22 июля 2017 05:34 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ЧЕМ ДЛЯ ВАС, УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, ЯВЛЯЕТСЯ ДЕНЬ 12 ИЮНЯ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Антитеррор

Автор: АЛЕКСЕЙ ФИЛАТОВ
ПОМНЯ БУДЁННОВСК

30 Июня 2017
ПОМНЯ БУДЁННОВСК
Фото: Глава террористов, напавших летом 1995 года на Будённовск — Шамиль Басаев (слева). Будет уничтожен ФСБ в 2006 году

Мне редко снятся сны. Точнее, редко запоминаются. Обычно сновидения связаны с близкими, друзьями и знакомыми. 17 июня, ночью, меня разбудил кошмар: приснился конец света, огромные волны-цунами проносились в разных направлениях, вырывая вековые деревья и руша огромные здания на своем пути.

Я открыл глаза: на часах было четыре утра. В это время ровно двадцать два года назад начался штурм больницы в городе Будённовске, захваченной полутора сотнями боевиков Шамиля Басаева.

Бой длился более четырех часов. Этот бой изменил многое. Начались переговоры, а через год была бесславно закончена первая чеченская кампания. Силовикам пришлось в корне пересмотреть психологию и методы проведения спецопераций по борьбе с терроризмом и серьезно изменить методики подготовки сотрудников спецподразделений.

Изменил этот бой и меня. Жизнь поделилась на «до» и «после» 17.06.1995 года.

А 14 июня звонили из Будённовска друзья и передавали слова благодарности офицерам нашего подразделения за мужество и самопожертвование, проявленное в той операции.

В ходе нападения на Будённовск сотни семей потеряли своих родных и близких. И сегодня, спустя много лет после этих страшных событий, я отчетливо понимаю, что глупость и недальновидность нескольких власть имущих чиновников привела к этой трагедии. Ни подвиг, ни горе не будут забыты. Трагедия не должна повториться…

Никогда не забуду увиденного в день штурма. Между нами и больницей — смертоносный свинцовый ливень: террористы бьют на поражение и без остановки. Они стреляют из автоматов, пулеметов и гранатометов. Тем временем из больницы доносится самый настоящий вой заложников. Из окна они выбрасывают простынь, на ней кровью написано: «Не стреляйте!»

Помню, в какой-то момент по рации перечисляют трех убитых «альфовцев». И вдруг я слышу то, чего боялся больше всего: «Соколов. Двухсотый». Это значит, что мой лучший друг — убит! Его больше нет… С этой невыносимой мыслью я продолжал вести бой.

Через четыре часа, когда прозвучала команда отходить, выяснилось, что Гена жив — я неправильно расслышал фамилию. Убит был майор Владимир Соловов, который сорок минут, будучи тяжело ранен, вел бой и позволил группе бойцов выйти из огневого мешка.

…До этой операции у нас было негласное правило — не рисковать жизнью ни одного заложника и постараться обезвредить, но не убить террористов. По причинам, которые от нас не зависели, в Будённовске мы не смогли воспользоваться фактором неожиданности. Когда попали под шквальный огонь в двадцати-тридцати метрах от больницы, у нас был первый шок. Второй, когда мы увидели заложников — больных, привязанных к решеткам окон. Стон двух тысяч голосов до сих пор в ушах. Освободить их бескровно мы не могли.

В той обстановке требовалось какое-то политическое решение. Аналогичное тому, что было принято в «Норд-Осте»: да, видимо, будут жертвы, но операцию проводить необходимо. Скажем, во время отхода автоколонны с террористами из города. Однако высокие чины не решились отдать письменный приказ.

Бойцы спецназа госбезопасности в Будённовске. Июнь 1995 года

Операцией руководили не профессионалы по борьбе с терроризмом, а дилетанты. Мы завязли. В результате потеряли троих товарищей (Владимира Соловова, Дмитрия Бурдяева и Дмитрия Рябинкина), семнадцать бойцов были тяжело ранены. Я потом общался со старшими товарищами, которые принимали участие в штурме дворца Амина. Они уверяли, что даже там не было такой плотности огня. По качеству, силе своего оружия террористы превосходили нас.

В Будённовске мы просто чудом вышли из-под адского огня, у нас на глазах погибли несколько наших товарищей. Фёдор Литвинчук и Андрей Руденко лежали от меня метрах в десяти, но плотность огня была такая, что только через четыре часа, под прикрытием подошедшей брони, их смогли благополучно эвакуировать с поля боя.

После пережитого в Будённовске кто-то серьезно уверовал в Бога, кто-то предпочел больше не рисковать. Я же для себя решил: коль скоро мне выпало жить, то я не имею права довольствоваться простыми обывательскими радостями. Смысл моей теперешней жизни в том, чтобы наполнить ее достойным содержанием, — больше прочувствовать, узнать, увидеть и сделать полезного, значимого.

Обидно, когда дилетанты рассуждают о том, что «Альфа», дескать, потерпела в Будённовске поражение, а штурм закончился провалом. Вдумайтесь в такой только факт: после нашей отчаянной атаки Шамиль Басаев снял все политические требования и думал только о том, как унести ноги обратно в Ичкерию. Его диверсионно-террористический отряд понес тяжелые, ощутимые потери.

Светлая память всем, кто погиб в Будённовске — милиционерам, первыми принявшим неравный бой, мирным жителям, павшим от рук террористов, и нашим товарищам — Соловову, Бурдяеву и Рябинкину…

Мы помним всех и всё!

Автор — вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», шеф-редактор газеты «Спецназ России». 

 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 69 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

http://vk.com/specnazalpha

 
Оцените эту статью
8141 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 4.8

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание