

В другой раз тоже зашли ночью в театр: «капустник» снимали, и я отправился в гримерку (а раньше я никогда не заходил в нее ночью) и прямо на глазах передо мной труба рванула, и вода к моей гармошке стала подбираться, я только успел ее на стол поставить. Потом трубу заткнули. Тоже, наверное, совпадение…

— Какие роли вы в основном играли?

— Роли у меня всегда были эпизодические, второстепенные, если не считать выпускного спектакля в институте, где я сыграл главную роль майора ветеринарной службы. Когда работал в театре, то играл, в основном, лакеев, алкашей и солдат. Исполнял номера на пиле, на ложках и на солдатской фляге. Напарником у меня тогда был Александр Стекольников, которого многие знают как Валентина Будейко из сериала «Универ. Новая общага». Вот мы с ним и шарашили: он чечетку, а я на ложках. Неплохо зарабатывали по тем временам. В театре я тоже тяготел к сольному творчеству, оно мне ближе почему-то, хотя и коллектив любил — он в БУФФе очень хороший.

«Тёплый ветер в поле летал, гулял, глядел, а потом этот ветер в окна влетел…»

— Вы учились в театральной академии. Наверняка там были интересные артисты. Расскажите о них.

— Для меня самым удивительным всегда был Слава Викторов. Очень скромный парень. Отслужил во флоте. На курсе им занимались недостаточно много, по моему мнению, — ролей не давали главных. Но этот человек всегда поражал меня тем, что ходил на все пары, в любое время суток и при любом самочувствии. Занимался с полной самоотдачей, хотя жил в пригороде в Колпино. И в итоге, не имея практически никакой роли в дипломном спектакле, — запомнился всем и полюбился больше всех остальных. Он, не имевший ни одного слова, умудрился все выразить без слов. Сделал всех! Вот эта его ответственность и желание — наверное, самое удивительное из работы сверстников.

— Если бы вы стали продюсером, кого бы вы продвигали?

— Я бы не стал продюсером. У меня бы растащили всю кассу, и на этом бы все продюсирование закончилось. Кроме того, я все-таки больше одиночка. С натяжкой можно сказать, что я «продвигаю» в своих песнях каких-то персонажей или идеи, хотя я просто о них пою. Это нельзя назвать продюсированием. Но продюсировать я бы не стал еще и потому, что не люблю никем управлять и не люблю никому подчиняться, потому что я такой.

Юрка — мой ровесник, мы из тех мальчишек,

Что в садиках советских, после запеканки,

Подтянувши шорты, начитавшись книжек,

Шариковой ручкой рисовали танки.

Было все прекрасно: все о мире пели,

Олимпийский мишка полетел куда-то,

И никто не ведал, что на самом деле

В этот год рождались новые солдаты.

В этот год рождались те, кого позднее

В горные ущелья загоняли маршем,

Чтобы повстречались с теми, кто смуглее,

Чуть побородатей и слегка постарше.

Те, кто расплатился за чужую подлость,

Уходил под пули прямо, не сутулясь,

Превращаясь в слезы, превращаясь в гордость,

В синие таблички деревенских улиц…

(Из «Песни про Юру Прищепного»)

«МЫ НЕ ЗНАЛИ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ПО-ДРУГОМУ»

— Красной нитью в ваших песнях проходит тема войны. В «Песне про Юру Прищепного» описана гибель боевого товарища и друга. Сейчас в нашей стране все жестче встает тема взаимоотношений с Западом. Как вы на это смотрите?

— Служить Родине — это, в первую очередь, укреплять ее экономику и, во вторую, бытовую составляющую, потому что мы реально зависим от западной продукции: «айфоны» у нас все импортные, машины тоже, шмотки все, в основном, иностранные. Работать надо получше нам, а не про патриотизм с утра до вечера вещать. Мы отстали по многим показателям от того же Китая, от Запада в очень многих областях.

Сейчас совсем другие войны впереди и вызовы… А с точки зрения военной техники, — это всегда все было у нас хорошо: мы весь мир завалили автоматами Калашникова и другой специальной продукцией. А молодежь — она стремится к бытовым, мирным вещам. То есть это нормальная жизнь нормального человека здесь и сейчас, и в этом плане мы проигрываем Западу.

Посмотрите, вот «легковушки» ездят — они все «ладовские», что ли? Нет, все стараются иномарку взять. Вот что имеют в виду, говоря о Западе, а не то, что у нас какие-то «не патриоты». Курская дуга закончилась, нужно что-то мирное делать. Конечно, это менее приятно: героем себя ощущаешь меньше… А куда без этого? Это будущий плацдарм для процветания и благополучия.

— После распада Советского Союза страна пережила немало испытаний, которые отразились на ее жителях… Это и война в Чечне, и война в Южной Осетии. Как вы сами воспринимаете эти годы? Отразились ли войны на ваших близких, друзьях, знакомых? Были ли ребята, прошедшие войну?

— Когда началась эта история, самому мне, собственно, было мало лет. Ведь для меня 1990-е годы — время моего детства. Это период, когда мне было от десяти до двадцати лет. Меня лично война в Чечне никак не коснулась, потому что, к счастью, я там не воевал и не был. Ровесники, раковские ребята, которые служили, конечно, воевали, но это было уже во время Второй чеченской кампании. Раковка, Волгоградская область, — это Северокавказский округ, соответственно, их туда и подгребали… В «Песне про Юру Прищепного» все показано про них. Он там и погиб… А песня — это, скорее, образ, символ тех ребят, которые ушли. Лично на мне, я думаю, не очень сильно отразились проблемы 1990-х. Потому что все-таки это было детство, и притом я уже про это, как про театр, говорю — мы воспринимали все естественно и не знали, что может быть как-то по-другому…

— А как вы сами относитесь к войне? Это действительно нужно для страны как «эффективное» средство для достижения политических и экономических целей, или мы можем идти и другим путем?

— Очень странный вопрос. Что это значит — она нужна для России, или лучше ее «обходить»? Это данность такая, история человечества. Опять же, как и ситуация с селом в стране. Я авторитетно, тем более на страницах газеты «Спецназ России», об этом рассуждать не берусь, потому что никогда не был в армии и уж тем более не воевал. Я всего лишь написал несколько песен о героях войн либо о людях, которые там были. Это надо спросить у тех людей, которые воевали. Вот они бы авторитетно ответили!

«ОЗЕРО ЧУДИ» СЛЕПИЛИ ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ

— У вас есть замечательная песня и клип «Ростов». Как родилась идея написать ее? Что послужило вдохновением?

— Это путевая зарисовка, сделанная из эсэмэсок, которые я отправлял своим друзьям, находясь в Ростове. Крайне удивленный жизнью города, ростовчанами, я делился впечатлениями. Многие по ошибке принимают эти песни, тот же «Ростов», как призыв идти что-то громить, «наводить порядок». Но если говорить правду — это своеобразный очерк насыщенной жизни города.

— Да, как поется в этой вашей песне под непременную гармонь: «Но я бы даже с севера бы нападать не стал: есть в каждом городе у нас ростовский филиал!» Скажите, какое место в вашей жизни занимает гармонь?..

— Творчество идет параллельно с моей жизнью. Оно не может занимать какое-то место, оно всегда в твоей башке и в душе. Оно двадцать четыре часа. Это, может быть, и не видно, и ты можешь об этом забыть, но оно есть и время от времени проявляется неожиданно для тебя, когда ты что-то делаешь.

— Что представляет собой новый клип «Озеро чуди»? О чем он?

— Это мультипликационный ролик, лепили мы его месяц, а точнее — три недели или даже две. Сроки были лютые, но благодаря сибирякам мы справились. Песня написалась неожиданно, под вдохновением, и презентовать ее имело смысл только в Питере, потому что здесь есть человек, который играет на жалейке. Плюс на большом экране в «Космонавте» его можно показать. Поэтому всегда в Питере стараемся такие песни презентовать.

…Игорь Растеряев, по его словам, не может серьезно относиться к такому определению по отношению к себе, как «адвокат деревни». Он поет про жителей хуторов и станиц Волгоградской области. Хорошо знает их, никого другого, по сути, не видал: «Так про кого же мне еще петь?» Однако в наше время уже одно это есть патриотизм, не пафосный и не гламурный, а просто патриотизм — «природный», народный. Исконный.

Улица имени Юрия Прищепного. Волгоградская область, Михайловский район, хутор Субботин

Время боль не лечит, а смиряет с нею.

Будет постоянно мысль меня тревожить:

«Вот проходят годы, а не я взрослею:

Это просто Юрка с каждым днем моложе».

Но пора настанет, верю без оглядки,

И в огромной книге летоисчисления

В год восьмидесятый лягут, как закладки,

Синие таблички — символ поколения.

Прокричат таблички нам открытым текстом:

«Надо жить достойно! Надо жить непошло!»

Все, что было Юркой, все, что было детством,

С этого момента сразу стало прошлым…

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

Растеряев Игорь Вячеславович. Актер театра и кино, автор и исполнитель песен под гармонь и гитару, композитор, поэт. Родился в 1980 году в Ленинграде. Выпускник СПбГАТИ. Актер театра БУФФ. Лауреат Всероссийского конкурса артистов эстрады «Степной волк» (2011 год).

Всероссийскую популярность приобрел благодаря песне «Комбайнёры», которая была размещена на YouTube его другом Алексеем Ляховым. В 2010 году ролик вошел в десятку самых популярных видео в России. Автор музыкальных альбомов и многих песен собственного исполнения. Живет и работает в Санкт-Петербурге.

Прищепной Юрий Анатольевич родился в семье военных 27 мая 1981 года, в городе Чарджоу (бывший Ленинск) Туркменской ССР, где его отец проходил службу.

Юра много читал, в том числе и по военной тематике, мечтая пойти по стопам отца, несмотря на удручающее состояние Вооруженных сил, которое было в 1990‑е годы. В армию провожали всем селом. Был зачислен в отряд специального назначения ГРУ старшим разведчиком. Участвовал в боевых операциях, был пулеметчиком.

26 мая 2001 года группа Юрия Прищепного, возвращаясь с задания, попала в засаду в Веденском ущелье. Завязался бой. За 35 минут Юра успел застрелить шестерых боевиков. Одним из выпущенных снарядов Юрию оторвало левую руку. Тогда по захваченному у боевиков мобильному телефону Юра вызвал огонь на себя. От разрывов снарядов солдат раскидало в разные стороны. Но Юрий был еще жив, когда его, тяжелораненого, нашли выжившие боевики. Над ним издевались, нанеся в общей сложности пятнадцать ножевых ранений. Подоспевшая подмога смогла его отбить, но солдат скончался на руках у товарищей.

Юру похоронили на родине — на хуторе Субботин, со всеми воинскими почестями. В его честь названа улица, а также установлена мемориальная доска. Посмертно он награжден орденом Мужества.

СЛОВАРИК

Жалейка — старинный русский народный духовой деревянный музыкальный инструмент — древесная, тростниковая или рогозовая трубочка с раструбом из рога или бересты. 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 73 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

http://vk.com/specnazalpha

 

 

 
Оцените эту статью
7802 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4.9

Читайте также:

Автор: ВЛАДИМИР САМСОНОВ
28 Декабря 2017
УГРО, СПЕЦНАЗ И ВДВ

УГРО, СПЕЦНАЗ И ВДВ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание