18 ноября 2017 19:05 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Как это было

Автор: ВЛАДИМИР САМСОНОВ
СОХРАНИТЬ «АЛЬФУ»

24 Декабря 2016
СОХРАНИТЬ «АЛЬФУ»
Фото: В центре – Михаил Головатов

«ВРАГ ЛИТОВСКОГО НАРОДА» ПОД №5

Его жизнь делится на две части. Первая — служба в КГБ и непосредственно в «Альфе», где он был руководителем Хабаровского подразделения и Группы «А» в целом. Борьба с террором, горячие точки… Затем — отставка и создание крупного объединения охранного бизнеса.

«КАК ВИДИТЕ, ГОЛОВА ЦЕЛА!»

Нынешним молодым сотрудникам антитеррора трудно представить, что было время, когда судьба Группы висела на волоске, а ее командиру приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы личный состав получал причитающиеся по закону деньги.

По служебной лестнице Михаил Головатов поднимался стремительно. Впрочем, какой же солдат не мечтает стать генералом? Он считает, что здоровые карьерные амбиции помогают мобилизоваться, работать надо постоянно и с большой отдачей — от этого польза и человеку, и делу. Другой вопрос, если карьера — единственная цель, и ради нее человек способен на подлость. В боевом коллективе это особенно опасно.

В Группу «А» КГБ СССР Головатов был зачислен одним из первых, в 1974 году. Отбирали физически сильных, умных, ответственных, целеустремленных. Большинство, по словам Михаила Васильевича, работали на максимуме физических и интеллектуальных возможностей. Его же жизненный принцип сформулировал Твардовский: «Ты служи, Данила, честно. Дальше — дело не твое».

В начале славных дел

На его пути был Афганистан, создание Хабаровской «Альфы», межнациональные конфликты в республиках Советского Союза, освобождение в аэропорту Тбилиси заложников из захваченного осенью 1983 года самолета…

— В Тбилиси я был назначен командиром одной из групп захвата, а перед операцией предложил отработать действия на аналогичном лайнере. «Альфа» выполнила задачу безупречно: все пассажиры были освобождены, а вооруженные террористы, пролившие кровь, нейтрализованы. Много времени провел в Афганистане, включая боевую стажировку… Когда в декабре 1979 года наши ребята штурмовали дворец Амина, мы с Юрием Изотовым переправляли из Союза в Кабул Бабрака Кармаля и основных членов его будущего правительства. За их жизни отвечали головой. Как видите — голова цела! Потом почти год, базируясь в Кабуле, охраняли нового главу Афганистана.

…Часть его непростой жизни — командировка в Хабаровск. Опасность разрастания терроризма по всей стране становилась тогда все более реальной угрозой. Для оперативного реагирования необходимо было создать отделения «Альфы» в регионах. Начать решили с Хабаровска, дабы прикрыть Дальний Восток, и поручили это дело Головатову.

— Приехал я туда, будучи одновременно заместителем начальника Группы «А» и начальником фактически еще не существующего 7-го отделения. Ни помещения, ни людей, ни техники. Ничего. А через четыре года оставил своему сменщику полноценное во всех отношениях подразделение, — с гордостью отмечает Михаил Васильевич.

После этого отделения «Альфы» были созданы в Минске, Киеве, Алма-Ате, Свердловске и Краснодаре — Головатов курировал эту работу и мотался из одного города в другой. В командировках проводил по 210 дней в году. К тому же было много оперативной составляющей. Сотрудники Группы проводили до сорока операций и оперативных мероприятий в год — Уфа, Баку, Душанбе, Нагорный Карабах…

За операцию по обезвреживанию литовских сепаратистов, захвативших телебашню в Вильнюсе в январе 1991-го, которой руководил Головатов, Литва его определила во «врага литовского народа». «Альфа» тогда одна вышла на объект и решила поставленную задачу — фактически без прикрытия и взаимодействия с другими силовыми структурами.

Тогда, в Вильнюсе, Группа потеряла Виктора Шатских. Его гибель, а в дальнейшем безучастное отношение к ней тогдашнего руководства страны, отказавшегося признавать в погибшем своего гражданина, стали тяжелым испытанием для личного состава спецподразделения.

— Вас назначили командиром «Альфы» сразу после ГКЧП, в августе 1991 года. С каким настроением взялись за дело?

— Несмотря на то, что «Альфа» не стала штурмовать Белый дом, сразу после провала ГКЧП нашего командира Виктора Фёдоровича Карпухина отстранили от должности. А 23 августа, в день моего рождения, меня и Сергея Алексеевича Гончарова пригласили в Кремль, и новый глава КГБ Вадим Бакатин в нашем присутствии подписал приказ о моем назначении.

Согласился я на командирство, чтобы сохранить Группу. Тогда была масса всевозможных предложений по ее реорганизации. Некоторые политики и СМИ не жалели черных красок для спецслужб. Я опасался, что придет новый человек и начнет проводить перестановки в угоду политическим пристрастиям верхов. К тому времени я прослужил в «Альфе» восемнадцать лет и знал все досконально.

На мероприятии по случаю 30‑летия штурма дворца Амина. Справа — ветеран Группы «А» и начальник КУОСа полковник Сергей Голов. Декабрь 2009 года

Радости не было: я догадывался, что ничего хорошего в ближайшем будущем «Альфу» не ждет. Неоднократно предпринимались попытки разделить Группу и подчинить разным ведомствам. После развала СССР от нее оторвали минское, киевское и алма-атинское отделения. Коржаков настаивал, чтобы хабаровскую, свердловскую и краснодарскую «Альфы» передали в оперативное управление местным управлениям безопасности — и это в то время, когда терроризм катастрофически быстро набирал силу, когда уже «горел» Кавказ!

— Нас то и дело выводили за штат, месяцами не платили зарплату, — с горечью добавляет Михаил Васильевич. — Приходилось выкручиваться, как только можно, и я сильно переживал. Штат долго не утверждали, сотрудникам по два месяца не платили зарплату. Чтобы помочь выжить подчиненным, мне пришлось брать аванс под зарплату и курьером отправлять деньги в периферийные группы, аванс под себя — для столичной Группы.

Распределяли деньги дифференцированно: младшим офицерам давали больше с учетом их бытовой неустроенности, маленьких детей, неработающих жен. Старшим — меньше. Так выплачивались деньги московским и региональным сотрудникам Группы.

К материальным трудностям добавлялись и моральные. Пресса, радикальные политики и «правозащитники» поливали грязью органы безопасности. Тогда только ленивый не пинал спецслужбы. И люди стали уходить. Уволилось тридцать семь лучших сотрудников, прослуживших десять-пятнадцать лет. Их опыт и знания оказались не нужны государству, зато пригодились в коммерческих структурах. Но многие остались. И не потому, что им было некуда деться. Просто иной судьбы они для себя не видели, кроме как службы в «Альфе».

…После развала Союза президент Литвы Ландсбергис в каждый свой приезд в Москву требовал от Ельцина выдачи «врагов литовского народа». Михаил Головатов значился в его списке под № 5. За ним шел маршал Язов. В Генеральную прокуратуру России был направлен запрос с полным списком участников операции в Вильнюсе.

— Я понимал, — мысленно возвращается к тем дням Михаил Васильевич, — что может быть создан опасный прецедент и пострадают люди — наши сотрудники. Отстаивать подразделение в тот период стоило титанических усилий. Перед глазами был опыт бывшей ГДР, где сотрудники МГБ оказались вне закона. На тот период такая угроза применительно к работникам КГБ была вполне вероятной.

Ко мне, естественно, как к командиру «Альфы» было приковано особое внимание. Единственная возможность снять проблему — принять огонь на себя, пожертвовав карьерой. Я чувствовал сильное давление «реформаторов», понимал, что «схарчат» — не сегодня, так завтра. На этом фоне и принял решение об отставке.

С публицистом, писателем и автором «Спецназа России» Владиславом Шведом, бывшим 2‑м секретарём Компартии Литвы / КПСС и с ветераном «Альфы» Николаем Олейниковым

— В 1992 году Вы ушли из подразделения. В какой период решили заниматься частной охранной деятельностью?

— В тот период, когда начался отток сотрудников. Тогда порядка сорока наиболее подготовленных офицеров написали рапорта и ушли неизвестно куда. Не нашлось тогда человека, который удержал бы этих офицеров. Кто-то был зачислен в другие структуры, кого-то старались взять к себе уже пришедшие к власти олигархи. Многих к себе пытался забрать вице-президент России Александр Руцкой (в службу охраны), и кто-то действительно уходил — они повелись на обещанную большую зарплату и улучшение жилищных условий. Но все это оказалось «липой».

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

В 1986 году М. В. Головатов окончил Высшую школу КГБ. Командовал группой сотрудников подразделения, командированных в Вильнюс в январе 1991 года. После этого был официально объявлен новыми литовскими властями «врагом литовского народа».

С 23 августа 1991 года по 4 июля 1992-го полковник М. В. Головатов являлся командиром Группы «А». Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, «За личное мужество» (Республики Беларусь), медалью «За отвагу».

После увольнения с военной службы занялся частной охраной деятельностью. Основал целый ряд фирм: «АЛЬФА-А», «АЛЬФА-Б», «АЛЬФА-7», «АЛЬФА-АВИА М». В 1995 году возглавил объединение «Союз независимых служб содействия коммерческой безопасности».

15 апреля 2004 года был избран президентом Федерации лыжных гонок г. Москвы. Член Президиума Федерации лыжных гонок России. На протяжении многих лет являлся членом Совета Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».

ПРЯМО «С КОЛЕС»

В период с октября 1991 по февраль 1992 года, чтобы удержать и организовать сотрудников, с которыми Михаил Головатов прослужил много лет, была создана компания «Альфа-А».

— У меня были хорошие отношения с порядочным, достойным человеком, — рассказывает Михаил Васильевич, — Героем Социалистического Труда Сергеем Сергеевичем Виноградовым. Он в 1991 году возглавил советско-французский консорциум. Под его крылом мы вместе с нашим боевым офицером Игорем Ореховым (к сожалению, уже ушедшим из жизни) создали охранную фирму. Теперь у нас — группа компаний в разных сферах бизнеса.

Игорь Орехов был инициатором создания структуры по охранной деятельности, я еще тогда служил. Он пытался сорганизовать то, что на сегодняшний день является структурой, которая могла бы собрать уходящих на пенсию офицеров: чтобы были они с работой, были защищены и продолжали трудиться примерно в том же русле, в той тематике, к которой привыкли на службе. Ведь заниматься охраной тогда мог кто угодно. Только в отличие от военных с их государственными ресурсами, ЧОПам приходилось обеспечивать себя полностью самостоятельно. Но мы же не могли пойти торговать продуктами питания или выращивать скот — мы знали безопасность и знали ее в полном объеме и на хорошем уровне.

Группа участников операций в Афганистане «Шторм-333» и «Байкал-79». Смотровая площадка перед МГУ на Воробьёвых (Ленинских) горах. Декабрь 2009 года

Когда постоянно находишься в повышенной стрессовой ситуации, занимаешься охраной первых лиц, вызволяешь людей из плена и т. д., в отсутствие этих специфических обстоятельств и условий быстро теряешь форму. Поэтому такого рода деятельность, как охранный бизнес, как нельзя пришелся кстати — мы старались удержаться и выжить вместе. Кстати, именно это обстоятельство связано с созданием Ассоциации, которой в следующем году «стукнет» двадцать пять лет. Сейчас у нее уже международный статус.

— Почему организационной работой занимался именно Игорь Владимирович?

— После того, как летом 1990 года, в Сухуми, Игорь получил ранение в шею (во время тяжелейшей операции в изоляторе временного содержания Абхазской АССР — Авт.), он был переведен в центральный аппарат КГБ, в «особую папку» при Председателе. Но в 1992 году все-таки вернулся в Группу «А», а в 1993-м вышел в запас. Поэтому Орехов и занимался всеми организационными вопросами.

В последующие годы Игорь состоялся как успешный предприниматель и был одним из тех, кто стоял у истоков создания нашей Ассоциации в октябре 1992 года, входил в Совет организации и активно помогал бывшим и действующим сотрудникам. Его хорошо помнят в подшефных «альфовских» школах — в селе Пехлец Рязанской области и городе Воронеже.

— Но ведь охранная деятельность на тот период не была ничем регламентирована?

— Она организовывалась прямо «с колес». Существовала рабочая группа, отработавшая закон от 1992 года. И он до сих пор действует — с изменениями и поправками, но фундамент сохраняется тот же самый. Мое мнение: не надо было вносить многочисленные поправки постатейно, а таковые вносились по разным причинам — то изменялась оперативная обстановка, то отношение государства к данному бизнесу и прочее. Надо было все отработать на одном законе, полностью его переработать и принять другой, к чему были все «подвижки».

«ДАЙТЕ НАМ ОРУЖИЕ!»

— Как Вы решали вопрос с оружием в Вашей фирме?

— Многие, особенно те, кто приходил «с улицы», говорили: «А дайте нам оружие в разрешительной системе». Я — против! Почему? Поясню. Был такой генерал Першуткин Николай Иванович (начальник ГУООП МВД — Авт.), и я целиком и полностью разделяю его точку зрения. Если выделять оружие для охранной деятельности, то только тем, кто действительно имеет отношение к воинской службе, а именно офицерам, — мало ли кто срочную службу отслужил? Погранвойска — тоже «да», поскольку они занимаются охраной границы.

Вообще, нет нужды использовать в своей деятельности огнестрельное оружие. Если что-то связано с сопровождением или с охраной — тогда конечно! Помню, на одном из совещаний Першуткин спросил: «Михаил Васильевич, у тебя сколько людей работает?» — «Полторы тысячи». — «Оружие есть?» — «Нет». Кто-то тогда тихонько съязвил: «Значит, под столом свое есть».

С начальником Управления «А» ЦСН ФСБ России Героем России генерал-майором Валерием Канакиным

Существуют проблемы, связанные с применением оружия. К примеру, в системе КГБ был отбор, да еще какой! По сравнению с отбором в охранную деятельность — это небо и земля!

Кроме того, если допускается применение оружия, то сразу возникает вопрос правомочности его применения. Ведь могу быть последствия с летальным исходом.

Но нужды — и в тот период, и сейчас — нет! Оружие должно быть, но в ограниченных количествах: на те виды охранных услуг, которые того действительно требуют.

НУЖНЫ ЛИ НАМ ЧВК?

Михаил Головатов не ограничивается только своей работой, но и активно интересуется теми нововведениями, которые «предлагает» жизнь. Правда, не все безоговорочно может принять.

— Раньше мы как одна из структур в комитете по безопасности Госдумы участвовали в разработке Закона «О частной охранной деятельности». Ныне все это упразднено — ни у нас нет интереса, ни в комитете. «Скатились» сначала на Торгово-промышленную палату, при которой тоже была создана структура, действующая и по сегодняшний день. Но той злободневности и направленности, которая должна быть — нет! Все идет по синусоиде: то поднимется, то опустится. А год-полтора назад поднялся вопрос о создании ЧВК.

— Как правило, все силовики говорят, что они нужны. Какова Ваша точка зрения?

— Мне довелось послужить в КГБ, побывать заграницей, обеспечивая безопасность высокопоставленных лиц других государств, поработать в структурах, где были и британцы, и американцы, использовавшие ЧВК, «аккредитованные» при Госдепе США и Foreign Office. Но только на тех направлениях деятельности, где обеспечивалась охрана посольств в горячих точках — там, где военные действия или сильны повстанческие движения.

Эти структуры уже нанимали или бывших сотрудников SAS, «Дельты», «Зеленых беретов» или кого-то еще по этому профилю. В любом случае, это были ушедшие на пенсию офицеры, в недавнем прошлом — супервайзеры (старшие) при несении службы по охране посольств или каких-то миссий (дипломатических или ооновских).

Но чаще туда нанимались, как правило, гуркхи — известные своей железной дисциплиной, отвагой и верностью присяге, те, кто с 1815 года принимали участие едва ли не во всех вооруженных конфликтах Великобритании (в наше время подразделения бесстрашных гималайских горцев есть и в армиях других стран — Авт.), стопроцентно выполняя свои договорные обязанности.

— То есть Вы за такие ЧВК — организованные и профессиональные? Ведь на Западе они активно работают и приносят реальную пользу. И у нас есть фронт их применения. Не говоря уже о задачах по охране госимущества.

— Я против законопроекта и создания у нас ЧВК. Известно, что западные страны активно использовали ЧВК для свержения неугодных режимов… Если мы рассмотрим устройство западных ЧВК, то у них заказчиками являются государственные структуры — или Госдеп, или Foreign Office. Но есть ЧВК, которые используются в интересах крупного капитала. Кто платит, тот и заказывает музыку.

Охранные фирмы, созданные Михаилом Головатовым — одни из лучших в Москве

Мы знаем, что в Литве, например, были консультанты — американцы, «работающие» со структурой «Департамент защиты края», который использовал своих провокаторов для стрельбы с соседних зданий в Вильнюсе при захвате телецентра в январе 1991 года.

А война в Афганистане? Пуштунские племена обеспечивали защиту границ и всех таможенных переходов. Они, с уходом оттуда Советского Союза, стали называться Талибами. После того, как американцы стали поддерживать моджахедов и снабжать оружием — начиная со стрелкового и кончая «Стингерами». Плюс «помогли» советниками и ЧВК.

А раздел Югославии? Афганистан, Югославия, Ирак, Ливия — везде один и тоже сценарий. Или то, что мы сейчас видим в Сирии. Приходится воевать на стороне законного правительства. И кто воюет против? Наемники, в том числе и ЧВК.

А Киев?! А все то, что было на Майдане?! Расстреливали людей опять те же наемники, которые привлекались структурами, заинтересованными в захвате власти.

— Весной 2012 года Владимир Путин поддерживал идею ЧВК, которые могли бы продавать услуги по охране объектов, обучению иностранных военных за границей без участия государства. Присутствие ЧВК выглядит просто как «оказание услуг».

— Для чего инициировалось создание ЧВК? Для того чтобы защищать интересы тех компаний, которые занимаются добычей и разработкой полезных ископаемых на иностранной территории. Таким образом, ЧВК исполняют роль силового прикрытия, и в связи с тем, что там главное — деньги, данные структуры не могут быть защитниками интересов государства. И вывод про ЧОПы напрашивается сам собой. Наши нефтедобывающие и газодобывающие компании не будут заключать договорные отношения с ЧОПами, у них есть в каждой структуре свои службы безопасности.

ПРОБЛЕМЫ ОХРАННОГО БИЗНЕСА

Если есть клиентская база, то охранный бизнес может существовать и развиваться. Но на сегодняшний день рынок сузился. Отсутствуют западные кампании, а то, что имеется в российских компаниях — если мы рассматриваем государственный сектор — это то, что связано с участием и проведением тендеров.

— Это именно то, что понижает, сводит «на нет» уровень охранных услуг, — объясняет Михаил Головатов. — Ведь в тендерах участвуют и недобросовестные компании, привлекающие сотрудников на вахтовой основе, и потому они зачастую и выигрывают контракты. Кто меньше предложил, тот и победил, вне зависимости от качества работы. Таких «дельцов» не волнует, как вахтенный будет нести службу, или какой у него уровень подготовки.

Вопросов масса. Например, насколько там все официально, и как уплачиваются налоги. Охраннику надо платить, плюс отчисления в пенсионный фонд, страховка, форма и спецсредства, да еще административные расходы на содержание офиса. Если в 1997-1998 годах наша прибыль составляла примерно процентов 30 %, то сегодня — не больше чем 6-8 %.

— Но зато прибыльно! Такой служащий работает в половину стоимости среднестатистического профессионального сотрудника.

— Хорошо для заказчика, но уровень неудовлетворительный. Из-за этого и проблемы: воровство, недовольство клиентов. Особенно, когда это связано с крупными торговыми сетями. Они вводят штрафные санкции тому предприятию, которое несет службу. Закончился месяц, подводится итог наличия товара. Допустим, на два миллиона было похищено продуктов или изделий. По договору охранная структура должна этот досадный «пробел» возместить — а коль возмещает, то обнаруживает нехватку средств на выплату заработанной платы. Порочный круг, как и тот, когда охрана участвует в хищениях.

— Должного уровня нет, нормальные охранники получить рабочее место не могут, соответственно, они тоже находятся на «лавочке запасных». Происходит снижение уровня охранных услуг.

— Верно. А еще люди приезжают, не зная реалий несения службы в больших городах, ведь на местах у них работы нет, потому что все предприятия или развалились, или перешли на крошечные зарплаты.

Вот вам простой пример. Из десяти приехавших только трое знали русский язык — мы сами с этим столкнулись, когда в течение многих лет охраняли ипподром, где обслуживали «Скачки Президента» вместе с ФСО и другими службами. И первые лица были… И другие массовые мероприятия, к примеру, «Гран-при радио Monte Carlo» при большом скоплении людей, когда фактически весь наш ЧОП обеспечивал безопасность объекта.

С начальником Центра специального назначения ФСБ России Александром Тихоновым

Так вот, когда поменялось руководство ипподрома, то новый шеф привез и новую охрану — десять человек, из которых, как я уже сказал, на русском языке могли разговаривать только трое. Они нас сменили — приехали с матрасами, с вещами — жить прямо там. Понятно, какой «порядок» там может быть.

— Какие проблемы у вашего предприятия, в частности, в период кризиса?

— Конечно, кризис сыграл свою негативную роль. Если у вас трудности, то вы в первую очередь сокращаете расходы на квалифицированную охрану. Компании все чаще нанимают непрофессионалов, вахтеров или сторожей, что может плачевно сказаться на состоянии безопасности. В прошлом году с рынка ушли многие иностранные клиенты, закрыв свои представительства и, следовательно, расторгнув договора на услуги охраны. Некоторые российские компании также вынужденно отказываются от охраны.

Если мы участвуем в тендере, то есть определенный уровень, ниже которого я не могу опустить свою цену. Если эта цена не устраивает моего заказчика — что ж, пожалуйста. Пусть работает с теми, кто идет по пути «вахтового метода». Повторюсь, что это и хищения, и отсутствие должного уровня, и я еще не беру тот аспект, который связан с возможными террористическими проявлениями.

— Но «поле деятельности» частных охранных предприятий сокращают не только из-за коррумпированной системы тендеров. Большое количество объектов «увели» после создания ведомственной охраны ФГУП.

— Более того! Был составлен список предприятий, на которые ЧОПы претендовать не имеют права. Хотя траты на содержание ведомственной охраны в три раза выше стоимости услуг частных охранных предприятий.

— Оружие используете редко и только на тех мероприятиях, которые этого требуют?

— Именно так. Только при сопровождении ценностей и грузов, которые требуют наличия вооруженной охраны. По закону «О частной охранной деятельности» фирмы ничем не защищены — есть только обязанности, но никаких прав. Фактически нет права применять оружие — даже сотрудники правоохранительных органов не могут выиграть суды о применении ими оружия.

Вообще, во избежание проблем, у нас оружие имеет только Группа быстрого реагирования. Это наиболее подготовленные люди, которые имеют шестой разряд и все служили (или имели отношение к оружию). Из оружия разрешены пистолет «Иж» и ружье «Сайга».

«ONE TOUCH». ИСКУССТВО УПРАВЛЯТЬ БИЗНЕСОМ

— Охранный бизнес в 2000-х не поражал разнообразием. Но тот, кто хотел привлечь клиентов, привлекал.

— Верно. Если мы вспомним период 2000-х годов, то в некоторых структурах были внутри компании т. н. «Группы быстрого реагирования», о чем я уже упоминал. Это было крайне необходимо, потому что, если нужна срочная помощь и поддержка, мы тут как тут. У нас в ГБР были даже кинологи. Это мы сейчас отказались от них, потому что МЧС развернула свою структуру.

Раньше на любое мероприятие мы привлекали специалистов с собаками, которые могли обнаружить взрывное устройство. Мы сами не разминировали, но обеспечивали охрану и безопасность участка, где был обнаружен подозрительный предмет.

Работаем над тем, чтобы использовать все информационные технологии для продвижения безопасности. «One Touch» — нажатие одной кнопки. Чтобы клиенты могли обратиться в охранную структуру нажатием одной кнопки своего смартфона!

Можно уже не просто так вести диалог, а по интернету, через платформу, которую мы готовим, выйти и на клиента, и на ту структуру, из которой он обратился к нам, — чтобы оказать моментальную помощь. Мы его видим, и он видит, где едет наш экипаж, как наши люди с ним (т. е. клиентом) связываются — все это новые, интересные технологии.

Мы к этому идем и сейчас занимается такими разработками. В «Группе быстрого реагирования» от практики «один позвонил по телефону, другой уже ответил» — постепенно отходим.

— По сути, это скорая и круглосуточная помощь при любой проблеме, даже бытового характера?

— Верно. Например, кто-то попал в ДТП, кому-то на дачу лезут, скажем, совершенно незнакомые люди, то есть любой вопрос, который человека беспокоит. Иногда бывает и так, особенно в последнее время, что обращаются иностранцы, которые по роду занятий приезжают к нам жить и работать — так они вообще не ориентируются, почему и за что, например, их остановил сотрудник МВД, какие у них права, и т. п.

Игорь Орехов (в центре) после возвращения из Сухуми. Слева — командир Группы «А» КГБ СССР Герой Советского Союза Виктор Карпухин. Лето 1990 года

Поэтому в Группе всегда есть охранник со знанием английского, который в любое время суток может выехать к клиенту и оказать необходимую помощь. Бывает и так, что клиент просто хочет проконсультироваться — так что забот хватает…

ГБР работает по договору по Москве и Московской области. Ехать в другой регион «нереально», а консультировать по телефону — нет проблем! Больше десяти лет сотрудничаем с МТС, и были прецеденты, когда сотрудники фирмы не могли дозвониться к себе, зато к нам — пожалуйста! К большому сожалению, сейчас эта услуга не пользуется большим спросом, так как все хотят сэкономить.

…В нашем разговоре принимал участие еще один человек. Лицо не случайное, заинтересованное и компетентное — Андрей Васильевич Барабаш, генеральный директор «АЛЬФА-Б» (которая существует с 1993 года). Срочную службу он проходил в ВДВ, готовил молодых ребят для Афганистана в парашютной дивизии в Литве. Офицер московского ОМОНа. С 1993 года работал в охранных структурах. Окончил школу телохранителей и трудился в этом качестве до 1997-го.

Начал работать в «АЛЬФА-Б» в 1997 году охранником. В 2002-м стал менеджером по безопасности. С 2005-го по 2012 год — уже начальник группы быстрого реагирования. Затем генеральный директор. У Андрея Васильевича два высших образования: педагогическое и юридическое.

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

ЧОП «АЛЬФА-Б» оказывает комплексные услуги по безопасности. Клиенты — крупные компании. «АЛЬФА-Б» обеспечивает защиту жизни и здоровья граждан, личную охрану, охрану объектов и имущества, информационную безопасность, а также обеспечивает порядок в местах проведения массовых мероприятий.

Имеется круглосуточная «Группа быстрого реагирования»: высококвалифицированные охранники (в том числе и со знанием английского языка), водители-охранники. Она оснащена автомобильным транспортом, средствами связи, спецсредствами и вооружением.

Также «АЛЬФА-Б» выполняет работы по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны. Управленческий состав компании состоит, в основном, из бывших офицеров органов безопасности и вооруженных сил.

— Сейчас в период кризиса, вероятно, трудно рассчитывать на какие-то особенные дивиденты?

— Надеемся на кратковременность этого периода. У нас много объектов самой разной направленности — банки, офисы, коттеджные поселки, производства (Московская ореховая компания), множество японских фирм. Хотя раньше их было раз в пять больше. Впрочем, и штат фирмы в 1990-ые годы колебался от полутора до двух тысяч человек. На сегодняшний день штат в фирме — двести человек.

Тем не менее, год мы закончили в небольшом «плюсе». И это уже хорошо, ведь многие охранные предприятия закрылись или приостановили бизнес. Но когда есть принадлежность к холдингу или группе компаний (как у ЧОП «АЛЬФА-Б»), тогда всегда есть возможность страховать риски. Это и есть «искусство управления бизнесом».

— Есть ли у Вас на фирме некая генеральная линия, стратегия на сегодняшний день?

— А как же! Удержать то, что есть. Но мы не собираемся останавливаться в развитии. И охрана, и ГБР постоянно проводят занятия, держат и себя в форме, и руку «на пульсе». Квалификацию надо подтверждать. Когда охранники выезжают к клиенту и выполняют какую-либо задачу — видна тренировка, слаженность и профессионализм, четко и верно отлаженный механизм действия.

— Работаете только в Москве или и в других регионах?

— Мы по закону не может оказывать услуги в других регионах. Поэтому Михаил Васильевич и говорит, что закон, существующий уже двадцать четыре года, не актуален и его пора переписать под современные условия. Хотя бы с точки зрения рынка. Смотрите, что выходит! Мы выполняем охранные услуги, за которые получаем деньги, но эти услуги также предоставляет МВД. Выходит, МВД нас курирует. Значит, им невыгодно иметь много конкурентов, и они периодически забирают «под себя» наши объекты. По логике вещей, нас должны контролировать независимые организации. И рынок должен быть свободный — кто лучше по качеству и цене, того клиент и выберет.

…Такие предприятия, как «АЛЬФА-Б», составляют «пояс коммерческой безопасности» Международной Ассоциации «Альфа». Это дает возможность ветеранам продолжать свою прежнюю деятельность, но уже в «гражданском формате». Оказывать помощь семьям погибших, заниматься военно-патриотическим воспитанием молодежи и другой жизнеутверждающей деятельностью.

— Став однажды «альфовцем», таковым остаешься навсегда, — заключает Михаил Васильевич. — Наша Ассоциация помогает быть в «альфовской» среде, быть полезным родному подразделению. Действующим бойцам — наше фирменное пожелание: «Командировок в два конца — туда и обратно!» А ветеранам… Главное — здоровья, чтобы мы еще долго были вместе. Больше доброжелательности в отношениях, чтобы открыто смотреть в глаза друг другу. 

 

Михаил Головатов (справа) с группой ветеранов Группы «А» набора 1970‑х годов

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 64 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

Оцените эту статью
4169 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание