28 марта 2017 11:09 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Какими Вы видите народные республики – Донецкую и Луганскую?

АРХИВ НОМЕРОВ

Человек эпохи

Автор: АННА ШИРЯЕВА
ДВЕ «АЛЬФЫ» ДЕМИНА

30 Сентября 2016
ДВЕ «АЛЬФЫ» ДЕМИНА
Фото: Полковник Юрий Демин (слева) во время посещения Будённовска летом 2015 года. Фото Анны Ширяевой

«ДЕЙСТВОВАТЬ ПРИШЛОСЬ В ОСОБЫХ УСЛОВИЯХ»

Полковник спецназа и госбезопасности Юрий Демин. Один из героев тяжелейшей, драматической операции в городе Будённовске (Святой Крест). До недавнего времени о нем знали только те, кому это «положено знать».

Сам Юрий Викторович человек непубличный. И даже для этого рассказа о нем пришлось приложить немало усилий. Хотя он — член Совета Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».

Возглавляемое им частное охранное предприятие «Группа «А»» — пример стойкости и несгибаемости в подчас непредсказуемых условиях российского бизнеса. Пережив несколько тяжелых ударов судьбы, оно каждый раз возрождалось и продолжает успешно конкурировать со многими более крупными ЧОПами.

«Группа «А»» является одним из самых молодых частных охранных предприятий «альфовского» сообщества — оно было создано в 2002 году, в то время как ниша охранного бизнеса была насыщена игроками разного калибра еще с середины 1990-х. Не побоявшись конкуренции и не имея за плечами никакого предпринимательского опыта, Юрий Демин с нуля отстроил успешное предприятие.

«Приходя на службу в «Альфу», человек заведомо обрекает себя на многие трудности, опасности и лишения»

Договорные отношения устанавливались с такими заказчиками, как префектура, крупные медицинские центры профилактической медицины и мануальной терапии, оказывались услуги по охране имущества и складских помещений в аэропортах «Внуково» и «Шереметьево», большое количество частных лиц неизменно доверяют сотрудникам ЧОП «Группа «А»» свою безопасность.

ПОД НАЧАЛОМ САВЕЛЬЕВА

Коренной москвич Юрий Демин родился в 1955 году в рабочей семье. Детство проходило бурно среди полей и колхозов еще не застроенного тогда Юго-запада столицы, район Очаково. Как и большинство мальчишек того времени, Юрий мечтал стать военным, ведь Великая Отечественная отгремела совсем недавно, и общество продолжало жить той Победой. Поэтому отношение к военным было самое почтительное, военная направленность вжилась в плоть и кровь советских людей, начиная с прилавков магазинов, где продавались детские игрушки в виде солдатиков, танков и самолетиков, и заканчивая кинематографом.

Будучи учеником средней школы, Юрий как-то раз повстречал соседского мальчишку, гордо вышагивающего в морской форме. От него узнал о юношеском морском клубе «Бригантина» и решил туда записаться. Преподавателями клуба были морские офицеры, прошедшие войну, они с энтузиазмом учили ребят морскому делу, лоции, ходить под парусом, на веслах, вязать узлы, семафорить. А еще вывозили летом своих подопечных на Черное и Азовское моря. Живя на берегу, ребята выходили в море на рыболовецких судах, те, кто постарше — практиковались вместе с курсантами морских училищ на трехмачтовом паруснике «Товарищ», бывшем немецком судне-разведчике.

Три года суровой, но захватывающей мальчишеские сердца жизни, а также строгая дисциплина заложили первые серьезные основы в личности будущего бойца спецназа.

После школы Юрий поехал поступать не в морское училище, как хотел изначально, а в Коломенское высшее артиллерийское командное училище. Двое товарищей, прибывших вместе с ним, потерпели неудачу, Юрию же оставалось сдать последний экзамен. Интересно, что была в казармах, где жили абитуриенты, группа молодых людей, которые сдавали один и тот же экзамен по пять-шесть раз, вот ребята и решили пойти к начальнику училища.

 

Ссылаясь на эту группу многократно поступающих, ребята попросили генерал-майора дать и им еще одну возможность сдать экзамены. Рассказ ребят привел начальника училища в большое смущение, и просьбу он, конечно же, отклонил. Так, впервые в жизни столкнувшись с коррупцией, Юрий, уже почти поступив в училище, решил забрать документы и уехать вместе со своими менее удачливыми товарищами.

Об этом решении пожалеть так и не пришлось. Юрий поступил в Энергетический институт на Электроэнергетический факультет и одновременно устроился работать учеником электрика. Однако судьба решительно увела студента с гражданского поприща — почти сразу пришла повестка в армию, местом прохождения службы стала часть Внутренних войск в районе Сыктывкара. Служба вспоминается Юрию Викторовичу как довольно непростое время — нередко имел дело с боевым оружием, ходил в боевые выходы, пришлось насмотреться смертей, самому чуть ли не сгинуть в болоте, преследуя группу преступников. Словом, закалку эти годы дали серьезную.

Отслужив, Юрий восстановился в институте и стал работать в военном представительстве при заводе имени М. В. Хруничева. В это же время он получил предложение проходить дальнейшую службу в органах Комитета госбезопасности и был отправлен на Высшие курсы КГБ в Ленинград.

…Первые звания, первые должности и первые профессиональные спортивные соревнования, на которых Юрий часто занимал призовые места. На третий год службы поступил вызов на прием к начальству.

— В кабинете находилась комиссия, на столе лежало мое личное дело, — рассказывает Юрий Викторович. — Геннадий Николаевич Зайцев предложил мне перейти на службу в подразделение, о существовании которого я никогда раньше не слышал. Первой моей мыслью было — а смогу ли я, чисто физически и морально, стать сотрудником такого подразделения, чтобы не подвести руководство и моих будущих товарищей? Сразу ответа я не дал и попросил время подумать.

Алексей Дмитриевич Бесчастнов, возглавлявший тогда Седьмое управление КГБ СССР, человек, прошедший войну и обладающий огромным боевым опытом, воспринял мой ответ одобрительно и дал мне неделю на размышления.

Бойцы спецназа выдвигаются на позиции перед штурмом. Будённовск. 17 июня 1995 года.  Фото Юрия Тутова / РИА Новости

Всю эту неделю я практически не спал, постоянно анализировал, пытался взвесить свои силы. Осознание огромной ответственности и всей серьезности предстоящей работы заставляло меня сомневаться в себе. Моя супруга не понимала тогда, что со мной происходит. И все же, за эту неделю я сумел разложить для себя все «по полочкам» и принять единственное верное решение.

«Решение принял, я согласен», — сказал я перед комиссией в назначенный день. — «И правильно, что думал, — ответил мне Алексей Дмитриевич. — Не думают только одни дураки». Так, с 1 марта 1980 года началась моя служба в Группе «А» КГБ СССР.

На тот период подразделение состояло из пяти отделений по десять человек в каждом, работа велась в режиме боевого дежурства. Вместе с Юрием Деминым в Группу, как раз незадолго до проведения Олимпийских игр в Москве, было принято около тридцати человек, которые были выведены в режим несения службы.

Несмотря на то, что был приказ о зачислении в Группу, «новобранцам» предстоял месяц обучения, по его итогам проводилось тестирование, чтобы выявить, действительно ли человек пригоден к службе в подразделении. За это время будущие бойцы антитеррора занимались профессиональной подготовкой в соответствии с задачами подразделения — рукопашный бой, стрельба и тактико-специальная подготовка.

На тот период уже были случаи захватов дипломатических представительств. Кроме того, накануне Олимпиады-80 уделялось огромное внимание обеспечению безопасности спортивных и иных сооружений.

Опробовав на себе все трудности службы, каждый имел возможность изменить свое решение и уйти из подразделения. Юрий благополучно прошел все тестирования и был распределен во 2-е отделение под начало Анатолия Николаевича Савельева, будущего Героя России.

Первая половина восьмидесятых годов была отмечена спецоперациями по захвату предателей Родины — американских шпионов, а также чекистско-войсковыми мероприятиями в Афганистане. Тогда по решению руководства КГБ было решено «обкатать» Афганом весь личный состав Группы «А».

Сотрудники «Альфы» и «Вымпела» требуют прекратить огонь по осаждённому Белому дому (Верховному Совету). 4 октября 1993 года

Мармольская операция имела своей задачей ликвидацию укрепрайона многочисленной банды Забибулло в районе Мармоль (провинция Балх), где находилась база и школа по подготовке боевиков, в том числе иностранных наемников.

Длилась операция в течение месяца — в январе-феврале 1984 года — и была одной из самых масштабных и сложных операций Афганской войны.

— Операция проходила на высоте более трех тысяч метров, — вспоминает Юрий Викторович. — Район блокировался целиком. Нас высадили на вертолетах на главенствующих вершинах, чтобы можно было заблокировать выход банды. Одновременно мотоманевренная группа шла по плотно заминированному ущелью, вдоль которого моджахеды выставили свои огневые точки, и, при любой попытке наших вертолетов зайти в ущелье, по ним сразу же открывался огонь из крупнокалиберных пулеметов. Поэтому поддержка с воздуха была невозможна. Наша высадка на вершинах должна была дать понять боевикам, что операция будет завершена и завершена успешно.

По итогам операции укрепрайон, который моджахеды считали неприступным, был захвачен, часть банды уничтожена, часть ее рассеяна.

Группа, в которую входил Юрий Демин, благополучно вернулась домой. Вообще, за время боевых командировок в Афганистан (1983-1987 годы) личному составу «Альфы» удалось избежать невосполнимых потерь.

«ГОРЯЧАЯ ОСЕНЬ» 1993 ГОДА

Перестройка… Горячие точки уже на территории Советского Союза. Август 1991-го. ГКЧП. Танки на улицах Москвы. Оборона Белого дома. Гибель «Союза нерушимых»… Все это промелькнуло как во хмелю.

В октябре 1993 года Юрий Викторович, в составе Группы, принимал активное участие в разрешении острейшего политического кризиса, когда две ветви российской власти, каждая поддержанная своими сторонниками, сошлись в рукопашной в самом центре Москвы. «Альфа» тогда сохраняла свое устойчивое место посреди борьбы политических сил, втягивавших страну в водоворот мини-гражданской войны. Ни одна из сторон не могла предложить компромисса.

Находившаяся на тот момент в составе Главного управления охраны «Альфа» была привлечена высшим руководством страны для урегулирования кризиса, готового в любую минуту вылиться в масштабный вооруженный конфликт. Каким образом это будет сделано — не волновало тогда никого.

Местом сосредоточия обострившихся противоречий стал Белый дом (Верховный Совет), где находились вице-президент России, Герой Советского Союза генерал Александр Руцкой, а также представители оппозиционных партий и организаций, противостоявшие Ельцину.

— Наученные горьким опытом 1991 года, мы не хотели допустить того, чтобы политические разногласия закончились кровопролитием, — вспоминает полковник Дёмин. — Действовать пришлось в особых условиях. Когда мы прибыли на место, здание уже было окружено различными подразделениями Внутренних войск, Министерства обороны и «афганцами» из организации Союза ветеранов Афганистана, которые предпринимали различные действия по захвату Белого дома. Его защитники старались отстреливаться, возникло вооруженное противостояние.

На улице мы увидели беспорядочную картину — вокру г в каком-то угаре бегают люди, кричат, стреляют из всего, чего только можно, по военной технике, которой не оставалось ничего иного, как защищать саму себя, давая время от времени одиночные выстрелы. Появившиеся в результате раненые и убитые находились по периметру стадиона рядом с метро «Красная Пресня».

Тем временем БТР, находившийся на футбольном поле, выписывал восьмерку. По нему до нас было произведено несколько выстрелов из гранатомета, и он практически чудом не сгорел. Испуг, непонимание того, что вообще происходит вокруг, вынуждало экипаж стрелять по всем движущимся целям. Впрочем, когда мы выдвинулись на рекогносцировку к Белому дому, то схожим образом вела себя вся техника. Перед нашими глазами открылась картина хаоса: перемещаются какие-то люди, по ним ведут огонь. Лежат раненые, убитые…

Мы пришли, доложили обстановку Геннадию Николаевичу. И когда перед моим отделением была поставлена задача — через этот стадион подойти к Белому дому, то нам предстояло как-то решить проблему с «бешеным» БТРом. Выйти всем подразделением — значит тут же попасть под прицельный огонь крупнокалиберного пулемета. Поэтому, когда мы укрылись за одноэтажным деревянным зданием, я приказал бойцам оставаться на месте, а сам пошел вперед.

На Кубке по стрельбе памяти Героя Советского Союза В. Ф. Карпухина. Фото Анны Ширяевой

Отложив оружие, я снял с себя боеприпасы. Каска, бронежилет и радиостанция — вот и все, что осталось. Естественно, я не мог спрогнозировать развитие ситуации. Но я понимал одно: внутри БТРа сидят русские люди. Когда они увидят, что к ним идет военный с поднятыми руками и без оружия, то они не должны открыть огонь. Во всяком случае, надеялся на это.

Вышел я на середину поля. Иду, машу над головой высоко поднятыми руками. БТР тут же развернулся в мою сторону. Любой выстрел по нему мог оказаться для меня роковым. Я шел и считал шаги. Половину прошел — хорошо. Живой. Когда прошел две трети пути, то понял, что они в меня стрелять не будут.

Подошел, постучал по броне: «Ребята, стрельбу закончили, пушку — вниз! Для вас война закончилась». Открылся люк, в нем появился командир этого БТРа — прапорщик. Я представился. «Слава Богу, — выдохнул он. — Все, я стрельбу прекращаю». Вслед за ним из машины вылезло шесть чумазых солдат-первогодков. Все черные, словно негры, от пороховой гари. Они там от угара чуть дуба не дали.

«Ты представляешь, с кем мне приходится воевать», — сказал прапорщик, кивнув на своих подчиненных. Он мне показал на броне следы от выстрелов, которые прошли по касательной. Действительно, по ним стреляли. «Связи нет, кто лупит по нам, черт его знает! Вот мы и вели огонь, чтоб уцелеть. Боялись, подожгут из гранатомета или забросают гранатами».

Вышли они из машины, движок заглушили. После этого я по рации приказал своему отделу выдвигаться ко мне. И мы выдвинулись к Белому дому, — заключает Юрий Викторович.

…В этой ситуации «Альфе» необходимо было принять такое решение, чтобы, по возможности, не применяя силу по отношению к защитникам Белого дома, суметь развести две враждующие стороны. Выступив, фактически, в роли миротворцев, «Альфа» сама понесла потерю — был смертельно ранен снайпером младший лейтенант Геннадий Сергеев.

Свою миссию «Альфа» и «Вымпел» выполнили с честью. Проводя переговоры с вице-президентом Александром Руцким и председателем Верховного Совета Русланом Хасбулатовым, сотрудники вошли в Белый дом и, пройдя по этажам, убедили людей сдать оружие. Затем переговорили с офицерами подразделений Внутренних войск, чтобы те отвели дула своих орудий, нацеленные на горящее здание парламента.

Окончив свою работу, «Альфа» через парадный выход на Москву-реку покинула здание Белого дома. Убыли к месту своей дислокации и сотрудники «Вымпела».

БУДЁННОВСК

Июнь 1995 года. Захват бандой Шамиля Басаева мирного города Будённовска и его переполненной больницы был на то время беспрецедентным по своим масштабам и жестокости террористическим актом. В гуще тех событий в составе боевых расчетов Группы «Альфа» находился и Юрий Демин, и это была уже вторая его встреча с Басаевым. Первая состоялась 15-го декабря 1994 года в станице Слепцовская, где они столкнулись лицом к лицу, обеспечивая переговоры министра обороны Грачёва и Дудаева.

За спецоперацию в Будённовске Юрию пришлось поплатиться своим здоровьем — тяжелая травма после наезда БТР и осколочное ранение в ногу дают знать о себе и поныне.

На тот период Юрий Викторович являлся заместителем начальника 2-го отдела Анатолия Савельева и, в соответствии с планом штурма, должен был руководить действиями подразделения при подходе к зданию больницы. Проблема состояла в том, что боевые позиции, которые предстояло занять бойцам, не были известны им в должной мере, четкого плана штурма не было в принципе.

Больница представляла собой очень сложный объект, все ее помещения были забиты заложниками, и любые боевые действия могли привести к большому количеству жертв.

Решение о проведении штурма было принято слишком поспешно, на подготовку такой сложнейшей спецоперации требовалось больше времени. С самого начала был утрачен фактор внезапности, когда на рассвете взревела вся подтянутая военная техника, разбудив не только боевиков, но и весь город. Бой проходил сумбурно, террористы поливали спецназ шквалом пуль.

Во время боя, вместе с Сергеем Милицким, Александром Христофоровым, Владимиром Корольковым и Сергеем Савчуком, Юрий Демин сотни раз находился на волоске от смерти.

— Приходя на службу в «Альфу», человек заведомо обрекает себя на многие трудности, опасности и лишения, — часто повторяет Юрий Дёмин. — В нашем деле твоя жизнь далеко не всегда зависит от подготовки или морального состояния. В том бою все сотрудники «Альфы» проявили себя как настоящие герои, всеми ими я восхищаюсь. Наши невосполнимые утраты после Будённовска — это Владимир Соловов, Дмитрий Рябинкин и Дмитрий Бурдяев.

Летом 2015 года, спустя двадцать лет, наша «альфовская» делегация побывала с визитом в Будённовске, чтобы почтить память наших погибших товарищей. Мы, участники тех событий, ходили по территории больничного комплекса, и трудно было поверить, что все это было… И было с нами. Словно бы в другой жизни.

…Мы шли словно «тевтонские рыцари»: увесистые бронежилеты, при этом быстро передвигались, и это тихой степной ночью было здорово слышно. Первая группа — Соловов, Литвинчук, Руденко. Как только они вышли на открытую местность, тут же попали под пулеметный огонь. Плотность огня была такая, что постоянно били фонтанчики… Я восхищен своими сотрудниками, они — молодцы! Им со мной не повезло. Не надо было мне лезть туда, куда я забрался. Как ребята потом сказали: «Вы же там, а мы — что? Мы за вами, вы же командир!» После того, как они меня вытащили, смотрю: Александр Христофоров — живой, с перевязанной рукой, Сергей Милицкий — живой. Единственный целый — Сергей Савчук, без единой царапины. Хотя ему, конечно, хватило очереди в грудь.

В районе хозблока группу Демина басаевцы закидали гранатами. Практически всех посекло осколкам, Сергей Милицкий получил ранение в глаз и ногу. Демин накладывал ему повязку прямо на каску. В тот момент ее лучше было не снимать.

— Гранат больше не кидали. Видимо, боевики подумали, что с нами покончено, всё! Встал вопрос об эвакуации раненого: мы понимали, что БТР и БМП к нам подойти не смогут. Поначалу БМП были, но их обстреляли из гранатометов, и они ушли. Я думал: вот сейчас боевики выйдут на козырек, а мы тут внизу, и они нас сверху и расстреляют! Две гранаты туда бросил. Сергей Милицкий до последнего момента, пока я не дал команду на отход, старался вести огонь из автомата.

Мы поняли, что надеяться надо только на самих себя. Ребята мне говорят: «Юрий Викторович, давайте нам команду, надо отходить». Решил, что отходить будем не все сразу, а группами. Сперва Сергей Милицкий и Александр Христофоров. Христофоров был к нам зачислен буквально два месяца назад, считался молодым.

По нашей традиции, дал им отсчет, и ребята рванули! Как только они из мертвой зоны выскочили, раздалась длинная автоматная очередь… Ребята бегут, а пули их догоняют — один спотыкается, второй, и оба падают буквально перед воротами. Мне было мучительно больно на все это смотреть. На тот момент я посчитал, что зря дал им эту команду. Показалось, что их я убил! Но вдруг две руки из-за ворот хватают их за шкирку и буквально затаскивают в мертвую зону. Иначе их бы добили. Я с облегчением вздохнул.

Остались мы втроем, а интенсивность огня не ослабевает. Савчук: «Давайте я посмотрю, что там за углом происходит». Сказал и высунулся на полтуловища из-за угла, и тут же последовала длинная очередь. Я только успел за отворот бронежилета схватить и отдернуть Сергея. Но пули оказались быстрее, чем я. У Савчука на груди весь бронежилет вздыбился и рассыпался. Тогда я понял, какие хорошие у нас средства защиты… Савчук открыл глаза…. «Как ты?» — «Живой, только грудь болит». Предложил закурить по сигаретке, неизвестно было, как дело дальше повернется.

Подполковник Юрий Демин

Вдруг БТР, которым командовал наш сотрудник, выехал из того прохода, из которого мы должны были выдвигаться. Смотрю и думаю: «Куда же он едет, его же сейчас сожгут». А БТР проехал вперед, остановился и забрал наших раненых сотрудников Руденко и Литвинчука. Руденко самый большой, но ни одна пуля в него не попала, Литвинчук самый маленький, а получил ранение в ногу.

БТР прикрыл ребят и стал забирать «под эвакуацию». Подумал, значит где-то там и Соловов, его обязательно заберут. В то же время по БТР велся интенсивный огонь из всех видов стрелкового оружия. Как только сотрудники оказались внутри, БТР развернулся и по маленькой аллее, вдоль гаражей, направился к нам.

Раздались два выстрела из гранатомета — это просто счастье, что они не попали в машину! БТР подъехал к нам, я говорю: «Надо же, молодцы, видят нас, сейчас и нас заберут». А получилось так, что водитель нас вовсе и не видел. Своим бортом он так прижал нас к стене, что мы не могли никуда двинуться. Тормознул. Молотим по люку, а он открыться не может, расстояния не хватает!

Кричу экипажу, чтобы быстрее уезжали, иначе сожгут. Предложили забрать нас, но для этого им нужно отъехать от стены. Решили прыгать на ходу. Так и получилось: водитель БТРа включает скорость и начинает двигаться. Я под огнем обежал вокруг БТРа и, прыгнув на закрытый люк, повис на нем. Владимир Корольков сорвался и упал. А Савчук рванул обратно. Как до того к больнице.

Я уже вздохнул с облегчением: мы на БТРе, сейчас он по прямой дороге нас вывезет к своим. Тут БТР развернулся на 180 градусов. Получилось, что теперь я не в мертвой зоне, а прямо под огнем. Водитель пошел напролом, через забор, и как саданул крышкой от люка и мною об забор! Меня, как воздушного гимнаста, подбросило, развернуло и швырнуло прямо под колеса. БТР переезжает меня и останавливается. От шока я потерял сознание. Очнулся, смотрю — колеса… Первая мысль: БТР же сейчас может назад сдать и тогда уже все! Но он, к счастью, поехал вперед.

Лежу напротив окна, из которого ведется огонь, и слышу сзади: «Юрий Викторович, Юрий Викторович!» Вижу, Владимир Корольков ползет, подполз и сообщил, что ногу сломал. Решили вместе выползать, в надежде, что боевики не заметят. И тут БМП идет от детского сада и подходит к больнице таким образом, что закрывает от огня. Лежу и думаю: «Какой командир молодец! У нас есть шанс выползти».

Вдруг — хлопок, БМП подбивают из гранатомета. Сразу пошел дым, выскакивает контуженый механик. Он не может понять, что происходит, за голову держится. Ору ему: «Падай!» А БМП горит… «Кто еще в БМП?» — «Командир!»

Тут горящая БМП включает передачу и начинает движение. Мы успели немного отползти, и БМП, что нас закрывала, ушла… А мы все-таки потихоньку выползли, и сотрудники затащили нас в безопасное место. А БМП, как оказалась, везла нам боеприпасы и до краев была набита гранатами и патронами. Начни они взрываться, шансы выжить — нулевые! — говорит Юрий Викторович.

…В Будённовске «Альфа» впервые столкнулась с такой широкомасштабной операцией и качественно новым уровнем организации террористов. Этот горький опыт позволил усовершенствовать многие элементы подготовки бойцов подразделения, а также средства защиты и экипировку.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СПЕЦНАЗА

Служба Юрия Демина в подразделении была долгой. Непростое решение уйти он принял для себя только в 1998 году, находясь уже в должности начальника 5-го отдела. Очень долго заживали тяжелые травмы, полученные недавно в Будённовске. После длительного лечения он уже не мог принимать участия в спецоперациях с такой отдачей, как раньше, все чаще стал замечать, что руководство его бережет.

Так, в январе 1996 года, во время спецоперации в селе Первомайском (где отступившая из Кизляра банда Салмана Радуева удерживала большое число заложников), начальник Управления «А» Александр Гусев не пустил Демина со своим отделением на боевую операцию и прямо перед отправкой на аэродроме «Чкаловский» велел выйти из строя. «Останешься здесь, с тебя уже хватит», — сказал Александр Владимирович.

Юрий Демин (в центре) с боевыми товарищами по Совету Ассоциации «Альфы»: Виктором Кочетовым и Виталием Демидкиным. Фото Николая Олейникова

— Тогда я только-только вернулся в строй из госпиталя и, конечно же, понимал, что нас ждало в Первомайском, — вспоминает полковник Демин. — Такие нагрузки могли повлечь за собой тяжелые осложнения для моего здоровья. Конечно же, как командир Гусев был прав.

Кстати, берегли не только Демина. Генерал Гусев отдал тогда распоряжение оставить в Москве всех сотрудников подразделения с проблемами по здоровью.

— Увольняться не хотелось, — признается Юрий Викторович, — но состояние здоровья постепенно подталкивало именно к такому решению. Не хотел чувствовать себя «качественным некомплектом» и отягощением для подразделения.

…Декабрь 1997 года. В ходе операции по освобождению сотрудника шведского посольства погибает начальник штаба Группы «А» полковник Анатолий Савельев, начальник Юрия Демина, с которым был пройден весь боевой путь в подразделении.

Такой неожиданно трагический финал и все, что с этим было связано, стали потрясением для Юрия Демина и еще одной причиной для ухода из подразделения.

— Этой смерти не должно было случиться, — убежден Юрий Викторович. — Спецоперация обещала быть легкой: когда у террориста единственный заложник, то последний всегда остается в живых, поскольку служит бронежилетом на его груди, без него террорист автоматически становится мишенью для снайпера. Я убежден: руководитель такого уровня, как Анатолий Николаевич, не должен был жертвовать собой в данной ситуации. Мне сложно было осознать случившееся и понять, что же заставило его пойти на этот смелый, но роковой шаг.

Юрий Демин покинул подразделение после восемнадцати лет службы. За свой ратный труд он удостоен государственных наград, главные из которых — орден Мужества и медаль «За отвагу».

«ЗВЁЗДЫ СВЕТЯТ, А МЫ ВЫПОЛНЯЕМ»

Но вовсе не покоя и отдыха искал полковник Демин. Следующим этапом его жизни стала служба на разных должностях в Государственном таможенном комитете. Сначала на должности заместителя начальника Управления организации специальных операций по борьбе с контрабандой и таможенными правонарушениями. Отвечал за силовой блок. Задачи стояли непростые.

На этом посту Юрию Викторовичу пришлось проехать вдоль всей государственной границы от Калининграда до Дальнего Востока. Он отвечал за физическую и боевую подготовку специальных отрядов быстрого реагирования по всей России.

Благодаря усилиям команды профессионалов, в которую входил Юрий Демин, структура ведомства была строго упорядочена, налажена бесперебойная связь между регионами и Москвой.

Поездки по регионам России предполагали постоянное прямое общение с людьми. Необходимо было не просто внимательно выслушать и записать поднимавшиеся проблемы, но и помочь их решить.

С Героем Советского Союза Геннадием Зайцевым и президентом Ассоциации «Альфа» Сергеем Гончаровым в Музее ВОВ на Поклонной горе. «Урок Мужества и Чести».  Сентябрь 2015 года

— Я видел результаты собственного труда, свою нужность и востребованность. Люди звонили и говорили, что появились новые машины, наконец-то пришло обмундирование, соревнования проведены и т. д. Такая плодотворная работа оставляла чувство огромного удовлетворения.

Труды Демина были отмечены высокой ведомственной наградой «За доблесть».

После увольнения из Таможенного комитета в 2002 году в очередной раз встал вопрос: чем же заниматься дальше? Охранное дело казалось тогда уже не таким «модным», как еще пять-шесть лет назад, но полковник Демин все равно решил попробовать, хотя никогда и не видел себя в качестве предпринимателя.

— При создании предприятия я советовался с такими «матерыми» руководителями охранных предприятий, как Геннадий Николаевич Зайцев и Михаил Васильевич Головатов, а также штудировал специальную литературу.

К тому времени у нас существовала уже целая плеяда предприятий и фирм со словом «Альфа» в названии. Повторяться не хотелось, тем более что у истоков «Альфы» стояла «Группа «А»», и, убедившись, что это название еще не было никем зарегистрировано, я так и решил назвать свою фирму.

Не сразу, но постепенно, шаг за шагом, дело пошло. Полковнику Юрию Демину удалось выстроить четко отлаженный механизм, где каждый сотрудник выполняет свои, строго обозначенные обязанности. Руководитель предприятия предъявляет жесткие требования при отборе кандидатов для трудоустройства, хотя и считает, что качественно выполнять работу охранника в состоянии каждый, отслуживший в практически любом силовом подразделении.

Главное — профессионализм и неукоснительное следование трудовой дисциплине.

Соблюдение этих принципов Юрий Демин держит под своим постоянным личным контролем. Так, любой работник, позволивший себе выпить в рабочую смену, увольняется без предупреждений.

— ЧОП — это предприятие с особыми уставными задачами, где мы отвечаем не только за имущество, но и нередко за жизни своих клиентов, — говорит Юрий Викторович. — Сотрудник должен всегда быть в состоянии оперативно отреагировать на любую угрозу. Любой промах может повлечь за собой самые серьезные последствия, вплоть до потери авторитета на рынке охранных услуг, чего мы себе позволить не имеем права.

Люди, работающие в «Группе «А»», ценят своего работодателя за достойные условия труда и его своевременную оплату. Соответственно, и текучка кадров минимальна.

С киноспецназом: Владиславом и Борисом Галкиными

— Любая работа должна оплачиваться вовремя, — говорит Юрий Демин. — Это мой железный принцип. За все годы, пока существует мое предприятие, у меня ни разу не было задержки заработной платы. Неважно, как идут мои дела, деньги на оплату моим сотрудникам я найду всегда.

ПРОВЕРКА НА ПРОЧНОСТЬ

Как известно, любой переезд хуже, чем пожар. Вынужденный переезд такого предприятия, как охранная фирма, сложен вдвойне. Здание, которое арендовала фирма, шло под снос. Арендодателей не волновало, что здесь находится оружейная комната и по этому адресу заключены договоры об обеспечении безопасности юридических и физических лиц.

Демин принял тогда важное стратегическое решение о создании второй фирмы — «Агентство безопасности «Группа «А»» — и, мобилизовав все силы, сумел за один день перевести все договоры на юридический адрес нового предприятия.

Таким образом, не пострадал ни один клиент, не был потерян или приостановлен ни один договор. И сейчас два действующих предприятия позволяют действовать более гибко и быть готовым к любым непредвиденным ситуациям.

Устав иметь дело с переменчивыми настроениями арендодателей, Юрий поставил перед собой еще одну четкую цель — приобрести для своей фирмы собственное помещение. Через некоторое время необходимая сумма была заработана, но тут последовало еще одно, самое тяжелое испытание.

В ноябре 2014 года у «Мастер-Банка», с которым ЧОП «Группа «А»» сотрудничала в течение ряда лет, была отозвана лицензия, а все вклады юридических лиц заморожены. Это означало, что деньги на приобретение нового помещения оказались утрачены, и, скорее всего, навсегда.

— После случившегося мысли были самые мрачные, — вспоминает Юрий Викторович. — Думал, что настало время сворачивать бизнес, ведь на наших счетах не осталось тогда ни рубля!

Обдумав все хорошенько, снова взвесив свои силы, как когда-то при поступлении в боевое подразделение, Демин твердо решил: надо выкарабкиваться! Откуда-то сами собой появились силы. В итоге, благодаря его грамотному руководству, договорные обязательства перед клиентами не были нарушены ни в одном пункте. Финансовый кризис оказался временным и никак не затронул ни клиентов, ни сотрудников. В той ситуации огромную роль сыграло доверие в отношениях с партнерами.

Под руководством Юрия Демина ветеранская команда «Альфы» дважды завоёвывала Кубок Управления «А» ЦСН ФСБ России по мини-футболу

По словам Демина, если в сложной ситуации не опустились руки, то не только у тебя, но и у твоих сотрудников появляются силы на преодоление любых трудностей, а также уверенность, позволяющая двигаться вперед, несмотря ни на что.

На протяжении длительного времени полковник Юрий Демин является членом Совета Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», принимает активное участие в общественной деятельности. ЧОП «Группа «А»» уже четырнадцать лет является одной из надежных финансовых опор нашей ветеранской организации.

А еще Юрий Викторович является спортивной гордостью ветеранского сообщества — за два года его капитанства ветеранская команда по мини-футболу дважды выигрывала Кубок на первенство Управления «А»: в 2014 и 2015 годах.

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 62 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

Оцените эту статью
7599 просмотров
3 комментария
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Комментарии:

Влад Быстров Тула: Думаю!...: "Главное-" самоуважение и самодисциплина, а трудовая дисциплина - это разменная монета подстрекательств и провокаций специалистов оперативных экспериментов на особенности личности/:-)
Оставлен 13 Ноября 2016 17:11:27
Владимир: Юрию Викторовичу Демину , низкий поклон и долгие лета. С уважением оргкомитет проекта " Дипломатия под парусами "
Оставлен 26 Октября 2016 16:10:48
сергей: Очень Достойный человек!Всех Благ Вам и здоровья богатырского Юрий Викторович!
Оставлен 17 Октября 2016 21:10:47
Общественно-политическое издание