18 октября 2017 16:06 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

НУЖНО ЛИ ПЕРЕИМЕНОВАТЬ ВОЛГОГРАД В СТАЛИНГРАД?

АРХИВ НОМЕРОВ

Человек эпохи

Автор: МАТВЕЙ СОТНИКОВ
В ЗЕНИТЕ НАД КАБУЛОМ

28 Февраля 2017
В ЗЕНИТЕ НАД КАБУЛОМ
Фото: Кавалер ордена Красного Знамени Яков Фёдорович Семёнов на фоне Кабула

О том, что из жизни ушел легендарный Яков Фёдорович Семёнов, возглавлявший «Зенит» во время бесшабашного штурма дворца афганского диктатора Амина, страна не узнала — ни одно центральное издание не сообщило об этой потере. На смерть героя откликнулись только газеты «Завтра» и «Спецназ России».

 

 

 

Прочувствованный, душевный и тонкий отклик принадлежит Александру Проханову в «Завтра». Он озаглавлен пронзительными есенинскими строчками: «До свиданья, друг мой, до свиданья…»

«Умер Яков Фёдорович Семёнов, Яша, мой бесценный друг, блистательный и безупречный воин, офицер спецназа — того, что в 1979 году штурмовал в окрестностях Кабула дворец Амина.

Это он со своими товарищами на бронемашинах прорывался к янтарному дворцу сквозь пламя, взрывы гранат, кинжальный огонь пулеметов. Это он бежал по парадным лестницам вверх, среди взрывов, осколков, кровавых брызг. Это он добрался до верхнего этажа, где стоял резной золоченый бар, у которого завершился штурм. И он, Яков Семёнов, задыхаясь от пороховой гари, передал по рации знаменитое: «Главному — конец». Что означало смерть Амина и начало новой, грозной, героической и мучительной эры, именуемой афганским походом.

Сейчас он умер тихо, мгновенно, без мук — вздохнул и упал. И в этом последнем вздохе пронеслась вся его великолепная жизнь.

Пройдя афганскую войну, испив горькую чашу потерь, наглядевшись на пожары и взрывы, он уехал в родную Карелию, в заповедник, и жил там среди сосняков, озер, лесных оленей и медведей, словно остужал свою душу в хладных северных реках, омолаживал и целил ее под белыми карельскими звездами.

А потом вернулся в Москву, на космическое предприятие, где строят аппараты и спутники, улетающие в дальний космос.

И жизнь его сложилась из войны, природы и космических странствий — жизнь воина, творца и мыслителя», — пишет Александр Проханов.

КРЕПКИЙ КАРЕЛ

Родом Семёнов из лоухских карел. На свет появился 8 февраля 1939 года на севере Карелии, в старинной деревне Логоварка. Отец — командир взвода войсковой разведки, погиб в 1942 году, когда Яше было три года. Фёдор Яковлевич был любимцем полка, хотя и прослужил в нем всего четыре месяца. По рассказам сослуживцев, во главе разведгрупп не раз проникал в тыл противника, без «языка» не возвращался. Уже тогда он имел два ранения, орден Красной Звезды.

Погиб Фёдор Семёнов 28 июня при прорыве линии фронта после выполнения задания по взятию «языка» в тылу противника. Уже при отходе к своим он был ранен, но полз сам, отказываясь от помощи, и у самых своих траншей был убит… Похоронили его со всеми воинскими почестями в братской могиле 6-й армии в Медвежьегорском районе. Все эти подробности из биографии своего отца Яков Фёдорович узнал много позже, наведя справки и встретившись с его однополчанином.

Я. Ф. Семёнов на привале. КУОС

В 1985 году, спустя сорок три года после гибели отца, он впервые возложил цветы на братскую могилу. Позже привез сюда своего семилетнего сынишку Федю — тот, с малых лет воспитанный на рассказах о дедушке, молча смотрел и слушал, а потом расплакался, и родители не могли его успокоить. Через пятнадцать лет внучка Диана украшала братскую могилу полевыми цветами…

В школе Яков Фёдорович был первым по успеваемости. Первым на лыжне. На работе в Леспромхозе. Окончил Петрозаводский государственный университет, Высшую школу КГБ СССР, семимесячные курсы КУОС в Балашихе и аспирантуру при том же учебном заведении, защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук по теме «Агентурная разведка оперативно-боевых групп органов КГБ в тылу противника на территории сопредельных стран».

После аспирантуры ВКШ Яков Фёдорович некоторое время работал преподавателем специальной тактики. К тому времени он был чемпионом Карелии по лыжам, призером республики по спортивному ориентированию. Стал доцентом. В научной и практической работе использовал знание французского и финского языков.

ПРОРВАТЬСЯ ЗА ГРАНЬ

1979 год круто изменил Семёнову жизнь. Командировка в средневековый Афганистан — летом. Разведка, рекогносцировка. Решение сложных оперативных задач. Затем штурм спецназом КГБ и ГРУ укрепрайона и дворца Тадж-Бек, он же «Объект Верхней строки», — в декабре.

Нужно четко понимать: провал операции «Шторм-333» означал катастрофу для Советского Союза — как военную, так и геополитическую.

Хафизулла Амин — убийца президента и главы партии Тараки («дорогого учителя»), окончательно погрузивший страну в состояние террора и гражданской войны. Останься он в живых, то поднял бы на борьбу с входящими сухопутными силами 40-й армии верные ему войска и многочисленных сторонников, и Бог весть, чем бы это все завершилось.

Бог весть…

— Когда по броне застучали пули от ДШК, стало ясно: игры кончились, началась война, — вспоминал Яков Фёдорович. — В первой машине мы успели проскочить живыми. Второй БТР был подожжен. Погиб Борис Суворов, почти все ребята были ранены. Выскочив из своего бронетранспортера, мы залегли… «Шилка» бьет по дворцу, снаряды отскакивают от стен как резиновые. На наши, кстати, головы. Из окон «поливают» из всех видов оружия. Трудно сказать, сколько пролежали, прижавшись к земле, может быть, всего несколько минут, а показалось — вечность.

Наконец, «Шилка» подавила афганский пулемет, и мы бросились к входу в здание. Там встретились с подгруппой Миши Романова (командир «Грома», заместитель командира «Альфы» — Ред.). Вместе с ними буквально проскочили ошеломленных охранников и ворвались внутрь… Из 52 человек, начавших штурм, на второй этаж поднялись только шестеро: Виктор Анисимов, Сергей Голов, Виктор Карпухин, Эвальд Козлов, Саша Плюснин и я. Затем подключились Саша Карелин и Нурик Курбанов.

Бросок гранаты прямо по коридору, автоматная очередь, перебежка и снова: граната, очередь, перебежка… Из одной комнаты неожиданно раздался женский крик: «Амин! Амин!» Все стало ясно. Я доложил по рации: «Главный — конец…» С начала штурма прошло сорок три минуты.

За дворец Амина Яков Фёдорович награжден орденом Красного Знамени. Хотя заслужил Героя. Как и целая группа офицеров «Зенита» и «Грома», обойденных высшей наградой страны.

В последующие годы он был старшим преподавателем на КУОСе, доцентом Учебного центра Краснознаменного Института имени Ю. В. Андропова. Выполнял оперативно-боевые задания в Анголе и Мозамбике, где проходила линия борьбы между двумя политическими системами. Среди его наград самая уважаемая медаль времен Великой Отечественной войны — «За отвагу», а также именное оружие.

«Все, кто хоть однажды общался с полковником госбезопасности Яковом Семёновым, отмечают его необычайную доброту, простоту, сердечную и душевную открытость, порядочность и обязательность. Побывавшие с ним в бою и различных переделках отмечают, что у этого коренастого, немногословного карела, истинно северного человека — дубленая кожа, что скроен он из особо крепкого материала, который ни пуля, ни штык не берут, — отмечали в книге «Карельское Землячество в Москве» о Якове Семёнове его друзья. — В семье Семёновых принято много хорошего делать для людей, верно служить Отечеству и мало говорить об этом».

РЕКА ЖИЗНИ

После выхода в запас Семёнов стал первым директором Национального природного парка «Паанаярви» (в 1992-1995 годах). Затем был заместителем генерального директора ФГУП «НПО имени С. А. Лавочкина» по безопасности и международному сотрудничеству, советником руководителя этого знаменитого конструкторского и научно-производственного предприятия.

В 1990-х годах Яков Фёдорович являлся одним из зачинателей ветеранского движения бывших сотрудников спецподразделения «Вымпел». А в 2008 году вошел в состав руководства Фонда «КУОС Спецназ».

Я. Ф. Семёнов вместе с «Патриархом» нелегалов Ю. И. Дроздовым и группой участников штурма дворца Амина. Кабул. 28 декабря 1979 года

Кто знал его, тот подтвердит: в нем не было никакого пафоса, высокомерия, надменности. Был он улыбчив, искренен, открыт, заинтересован в собеседнике. При этом в его характере чувствовалась стальная северная закалка, трудолюбие, выдержка, выносливость, решительность и надежность.

…Завершая некролог, Проханов подыскал такие замечательные слова: «Дорогой Яков Фёдорович, милый Яша, не забуду, как мы сидели в Кабуле на военном опорном пункте у подножия телевизионной вышки и смотрели, как опускается солнце на глиняный город, клетчатый, похожий на вафлю, и он казался малиново-красным.

Не забуду, как мы сидели с тобой в Карелии у реки — стремительной, холодной, чистейшей — и гадали, где ее конец и где начало. И ты сказал, что это река жизни.

И потом в просторных цехах завода мы касались хрупких антенн волшебного спутника, который несет наше прикосновение в беспредельный космос.

Тебя уже нет среди нас. Но я знаю, что все мы, так любящие нашу Родину, снова сойдемся вместе у той самой — чистой студеной реки, которая берет свое начало здесь, на земле, и уходит в сияющую небесную беспредельность…» 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 66 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

Оцените эту статью
5277 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание