19 ноября 2017 09:51 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Как это было

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
СПЕЦНАЗ ЛУБЯНКИ — 2

31 Июля 2016
СПЕЦНАЗ ЛУБЯНКИ — 2
Фото: Памятник Герою России Дмитрию Разумовскому в Ульяновске

В канун 35-летия легендарной Группы специального назначения КГБ СССР «Вымпел» — Управления «В» ЦСН ФСБ РФ руководители ее Ассоциации дали развернутое интервью «Спецназу России», в котором рассказали о многих моментах, остававшихся ранее «за скобками».

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО

«БЕЗ ПРАВА НА СЛАВУ, ВО СЛАВУ ДЕРЖАВЫ»

В. П.: В той исключительно тяжелой обстановке пример Эвальда Козлова, когда он без каски, без бронежилета, схватил пистолет и пошел выполнять поставленную задачу — поступок героический! Это можно оценить только по прошествии времени!

П. Е.: Как же Эвальд Григорьевич оказался без бронежилета?

В. П.: Решение принималось в последние минуты. У Козлова была задача, непосредственно связанная с ликвидацией Амина. Но руководить этой операцией нужно было целиком и координировать действия. Дроздов обратился к Эвальду Григорьевичу, и тот выразил готовность отвечать за успех дела — принять на себя ответственность и командование группой «Зенит», которая была у дворца Амина. Он так торопился выполнить задачу, что на нем не оказалось ни бронежилета, ни каски. Когда он уже побежал, то вслед ему Василий Васильевич Колесник крикнул: «Эвальд, ты хотя бы каску надень!»

Сегодня обязательно надо отдать дань первому командиру группы «Вымпел», его решительности, смелости, мужеству. Ведь он был ранен, и, несмотря на это, задача была выполнена, Амин уничтожен. На втором этаже Тадж-Бека бой вели Романов, Голов, Семёнов, Карпухин, Козлов, Плюснин, Анисимов, Карелин… все вместе — «Альфа» и «Зенит», многие были ранены. Как потом по рации доложил Семёнов: «Главному — конец!» Их всех мы и считаем настоящими Героями!

Хотя лично мы не являлись участниками тех событий, но были следующими, в «Каскаде». Каждый видит свой сектор обстрела, каждый видит бой из своего окопа и чего-то не знает. Операция была закрытая и детали никто не раскрывал. Дроздов только сейчас начал говорить о многих нюансах, в том числе и об Эвальде Козлове! «Без права на славу, во славу Державы» — как будто идеально сказано о Юрии Ивановиче Дроздове.

П. Е.: Какова была функция полковника Бояринова при штурме Тадж-Бека?

В. П.: Она была больше связана с подготовкой этого мероприятия. Григорий Иванович находился там как руководитель КУОС. Он не мог бросить своих воспитанников, поэтому оказался в команде штурмующих. Добровольно, не по приказу.

П. Е.: То есть это была его личная инициатива?

В. П.: По сути, да. Он не должен был участвовать непосредственно в штурме. Но под шквальным огнем прорывался вместе со всеми, как рядовой боец «Зенита».

П. Е.: Какова роль Якова Фёдоровича Семёнова?

Григорий Иванович Бояринов

В. П.: Он был командиром одной из штурмовых групп «Зенита». Вообще, все, повторюсь, кто участвовал в штурме дворца Амина — герои! Делить на героев и не героев с нашей точки зрения было бы неправильно. Более того, мы точно знаем, что Звезду Героя должен был получить Юрий Иванович Дроздов. Впрочем, он никогда об этом не говорил. И отказался от награды в пользу Эвальда Козлова. Именно потому, что тот принял мужественное решение взять на себя командование и ответственность за выполнение главной задачи.

Знаете, как в жизни бывает, когда нужно принять ответственное решение в последние минуты — это настоящий поступок спецназовца, офицера, воина. Это дорогого стоит. И Юрий Иванович Дроздов это дело оценил. Более того, это сыграло свою роль и в дальнейшем назначении молодого капитана 2-го ранга Эвальда Козлова первым командиром Группы специального назначения «Вымпел» в январе 1982 года.

Н. П.: Что же касается декабрьских событий 1979 года и особенно личного вклада двух человек — Юрия Ивановича Дроздова и Василия Васильевича Колесника — эти два офицера КГБ и ГРУ, по сути, и решили все геополитические задачи, сформулированные на закрытом заседании Политбюро ЦК!

П. Е.: Операция могла завершиться провалом?

Н. П.: Нет, когда такой человек, как Дроздов, взялся за дело, когда ему поверили люди, когда он поставил командира, который своим примером повел людей на 43-х минутный бой — не могла она завершиться неудачей! Другое дело, что потери могли быть значительно больше в случае несогласованности, в случае непредвиденных обстоятельств.

Важно отметить и профессиональный гений Юрия Ивановича Дроздова. Андропов знал, кого он туда направил. Также сыграла свою роль военная решительность и честность Василия Васильевича Колесника, который впоследствии стал генералом. К сожалению, он уже ушел от нас. Василий Васильевич всю жизнь служил достойно и прекрасно понимал уровень ответственности. Он слушал и слышал Дроздова, потому что к нему приехал настоящий фронтовик и старший товарищ. Вот так они в бою и подружились!

В. П.: Хочу добавить о Василии Васильевиче. Это из рассказа Юрия Ивановича. Де-юре военной составляющей командовал Колесник, а не Дроздов. Но Колесник сказал: «Юрий Иванович, вы старше меня по званию. Но главное не это, а Ваша модель проведения операции». Естественно, Дроздова направляло Политбюро ЦК и лично Андропов, и полномочия были, но по документам именно Колесник — руководитель всей операции. Вот такое признание… уже в ходе боевой работы.

Первый командир «Вымпела» (1981‑1985 годы) капитан 1‑го ранга Эвальд Козлов, Герой Советского Союза за участие в штурме дворца Амина

И тогда Василий Васильевич ему сказал: «Юрий Иванович, давай командуй. Это твой план, давай его реализуем». И он предложил Дроздову выступить перед другими руководителями операции. Юрий Иванович выступил, и все поняли, кто командует этой операцией. Но тем не менее все воинские распоряжения и десантникам, и «мусульманскому» батальону отдавал Колесник. Мы не могли не победить — настолько все было подготовлено, и все верили в успех. У Дроздова и тени сомнения не было — он всех успокаивал. Фактор неожиданности, выучка спецназа, личное взаимодействие и бесстрашие на грани «авантюризма» — вот что такое эта операция!

«ОБЪЕКТ ВЕРХНЕЙ СТРОКИ»

П. Е.: Время начала штурма Тадж-Бека несколько раз переносили.

В. П.: События пошли не по плану, когда группой Бориса Плешкунова в центре Кабула был взорван «колодец связи». После него, собственно, и должна была начаться атака на Тадж-Бек. Однако штурмовые подгруппы «Зенита» и «Грома» рванулись вперед фактически чуть раньше…

П. Е.: Почему?

В. П.: Вокруг дворца Амина началось движение. И когда наша группа пошла на захват двух вкопанных танков — там началась стрельба…

П. Е.: Когда допрашивали майора Джандада, командира бригады охраны и личного порученца Амина, то он сообщил, что незадолго до штурма они получили упреждающую информацию, что русские что-то готовят. Джандад отправился на рекогносцировку, чтобы проверить эти сведения.

В. П.: Считается, что на нашей стороне был фактор внезапности — так пишут сплошь и рядом. Такой фактор был, однако после неудавшегося отравления Амина и его гостей охрана дворца была тут же усилена. Ну, а когда возле вкопанных танков началась интенсивная стрельба, то подгруппам «Зенита» и «Грома» пришлось действовать по обстановке.

П. Е.: Откуда «аминовцы» получили упреждающую информацию?

В. П.: Они же отмечали, что периодически появляются советские офицеры там, где вроде бы не должны быть — в штабе и в других местах… Возможно, начали сравнивать с предыдущими обстоятельствами. Люди же понимают и оценивают ситуацию. Признаки подготовки к некой операции было уже тяжело скрыть.

Н. П.: Тем более они нами же и были обучены.

В. П.: Операция по штурму дворца Амина началась раньше запланированного времени. Синхронности, одновременности не получилось, но эта разница в тридцать минут не сказалась на результате. Стрельба началась — и начались боевые действия на всех девяти объектах.

Мы сегодня стараемся говорить о правде произошедшего тогда в Кабуле. Да, это масштабное исторические событие… Но только сейчас мы узнаем все больше и больше деталей, и люди, участники событий, начинают об этом говорить. Понятно, что в силу секретности, конфиденциальности и профессиональной скромности было невозможно говорить об этом раньше…

Н. П.: Это очень важный момент. Настало время всем ветеранам стучаться в двери наших органов власти всех уровней, чтобы политически реабилитировать тех, кто защищал интересы нашей Родины «за речкой». Выступая как-то на торжественном мероприятии по случаю очередной годовщины вывода Советских войск из Афганистана, я сказал, что есть очевидный ответ на вопрос «Что мы делали в Афганистане?» Рядовой советской армии и простой опер спецназа органов государственной безопасности выполняли в Афганистане свой воинский долг, подарив многонациональному Советскому народу еще десять лет мирной жизни!

НАГРАДИТЬ ГЕРОЕВ!

П. Е.: В советское время государство, скажем так, скупилось на награды. Тем более, в такой операции… Количество награжденных было ограничено ввиду особой секретности. В итоге Звезду Героя дали Виктору Фёдоровичу Карпухину, Эвальду Григорьевичу Козлову, начальнику КУОСа Григорию Ивановичу Бояринову (посмертно) и Василию Васильевичу Колеснику.

Памятник генералу Судоплатову. Открыт в Смоленске летом 2015 года

В. П.: Немного истории. Мы, ветераны группы «Вымпел», считаем, что все, кто принимал участие в тех событиях в Афганистане в декабре 1979-го и после, — «Каскад-1», «Каскад-2», «Каскад-3», «Каскад-4» и «Омега», — это настоящие воины, и они должны быть достойно награждены!

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

«Каскад» был сформирован ЦК КПСС и Советом министров СССР № 615-200 от 18 июля 1980 года из бойцов Краснодарского и Алма-Атинского полков и Ташкентского батальона ОБОН. Задачи и функции отряда определены приказом Председателя КГБ № 00100 от 22 июля того же 1980 года. До 1983 года в Афганистане посменно действовали четыре состава отряда:

«Каскад-1» — с июля 1980-го по январь 1981 года;

«Каскад-2» — с января по июнь 1981 года;

«Каскад-3» — с июня 1981-го по апрель 1982 года;

«Каскад-4» — с апреля 1982-го по март 1983 года.

Команды отряда, как правило, придавались четырем батальонам полков 5-й, а также, по некоторым данным, 108-й мотострелковых дивизий 40-й армии. В войсках они неофициально именовались «андроповскими» батальонами.

Четвертый состав отряда формировался на базе Отдельного учебного центра ПГУ КГБ (группа «Вымпел»). Он имел значительно меньшую численность (около 128 человек по сравнению с «Каскадом-1», например, где было около 1 тыс. человек) и выполнял преимущественно советнические функции, так как к началу 1982 года афганские органы безопасности приобрели достаточный опыт и были способны самостоятельно вести борьбу с бандами моджахедов.

«Каскад-4» возглавил первый заместитель Эвальда Григорьевича Козлова полковник Савинцев Евгений Александрович (апрель 1982 — март 1983 года). Он сменил на этом посту генерал-майора Лазаренко Александра Ивановича. В марте 1983 года «Каскад-4» был заменен отрядом «Омега».

П. Е.: Но вернемся к штурму. Многие участники той операции были награждены наивысшей наградой советского времени — орденом Ленина.

В. П.: Если бы дали семь-восемь «Героев» — это было бы справедливее! Но, видимо, сделать именно так руководство не смогло. Не хотели ничего афишировать, не хотели «публичности».

Н. П.: Конечно, спецназовское братство между «Альфой» и «Вымпелом» зародилось именно 27 декабря 1979 года. Мы подружились в бою и продолжаем эту дружбу до сих пор!

П. Е.: Свидетельство чему — и «Норд-Ост», и Беслан.

Н. П.: Мы, ветераны, очень надеемся, что по прошествии времени вернемся к двум вопросам. Первый — для органов государственной безопасности дата 27 декабря должна быть памятной. Это де-факто — День рождения послевоенного Спецназа!

И второй — не наградили, так как должно, наших ветеранов. Мы обязаны способствовать тому, чтобы все-таки вернуться к рассмотрению этого вопроса. Надо наградить и тех, кто зашел тогда на второй этаж Тадж-Бека, и тех, кто нам помогал из «мусульманского» батальона ГРУ, а также брал другие важные объекты. И пусть это уже будут Герои России, но они этого заслужили!

П. Е.: Тем более, прецедент есть — легендарный Алексей Николаевич Ботян, один из спасителей Кракова, ставший Героем России в 2007 году.

Н. П.: Необходимо восстановить справедливость среди ветеранов, пока люди живы. Пока их подвиг может быть примером, в том числе и для молодых сотрудников Центра Специального Назначения. Мы понимаем, кто реально Герой Советского Союза, но этого недостаточно. И наши Ассоциации — и «Альфа», и «Вымпел», — должны этому всемерно поспособствовать!

П. Е.: Тогда надо начинать с двух легендарных людей — Судоплатова и Старинова.

Н. П.: Что может быть естественнее, чем вернуться к родоначальникам отечественного спецназа? Это нужно и нам, и нашим потомкам!

П. Е.: И отношение к войне в Афганистане у нас в обществе до сих пор неоднозначное. А ведь всего через двенадцать лет после нашего ухода туда вторглись войска НАТО. Природа не терпит пустоты.

Н. П.: Совершенно справедливо. Мы столько там построили гражданских объектов, что это никак не вяжется с образом «захватчиков» или «колонизаторов». И об этом надо говорить, потому что слишком исказили наше пребывание в Афганистане. Новые правители, пришедшие к руководству Россией, решили вычеркнуть этот период из истории. А напрасно! Несправедливость по отношению ко всем тем, кто защищал интересы нашей Родины на дальних подступах, сейчас сказывается на той ситуации, в которой мы оказались. Нельзя так поступать с историей, с геополитикой. С правдой жизни и смерти.

В. П.: Нельзя так поступать с защитниками Отечества.

Н. П.: Это консолидированное мнение всех тех, кто побывал в Афганистане. Если мы не оценим наших защитников Отечества, которые были там, тогда мы точно так же будем шельмовать и тех, кто сегодня защищает наши интересы в Сирии или на Донбассе. Нужно вернуться к этому вопросу и тем, кто заслужил, воздать соответствующие почести — донаградить, доотметить. Возвеличить, в конце концов, установить мемориальные доски, памятники, присвоить их имена школам. Они это заслужили!

Легенда «Вымпела» Евгений Савинцев (второй слева). Одна из последних его фотографий. Москва. 2015 год

П. Е.: Недавно по инициативе офицеров Группы «А» в Москве были открыты мемориальные доски в школах, где учились будущие первые герои Афганской войны — капитаны Дмитрий Волков и Геннадий Зудин, погибшие при штурме Тадж-Бека.

В. П.: Очень правильное решение! Это не столько нужно нам, сколько молодежи. Надо отдать должное нашему рядовому солдату и простому оперу спецназа. Кстати, «Альфа» в 1980-х годах была именно классическим спецназом, проходя боевую обкатку в северных провинциях Афганистана и выполняя задачи в качестве диверсионно-разведывательных групп.

Это было правильное решение — та же Группа «А» получила там реальный боевой опыт. И новые поколения «вымпеловцев» проходили боевую стажировку вместе с Группой «А». Как родилось боевое братство при штурме дворца Амина, так оно и продолжается по сей день!

Публикацию подготовил Владимир САМСОНОВ 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 60 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 
Оцените эту статью
9005 просмотров
1 комментарий
Рейтинг: 4.8

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
31 Июля 2016
«ВЫМПЕЛ» КГБ СССР

«ВЫМПЕЛ» КГБ СССР

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
31 Июля 2016
СПЕЦНАЗ ЛУБЯНКИ — 1

СПЕЦНАЗ ЛУБЯНКИ — 1

Написать комментарий:

Комментарии:

Александр: С ПРАЗДНИКОМ , ТОВАРИЩИ !!! УРА !!! https://www.youtube.com/watch?v=XW4iJfqyWXQ
Оставлен 19 Августа 2017 12:08:27
Общественно-политическое издание