19 ноября 2017 11:15 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: ВЛАДИМИР СЕМИРЯГА
«ДИНАМИТ» ИЗ ГРУППЫ «А»

30 Сентября 2017
«ДИНАМИТ» ИЗ ГРУППЫ «А»
Фото: «Я хорошо помню нашу первую встречу. Было это в Новый год. Меня пригласила моя подруга. Сказала, что хочет познакомить с очень хорошим человеком»

ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛА АЛЕКСЕЯ СЕРГЕЕВА

Странно порой складывается наша жизнь. Жил себе московский паренёк Лёша Сергеев. Учился в школе, занимался в секции бокса, встречался с девчонками и не помышлял ни о каких героических делах. Мечтал о профессии инженера.

Почему мечтал? Да потому, что в технический вуз нельзя поступать от нечего делать. Инженерное дело надо любить, тянуться к нему. Технические дисциплины, в отличие от гуманитарных, базируются на вполне конкретных законах, исключающих двойное или иносказательное толкование. Они имеют строго определенный смысл и строго определенную формулировку. Быть может, именно доказательность, четкость и однозначность, свойственные техническим дисциплинам, и сформировали характер Алексея Сергеева.

Хотя, возможно, все было наоборот: в силу наличия именно таких черт характера, полученных от родителей (отец Алексея был инженером, мама — бухгалтером), он и поступил в технический вуз — Московский институт инженеров транспорта.

Генерал Алексей Сергеев объединил в себе две эпохи: советскую и российскую

Кстати, много лет спустя командир Группы «Альфа», Герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев так и сказал о Сергееве: «В своей работе он был очень дотошным, порой даже слишком. Кому-то это нравилось, кому-то — нет. Кому-то он казался слишком жестким, для кого-то был неудобным. Но все понимали, что это в интересах дела».

В институт Алексей Викторович поступил и успешно его закончил по специальности «Мосты и тоннели», после чего по распределению попал в Метрострой. Было это в далеком 1977 году. Проработал Алексей Сергеев в Метрострое до февраля 1981 года, когда ему поступило предложение, от которого, как говорится, нельзя было отказаться: ­перейти на работу в органы государственной безопасности. Точнее, отказаться можно, но Сергеев каким-то внутренним чутьем понял, что это то дело, о котором он, быть может, подсознательно мечтал всю жизнь. И он согласился и ни разу потом не пожалел о своем решении.

И начались для Алексея Сергеева отнюдь не романтические будни чекистского сотрудника одного из московских районных отделов Управления КГБ СССР по Москве и Московской области.

В это же время проходило становление подразделения «А», которое было создано секретным приказом Председателя КГБ СССР Юрия Андропова от 29 июля 1974 года. Первый набор составлял тридцать человек. Перед ними были поставлены серьезные задачи по проведению специальных операций по предотвращению террористических актов, нейтрализации террористов, освобождению заложников и т. д.

В 1982 году новый поворот судьбы: Сергеев решает стать сотрудником Группы «А» Седьмого управления КГБ СССР. За плечами ее бойцов уже было немало славных дел, главные на тот период — три командировки в Афганистан, участие в операциях «Шторм-333» (штурм дворца диктатора Амина) и «Байкал-79» (захват стратегических объектов в афганской столице). Служить в этом подразделении стремились многие, но преодолеть строжайший отбор удавалось единицам.

Из воспоминаний Героя Советского Союза, командира Группы «Альфа» Геннадия Зайцева: «У меня было правило: с каждым потенциальным сотрудником я лично встречался и беседовал. Убежден, что необязательно съесть с человеком пуд соли, как говорит пословица, чтобы понять, кто он. Я всегда старался понять, что за человек передо мной, в ходе первой же встречи. Беседу я начинал с одного вопроса: «Вы знаете, что служба в этом специальном подразделении сопряжена с опасностью для жизни?». И смотрю на человека. Если он затушуется или замнется с ответом, то я, как правило, заканчивал беседу и отвечал отказом кандидату. Такой же вопрос я задал и Сергееву. Не помню, что он мне ответил, но, поскольку он стал сотрудником Группы «Альфа», ответ его был правильный».

О многих своих героях страна узнает только после их смерти

С началом вой­ны в Афганистане численность Группы «А» была увеличена в несколько раз. Зная, что эта служба сопряжена с риском для жизни, в «Альфу», однако, устремился поток комитетовской боевой молодежи — те, кто был готов и хотел жить особой жизнью, для которой создан и подготовлен далеко не каждый сотрудник спецслужб.

«Впервые я увидел Алексея в спортивном зале на Петровке, 26 в середине лета 1982 года, — вспоминает полковник Александр Михайлов. — У 1-го отделения Группы «А» проходила тренировка по рукопашному бою. В паре с Алексеем работал Михаил Сидоров, тогда уже признанный боец по рукопашному бою.

Со стороны было видно, что Алексей раньше занимался боксом. Жесткий, резкий — энергия так и выплескивалась через край. Михаил что-то объяснял, показывал, поправлял и просил еще раз повторить.

Осенью того же года я был зачислен в 1-е отделение Группы «А». Совместные выезды на стрельбища, работа в тире, тренировки в спортзале дали возможность присмотреться друг к другу и сблизиться.

Лёша — человек целеустремленный, глубоко порядочный, прямой, который не боялся говорить правду в лицо, поэтому кому-то не нравился. Но мы подружились… подружились крепко, «на всю оставшуюся жизнь».

За годы нашей дружбы (а это более тридцати лет) все было — и споры, когда каждый из нас отстаивал свою позицию, и раздражение, и недомолвки, но никогда это не давало нам право перейти грань дружеских отношений, взаимопонимания и взаимоуважения. Потому что дружба родилась в Группе «А», проверилась, утвердилась и окрепла в боевых операциях и жизненных ситуациях», — отмечает полковник Михайлов.

Стоит добавить, что за взрывной характер коллеги прозвали Сергеева «Динамитом».

ТБИЛИСИ. «КРОВАВАЯ СВАДЬБА»

Первым серьезным испытанием для него стало участие в операции по освобождению заложников в Тбилиси в ноябре 1983 года. Тогда семь отморозков из числа золотой молодежи сымитировали свадьбу, пронесли в салон самолета четыре нагана и две учебные гранаты с боевыми запалами и захватили самолет с 58 пассажирами и семью членами экипажа.

Бандиты вели себя дерзко, жестоко: пять человек были убиты, двое получили тяжелые ранения. Учитывая крайне сложную ситуацию, в Тбилиси прибыли сотрудники Группы «А» во главе с Геннадием Зай­цевым.

Были сформированы три группы захвата. Той, которой предстояло действовать из пилотской кабины, руководил Владимир Зайцев, группу с правого крыла возглавил Владимир Забровский, группу с левого крыла — Михаил Головатов.

С товарищами по Группе «А» КГБ СССР

Сергеев был в третьей группе. Врывавшийся первым с левого крыла Игорь Орехов (Сергеев шел за ним вторым) потом вспоминал: «Пока лежал у люка, продумал каждый свой шаг. «Сейчас я вскочу, выбью люк. У самолета Ту-134 два люка, которые выходят на крыло, значит, между ними салонная перегородка… Здесь я должен упасть, встать… Будут сложности с пассажирами, которые сидят у люка…»

Но в жизни оказалось все по-другому. Пассажиров на этих местах не было, спинки кресел оказались опущенными вперед, и люк упал в другую сторону.

Падаю в проход, вскакиваю. Дым, ничего не вижу. Тут еще ребята со всех сторон пошли. Поднимаю забрало каски. Понимаю, что попал в начало второго салона, где были пассажиры. В салоне темно, небольшая подсветка. Крики, стоны. Мы тоже кричим: «Где? Где?» Пассажиры показывают: «Вот они».

Мне достался один из бандитов, раненый в шею. Он сидел в третьем ряду салона, у прохода, и контролировал ситуацию. А порядок такой: если кто-то тебе попался, работаешь с ним до конца. Boт я и работал…»

После захвата преступников и освобождения пассажиров (при штурме из них никто не пострадал) Алексей Сергеев вместе с другими сотрудниками проводил тщательный досмотр салона самолета на предмет установки взрывного устройства.

ЗАХВАТ В УФЕ

В 1986 году в аэропорту Уфы был захвачен самолет с 76 пассажирами и пятью членами экипажа. Террористами оказались двое солдат, служивших в роте специального сопровождения судебных органов. Они «устали от нападок офицеров» и решили угнать самолет, чтобы сбежать из страны. По пути в аэропорт расстреляли милицейский наряд ПМГ, убив двух сотрудников.

Генерал Алексей Сергеев был абсолютно не публичным человеком

Особенностью предстоящей операции было то обстоятельство, что дезертиры во время своей службы принимали участие в антитеррористических учениях, изучали устройство воздушных судов и способы проникновения в самолет. Поэтому они представляли, что предпримет спецназ. Дезертиры были основательно вооружены: ручной пулемет, автомат Калашникова, снайперская винтовка Драгунова и 220 патронов.

Группа «А» совершила посадку в уфимском аэропорту утром 20 сентября. Стали продумывать варианты захвата. На стоявшем рядом самолете бойцы отрабатывали новый, не применяемый никогда ранее, даже на тренировках, вариант. Сняв каски, бронежилеты и оставшись без оружия, они репетировали скоростной штурм самолета. Вскоре стало известно, что двое террористов, Мацнев и Ягмурджи, потребовали себе наркотики.

Получив «дурь» и выпив три ампулы, Ягмурджи уснул. Мацневу же стюардессы Елена Жуковская и Сусанна Жабинец подсунули чашку, слив туда оставшиеся ампулы. Мацневу стало плохо. И в этот момент группа захвата из пилотской кабины ворвалась в салон самолета. Раненый Мацнев успел сделать несколько выстрелов в атакующих, но ответным огнем был убит Виктором Блиновым, Ягмурджи — ранен в ногу.

«В ходе переговоров разъяснили, что при стрельбе нарушена герметизация салона, — вспоминал на страницах «Спецназа России» подполковник Евгений Исаков. — Поэтому, если они не отказываются от намерения вылететь за границу, необходимо перейти в другой самолет (где предварительно разместились сотрудники Группы «А») или ремонтировать этот. Бандиты дали согласие на ремонт с наружной стороны и разрешили допустить в салон одного специалиста. После того, как на борту побывал подполковник Коцаго, мы направили к лайнеру группу захвата в количестве шести человек. Естественно, под видом «ремонтной бригады». В нее вошли В. П. Гришин, М. Я. Картофельников, А. В. Ларин, М. А. Сидоров, А. В. Михайлов и А. В. Сергеев. Они установили стремянку у пилотской кабины, возле правого и левого крыльев и у заднего грузового отсека, т. е. в местах возможного проникновения в самолет. Подогнали трап. Однако бандиты, передумав, отказались впустить «специалистов» — и потребовали убрать трап».

Своими действиями «техническая бригада», в которую входил и Сергеев, под видом активного ремонта лайнера, рискуя жизнью, усыпила бдительность террористов.

За участие в этой операции Алексей Сергеев получил свою первую боевую награду — медаль «За отвагу».

Как и все в подразделении, в 1980-х годах он прошел так называемую боевую стажировку в Афганистане, когда по решению руководства КГБ было решено обкатать этой горячей точкой весь личный состав Группы «А».

ОПЕРАЦИЯ В САРАТОВЕ

10 мая 1989 года во время прогулки в изоляторе № 1 города Саратова четверо уголовников захватили двух женщин-контролеров, а затем еще и двух несовершеннолетних подследственных. Забаррикадировавшись, бандиты потребовали четыре пистолета, 10 тысяч рублей, транспорт и возможность выезда за пределы области.

Местными властями было принято решение удовлетворить требования бандитов. Дальнейшие события напоминают плохой боевик. Бандиты на «Рафике» вырываются в Саратов, долго петляют по улицам, а когда в машине заканчивается бензин, совершают разбойное нападение на владельца «Жигулей», захватывают еще одну заложницу.

Этот ночной кошмар продолжается пять часов. В итоге преступники отрываются от преследовавших их машин милиции и скрываются в квартире знакомых одного из бандитов, взяв в заложники ее обитателей. Обнаружить их удалось совершенно случайно: бандиты, которые, очевидно, плохо представляли, что делать, послали сына знакомого за водкой. Тот и позвонил в милицию.

Дом срочно был оцеплен. Однако в силу беспомощности местных органов правопорядка действовать пришлось сотрудникам Группы «А». Из Москвы прилетели бойцы во главе с Героем Советского Союза Виктором Карпухиным. Им предстояло сделать то, что они еще никогда не делали в СССР: штурмовать квартиру с заложниками и террористами.

Командир Группы «А» Геннадий Зайцев (справа) перед строем сотрудников. Где‑то среди них и Алексей Сергеев. 1980‑е годы

Бойцы с помощью специального альпинистского снаряжения спустились с крыши и буквально влетели в окна захваченной квартиры, забросав преступников имитационными гранатами. В это же время вторая группа вышибла дверь тараном и ворвалась в квартиру. Через несколько секунд заложники были освобождены.

Все участники операции были отмечены руководством страны и КГБ СССР. Алексей Сергеев — орденом Красной Звезды и знаком «Почетный сотрудник Госбезопасности».

СУХУМИ. ШТУРМ В СУБТРОПИКАХ

Лето 1990 года. Столица Абхазии жила своей неспешной курортной жизнью. Однако весть о том, что группа уголовников захватила изолятор временного содержания, взяла заложников из числа персонала и выпустила из камер 68 подследственных и осужденных, мгновенно разносится по городу. Положение усугублялось еще и тем, что в изоляторе находилось более трех тысяч стволов, изъятых у населения.

Ситуация вокруг ИВС оставалась напряженной вплоть до 13 августа, когда в Сухуми прилетели 22 сотрудника Группы «А» и 31 боец «краповых беретов» под командой Сергея Лысюка. «Альфовцев» возглавлял Виктор Карпухин.

После проведения переговоров с террористами стали ясны и их требования: подать вертолет и РАФ. Виктор Карпухин разделил своих людей на три штурмовые группы. Первой, во главе с майором Михаилом Картофельниковым, с трех точек предстояло работать по автобусу. Вторая группа во главе с майором Михаилом Максимовым, подорвав одновременно люк на четвертом этаже, должна была ворваться и блокировать последовательно третий и второй этажи. Третья группа, куда входили «краповые береты», «зачищала» первый этаж изолятора с выходом на второй этаж.

Накануне развязки бандиты, как уже говорилось, потребовали микроавтобус марки «РАФ-2203». Пришлось спешно вносить коррективы в план проведения спецоперации. Подобрали машину, специалисты из МВД «мазнули» пластитом внутри салона, спереди и сзади. Как только «Рафик» тронется и доедет до заранее определенного места, последует радиосигнал и — взрыв, взрыв! Убить не убьет, но шок вызовет.

За руль микроавтобуса уселся зэк в противогазе, и «Рафик» тронулся с места. Сильный грохот, ошеломляющая вспышка. Микроавтобус катится дальше… Во дворе гремят отвлекающие взрывы. БТР перекрывает арку, отрезая террористам путь к бегству. Такова была общая картинка того, что происходило.

Несмотря на внезапность случившегося, самые матерые бандиты успели опомниться и начали с остервенением палить с двух рук. В общей сложности по «альфовцам» было сделано двадцать четыре выстрела. Действуя с разных сторон, бойцы принялись высаживать окна — кто молотком, кто зубилом.

«По условленному взрыву мы выскочили из своих замаскированных позиций и увидели, что «Рафик» движется в сторону ворот изолятора, — рассказывает Александр Михайлов. — Нам пришлось бежать за ним. Расстояние? Далековато уже было. Как оказалось, не сработало взрывное устройство спереди машины, водитель нажал на газ. Увидев нас, террористы открыли огонь. Но они не ожидали, что атаковать их будут с разных сторон».

Евгений Первушин рывком открыл водительскую дверь и буквально выдернул бандита с его места. Воспользовавшись этим обстоятельством, Игорь Орехов первым ворвался в микроавтобус и в прыжке, через кресло водителя, накрыл собой двух стрелявших бандитов.

Алексей Сергеев откатил дверь салона, и внутрь «Рафика» бросился Владимир Елисеев. Прежде, чем все было закончено, главарь террористов навел пистолет на майора Картофельникова… Выстрелить ему помешал Владимир Кузнецов, крутанувший руку главаря. Так получилось, что главарь вооруженного бунта Прунчак сам продырявил себе грудь.

В отличие от «Альфы» и «Вымпела» об УСН ЦСН ФСБ России в обществе мало что известно

Одновременно с захватом микроавтобуса грянули взрывы у торцевой двери здания и на люке, служившем входом на четвертый этаж. Сергей Лысюк возглавил группу, прорывавшуюся в изолятор через запасной вход с торца здания. После комбинированного штурма изолятор был зачищен.

Сухумская операция не имеет аналогов в отечественной и в мировой практике. Имеется в виду применение подразделений спецназа для освобождения захваченных бандитами заложников в учреждениях уголовно-исполнительной системы. По словам генерала Геннадия Зайцева, операция в Сухуми «по праву считается классикой», и он не сомневается, что «на ее примере будут учиться многие поколения российского спецназа».

Эта была одна из последних операций по освобождению заложников, в которой Алексей Сергеев принял участие в качестве сотрудника Группы «А». На этот раз грудь офицера украсил орден «За личное мужество».

«ОН ДАВАЛ НАМ, МОЛОДЫМ, ФОРУ»

После распада СССР «Альфу» ждали непростые времена. Ее хотели расформировать, переподчиняли, пока наконец в 1995 году вновь не вернули «на Лубянку».

К 1991 году Алексей Сергеев фактически уже был старожилом Группы «Альфа»: все-таки за плечами девять лет безупречной службы! Он набрался боевого и организаторского опыта. Поэтому неудивительно, что в 1992 году руководством было принято решение назначить его заместителем начальника 5-го отдела Управления по борьбе с коррупцией и контрабандой Министерства безопасности РФ.

«Я пришел в КГБ в 1987 году, работал в отделе технического наблюдения, — вспоминает вице-президент Фонда ветеранов «Вымпел-Гарант» Александр Толстов. — Мне часто приходилось выезжать с сотрудниками Группы «А» в различные командировки, где я и познакомился с этими смелыми людьми очень близко. С Алексеем Сергеевым мы сошлись на афганской «почве»: я в Афганистане служил срочную, а он там бывал в командировках. Я гордился тем, что знаком с этими ребятами, которые принимали участие в серьезных операциях.

В 1992 году я встретился с Сергеевым вновь. Он в звании подполковника стал заместителем начальника 5-го отдела Управления по борьбе с коррупцией и контрабандой. Руководителем отдела был нынешний начальник Центра специального назначения ФСБ России Александр Тихонов. С 1992 года мы с ним работали практически вплотную. Нас было всего семь человек. Он был очень целеустремленным руководителем, прагматичным. Его отличительной чертой было то, что он, заранее предвидя конечный результат, таким образом организовывал нашу работу, что у нас не было потерь. И мы малым количеством сотрудников решали серьезные задачи.

В 1995 году прошла очередная реорганизация. Мы стали называться 12-м отделом Управления экономической контрразведки ФСБ. Занимались также и незаконным оборотом наркотиков. Алексей Сергеев стал его начальником. В свои сорок лет он служил образцом хорошей физической подготовки, давая нам, молодым, фору. Не было такого, чтобы Алексей Викторович стоял и командовал. Он обязательно показывал, заставляя нас оттачивать каждый элемент», — отмечает Александр Толстов.

Обстоятельность, с которой Алексей Сергеев подходил к воспитательному процессу, наилучшим образом характеризовала пословица, которую приписывают мудрому Конфуцию: «Посылать неподготовленных воинов на войну значит предавать их».

«Характер у него был взрывной, но быстро отходил. Вообще, он сочетал в себе все мужские качества. Был волевым человеком, всегда добивался своего»

Одной из серьезных операций, проведенных Управлением экономической контрразведки, была нейтрализация известного вора в законе, одного из главных наркобаронов России Павла Захарова по кличке Паша Цируль. Кроме того, в течение многих лет он был держателем воровского «общака» Москвы и Подмосковья, что свидетельствовало о его высоком статусе в криминальном мире.

В декабре 1994 года, в одну из ночей, Павел Захаров был арестован. Обнаружили его не сразу. Он прятался в подземных кулуарах своего особняка, которые выводили прямо в московскую теплотрассу. Здесь же были сделаны пыточные камеры для пленников — должников вора. У Цируля нашли пистолет ТТ и две обоймы к нему в подкладке плаща.

Воровское сообщество организовало кампанию по защите Цируля. Были предприняты попытки подкупа следствия, давления на него через депутатов, прессу и бизнесменов. Однако они оказались напрасными, так как в январе 1997 года Цируль умер в камере СИЗО «Лефортово».

«ХАРАКТЕР У НЕГО БЫЛ ВЗРЫВНОЙ»

В конце 1995 года круто изменилась и личная жизнь Алексея Сергеева. Под новый год он познакомился со своей будущей женой — Еленой. В июне 1996 года состоялась свадьба. У обоих это был второй брак, и уже были дети.

Вспоминает жена Елена Сергеева: «Я хорошо помню нашу первую встречу. Было это в Новый год. Меня пригласила моя подруга. Сказала, что хочет познакомить с очень хорошим человеком. Он мне понравился. Как заправский тамада, вел наше небольшое застолье. Был общительным. Конечно, все его настоящие качества проявились позже, когда мы стали встречаться, а потом и поженились. На свадебное путешествие мы съездили в Италию. Ухаживал он красиво и обязательно дарил мне цветы. Он был очень хлебосольным человеком. Для друзей ничего не жалел.

Что касается его профессии, когда мы познакомились, я была страшно далека от этой сферы и сначала не понимала всей степени ответственности за то, чем он занимается. Но когда поженились, когда он стал ездить в командировки, пришло чувство опасности. Но я никогда не слышала от него, чтобы он хотел поменять свою профессию. Мы вообще на эту тему старались не говорить.

Он любил кататься на горных лыжах и меня научил. Катался всегда наступательно. Любил большой теннис. Болел за наших футболистов. Причем именно за наших, а не за какую-нибудь конкретную команду. Любил париться с друзьями. И обожал облепиховый чай. Характер у него был взрывной, но быстро отходил. Вообще, он сочетал в себе все мужские качества. Был волевым человеком, всегда добивался своего. У него не было ни одного ранения».

С товарищами по Группе «А» Александром Лопановым и Александром Репиным. Битцевская лыжня памяти погибших сотрудников «Альфы». 2014 год

КОМАНДИР ССО-УСО

16 июля 1999 года в результате объединения отделов специальных операций ФСБ России и 3-го отдела Службы по борьбе с незаконными вооруженными формированиями и бандитизмом УФСБ России по Москве и Московской области создается Служба специальных операций ФСБ. Ее возглавил Валентин Григорьевич Андреев. Алексей Сергеев стал его заместителем.

Рассказывает Герой Советского Союза Геннадий Зайцев: «Когда было принято решение о формировании Службы специальных операций, то на должность заместителя ее начальника рассматривали кандидатуру Алексея Викторовича Сергеева. Валентин Григорьевич Андреев уже был утвержден начальником Службы. Он спросил меня, как я отношусь к тому, что Сергеева назначат заместителем начальника Службы. Я его рекомендовал на эту должность с чистой совестью. Тем более что он мог передать новой Службе богатый опыт «Альфы». Я всегда ратовал за то, чтобы сотрудник шел на повышение. Алексей Викторович этого заслуживал».

По словам Александра Толстова: «Московская группа, как мы ее называли, значительно нас усилила. Там были грамотные и многофункциональные ребята. Они сами находили дела и вели их разработку. Сергеев сплотил нас. Он не стал делить сотрудников на своих и не своих. На задания посылал всегда смешанные группы».

В 1999 году генерал Валентин Андреев был назначен начальником Управления «А», а Алексей Сергеев возглавил Службу специальных операций.

«Мы буквально не вылезали оттуда, работая вахтовым методом, — описывает тот период генерал Андреев. — Вообще, вторая «чеченская» кампания помогла структурам, входящим в Центр, осуществить боевое слаживание. Бывало, что в республике одновременно находилось сразу три подразделения по линии «Альфы», «Вымпела» и ССО. Часто они привлекались под конкретную задачу и сообща успешно ее решали. Работали без оглядки и знали, что друг друга не подведем. Вторая кампания позволила сработаться, понять друг друга. В Чечне старшими поочередно оставались то руководитель «Альфы», то «Вымпела» или ССО».

24 апреля 2008 года Служба была преобразована в Управление специальных операций ЦСН — для оперативно-боевого сопровождения оперативно-розыскной деятельности органов ФСБ. Поскольку перед УСО были поставлены новые задачи, его личный состав пополнялся, в том числе и за счет сотрудников «Альфы» и «Вымпела».

«Нас было около шестидесяти человек, — уточняет Александр Толстов. — Все были одержимы работой. Сергеев за нас стоял, что называется, горой. Он требовал от руководства для нас специальное обмундирование. Помню инцидент со снайперскими прицелами. Они были очень дорогие, и нам давать их не хотели. А нам ехать на операцию, и под задачу они были крайне нужны. Не знаю уж, каким образом, но Алексей Викторович выбил для нас эти прицелы, что потом стало причиной зависти «Альфы»».

Помимо профильных задач личный состав УСО обкатали боевыми командировками на Северный Кавказ. Не обошлось и без невосполнимых потерь. Среди погибших — майор Александр Атрощанка, подполковник Вячеслав Сахнов, капитан Борис Лукашов, майор Сергей Ашихмин. Заместитель начальника УСО, начальник 2-го отдела полковник Коккинаки «скоропостижно скончался при исполнении воинского долга».

Генерал Алексей Сергеев оставался во главе УСО даже будучи тяжело больным. Руководство Центра специального назначения не сочло возможным увольнять в запас, пусть даже и с положенными в таких случаях почестями, заслуженного командира. Это правильное решение с благодарностью было воспринято родными Алексея Викторовича и его сослуживцами.

ПОСЛЕДНЕЕ ЛЕТО

Август 2017 года. Николо-Архангельское кладбище. Мемориал Спецназа России. В этот день тут было много суровых мужчин с цветами. Все они, бывшие и действующие сотрудники Группы «Альфа» и УСО, руководители ЦСН, пришли проститься со своим другом, сослуживцем и командиром, Офицером. Речей было немного. Говорили скупо. В смерть Алексея Сергеева не верилось.

«Алексей Викторович был по жизни человек скромный, бессребреник, — говорит вице-президент Ассоциации «Альфа» Владимир Елисеев. — Всем, что у него было, он с радостью делился с близкими и друзьями. Радел за честь своего подразделения, заботился об обеспечении его всем необходимым. На службе Алексей никогда не мирился с ролями «заднего плана», но всегда стремился на передний край, в гущу опасности. Поэтому принимал самое активное участие в оперативных мероприятиях, проводимых подразделением.

Сотрудники генерала Сергеева не раз оказывались на острие событий. Слева — Герой России Сергей Ашихмин, погибший в Татарстане во время нейтрализации террористов


Уже потом, покинув «Альфу» майором и поступив на службу в другое спецподразделение, он достиг впечатляющих высот в военной карьере. Однако так и не изменил своего отношения к друзьям и до конца оставался для нас тем самым сотрудником Группы «А», которым он когда-то пришел в подразделение… Мне никогда не доводилось слышать от него недоброе слово о ком-либо. Вечная ему память! Мы всегда будем помнить о нашем боевом товарище».

Среди наград Алексея Сергеева — ордена Мужества, «За заслуги перед Отечеством» III и IV степени с изображением мечей, «За военные заслуги», «За личное мужество», Красной Звезды, восемь медалей, в том числе «За отвагу». Он — «Почетный сотрудник Госбезопасности».

По словам президента Ассоциации «Альфа» Сергея Гончарова, он и его товарищи хотели навестить Сергеева в госпитале, но тот отказался категорически: «Хочу, чтобы вы меня помнили прежним, каким я был, а не каким стал…»

Как говорят друзья Алексея Сергеева, своими делами, поступками и отношением к порученному делу он доказал, что «жизнь прожита не зря». Он в жизни многое успел, многое сделал — вот только не успел уйти в отставку и наконец-то отдохнуть. 

 

 

СЕМИРЯГА Владимир Михайлович, родился в ГДР. Военный журналист, эксперт по вопросам безопасности и аналитик.

Находился в командировках во многих горячих точках. Печатался в газетах «МК», «Красная Звезда», «Независимая газета», «Россiя», «Труд», в журналах: «Солдаты России», «Столичный депутат», «Офицерское собрание». Автор общественно-политической газеты «Спецназ России».

Лауреат премий «Золотой венец границы» ФПС и «Золотые перья России». Награжден Крестом «За службу на Кавказе», медалями «За боевое содружество» МВД, М. Ю. Лермонтова, знаками «За службу в Таджикистане» и «За охрану государственной границы».

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 71 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

http://vk.com/specnazalpha

 

 

 

Оцените эту статью
3371 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 4.6

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание