15 декабря 2017 03:48 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: МАТВЕЙ СОТНИКОВ
ГЕРОИ БАДАБЕРА

31 Июля 2015
ГЕРОИ БАДАБЕРА
Фото: Памятник воинам-«афганцам» в Киеве. Открыт в 1999 году. На пьедестале высечены строки стихотворения Сергея Говорухина

ОНИ ПРЕДПОЧЛИ СМЕРТЬ РАБСКОМУ СУЩЕСТВОВАНИЮ

Тридцать лет назад, весной 1985 года, в лагере Бадабер, что на пакистанской территории, громыхнуло — в самом прямом смысле — вооруженное восстание горстки советских военнослужащих, попавших в плен к «моджахедам». Все они героически погибли в том жестоком и неравном бою. Было их, вероятно, двенадцать, один оказался Иудой.

КТО ОН, ВОЖАК ВОССТАНИЯ?

Вечером 26 апреля 1985 года, когда почти все моджахеды, находившиеся в лагере «Святого Халеда ибн Валида» в местечке Зангали (Бадабер) собрались на плацу для совершения намаза, советские военнопленные пошли в свой последний бой.

Незадолго до восстания, ночью, в лагерь, как перевалочную базу, завезли большое количество оружия — двадцать восемь грузовиков с ракетами для реактивных минометов и гранатами для гранатометов, а также автоматами Калашникова, пулеметами, пистолетами. Как свидетельствует Гулям Расул Карлук, преподававший в Бадабере артиллерийское дело, «русские помогали нам их разгружать».

Значительная часть поступившего оружия должна была вскоре уйти в Панджшерское ущелье — в отряды моджахедов под командованием Ахмад Шаха Масуда.

Николай Шевченко («Абдурахмон») в плену. Рисунок для фильма «Тайна лагеря Бадабер. Афганский капкан»

Как вспоминал позднее бывший лидер Исламского общества Афганистана (ИОА) Раббани, восстание начал высокий парень, сумевший обезоружить охранника, принесшего вечернюю похлебку. Он открыл камеры и выпустил на свободу других пленных.

«Среди русских был один упрямец — Виктор, родом с Украины, — рассказывал Раббани. — Однажды вечером, когда все ушли на молитву, он убил нашего часового, завладел его автоматом. Несколько человек последовали его примеру. Затем они поднялись на крышу складов, где хранились снаряды к РПГ, и начали оттуда стрелять по нашим братьям. С плаца все разбежались. Мы попросили их сложить оружие и сдаться…

В тревоге прошла ночь. Наступило утро, Виктор с сообщниками не сдавался. Они убили не одного моджахеда, многие из наших братьев были ранены. «Шурави» вели огонь даже из миномета. Мы снова попросили их через мегафон не стрелять — это могло привести к катастрофе: взорвутся боеприпасы на складах…

Но и это не помогло. Стрельба с обеих сторон продолжалась. Один из снарядов попал в склад. Произошел мощный взрыв, стали гореть помещения. Все русские погибли».

Раббани также жаловался, что история с восставшими русскими испортила его отношения с пакистанцами.

Предполагается, что одним из организаторов восстания был уроженец Запорожья Виктор Васильевич Духовченко, работавший дизелистом в Баграмской КЭЧ.

Вот что говорил на камеру тот же Раббани: «Да, были пленные из разных провинций Афганистана — из Хоста, из северных провинций, из Кабула. Особенно себя проявил украинец, который был лидером среди остальных пленников. Если у них возникали вопросы, то он обращался к нам и решал их…

Другие не создавали никаких проблем. И только молодой украинский парень, охранники мне говорили, иногда ведет себя подозрительно. Так оно и вышло, в конце концов. Он и создал нам проблемы».

Кто же этот незаурядный человек, лидер?

Из документов МГБ Афганистана: «По данным агентуры, в подземной тюрьме лагеря Бадабера в Пакистане тайно находятся 12 советских и 40 афганских военнопленных, захваченных в ходе боевых действий в Панджшере и Карабаге в 1982-1984 гг. Содержание военнопленных тщательно скрывается от пакистанских властей. Советские военнопленные имеют такие мусульманские имена-клички: Абдул Рахман, Рахимхуда, Ибрагим, Фазлихуда, Касым, Мухаммад Азиз-старший, Мухаммад Азиз-младший, Кананд, Рустам, Мухаммад Ислам, Исламеддин, Юнус, он же Виктор.

Пленный по имени Кананд, узбек по национальности, не выдержав побоев в феврале с. г. сошел с ума. Все указанные лица содержатся в подземных камерах, общение между ними категорически запрещено. За малейшее нарушение режима комендант тюрьмы Абдурахман жестоко избивает плетью. Февраль 1985 г.»

Первоначально считалось, что вождем восстания был Духовченко Виктор Васильевич («Юнус»). Родился 21 марта 1954 года в городе Запорожье. Окончил восемь классов средней школы города Запорожье и профессионально-техническое училище №14 города Запорожье.

Мемориал героям Бадабера. Открыт в ставропольском селе Сенгилеевском на базе клуба «Русские витязи». На памятнике изображён Виктор Духовченко. Май 2013 года. Фото предоставил Николай Жмайло

Проходил срочную службу в Вооруженных Силах СССР. По окончании службы работал на Запорожском электровозоремонтном заводе, водителем в детской больнице № 3 города Запорожье, водолазом на станции службы спасения на Днепре.

15 августа 1984 года Духовченко в добровольном порядке через Запорожский областной военный комиссариат был направлен для работы по найму в советские войска, находившиеся в Республике Афганистан.

Виктор работал машинистом котельной на 573-м складе материально-технического снабжения 249-й квартирно-эксплуатационной части. Был захвачен в плен в новогоднюю ночь 1985 года группой Мослави Садаши в районе города Седукан, провинция Парван.

Военкор «Красной звезды» Александр Олийник: «Отзывы его друга и земляка, прапорщика Сергея Чепурнова, рассказы матери Духовченко — Веры Павловны, с которой я встречался, позволяют мне сказать, что Виктор — человек непреклонного характера, смелый, физически выносливый. Именно Виктор, скорее всего, мог стать одним из активных участников восстания, считает подполковник Е. Веселов, который долгое время занимался освобождением наших пленных из душманских застенков».

Однако в Бадабере Виктор провел несколько месяцев, а потому не мог успеть освоить язык (даже если стал это делать с момента своего приезда в Афганистан в конце лета 1984 года) и завоевать авторитет в глазах администрации лагеря.

Позднее руководителем восстания стали называть Николая Ивановича Шевченко, 1956 года рождения, из Сумской области. По свидетельским показаниям и донесениям афганской агентуры — «Абдул Рахман», «Абдурахмон».

Николай Шевченко окончил восемь классов средней школы в селе Братеница Великописаревского района, профессионально-техническое училище №35 в поселке Хотень Сумского района Сумской области по специальности «тракторист-машинист» и курсы водителей при ДОСААФ в поселке городского типа Великая Писаревка. Работал трактористом в колхозе имени Ленина в родном селе Дмитровка.

С ноября 1974-го по ноябрь 1976 года проходил срочную службу: водитель в 283-м Гвардейском артиллерийском полку 35-й мотострелковой дивизии (город Олимпишесдорф, Группа советских войск в ГДР), воинское звание «ефрейтор».

С 1977 года Шевченко работал водителем участка ремонта и строительства жилищ в городе Грайворон Белгородской области, прессовщиком филиала Харьковского релейного завода, водителем стройуправления №30 треста «Киевгорстрой-1» в Киеве.

В добровольном порядке через Киевский городской военкомат в январе 1981 года был направлен по найму в ДРА. Работал водителем и продавцом автолавки военторга 5-й Гвардейской мотострелковой дивизии (город Шинданд, провинция Герат). Неоднократно совершал на автомобиле рейсы, доставляя промышленные и продовольственные товары в воинские части и военные городки по всему Афганистану (Кандагар, Шинданд, Герат и другие).

Шевченко был захвачен в плен 10 сентября 1982 года в районе города Герат. Среди узников Бадабера он был не только самым взрослым, но и выделялся рассудительностью, жизненным опытом, какой-то особой взрослостью. Отличало его и обостренное чувство собственного достоинства. Даже охранники старались вести себя с ним без грубости.

Несломленный! Николай Шевченко в лагере Бадабер (Зангали). Пакистан. Фото августа-сентября 1983 года

«Среди двадцатилетних мальчишек он, тридцатилетний, казался почти стариком, — написал о нем Сергей Герман в книге «Однажды в Бадабере». — Был он высок ростом, широк в кости. Серые глаза недоверчиво и зверовато смотрели из-под бровей.

Широкие скулы, густая борода делали его вид еще более угрюмым. Он производил впечатление человека сурового и жестокого.

Его повадки напоминали поведение человека тертого, битого и опасного. Так ведут себя старые, опытные арестанты, таежники-охотники или хорошо подготовленные диверсанты».

Но ведь Раббани говорил о «молодом парне»?..

Однако и Духовченко, и Шевченко было за тридцать. К тому же, плен — особенно такой! — сильно старит… Однако надо учитывать психологический фактор: на момент интервью Раббани был уже стариком, потому события в Бадабере он воспринимал через призму прожитых лет. Так что руководитель восстания был для него «молодым парнем».

Что касается того, кто был руководителем восстания, то таковых вполне могло быть и двое — что, кстати, будет видно из дальнейшего рассказа. Оба с Украины. Раббани врезалось в память имя одного из них — Виктор. Хотя говорить он мог вполне о Николае, видя его перед глазами.

«ВОТ КОГДА ОН ПРИШЁЛ, ТОГДА И НАЧАЛОСЬ!»

Единственное, по сути, свидетельство с нашей стороны принадлежит узбеку Носиржону Рустамову. Он служил в Афганистане, попал в плен к моджахедам и оказался в Бадабере. В восстании не участвовал. Его освободили и передали узбекским властям из Пакистана только в 1992 году.

Рассматривая фото, показанное ему режиссером Радиком Кудояровым, Рустамов уверено опознал в «Абдурахмоне» Николая Шевченко: «Вот когда он пришел, тогда и началось! Из Ирана пришел (попал в плен на границе с Ираном — Ред.). Камазист. Шофер. Челюсти широкие. Точно! И глаза такие… страшные глаза».

О том, как развивались события 26 апреля, есть две версии. Вот что Рустамов рассказал в 2006 году бывшему сотруднику КГБ Таджикской ССР полковнику Муззафару Худоярову.

По роду службы того переводили в Душанбе, потом в узбекский город Навои, потом в Фергану. Туда в мае 2006 года Худоярову позвонил из Москвы начальник международного отдела Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств СНГ Рашид Каримов. Он рассказал, что где-то в Узбекистане проживает Рустамов Носиржон Умматкулович — можно ли его разыскать?..

Активисты Ферганского совета ветеранов спецслужб выяснили точное место рождения Рустамова. Как оказалось, после возвращения из плена он работал, завел семью. Пользовался уважением у местного духовенства за фундаментальные знания основ религии. Одно время даже сам был священнослужителем. Но потом жизнь разладилась. Развелся с женой, лишился дома, скитается по съемным квартирам, перебивается случайными заработками. О том, что пережил в плену, предпочитает не распространяться.

Полковник Худояров опасался, что Рустамов не пойдет на откровенный разговор. Однако Носиржон оказался добродушным, улыбчивым человеком. Тем не менее, беседа с ним могла окончиться, так и не начавшись. Потому что на вопрос, был ли он в лагере Бадабер, Рустамов ответил отрицательно.

Глава Исламского общества Афганистана и будущий президент Афганистана Раббани — именно он отдал приказ начать обстрел бадаберского арсенала, захваченного восставшими

Как выяснилось, он бывал в лагерях в Зангали, в Пешаваре и под Джалалабадом. А название «Бадабер» ему ни о чем не говорило. Худояров все-таки спросил, известно ли ему что-нибудь о восстании советских пленных в Пакистане? И тогда Рустамов неожиданно стал рассказывать о восстании в Зангали в 1985 году.

Позднее выяснилось, что Зангали (или Джангали) — это название местности, где и находился лагерь Бадабер. Но местные жители почему-то чаще именуют это место именно Зангали.

«В лагере, кроме меня и пленных, закованных в цепи, было еще 11 советских солдат, принявших ислам (насильственно — Ред.). Их содержали не в подвале, а в верхнем казарменном помещении. Среди тех одиннадцати оказались русские, украинцы и один татарин. Они имели более свободный режим передвижения. Эти парни говорили, что не вернутся в Советский Союз. Но я тогда не догадывался, что это была их тактика. Чтобы при удобном случае завладеть оружием и вырваться на свободу.

Лидером среди этих 11 пленных был украинец с исламским именем «Абдурахмон». Крепкого телосложения и высокого роста. Возможно — десантник или спецназовец, потому что отлично владел приемами рукопашного боя. Иногда афганцы устраивали соревнования по борьбе. «Абдурахмон» всегда выходил в них победителем.

Поводом для восстания послужило надругательство, совершенное двумя моджахедами над советским солдатом по имени «Абдулло». Думаю, что «Абдулло» был татарином.

Воспользовавшись пятничной молитвой, когда почти все моджахеды были в мечети, «Абдурахмон» обезоружил охранника склада боеприпасов. Он и его товарищи быстро вытащили на крышу здания пулеметы, автоматы и боеприпасы.

Сначала восставшие дали очередь в воздух, чтобы привлечь внимание моджахедов и выставить им свои требования. Первым делом велели наказать моджахедов, надругавшихся над русским солдатом. В противном случае грозили взорвать склад боеприпасов, что привело бы к уничтожению всего лагеря.

В тот момент я и закованные пленные еще находились в подвале. Моджахеды спешно вывезли нас подальше от арсенала. Повалили в окоп, приставили к голове каждого по автомату. Держали так, пока все не кончилось», — вспоминает Рустамов.

Однако в фильме Радика Кудоярова «Тайна лагеря Бадабер. Афганский капкан» (снимался в 2006-2008 гг.) Рустамов называет другое число пленников — четырнадцать советских и трое афганских.

Там же он под другим углом рассказывает о событии, которое предшествовало восстанию — надругательством над монтером «Абдулло», который, будучи хорошим специалистом, использовался только по профилю своей деятельности и имел большую свободу передвижения.

Оказывается, в один из дней «Абдулло» незаметно ускользнул из лагеря и направился в советское посольство в Пакистане. Он был практически у цели, когда в Исламабаде его остановила полиция и повезла назад.

«Нас перепрятали в другое место, — говорит Рустамов на камеру. — Приехала пакистанская полиция, все проверила, но пленных не нашла. Они спросили: «Ну, где эти пленные, о которых ты говорил? Никого ведь нет». И тут моджахеды им говорят: «Да это не русский, это человек Бабрака Кармаля. Он просто хотел от нас сбежать. Вот, возьмите за ваши хлопоты…» Таким образом пакистанцы фактически продали «Абдулло» моджахедам, забрали деньги и уехали.

Как только пакистанцы уехали, нас вернули обратно. И нам сказали: «Вот смотрите, если кто-то из вас еще что-нибудь подобное надумает сделать, наказание будет таким…» И «Абдулло» изнасиловали. После этого он к нам вернулся, сидел и плакал возле нас.

Среди нас был «Абдурахмон» — рослый, здоровый парень. Он сказал: «Давайте поднимем восстание! Так дальше дело не пойдет. Завтра с любым из нас так могут поступить. Веры этим никакой нет».

Единственный, кто выжил из советских узников Бадабера — узбек Носиржон Рустамов. Фергана, 2006 год

Именно этот парень все и начал. До этого о восстании никто и не помышлял. Он сказал: «Если у вас духу не хватает, я сам начну. На какой день наметим? Давайте на ближайшую пятницу, когда оружие вынесут со склада для чистки». «Исломудин» (т. е. Михаил Варварян — Ред.) был тогда среди нас…»

И тут произошло непредвиденное — вместо чистки оружия, объявили моджахеды, будет футбольный матч. Есть версия, что кто-то из пленных предупредил душманов. Так что пришлось действовать по обстановке.

«Абдурахмон» и еще один русский сказали, что у одного болит живот, у другого — нога, и играть они не будут. Они остались, а другие пошли играть. Во время футбольного матча мы сидели в подвале, нас было шесть человек: «Исломудин», я и еще один наш пленный — казах. В плену его звали «Кенет» (или узбек, он же «Кананд», «Канат» — Ред.). У него с головой было плохо. Он был сумасшедший — все время сидел на одном месте. С нами еще были три пленника — афганцы из армии Бабрака Кармаля.

В окошко мы отлично видели стадион. Наши ребята выигрывали 3:0. Моджахедов это сильно раздражало. И они стали кричать: «Шурави — вы ишаки!» Завязалась потасовка.

Склад с оружием охранял один старик. Он сидел рядом с дверью. К нему подошел «Абдурахмон» и попросил прикурить. Старик полез за спичками. И тут «Абдурахмон» вырубил охранника, снял с него автомат и выстрелил в замок склада. Они ворвались на склад, взяли оружие и забрались на крышу. Начали стрелять в воздух и закричали остальным пленным: «Давайте, бегите сюда!»

ВТОРАЯ ВЕРСИЯ ВОССТАНИЯ

Теперь вторая версия от того же Рустамова. Ее приводит в своих публикациях Евгений Кириченко (газеты «Труд», «Совершенно секретно»).

Обычно караул несли двое душманов: один дежурил у ворот, другой — на крыше склада с оружием. Но в тот момент остался только один. И вдруг пропало электричество в мечети — перестал работать бензиновый генератор на первом этаже, где содержались «шурави».

Охранник спустился с крыши. Подошел к генератору, и был тут же оглушен «Абдурахмоном», который завладел его автоматом. Потом он запустил генератор и дал ток в мечеть, чтобы «духи» не догадались, что происходит в лагере.

«Абдурахмон» сбил замок с дверей арсенала. Восставшие стали затаскивать на крышу оружие и ящики с боеприпасами. Руководитель восстания предупредил — кто побежит, того он лично пристрелит. Из камер выпустили офицеров афганской армии.

Среди восставших не было только «Абдулло». С утра его вызвали к начальнику лагеря. «Исломудин», помогавший таскать ящики с патронами на крышу, выбрал удобный момент и улизнул к моджахедам: «Русские восстали!»

В это время «Абдурахмон» начал стрелять из ДШК, целясь над мечетью и требуя отпустить «Абдулло».

— Тра-та-та, «Абдулло»! — воспроизводит очереди пулемета и крики Носиржон Рустамов. — Тра-та-та, «Абдулло»!

«Абурахмон» долго так кричал, и «Абдулло» отпустили. Вернувшись к своим, он сел на крыше набивать патронами магазин.

Тем временем пробравшись с тыльной стороны в крепость, «духи» вытащили Рустамова и еще двух афганцев, находившихся в подвале, и погнали в поле, где была приготовлена глубокая яма. Там же оказался и предатель «Исломудин». Потерявший рассудок казах «Канат» остался в подвале, где его придавило обрушившейся балкой.

Свидетель восстания в Бадабере Гулям Расул Карлук (в центре), в 1985 году — командир учебной роты лагеря

— Мы сидели в яме и слушали звуки выстрелов, — говорит Рустамов. — Я сидел молча, а «Исломудин» ныл, что его расстреляют.

Получается, что Рустамов озвучил две версии начала восстания: одна связывает выступление со вторым футбольным матчем между пленными и моджахедами, другая — с пятничной молитвой.

Когда же Носиржон говорит правду?..

ПОДВОДНЫЕ КАМНИ

Любой, кто занимается темой восстания в Бадабере, подтвердит разноголосицу источников. К примеру, в интервью на камеру Рустамов утверждает, что они до конца сидели в подвале, где их и застал взрыв арсенала. В газетном же репортаже сообщается, что его «выкрали» из подвала «духи» и бросили в яму.

Вероятно, никакие «духи» Рустамова не «выкрадывали». Неточности, разночтения в его показаниях объясняются, как представляется, стремлением Носиржона оправдать, закамуфлировать факт его неучастия в восстании.

В словесных портретах наших пленных в Бадабере, составленных по воспоминаниям афганцев Мохаммад Шаха, Голь Мохаммада и других, о нем сказано так: «Рустам — родом из Узбекистана. Волосы черные, глаза темно-карие. Речь быстрая. На руке татуировка. Есть мать, отец, брат, сестра, невеста. Возраст 19 лет. До призыва в армию учащийся. По его словам, сдался в плен мятежникам добровольно, о чем после сожалел. В лагерь прибыл в 1984 году».

Приходится учитывать и то, что рассказ Рустамова — это все-таки «взгляд из подвала». Очевидно, Носиржон не мог видеть ход боя, поскольку укрывался от пуль и осколков. Что-то он потом слышал из обрывочных разговоров моджахедов. И то недолго, поскольку из разрушенного лагеря его и Варваряна быстро убрали, переместив в другое место.

Существует, быть может, и еще одна причина — о ней тот же Рустамов эмоционально рассказал Радику Кудоярову. Этот фрагмент не вошел в фильм «Тайна лагеря Бадабер»…

«И тогда уж я вам все хочу рассказать! Когда Женя с людьми приехал, это было в гостинице в Фергане — это когда я отказался говорить на камеру. Но ведь я сам знаю, что со мной происходило в течение восьми лет, что именно я видел своими глазами и слышал. А он меня спрашивал о вещах, которые я не видел и не знаю. И я Жене сказал: «Женя, больше я вам интервью не даю». И ушел из гостиницы.

Два милиционера пришли с Муззафар-ака (очевидно, это полковник Худояров — Ред.) и вернули меня обратно, посадили. Я нервничаю. И Муззафар-ака сказал Жене: «Извините, имейте терпение, но пусть он говорит только о том, что видел сам, не смешивайте то, что он видел и то, что вы ему говорите. Он же не может говорить о том, чего он не видел». Именно поэтому я много чего Жене не рассказал».

Конгрессмен Чарли Уилсон среди «духов». Организовал финансирование тайной операции ЦРУ, в рамках которой поставлялось оружие моджахедам. Один из арсеналов был уничтожен в Бадабере

Тут может быть только два толкования: или журналист Евгений Кириченко хотел услышать дополнительно нечто еще, привнесенное им, или некоторые его вопросы вывели Рустамова из себя, растревожили и вызвали столь бурную реакцию.

Однако и это, читатели, не все!

Оказывается, у Рустамова есть претензии не только к Кириченко, но и к Кудоярову. В марте 2015 года Виктор Боголюбов выехал в Фергану, где встретился с Носиржоном.

«Вместе с ним просматриваем фильм «Тайна лагеря Бадабер». Рустамов во время просмотра буквально содрогнулся: «Как?! Ведь мне он не говорил, что снимает для фильма! Летом 2009 года ко мне домой в Ферганскую область приехал человек из Андижана по имени Козим и попросил, чтобы я поехал в Андижан, где меня ждут гости из России, которые хотят расспросить об одном из бывших пленных, которого я, возможно, знаю. Я приехал в указанный адрес, где находился этот Радик. Он сказал, что приехал по просьбе матери пропавшего без вести солдата, чтобы показать мне фото и узнать, не видел ли я его в плену. Я не опознал эту фотографию.

Потом Радик попросил, чтобы я рассказал перед камерой все, что говорил раньше Худоярову Музаффару и Евгению Кириченко о Бадабере. Я рассказал о восстании. Радик показывал мне те же фотографии «Абдурахмона» и «Исломуддина» с европейской журналисткой, которые за 2-3 года до него показывали мне Худояров и Кириченко, я повторил все, о чем говорил раньше. Радик знал все это, в том числе и об «Ахмаде», которого не было в Бадабере. Я не понимаю, почему Радик перевернул мои слова и показал в фильме, что «Ахмад» (пленный Николай Саминь — Ред.) погиб.

Радик настойчиво просил меня вспомнить то, чего я не рассказывал раньше, но ничего нового я сказать не мог. Никаких открытий во время беседы со мной Радик не сделал, все было известно до него, теперь я понимаю, что он просто решил снять сенсационное кино и заработать денег. Я очень сожалею, что согласился на съемки, меня просто обманули. Я подтвержу эти свои слова на любом уровне и на любом расследовании» (военно-патриотическое издание «Аргументы времени» от 3 июня 2015 года)

Мы специально позволили себе это отступление, чтобы читателям было понятно, насколько сложна эта тема и как тщательно нужно «фильтровать» источники.

ПЕРЕГОВОРЫ С ВОССТАВШИМИ

Отмотаем «ленту» назад. Узнав о происходящем, дежурный по учебному центру Хаист Голь поднял тревогу и принял все возможные меры по недопущению побега военнопленных. По приказу Раббани лагерь плотным кольцом окружили отряды моджахедов. В стороне за происходящим наблюдали пакистанские военные.

Гулям Расул Карлук, в 1985 году — командир учебной роты в лагере Бадабера: «Поскольку у меня с ними были хорошие, дружеские отношения (ха! — Ред.), я хотел решить проблему путем мирного диалога. Мы уговаривали их сдаться, и я спросил: «Зачем они это сделали?» Они ответили, что «на 99 % готовы к смерти и на 1 % к жизни». «И здесь мы находимся в плену, жизнь для нас очень тяжелая. И мы либо умрем, либо освободимся».

По словам Карлука, восставшие потребовали приезда «инженера Аюба», крупного функционера «Исламского общества Афганистан», или самого главу ИОА Раббани.

Слово Рустамову, который рассказывает на камеру: «Приехал Раббани, спросил: «Что случилось? Чего вы похватали оружие? Давайте, бросайте». — «Нет, не бросим!» — был ответ. Его позвали подойти поближе. Телохранители Раббани предупреждали, что его могут застрелить. Но он ответил: «Нет, я подойду!»

Николай Шевченко (во втором ряду — справа) вместе с сослуживцами по Группе советских войск в Германии (ГСВГ)

Раббани один, вопреки предостережениям телохранителей, подошел вплотную к восставшим. Он спросил: «Ну, что случилось?» На крыше появился «Абдулло». Он спросил: «Почему твои командиры не наказали меня камчой и не застрелили меня, если я так сильно провинился, — почему они со мной так поступили?» Раббани спросил его: «Кто из командиров сделал это? Имя знаешь? Узнаешь его?» — «Узнаю», — ответил «Абдулло».

Раббани позвал этого командира и спросил, почему он так поступил? Почему по-другому не наказал? Это противоречит исламским законам… И обратился к восставшим: «Чтобы вы хотите, чтобы я сделал — чтобы вы сложили оружие? Как вы скажите, так я и сделаю». — «Если вы говорите правду, тогда застрелите его, — последовал ответ. — Пусть таким будет ему наказание».

И Раббани застрелил этого командира. Второго не успел… Потому что сразу со стороны моджахедов начали стрелять по крыше. Восставшие открыли ответный огонь. После перестрелки пленные заявили следующее: «Раббани, твои солдаты начали стрелять, а не мы! Теперь, пока ты не вызовешь представителей советского посольства, мы оружия не сложим».

ВЗРЫВ БАДАБЕРСКОГО АРСЕНАЛА

Бой сменялся переговорами, но восставшие стояли на своем: они требовали прибытия советских дипломатов, представителей пакистанских властей и международных общественных организаций.

Во время штурма Раббани, по его словам, чуть было не погиб от разрыва мины или выстрела гранатомета, при этом серьезные осколочные ранения получил его телохранитель. По некоторым данным, он скончался.

Начался артобстрел Бадабера тяжелой ствольной артиллерией, после чего склад вооружения и боеприпасов взлетел на воздух. Восставшие, конечно, предусматривали такой вариант развития событий, но все же сознательно пошли на смерть. И только одно это дает им право называться героями.

Имеются различные версии о причинах этого взрыва. Согласно одним источникам, это произошло из-за удара артиллерии. Последовавшая затем серия взрывов уничтожила лагерь Бадабера. По другим источникам, восставшие сами взорвали склад, когда исход боя стал уже ясен.

По версии Раббани склад взорвался из-за попадания выстрела РПГ. Вот его слова: «Один из моджахедов без команды, вероятно случайно, выстрелил и попал в арсенал. Люди находились на крыше, а он попал в нижнюю часть здания. Там все взорвалось, от дома ничего не осталось. Погибли и те люди, которых русские захватили, и многие из тех, кто был в оцеплении… Около двадцати человек погибло с нашей стороны в итоге».

Даже по армейской фотографии Николая Шевченко видно, что он не юноша, но — настоящий мужчина!

Очевидно, бывший президент Афганистана выгораживал себя — что, впрочем, понятно!

Иная версия у Гуляма Расула Карлука. Он считает, что восставшие, понимая безвыходность положения, сами подорвали арсенал.

Рустамов же на камеру так описывает то, что происходило: «Раббани куда-то уехал, и некоторое время спустя появилась пушка. Он (Раббани) отдал приказ стрелять. Когда орудие выстрелило, снаряд угодил прямо в склад, и произошел мощный взрыв. Все взлетело на воздух — ни людей, ни здания, ничего не осталось. Все сравнялось с землей, и повалил черный дым. А в нашем подвале буквально произошло землетрясение».

В печатном интервью Евгению Кириченко Рустамов так описывал случившееся: «Там, на горе, они пушку поставили большую, и один снаряд точно попал в помещение, где мы чистили оружие — и раздался очень сильный взрыв. Все кругом летело, взрывалось. Мы в подвале спрятались, чем могли накрылись, а «Кенет», казах — он раньше еще сошел с ума от издевательств — не понимал, что нужно прятаться, и его убило прямо балкой по голове».

Из показаний «Зомира»: «Душманы подтянули несколько реактивных установок БМ-13, и во время боя одна ракета попала в склад с боеприпасами, произошел мощный взрыв» (источник документально не подтвержден).

ДОКУМЕНТ (СЕКРЕТНО)

О восстании советских и афганских военнопленных в Пакистане 26 апреля 1985 года

В 18:00 местного времени группа советских и афганских военнопленных в составе около 24 человек, содержавшихся в течение трех лет в специальной тюрьме Исламского общества Афганистана при центре военной подготовки афганских мятежников в районе Бадабера (24 км южнее Пешавара), совершила вооруженное выступление с целью освободиться из плена. Выбрав удобный момент, когда из 70 охранников осталось только двое (остальные ушли на молитву), военнопленные напали на охрану тюрьмы и находившегося на ее территории склада оружия и боеприпасов ИОА. Завладели оружием, заняли оборону и потребовали от прибывшего к месту событий Б. Раббани встречи с представителями советского и афганского посольств в Пакистане или представителем ООН.

Переговоры с Б. Раббани велись с использованием средств громкоговорящей связи и по телефону. Место происшествия было блокировано отрядами афганских мятежников и пакистанских малишей, а также пехотными, танковыми и артиллерийскими подразделениями 11 армейского корпуса Пакистана. После непродолжительных переговоров с восставшими лидер ИОА Б. Раббани, по согласованию с пакистанскими войсками, отдал приказ о штурме тюрьмы, в котором наряду с отрядами афганских контрреволюционеров приняли участие и пакистанские подразделения. Против обороняющихся были применены артиллерия, танки и боевые вертолеты. Сопротивление восставших прекратилось к исходу 27 апреля в результате взрыва боеприпасов, находившихся на складе.

Все принявшие участие в вооруженном выступлении советские и афганские военнопленные погибли. В результате взрыва и возникшего пожара был уничтожен ряд объектов, в том числе и канцелярия тюрьмы, в которой, по имеющимся данным, хранились документы со списками узников. В ходе операции по захвату тюрьмы погибло до 100 афганских мятежников. Имелись потери и среди пакистанцев […]

К сожалению, выяснить точные фамилии участников вооруженного выступления не представилось возможным, ввиду уничтожения списков пленных во время взрыва склада с боеприпасами и пожара, а также принятых пакистанскими властями и руководством афганской контрреволюцией мер по изоляции свидетелей событий в Бадабере…

Источники информации: штаб 40-й армии, посольство СССР в Пакистане, ГРУ ГШ ВС СССР, май 1985 г.

Мы специально процитировали сводный документ, а не имеющее хождение донесение полковника Ю. Тарасова главному военному советнику в Афганистане генералу армии Г. И. Саламанову от 25 мая 1985 года. В нем содержатся приукрашенные, местами фантастические сведения. Так, к примеру, утверждалось, что восставшие сняли шесть часовых, погибли шесть иностранных советников, тринадцать представителей пакистанских властей и двадцать восемь офицеров ВС Пакистана. Что были уничтожены три РСЗО «Град», примерно два миллиона (!) ракет и снарядов различного типа, около сорока артиллерийских орудий, минометов и пулеметов.

Все эти явно нереальные пассажи в итоговом сообщении в Москву были убраны, равно как и то, что «из числа советских военнослужащих один по кличке Мухаммад Ислам в момент восстания перебежал к мятежникам».

Впервые этот документ был опубликован в 1995 году в фундаментальной книге «Пламя Афгана» генерал-майора Александра Ляховского. Ее автор служил в Генштабе ВС СССР и являлся ближайшим помощником руководителя Оперативной группы МО СССР в ДРА генерала армии В. И. Варенникова. Также он неоднократно, начиная с конца 1990-х, публиковался в газете «Спецназ России».

Жена Виктора Духовченко Вера Андреевна приехала на Ставрополье, чтобы возложить цветы к мемориалу героев Бадабера. Фото предоставил руководитель клуба «Русские витязи» Николай Жмайло

Огромную силу взрыва подтверждают свидетельские показания. Кефаятолла, бывший инструктор радиодела в лагере подготовки моджахедов в Бадабере: «Разрушения были очень сильные, в арсенале взорвались ракеты. Они начали сами взлетать, а потом взрываться. Почти весь кишлак Бадабера был уничтожен. Я сам чудом спасся, спрятался с другими под мостом».

Из показаний Хидоятулло, сына Атамамада: «…Как погибли советские солдаты, для всех осталось загадкой, мы лишь увидели большой взрыв, после которого от этого запасного района ничего не осталось. Рядом находилось 26 наших человек, жили в казарме, и они тоже погибли, никого в живых не осталось. Может быть, пакистанцы стреляли в солдат, а попали в склад? Также могли ваши солдаты, опасаясь того, что их захватят американцы, подорвать себя».

Гулям Расул Карлук: «Произошел мощный взрыв. Ракеты взрывались и разлетались в разные стороны… Погибли и местные пакистанцы. Что я увидел на месте взрыва… это были пальцы в одной стороне, рука — в другом месте, уши — в третьем. Мы смогли найти в целости лишь тело «Кенета» и половину тела еще одного пленного, которую оторвало и отбросило в сторону. Все остальное было разорвано на куски, и ничего целого мы больше не нашли».

Из показаний активного члена Исламского общества Афганистана (ИОА) Мухаммеда Насера: «…Утром 27 апреля, после того как Раббани убедился, что восставшие не сдадутся, он отдал команду артиллерии на открытие огня. Пленные тоже отчаянно стреляли из всех видов оружия. Раббани стал связываться с командованием армейского корпуса, просить усилить помощь. Район Бадабера был окружен пакистанскими машинами. Они заполнили все улицы, где располагались лагерь и центр подготовки моджахедов нашей партии.

Вскоре над крепостью появился пакистанский вертолет. Восставшие обстреляли его из ЗПУ и ДШК. Затем прилетел другой вертолет. Огонь по крепости усилился, в том числе и из орудий. Один из вертолетов сбросил бомбу. В результате этого на складе боеприпасов произошел сильный взрыв. Все долго взрывалось и горело. Все восставшие погибли. Моджахеды потеряли около сотни человек, имелись жертвы среди пакистанских военных и мирных жителей. Погибли также шесть военных советников из США» (источник документально не подтвержден).

Раббани приказал, чтобы пленные собрали останки погибших. «Кенет» был к тому времени мертв, стало быть, в живых остались Рустамов и Варварян. Плюс пленные афганцы.

«Раббани сказал, выгоните всех из подвала, пусть они сюда подойдут, — вспоминает Рустамов. — И он нам сказал: «Давайте, соберите всех. То, что осталось от ваших земляков». А останки здорово разбросало. Мы их приносили по кускам и складывали в яму. Нам сказали, что скоро сюда прибудут пакистанцы с проверкой. Моджахеды с автоматами стоят: «Давай-давай, быстрее-быстрее!» Мы ходим, собираем, плачем».

На схеме показано место, где были зарыты останки погибших. Однако найти их, скорее всего, не представляется возможным — ребят похоронили за лагерем, где была свалка пищевых отходов. «Если, к примеру, там закапывали труп лошади или ишака, — поясняет Рустамов, — то на следующий день от него ничего не оставалось. Приходили шакалы, все раскапывали и съедали».

ВТОРОЙ СВИДЕТЕЛЬ ВОССТАНИЯ

Бывший офицер армии ДРА Голь Мохаммад (или Мохаммед) провел в тюрьме Бадабера одиннадцать месяцев. Именно он находился в камере вместе с Рустамовым и опознал того на фотографии, которую журналист Евгений Кириченко привез ему в Кабул. Рустамов, в свою очередь, опознал в Голь Мохаммаде офицера-«бабраковца», сидевшего с ним в одной камере.

Бывший офицер армии ДРА считает, что если бы не подвиг пленных «шурави», его бы бросили на съедение собакам. Афганцев, воевавших на стороне правительственных войск, моджахеды убивали со звериной жестокостью.

«Русских было 11 человек. Двое — самые молодые — были заключены в одной камере с афганцами, а остальные девять находились в соседней. Им всем дали мусульманские имена. Но я могу утверждать, что одного из них звали Виктор, он был с Украины, второго — Рустам из Узбекистана, третий был казахом по имени Канат, а четвертого из России звали Александром. Пятый пленный носил афганское имя Исломуддин.

Советских и афганских военнопленных держали в разных комнатах, а самое большое помещение тюрьмы было отведено под склад боеприпасов.

Когда началось восстание, мы находились снаружи тюрьмы. И видели, как русские, обезоружив охранника, стали выносить на крышу ящики с боеприпасами и занимать круговую оборону. В это время один из них сбежал к моджахедам. Те заблокировали выход из крепости, и начался бой, продолжавшийся до утра. Восставшим предлагали сдаться, но они подорвали себя вместе с арсеналом, когда стало ясно, что сопротивляться дальше бессмысленно.

Двое из советских пленных — Рустам и Виктор — остались в живых, потому что в момент восстания находились в другой камере, и моджахеды их вывели из крепости, чтобы они не присоединились к восставшим».

Голь Мохаммад утверждает, что этих двоих вместе с пленными афганцами все-таки потом расстреляли за крепостной стеной, а перебежавшему к моджахедам сохранили жизнь.

Тут явно что-то не сходится. И узбек «Рустам» (т. е. Рустамов) остался в живых, и восставшие освободили всех своих товарищей. Не участвовали в восстании трое — Рустамов и Варварян, а также помутившийся в рассудке «Кенет».

По словам Голь Мохаммада, руководителем восстания был «Файзулло». В фотоальбоме, который привез Евгений Кириченко, он указал на фото сержанта Сергея Боканова, пропавшего в провинции Парван в апреле 1981 года. Однако его не было в списке, переданном российскому МИДу пакистанской стороной в 1992 году.

Один из русских, тяжело раненный в ногу, как рассказал Голь Мохаммад, стал уговаривать «Файзулло» принять условия Раббани. Тогда «Файзулло» застрелил его на глазах у всех.

В решающий момент «Файзулло» подозвал к себе афганцев и объявил им, что те могут уходить. Он дал несколько минут, чтобы они успели отойти на безопасное расстояние…

Первым из советских журналистов о Голь Мохаммаде написал на страницах «Красной звезды» подполковник Александр Олийник. Несмотря на все усилия, найти бывшего пленника в Кабуле автору так и не удалось. Зато в МГБ Афганистана сохранился подробный рассказ Голь Мохаммада о восстании в лагере Бадабер.

По данным Олийника, афганский офицер пробыл в Бадабере три с половиной года. Вот некоторые выдержки из зафиксированных показаний очевидца.

Представитель Freedom Нousе Людмила Земелис-Торн с узниками Бадабера: Николаем Шевченко, Владимиром Шипеевым и Михаилом Варваряном. Август-сентябрь 1983 года

«В начале марта 1985 года советские пленные на тайном собрании решили организовать массовый побег из тюрьмы крепости, — свидетельствует Голь Мохаммад. — Сначала нас, пленных афганцев, не посвятили в эту тайну. Впервые об этом я узнал от Виктора, моего друга, который в короткие моменты встреч обучал русскому языку. За честность, доброту его любили все пленные афганцы. По словам Виктора, в обсуждении плана побега принимали участие советские солдаты во главе с Абдул Рахманом.

Виктор передал Абдул Рахману разговор со мной, сказал, что я готов принять участие в побеге и на машине могу показать дорогу, довести всех до афганской границы. Вскоре я встретился с Абдул Рахманом и подтвердил свое согласие, назвал имена тех афганцев, на которых можно было положиться. Офицер предупредил, что побег должен состояться в конце апреля.

Утром 25 апреля к складам подъехала колонна грузовиков с боеприпасами. Вместе с русскими мы весь день их разгружали. Часть ящиков с ракетами выгрузили прямо на тюремном дворе. Вечером 26 апреля, имитируя подготовку к молитве, по команде Абдул Рахмана советские пленные и афганцы сняли охрану. Причем Абдул обезоружил и убил первого часового. Вскоре завязалась стрельба, несколько раз переходящая в страшную рукопашную схватку. Советские солдаты и те из афганцев, кто не успел убежать, отразили первую атаку, заняли оборону на крышах складов, сторожевых вышках.

Мне чудом удалось спастись в суматохе после взрыва складов боеприпасов, где погибли и русские братья. Думаю, что по фотографиям смогу опознать погибших советских друзей… 16 октября 1985 года».

Не вызывает сомнений, что вожак восстания «Абдурахмон» (по Рустамову) и «Абдул Рахман» (по афганским агентурным данным) — это одно и тоже лицо.

Военкор «Красной звезды» уточняет, что по рассказам сотрудников МГБ Афганистана, Голь Мохаммаду были предоставлены фотоснимки около двадцати военнослужащих ОКСВ из числа пропавших без вести в тех районах Афганистана, которые контролировались мятежниками ИОА. Он опознал по фотоснимкам лишь двоих узников Бадабера — «среди них нет того нашего офицера, кого мы знаем под кличкой Абдул Рахман».

О Николае Шевченко тогда еще не было сведений в контексте восстания в Бадабере. Да и сам Олийник уточняет, что Голь Мохаммаду показывали фотографии наших военных, пропавших в районах, контролируемых Исламским обществом Афганистана. Между тем, провинция Герат, где был взят в плен Шевченко, была зоной влияния полевого командира Исмаил-хана, более известного как Туран Исмаил («Капитан Исмаил»).

С Раббани у этого полевого командира были нормальные отношения, он состоял в Исламском обществе Афганистана — так что вполне мог передать ему захваченного в плен Николая Шевченко.

Далее Олийник сообщает очень важную вещь: «Другим среди тех, кого опознал по фотографиям Голь Мохаммад, был Мухаммад Ислам. Тот самый пленный, который в разгар восстания струсил, ценой предательства решил спасти свою шкуру. Не знаю всех подробностей, не хочу быть ему судьей. Пока нет документальных и абсолютно точных подтверждений этого предательства, не могу назвать его настоящую фамилию».

Кто этот человек? Вопрос до сих пор открытый…

Впрочем, предатель мог бы не участвовать в восстании с самого начала, и если бы заранее предупредил моджахедов, то восстание не началось бы вовсе. Однако «Мухаммад Ислам» перебежал, когда все восставшие были на своих позициях на крыше арсенала, поэтому на ход восстания его бегство не оказало уже никакого влияния.

И еще. В приведенном отрывке из публикации в «Красной звезде» ничего не сообщается о руководителе восстания «Файзулло» (о чем афганец Голь Мохаммад сообщает в публикациях Евгения Кириченко).

Окончание в следующем номере.

 

 

Оцените эту статью
18053 просмотра
1 комментарий
Рейтинг: 4.7

Написать комментарий:

Комментарии:

Владислав Швед: Первая статья, которая приоткрывает завесу тайны над восстанием советских солдат в Пакистане. С нетерпением жду продолжения.
Оставлен 7 Августа 2015 00:08:25
Общественно-политическое издание