18 октября 2017 16:10 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

НУЖНО ЛИ ПЕРЕИМЕНОВАТЬ ВОЛГОГРАД В СТАЛИНГРАД?

АРХИВ НОМЕРОВ

Как это было

Автор: ПАВЕЛ БЕЗГОЛОСОВ
ВЗЯТЬ С ПОЛИЧНЫМ-2

30 Ноября 2016
ВЗЯТЬ С ПОЛИЧНЫМ-2
Фото: Марта Петерсон на Лубянке, рядом — американский консул Гросс. Фото из газеты «Известия»

В середине 1980-х сотруд­ники Группы «А» КГБ СССР провели свыше дюжины захватов американских шпионов из числа советских граждан. Большая часть из них на счету отделения, которым руководил Владимир Зайцев.

Окончание. Начало

ЛЕЙТЕНАНТ ИНЖЕВАТОВ

До сегодняшнего дня я относился к Марте, как к обычной достаточно высокопоставленной особе вольных нравов и поведения. Ничего не могу сказать — классно она сработала! И легенду свою за весь период выдержала «от и до» по полной! Интересно, что же такого произошло, что она пошла «ва-банк»? Наверное, что-то на самом деле выходящее из всех рамок, если она поставила на карту всю свою легенду!

Вот уже второй час на исходе, как на десятке машин сопровождения мы мотаемся за ней по всей Москве. Ничего не буду говорить — классная тетка! И настоящий профи! Сегодня у всей нашей группы настоящий мастер-класс!

Выйдя из кинотеатра, Марта к машине не вернулась — пройдя пару сотен метров по Петровке и завернув в несколько проходных в ее районе дворов, она села сначала в автобус, затем немного покаталась по городу на троллейбусе и вошла в метро. Знаете, есть такие горе-разведчики, которые, проверяясь, то шнурки на ботинках завязывают, то кидают вокруг себя «незаметные» взгляды, то вообще внезапно меняют направление своего движения и начинают идти в противоположном направлении!

Водительские права Марты Петерсон

Обычно это не кадровые специалисты, а «привлеченные» и очень часто специально подставляемые резидентом на запланированный им провал, для того чтобы его специалист в это время в другом месте сделал нужную работу. Настоящий, кадровый разведчик такого «оскорбления» наружки никогда не допустит. Кстати, еще и потому, что таким сугубо специфическим «джеймсбондовским» поведением он сразу же выдаст свою собственную к разведсообществу принадлежность. А ему это надо? Особенно, если он залегендирован как простой работник посольства или торгпредства. Марта такого себе не позволяла. Что ж, «проф есть проф»!

— Внимание! Объект вышел на остановке, — я передал информацию своей остальной группе. — Внимание, поймала такси, номер, — я прильнул к окулярам прибора. — Сопровождаю.

КАПИТАН ЗАЙЦЕВ

Шароватов зашел внутрь автозаправки, которая сейчас представляла собой смесь телефонной станции и полевой штаб Красной армии времен гражданской войны. Он огляделся по сторонам, кивнул мне головой на выход и сам покинул помещение. Я вышел за ним.

— Ты персонал-то куда дел? — спросил меня Шароватов, по-прежнему оглядываясь по сторонам и наблюдая вокруг себя только наших сотрудников.

— Да черт его знает, куда он делся! — искренне ответил ему я, так как на самом деле понятия не имел, куда кого дели.

— Это как? — не понял он.

— Этим не я занимался. Когда стало понятно, что именно объект будет закладывать тайник, и было решено именно здесь укрепиться, то когда я прибыл, здесь были только наши.

— Хорошо. Твои люди расставлены? — зачем-то спросил он, прекрасно зная расстановку моей группы. Хотя бы потому, что сам ее утверждал.

— Так точно!

Полковник кинул на меня косой взгляд, как будто ожидая, что естественным продолжением моего такого строго формального, «по уставу» ответа будет то, что я сейчас щелкну каблуками и вытянусь «во фрунт».

— Не пережимай, — только и сказал он в ответ. — Сейчас все на взводе, мне Начальник, — Шароватов явно имел в виду начальника нашего Управления, — каждые пятнадцать минут звонит. Потому что ему каждые десять минут тоже сверху звонят. Осознаешь ответственность ситуации?

— У нас каждая операция с такой ответственностью, — флегматично пожал я плечами. — Специфика работы.

— Сегодня у нас особенная ситуация. Крупную рыбу берем. Очень крупную, — чуть помолчав, добавил он. — Все идет к тому, что на мосту она закладку сделает, — полковник даже в разговоре наедине, на улице и со мной не произносил вслух фамилии человека, которого мы через несколько десятков минут будем брать. — И нам надо не промахнуться, — продолжил он. — Осознаешь?

— Насколько я могу понять, — вопросом на вопрос ответил ему я, — основная проблема состоит из двух частей, — я посмотрел на своего начальника, ожидая его разрешения на продолжение.

— Говори, — кивнул он мне.

— Две проблемы, — продолжил я. — Первая в том, что мы должны быть твердо уверены, что тайник заложен и мы не промахнемся с доказательствами, а вторая в том, как именно мы ее возьмем.

— Правильно. И, что, по-твоему, основное?

Владимир Зайцев с Валентином Шергиным (слева) во время боевой стажировки «альфовцев» в Афганистане

— Конечно, первое! — я искренне недоумевал, как Шароватов, прекрасно зная и мои личные и моих товарищей опыт, способности и физические возможности, сомневается в том, что захват пусть и матерого разведчика, но при всем этом все-таки женщины, произойдет без осечек и строго по намеченному плану. Насколько я помню, мы и здоровых мужиков безо всяких проблем брали!

— С первой проблемой все ясно, — как-то непривычно сухо продолжил Шароватов. — Мы будем ее брать только тогда, когда у нас будут хотя бы более или менее приличные основания. Где может быть тайник, мы выяснили. Как ты собираешься определять, что он заложен?

— Чтобы его заложить, надо время. Он в арке бетонного основания, и даже для того, чтобы в эту самую арку сверток просто бросить с расстояния нескольких метров, пара секунд задержки на короткую остановку и прицеливание ей все равно понадобится. Вот по этим секундам и будем решать в самый последний момент.

— Ты твердо уверен, что там нельзя никого посадить для визуалки?

— Твердо, — ответил я. — Да и они не дураки. И когда выбирали это место, то наверняка предусматривали такую возможность с нашей стороны.

— Что с людьми на хронометраже?

— Все готово, все на позициях.

— Хорошо. Но имей в виду, что дело на личном контроле даже не у Председателя. Понимаешь?

— Понимаю, — ответил я, только сейчас начиная осознавать всю полноту ответственности. — Но не в первой! Какие у вас есть вопросы по второй проблеме? Вы сомневаетесь во мне и моей группе?

— Не обольщайся, — тихо, вполголоса ответил мне он. — Не все так просто. Тут информация подошла, буквально десяток минут назад. У этой подружки шестой дан по каратэ. Ты что-нибудь в этом понимаешь?

— В каратэ? — переспросил его я. — Или в том, на какой уровень тянет ее шестой дан?

— И в том, и в том. Это что-то типа рукопашного боя?

— Я бы сказал, что это хороший рукопашный бой. Если не принимать во внимание его спортивную бесконтактную разновидность.

— Ага. А что такое шестой дан?

— В каратэ данами определяется уровень бойца после достижения им мастерской степени, и шестой дан по нашей классификации соответствует где-то между международником и заслуженным. Не то, чтобы точно, но уровень примерно такой.

— Интересно! — протянул полковник. — И как ты собираешься ее брать?

— Да как обычно, — пожал я плечами. — Можно подумать, что мы никогда мастеров спорта не брали! И мастеров, и международников! — добавил я, глядя на пребывающего в сомнениях и размышлениях по складывающейся по ходу дела ситуации своего непосредственного начальника.

— Нельзя в этом случае, Володя, брать ее как обычно. Нельзя! Специально было распоряжение, чтобы на этой сучке ни одной царапины и ни одного синяка! Ее планируют после захвата по телевизору всей стране продемонстрировать, и у амеров ни одного повода не должно быть для подачи протеста!

— А они его все равно подадут! Можно подумать, что это будет впервые и что вы об этом не знаете!

— Да знать-то я знаю, но одно дело, когда они голословно нас обвинят, и совсем другое, когда они повреждения предъявить смогут. Поэтому так решим — брать я ее пойду сам. С Виктором на пару.

Я прямо-таки офигел после этих слов!

Собственно момент захвата Марты Петерсон. Справа в милицейской форме — Владимир Зайцев

— Товарищ полковник, — осторожно начал я фразу.

— Что, хочешь предложить мне посмотреть на самого себя и вспомнить, сколько мне лет? — перебил меня Шароватов. — Я и себя сегодня поутру в зеркале во время бритья видел, и сколько мне лет еще не забыл! А делать нечего! Одно дело, когда ваша толпа здоровых мужиков выскочит, и совсем другое, когда к ней потихоньку и неторопливо два старика подойдут. Которые просто мимо идут. На стариков она не отреагирует, мы ее быстренько скрутим, а тем временем и вы подоспеете. Вот так!

Я решил давить, если и не на эмоции, так на разум:

— Не сможете вы ее скрутить! Даже если она вас поначалу совсем не примет в расчет. Вы же не сможете меня скрутить, как бы внезапно на меня ни напали! С вашей стороны это будет просто самоубийство! Это как на пулемет броситься, чтобы амбразуру закрыть!

И я тут же пожалел об этих словах, запоздало вспомнив, что мой полковник молодым рядовым салагой прошел через всю войну.

— Если надо, Володя, на пулемет, значит, надо! Значит, время пришло на пулемет падать! А за нами сейчас, как в сорок первом, и Москва, и вся страна! — тихо, но очень и очень твердо почти прохрипел Шароватов. — Работа у нас такая — Родину защищать! Как только она выйдет с моста, я с Ерофеевым иду мимо нее, и мы ее берем. А пока она с нами возится, вы подлетаете, — не подлежащим обсуждению тоном отдал он приказ. — Выполнять! И без обсуждений! — добавил он, видя, что я все-таки хочу ему возразить.

ПОЛКОВНИК ШАРОВАТОВ

Оставив Зайцева на улице, я зашел внутрь заправки и, увидев окруженного своими офицерами Ерофеева, кивнул ему выйти.

— Вот такие, Вить, дела, — после введения его в курс последних сообщений, сказал я. — Что считаешь нужным сказать? Предложения есть?

— Считаю, что у нас есть только два варианта, — ответил он. — Мне кажется, что если у нас будут основания считать, что она заложила тайник, то сначала надо убедиться в том, что он заложен абсолютно точно. Потому что если там ничего не окажется, то мы облажаемся по полной. И даже не мы сами облажаемся, и даже не Контора, а страна! Америкосы в этом случае такой визг на всю планету поднимут, что мало никому не покажется.

— И что дальше?

— А дальше все очень просто, — продолжил Виктор. — После того, как нам дадут подтверждение, что тайник заложен, мы с тобой вдвоем и попробуем взять ее прямо у лестницы, сразу же после того, как она спустится с моста. Это ты правильно придумал, на стариков она не среагирует.

ПОДПОЛКОВНИК ЕРОФЕЕВ

Я прошел войну во фронтовой разведке. Начал рядовым разведвзвода расквартированного в Брестской крепости батальона в сорок первом и закончил капитаном, командиром дивизионной разведроты в пригороде Берлина. В общем, и войну, и виды, и жизнь, и смерть повидал. Как говорится, все знаю, все умею и все понимаю. И мой послужной список в триста с лишним выходов за линию фронта лучшее тому подтверждение и доказательство.

Схема заключительного этапа операции «Сетунь-2»

Если честно, то во время войны я не надеялся выжить. Нет, не так. Надеяться — это все надеются. Правильнее будет сказать, не рассчитывал, не верил, что выживу. Хотя, надеялся. Это да, надеялся. Но, может быть, именно потому, что не верил в такую вероятность и из-за этого относился к вероятности возможной своей гибели во время очередного выхода философски спокойно, — может быть, именно потому, что не давал страху и иным эмоциям помешать холодному просчету вариантов поведения, поэтому и выжил.

Хотя были случаи, когда казалось, что на этот-то уж раз все… Совсем все. Как тогда, когда под Новороссийском на сопке Сладкая Голова нашу группу прижали к земле пулеметным огнем. Таким плотным, что ни головы, вообще ничего не поднять. Именно в тот самый выход, когда убило взводного Сашку Когана. Того самого Когана, автора «Бригантины», это мы, правда, уже потом узнали.

Но ведь ничего! Выжили. Фрицы тогда на захват выслали к нам свою разведгруппу, и во встречном рукопашном мы не только их одолели и сумели вернуться обратно, мы в тот раз и своих погибших вынесли.

Много с тех пор прошло времени, и много утекло воды. И много чего было. Сразу после войны я воевал против украинских националистов и прибалтийских «лесных братьев», вскрывал бандитское подполье в Западной Белоруссии, пока, наконец, окончательно не осел в Москве, специализируясь на контрразведывательной работе против США и Великобритании. Конечно, сейчас я руковожу, и сам, лично, в задержаниях не участвую — зря, что ли, воспитал таких орлов, Но, судя по всему, сейчас придется. Как и тогда — в рукопашный и с превосходящими силами противника.

Нет, я понимаю, что мне с Володькой, перефразируя Гайдара, только пару минут простоять, да с десяток секунд продержаться, до того момента, пока Зайцев с остальными своими бойцами не подоспеют, но точно так же я понимаю, что в предстоящем нам рукопашном задержании шансов вернуться к своим у меня с Володькой ноль. И нам уже не по двадцать, и уровень подготовки у нас с этой леди не сравниваемый, и биться она на самом деле в самом настоящем смысле этого слова будет не на жизнь, а на смерть. Терять-то ей, по большому счету, совершенно нечего.

Понимаю я все это, прекрасно понимаю! Понимаю и иду вперед. Потому что работа у нас такая — Родину защищать. Без пафоса и без самолюбования. Работа такая.

КАПИТАН ЗАЙЦЕВ

Я поднес микрофон к губам:

— Андрей?

— Судя по всему, именно к вам, — услышал я ответ. Из соображений безопасности и во избежание возможного перехвата наших сообщений в американском посольстве, мы не называли никаких конкретных имен, вообще максимально стараясь избегать любой конкретики, которую можно было бы привязать к проводящейся операции. А чтобы не выходить в радиоэфир, который почти наверняка прослушивался американцами, техническая группа заранее протянула телефонные кабели, связывавшие отдельные группы участников с командным пунктом. Я положил трубку на рычаги телефона, и тут же раздался звонок.

— Двадцать два пятьдесят шесть, второй, — доложил пост наблюдения. — Видим под деревом на набережной. В вашем направлении.

Выйдя из помещения заправки, буквально через минуту я увидел одинокий силуэт, явно направляющийся к мосту. Марта неторопливо и абсолютно спокойно шла вдоль набережной и ее силуэт четко выделялся на фоне мерцающей в свете луны воды. На таком расстоянии было весьма трудно определить, кто же это, так как в своем брючном костюме она сильно походила на мужчину.

— Ну, это она? — спросил я офицера-женщину из «семерки», в чьи обязанности входило внешнее наблюдение за женской частью сотрудников посольства.

— Она, — спокойно ответила мне сотрудница. — Это Петерсон. Я ее походку ни с кем не спутаю. Это точно она. Да ты посмотри в прибор, сам увидишь, — сотрудница имела в виду прибор ночного видения.

Сумка, с которой шла на тайниковую операцию Марта Петерсон. Фрагмент экспозиции в Библиотеке имени Рональда Рейгана

— Вижу, — пробормотал я, разглядывая в зеленом цвете линз прибора свою старую знакомую.

— Всем максимальная готовность, — сказал я в микрофон. — Начали хронометраж!

Для того чтобы заложить контейнер, Марте надо было подняться на мост и пройти по нему. Вот уж что-что, а прогулку по Краснолужскому мосту приятной не назовешь, особенно когда по нему идет поезд: узкая пешеходная дорожка прямо-таки ходит ходуном, а темнота добавляет остроты ощущениям. Но Петерсон, некоторое время подождав под деревьями, не торопясь направилась к мосту и стала подниматься по ступенькам.

В какой-то момент она несколько замедлила свой подъем, к чему-то внимательно прислушиваясь, а потом продолжила его и начала идти через арки, проделанные в огромных опорах моста. На это время она исчезала из виду и, как определили наши аналитики, именно в одной из таких арок она и должна была сделать закладку.

— Подъем. Семнадцать секунд, — сообщил хронометрист. — Первая арка. Восемь секунд.

Марта появилась из-за опоры моста.

— Вторая арка. Восемь секунд.

Марта продолжала двигаться по мосту. Пройдя вторую арку, она остановилась, облокотилась на перила моста и стала рассматривать катящуюся под ней воду реки.

— Остановка на первой трети движения. Двадцать три секунды. — Голос в телефоне звучал абсолютно спокойно, даже бесстрастно, но я-то знал, что нервы у этого внешне абсолютно бесстрастно докладывающего нам график движения по мосту Марты офицера напряжены до предела.

— Третья арка. Семнадцать секунд! — в голосе хронометражиста послышалось оживление.

— Четвертая арка. Восемь секунд. Продолжение движения. Пятая арка. Восемь секунд. Остановка на середине моста.

ПОДПОЛКОВНИК ЕРОФЕЕВ

Вот он, этот самый момент истины! Марта стояла на середине моста и внешне полностью спокойно рассматривала воду.

— Ну, что, закладка произведена? — спросил меня Шароватов.

— Абсолютно уверен, что именно в четвертой опоре, — ответил я ему. — Можно брать.

КАПИТАН ЗАЙЦЕВ

Иногда, в отдельных и совершенно конкретных случаях, надо превышать собственные полномочия. Хотя бы для того, чтобы не допустить того, что два ветерана, прошедшие всю войну, рисковали своей жизнью сейчас, в мирное время. Оно, конечно, работа у нас такая, что для нас война не прекращается никогда, но все-таки. Зачем этот совершенно никому не нужный риск, если я со своими людьми возьму эту бабенку «без пыли и шума»? Так, что она сама этого не заметит.

И плевать я хотел на все ее даны! И не таких «зубров» брали! Но спорить о наиболее оптимальной тактике задержания, что с Ерофеевым, что, тем более, с Шароватовым, особенно, когда они уже вновь почувствовали себя на переднем крае фронта и «закусили удила», совершенно бесполезно, поэтому я решил пойти другим путем.

— Володь, — пока мы с ним переодевались: он в свою рабочую робу, а я в форму офицера милиции, — обратился я к своему сотруднику. — Здесь старики, — так «за глаза» называли мы свое руководство, — решили самостоятельно ее взять.

Он недоуменно уставился на меня.

— Ага, — подтвердил ему я свои слова кивком головы.

— Решили героически покончить жизнь самоубийством? — мрачно спросил меня он, когда до него наконец-то 

дошло, что именно я хотел ему сказать.

— Я не знаю, что они там решили, они со мной этим не поделились, но они решили именно так.

ПОДПОЛКОВНИК ЕРОФЕЕВ

— Виктор! Наш выход! — коротко бросил мне Шароватов, едва оторвавшись от окуляров прибора ночного видения, через которые мы с ним наблюдали всю эту печальную картину.

Одним движением нахлобучив на голову строительную каску и на ходу натягивая строительные жилеты, мы молча двинулись к выходу.

Владимир Зайцев в период его работы помощником главы правительства России

— Значит, так, — коротко сказал он мне. — Идем ей навстречу. Разговариваем о какой-то там траншее, определяем, где именно будем ее копать. Как только мы с ней поравняемся, ты бросаешься ей в ноги, я скручиваю ей руки. А там и ребята подоспеют. Понял?

— Не маленький, — только и ответил ему я. — В рукопашных труднее было. Справимся. Не впервой.

— Вот она. Черт бы тебя побрал, я где тебе говорил ее прокладывать? — безо всякого перехода начал отчитывать меня Шароватов.

— Где мне сказали, там я ее и проложил! — подхватил я игру. — И не надо на меня сваливать то, чего не было!

Марта шла нам навстречу, с интересом наблюдая эту маленькую и очень правдоподобную со стороны производственную сценку и, судя по всему, ни на секунду не усомнилась в полной достоверности разыгрывающегося у нее на глазах спектакля. Пропустив ее чуть-чуть мимо себя вперед, я развернулся и «рыбкой» — как вратарь на футбольном матче — бросился ей в ноги.

КАПИТАН ЗАЙЦЕВ

Меня от цели отделяло не более ста метров, и так, с какой скоростью я их промчался, я не бегал даже на зачетах по физподготовке. За тот десяток секунд, что прошел с момента, когда Ерофеев бросился в ноги Петерсон, и до того, как я оказался около них, Марта прямо-таки смерчем на одном месте развернулась к нему и коротким разгибом колена пробила ему «пыром» в грудь, то есть с носка.

В этот момент ее обхватил руками Шароватов, но она, даже не разворачиваясь к нему, ударом локтя назад пробила ему солнечное, а потом ребром стопы так же, как и в первый раз, коротко и резко ударила под колено голени.

Мировой рекорд по бегу на стометровке около десяти секунд, и мне кажется, что я был близок к этому результату. Когда я подлетел к ней, то Петерсон с самым что ни на есть холодным и безжалостным выражением лица низко-низко, целя в пах, вышвырнула мне навстречу ногу. Она явно рассчитывала, что я не успею среагировать и сам напорюсь на нее, но я развернул корпус, пропуская удар мимо себя. Мгновенно, очень хорошо отработанной комбинацией, она с самой, на какую только она была способна, силой ударила рукой, явно целя мне в голову.

Неправильно, когда говорят, что хорошие бойцы бесстрастны в поединке. Скорее всего, под этим имеют в виду не полное отсутствие эмоций, а отсутствие заслоняющей взор и трезвую оценку ситуации так называемой «горячей» ярости. Это да, это правильно. Такие эмоции никогда и никому еще не помогали в серьезной схватке. Поэтому у меня не бывает таких выплесков.

У меня присутствует холодная рассудительность и бесстрастие опытного бойца. Я мог бы, конечно, просто раздавить ее и переломать ей все кости, но приказ есть приказ. Калечить нельзя! Поэтому я просто поймал ее руку, захватив за запястье, и что есть силы сжал. Под стальным зажимом хрустнул металлический браслет часов, врезаясь в кожу ее руки. Громкий визг, перемежаясь с отборнейшим, сделавшим бы честь любому ломовому извозчику дореволюционной России, матом, перекрыл шум стройки. Я холодно смотрел на ее извивающееся от боли тело и продолжал сжимать пальцы.

— Черт возьми, — мелькнула мысль, — она же наверняка своим визгом пытается привлечь внимание агента! Нет, подруга, это у тебя не получится! Агент к этому времени уже был мертв. Значит, американцы об этом не знали.

ПОДПОЛКОВНИК ЕРОФЕЕВ

На какое-то мгновение я отключился. Но тут же пришел в себя и увидел, как извивающаяся от боли Петерсон пытается вырваться из рук Зайцева.

— Ну, какова, сучка! — искренне восхитился я, захватывая ее руки.

ПОЛКОВНИК ШАРОВАТОВ

В одно мгновение около Петерсон образовалась небольшая толпа. Три машины перекрыли все направления ее возможного отхода и сразу несколько офицеров бросились ко мне.

— Товарищ полковник! Вы как?

— Нормально. Как взяли?

— Без единой царапины! Только браслет у часов сломан.

— Ерунда. Но как брыкается! Как наша кобыла в моем детстве!

Судя по фотографии — Марта Петерсон по‑прежнему полна сил и энергии

Опираясь на руки офицеров, я подошел к задержанной.

— Все! — улыбаясь, объявил я Петерсон. — Все! Отбегалась! И по Москве и по России-матушке! В машину ее, — обратился я к офицерам группы. — Здесь сворачиваемся.

ОТ РЕДАКЦИИ. ПОСЛЕСЛОВИЕ

Петерсон доставили на Лубянку и вызвали представителя американского посольства для опознания. В его присутствии вскрыли контейнер, закамуфлированный под булыжник. В нем обнаружили письменное предупреждение: «Внимание, товарищ! Ты случайно проник в чужую тайну, подобрав чужой пакет и вещи… Оставь деньги и золото у себя, но не трогай других вещей, чтобы не подвергать свою жизнь и жизнь твоих близких опасности… Ты предупрежден!!!»

Под предупреждением лежал пакет с деньгами и золотыми вещами. Там же были инструкции, вопросник, специальная фотоаппаратура и две ампулы с ядом.

В 23 часа 25 минут содержимое контейнера было разложено на большом столе в приемной КГБ, за которым уже сидели Марта Петерсон и американский консул господин Гросс — с часами на обеих руках, очевидно, с диктофоном в одних из них. Небольшой зал был ярко освещен для производства необходимых в таких случаях съемок и документирования происходящего.

Заместитель начальника 2-го Главного управления (контрразведка) КГБ СССР генерал-майор Евгений Расщепов изложил консулу обстоятельства, при которых на Краснолужском мосту была задержана сотрудница американского посольства Марта Петерсон, и предложил ознакомиться с содержимым изъятого у нее контейнера со шпионскими атрибутами.

По просьбе Расщепова консул несколько раз обращался к Петерсон с вопросами по поводу предназначения тех или иных предметов, обнаруженных в контейнере, но она всякий раз односложно отвечала по-английски: «Заткнись!» И только после того, как ей были возвращены принадлежавшие ей лично и изъятые при задержании золотые брелоки с цепочкой, она сказала по-русски: «Спасибо!»

В связи с тем, что Марта Петерсон как вице-консул пользовалась дипломатической неприкосновенностью, после указанной выше процедуры и ее протоколирования, в три часа ночи, она была освобождена и вместе с консулом на его автомобиле уехала в американское посольство.

Американский посол Тун, явившийся в советский МИД сразу после высылки из страны Марты Петерсон в Америку, высказал настоятельную просьбу не предавать случившееся гласности, «что будет высоко оценено правительством Соединенных Штатов Америки».

«Говорят, моя мимолетная знакомая (мы не были представлены друг другу) в последующие годы преподавала в одной из разведшкол ЦРУ — обучала будущих разведчиков всем хитростям поведения при задержании, прочувствованном на себе», — говорит Владимир Николаевич.

…Через несколько лет, в 1982 году, Владимир Зайцев был зачислен в Группу «А», в которой прошел путь до заместителя начальника легендарного подразделения. Прошел боевую стажировку в Афганистане. Участвовал в операциях по освобождению заложников и нейтрализации террористов, в том числе в Тбилиси (1983 год), штурмовал пассажирский самолет, захваченный вооруженными бандитами.

Неоднократный чемпион центрального аппарата КГБ по восточным единоборствам, мастер спорта СССР по трем видам спорта.

Полковник Владимир Зайцев на праздновании 40‑летия Группы «А» КГБ-ФСБ. Москва, «Крокус Сити Холл». 29 июля 2014 года

Награжден орденами Красного Знамени (1984 г.), Красной Звезды (1986 г.), «За личное мужество», знаком «Почетный сотрудник госбезопасности».

Полковник Зайцев — председатель «Фонда поддержки антитеррористических подразделений органов обеспечения безопасности «Антитеррор»». Несколько лет работал помощником главы правительства России. Принимает активное участие в деятельности Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Неоднократно публиковался на страницах «Спецназа России».

Что касается Марты Петерсон, то она, судя по всему, полна сил и энергии. И даже написала книгу «The Widow Spy», изданную в 2012 году. На ее обложка изображен Краснолужский мост, правда, заснеженный (хотя дело было летом), и одинокая женская фигура, направляющаяся в «лапы КГБ».

Разведчики — народ суеверный. Петерсон не была исключением. Покидая ночью Лубянку, она сказала, что никогда больше не будет брать билет на последний сеанс. 

 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 64 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

Оцените эту статью
4714 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.7

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ БЕЗГОЛОСОВ
30 Ноября 2016
ВЗЯТЬ С ПОЛИЧНЫМ-1

ВЗЯТЬ С ПОЛИЧНЫМ-1

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание