15 декабря 2018 17:24 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Как это было

Автор: КОНСТАНТИН СОВЕТОВ, Г.МУРМАНСК
ТРОЕ ИЗ БУДЁННОВСКА

31 Июля 2015
ТРОЕ ИЗ БУДЁННОВСКА
Фото: Крест на месте гибели майора Владимира Соловова. Будённовск. Июнь 2015 года

КАЖДЫЙ ОТДАВШИЙ ЖИЗНЬ ЗА РОДИНУ ДОСТОИН ОБЩЕНАРОДНОЙ ПАМЯТИ

«Будённовск, Будённовск… Ну, прошла дата — осветили двадцатилетие штурма больницы в прессе, дальше-то что? Не надоело?» Так считают те, кто не воспринимают чужую боль, чужие беды и страдания. И даже пишут об этом в редакцию. И при этом обижаются, когда их посылают далече.

Для отвлеченных «любителей», предпочитающих стрелялки, дистиллированные статьи и видео про спецназ, оружие и амуницию, которые увлеченно постят у себя крутые картиночки, все не по нутру: «излишнее» напоминание о Беслане и «Норд-Осте», Южной Осетии и Новороссии.

Между тем, именно спецназу приходится своей кровью оплачивать преступления одних, равнодушие других. Из боя не выходят бойцы… Проходит время, и рядом с семьями остаются только те, кто был верен своим друзьям-товарищам.Майор Владимир Соловов (в первой ряду – третий справа) с боевыми товарищами

Вот почему редакция «Спецназа России» откликнулась на предложение Константина Советова из Мурманска опубликовать статью, посвященную трем погибшим в Будённовске офицерам Группы «А». Несмотря на то, что в двух предыдущих номерах мы уже разместили три обширные публикации на эту тему.

Константин — создатель группы «ВКонтакте», посвященной погибшим сотрудникам ФСБ. В этот раз он специально приехал в Москву, чтобы встретится с родственниками погибших героев.

Для нас же эта тема неисчерпаемая. Касается ли она сотрудников спецназа ФСБ или других силовых структур. Каждый, кто отдал свою жизнь за Родину, достоин того, чтобы его память оберегалась, чтобы как можно больше людей по нему «сверяли свои часы».

ПОДВИГ МАЙОРА

В тот июньский день в Москве целый день шел дождь. Столица прощалась с тремя бойцами спецподразделения «Альфа», погибшими при освобождении заложников в больнице Будённовска от рук интернациональной банды.

Будённовск, как написал в своей книге «Альфа» — моя судьба» генерал Геннадий Зайцев, стал спусковым механизмом террора. Впервые в истории России в руках вооруженных головорезов оказалось более полутора тысяч заложников.Майор Владимир Соловов (справа)

Перед штурмом сотрудникам «Альфы» было сказано: «Завтра мы пойдем на смерть. Большинство из вас погибнут. Тот, кто не готов, может выйти из строя».

Из строя тогда никто не вышел.

Более того, от имени группы молодых сотрудников к руководству пришел будущий Герой России Андрей Кумов, который настоял, чтобы и их включили в боевые порядки.

«Погасло сердце и по небосклону скатилась, падая, твоя звезда, но в тот же миг зажглись десятки новых родившихся в Будённовске тогда» — эти слова выбиты на надгробии майора Владимира Соловова, первого из трех погибших при штурме бойцов Управления «А»…

Владимир Викторович Соловов был уроженцем Рязанской области. Он родился 27 июня 1963 года в селе Муравлянка Сараевского района. Через несколько лет семья Солововых переехала в поселок Пехлец, там Владимир пошел в первый класс местной школы. Учился хорошо, активно занимался общественной работой. Была у Володи и мечта — стать военным. Его выбор пал на Коломенское высшее артиллерийское командное училище.

За свой подвиг, совершенный в Будëнновске, майор Соловов достоин звезды Героя России

Со своей женой Татьяной Владимир познакомился в лагере комсомольского актива. В 1984 году в их семье родился первенец — сын Максим. В том же году, окончив училище с золотой медалью, лейтенант Соловов был распределен в 27-ю отдельную гвардейскую мотострелковую Севастопольскую краснознаменную бригаду имени 60-летия СССР. Дочь Катя родилась уже в Москве.

В 1990 году 27-ю бригаду перевели в КГБ, а спустя год ее военнослужащим довелось поучаствовать в исторических для страны событиях — ее включили в состав подразделений, которые должны были принимать участие в штурме Белого дома во время августовских событий 1991 года. В бригаде на различных должностях Владимир прослужил восемь лет.

В Управление «А» Главного управления охраны России капитан Соловов пришел в сентябре 1992 года по рекомендации сослуживцев по 27-ой бригаде, один из которых к тому времени уже служил в спецназе госбезопасности. Рассмотрев личное дело кандидата, руководство приняло решение сразу назначить его на должность заместителя начальника отделения, которым руководил Юрий Дёмин.

Владимир пришел в спецназ в непростое время — политическая обстановка в стране оставляла желать лучшего. В октябре 1993 года бойцам «Альфы» пришлось разрешать острейший конфликт — противостояние между двумя ветвями власти переросло в гражданскую войну в центре Москвы. В той ситуации Соловов действовал совместно с командиром Юрием Дёминым — под обстрелом им предстояло определить путь выдвижения их отделения к Белому Дому.

…Вскоре на карте России запылала новая горячая точка — Северный Кавказ. С начала 1990-х сотрудникам «Альфы» не раз приходилось выезжать в командировки в этот регион, в том числе и с целью освобождения заложников. Так, 26 мая 1994 года четверо вооруженных мужчин захватили рейсовый автобус, следовавший по маршруту Владикавказ-Ставрополь, и потребовали предоставить им 10 миллионов долларов, оружие и вертолет. Благодаря усилиям «альфовцев» террористы были задержаны на территории Чечни, никто из заложников не пострадал. Участвовал в той операции и тогда уже майор Владимир Соловов.

Вскоре командировки на Северный Кавказ начались одна за другой. Подразделению приходилось выполнять самые разные задачи: в частности, в конце 1994 года, в Моздоке отделению Дёмина поручили охранять спецпоезд, в котором находились министр обороны Павел Грачёв и глава МВД Виктор Ерин.

Шлем лейтенанта Рябинкина

14 июня 1995 года 2-е отделение 1-го отдела, которым руководил Александр Матовников, проводило учения по плану «Набат». Когда подразделение возвращалось на базу, у автобуса на котором передвигались спецназовцы, неожиданно треснуло лобовое стекло. Соловов, сидевший на переднем сидении, заметил: «плохой знак!» Вскоре «Альфу» подняли по тревоге.

Уже в Будённовске после проведенной рекогносцировки, каждой группе была поставлена своя задача. 1-й отдел Управления «А», которым тогда руководил Сергей Поляков, должен был продвинуться вдоль гаражей к основному зданию больницы. Головной дозор, состоящий из трех человек, возглавил майор Соловов.

Как только тройка Соловова в назначенное время вышла на открытую местность перед зданием, по ней тут же открыли огонь. Снайпер Фёдор Литвинчук сразу же получил ранение в ногу, Андрея Руденко спасла куча песка. В той ситуации Владимир принял единственно верное решение — отвлечь огонь на себя. Через какое-то время по радиостанции коллеги услышали его слова: «Руки как не бывало…» Тяжелораненый, он нашел в себе силы перевязать себя и продолжить бой, прикрывая товарищей по оружию. Позже выяснили — ему практически оторвало руку очередью из крупнокалиберного пулемета…

Когда все закончилось, несколько сотрудников «Альфы» пошли на место, где под огнем около часа провел Владимир. За небольшим кустом на земле обнаружили пятна запекшейся крови, остатки индивидуального перевязочного пакета и несколько гильз от бесшумного оружия. Эти гильзы потом передали жене Татьяне.

20 июня во двор многоквартирного дома в Тёплом Стане, где жили Солововы, въехал автобус. Из него вышло больше 40 человек в черной форме — личный состав 1-го отдела. По команде спецназовцы преклонили колено и сняли береты…

АЛЬФОВСКИЙ АКАДЕМИК

Дмитрия Рябинкина за широкий кругозор друзья прозвали «Академиком». Он родился 13 октября 1971 года на Западной Украине в семье кадрового военного. Отец, Валерий Фёдорович, много лет прослужил в войсках связи. В первый класс Дмитрий пошел уже в поселке Ватутинки — военном городке связистов в ближайшем Подмосковье.

Лейтенант Дмитрий Рябинкин с товарищами по Группе «А» Главного управления охраны России

Дима с детства любил спорт — во дворе постоянно собирал команды и организовывал различные турниры. Позже увлекся рукопашным боем. В плане тренировок, по словам родителей, был очень упертым — постоянно отжимался до крови на кулаках. Уже в детстве он принял решение стать военным — по примеру отца и старшего брата, закончившего Донецкое училище связи. Со второй четверти 8-го класса Дима учился в Германии, там, в командировке, находился его отец. Восемь классов средней школы он закончил на одни пятерки — только с такими оценками можно было поступить в Суворовское училище.

Два года в Минском Суворовском училище пролетели быстро. В 1989 году курсанту Рябинкину, как отличнику учебы, предоставили право выбора для поступления в военное училище. Друзья посоветовали поступать в легендарную «кремлёвку» — Московское высшее общевойсковое командное училище. Там Дмитрий увлекся кикбоксингом, выполнил норматив кандидата в мастера спорта. На втором курсе сыграли свадьбу — Ирина работала там же, в «кремлёвке». Сын Андрей родился в 1992 году.

В МосВОКУ его и заприметили «альфовцы». Прекрасный спортсмен и отличник учебы — как раз то, что нужно! Летом 1993 года, закончив ВУЗ с красным дипломом, Дмитрий был зачислен в Управление «А» Главного управления охраны России на должность оперуполномоченного. Служить попал во 2-й отдел, который возглавлял ветеран первого набора Анатолий Савельев.

Дмитрий Рябинкин с сыном Андреем

В событиях «горячей осени» 1993-го Дмитрию участвовать не довелось — в число сотрудников, выезжавших к Белому дому, он не попал. Зато удалось поучаствовать в освобождении заложников в Минеральных водах в мае 1994 года. Были и другие операции, за одну из которых он был награжден часами «от Президента России».

В Будённовске лейтенант Рябинкин первоначально входил в группу, охранявшую министра внутренних дел Виктора Ерина, но затем его, как отличного стрелка, поставили в боевые порядки. 2-й отдел Управления «А», которым руководил Александр Репин, должен был идти к больнице со стороны инфекционного и травматологического корпусов. Именно там отделения Александра Жаринова и Владимира Келехсаева и попали под шквальный огонь…

Бойцы спецназа лежали на земле вдоль здания травматологии в шахматном порядке. В той ситуации Дмитрий сумел вычислить позицию басаевского пулеметчика и с колена снять его. Попытка сменить позицию оказалась смертельной — пуля попала на несколько сантиметров выше обреза шлема… Его смогли эвакуировать, какое-то время Дмитрий был еще жив. Но ранение оказалось несовместимым с жизнью…Родители лейтенанта Дмитрия Рябинкина с группой офицеров «Альфы». Будённовск, июнь 2008 года

 

СНАЙПЕР ИЗ ЧЕКИСТСКОЙ ДИНАСТИИ

Третьим сотрудником «Альфы», не вышедшим из боя в Будённовске, стал лейтенант Дмитрий Бурдяев. Его бабушка по отцовской линии служила в КГБ и закончила службу в капитанском звании в конце 1950-х, а отец, Юрий Дмитриевич, дослужился до полковника, начальника отдела Центрального аппарата ФСБ.

Вице-президент Международной Ассоциации «Альфа» Алексей Филатов с Лидией Рябинкиной, мамой Дмитрия. Будённовск, июнь 2015 года

Дмитрий родился в Москве 21 февраля 1969 года. С детства рос спортивным парнем: занимался водным поло и лыжными гонками, позже пришел в секцию рукопашного боя. Спортом занимался не для галочки — в будущем хотел связать свою жизнь с военной службой. Любил читать книги по военной тематике, вместе с отцом каждый год ходил на экскурсии в Центральный музей Вооруженных сил.

Еще будучи школьником, посмотрев фильм «В зоне особого внимания», Дмитрий заболел службой в ВДВ. Попросил отца: «устрой меня в парашютную секцию». Сказано — сделано: к концу десятого класса за его плечами было уже более десяти прыжков с парашютом.

Сотрудником Группы «А» Дмитрий Бурдяев стал в год Будённовской трагедии

Как и многие другие будущие десантники, после окончания школы Дима хотел поступать в Рязанское училище ВДВ. Не получилось — из военкомата не пришли документы, нужные для поступления. Пришлось идти работать электромонтажником.

Мечта о «крылатой пехоте» все же сбылась — срочную службу Дмитрий проходил в «войсках дяди Васи». Сначала была «учебка» в Каунасе, затем служба в Тульской дивизии. Прослужив год, Дмитрий решил поступать в МосВОКУ. Вторая попытка стать курсантом увенчалась успехом. Но из училища вскоре пришлось уйти — не сложились отношения с командиром роты. Срочную службу Дмитрий заканчивал в одной из частей ВДВ, дислоцированной в Тверской области. Вернувшись в Москву летом 1988 года, устроился на старое место работы, электромонтажником.

На оперативную работу в КГБ Дмитрий пришел спустя год после демобилизации. В 1989 году началась годовая учеба в 401-й Ленинградской спецшколе Комитета. Спустя год младший лейтенант Рябинкин был зачислен в 3-й отдел Седьмого управления КГБ СССР на должность младшего разведчика.

Помимо оперативных подразделений входила в состав «семерки» тогда еще Группа «А». Изучив историю спецподразделения, Дмитрий загорелся идеей стать «альфовцем». Однако мечту о боевой работе удалось осуществить не скоро — только через пять лет: после августа 1991 года «Альфу» переподчинили Главному управлению охраны. Помог сослуживец отца по «семерке» и сотрудник Группы «А» Александр Алёшин — подсказал, какие зачеты нужно сдавать при поступлении.

Сотрудником Управления «А» Дмитрий Бурдяев стал в начале 1995 года. Придя в подразделение, молодой офицер стал осваивать специальность снайпера. Умение метко стрелять Дима приобрел еще во время срочной службы — выполнил норматив кандидата в мастера спорта по стрельбе из автомата. Но его боевой путь в составе «Альфы» оказался недолог…

В Будённовске Дмитрий входил в небольшую группу сотрудников, прослуживших в подразделении меньше года. Ее руководитель, Андрей Кумов, обратился к руководству с просьбой поставить молодых спецназовцев в боевые порядки. Разрешение было получено.

Маленький Дима Бурдяев (справа). Кто бы мог тогда подумать, что из такого мальчугана вырастет настоящий герой

В ходе боя получилось так, что группа из пяти человек была зажата огнем у одноэтажной постройки хозблока. Ситуация была тяжелая — в группе уже было несколько раненых. Стреляли со всех сторон, ни о каком прорыве речи не шло. Не было и обещанной брони. Было принято решение — изменить позицию снайперских пар с целью подавления огневых точек боевиков.

Снайперам, в составе которых был и Дмитрий, предстояло пройти через территорию детского сада, который располагался в двухстах метрах от основного здания больницы. Несколько сотрудников смогли проскочить открытое пространство, Дмитрия сразила пулеметная очередь… Ранение оказалось смертельным. Его сыну Василию не исполнилось к тому моменту и пяти месяцев.

Смерть в тот день прошла рядом со многими бойцами «Альфы». Алексей Артемьев был ранен в голову, но сумел выбраться из-под огня, в результате осколочного ранения лишился глаза Сергей Милицкий. Сергею Савчуку жизнь спас бронежилет, он выдержал четыре попадания в три пластины. Тяжелое ранение в ногу получил Дмитрий Киселёв… Всего было ранен двадцать один сотрудник — почти 30 % из числа штурмующих. Большинство раненых обязаны жизнью майору медицинской службы Виктору Ивановичу Клименченко: благодаря его своевременным и высокопрофессиональным действиям многие смогли позже вернуться в строй.

В целом, штурм больницы и исключительное мужество бойцов спецназа привели к тому, что дело, наконец, удалось сдвинуть с мертвой точки — Басаев сразу же отпустил всех рожениц и начал переговоры. Он уже не ставил невыполнимых политических требований, единственным его желанием было уйти из Будённовска живым.

События на Ставрополье, безусловно, стали горьким уроком для страны. Но были сделаны и соответствующие выводы: после Будённовска на уступки террористам спецслужбы больше не шли. Многое было сделано и для самих спецподразделений, «Альфу» и «Вегу» вернули в состав ФСБ.

…С момента событий в Будённовске прошло уже двадцать лет. Из 128 откомандированных на Ставрополье сотрудников Управления «А» четырнадцати человек уже нет в живых. Полковник Анатолий Савельев погиб в декабре 1997 года в Москве, спасая шведского дипломата. Майор Виктор Воронцов не вернулся из Дагестана, для капитана Николая Щекочихина, майоров Михаила Марченко и Юрия Данилина оказалась в один конец командировка в Чечню…

В сентябре 2001 года, спеша на работу, в автокатастрофе погиб капитан Юрий Жумерук. 23 февраля 2004 года от острой сердечной недостаточности скончался майор Евгений Жерлыгин — один из лучших снайперов подразделения.

В июне 2005 года тяжелая болезнь забрала майора Эдуарда Синёва, в декабре 2009-го не стало подполковника запаса Василия Денисова. В феврале 2010 года трагически погиб ветеран Управления «А» капитан Игорь Заливин, в июне 2012 года ушел из жизни прослуживший в «Альфе» почти двадцать пять лет полковник Андрей Руденко.

Каждый год на трех столичных кладбищах: Хованском, «Ракитки» и Николо-Архангельском в годовщину трагедии накрывают поминальные столы. К могилам кавалеров ордена Мужества приходят не только ветераны подразделения, но и представители молодого поколения «альфовцев». И помнят погибших не только сослуживцы. Именами Владимира Соловова и Дмитрия Рябинкина названы школы в Пехлеце и Ватутинках, в которых организованы музеи.

Но лучшим памятником офицерам спецназа является, несомненно, военно-патриотическая игра «Зарница». Вот уже без малого четырнадцать лет на родину Владимира Соловова съезжаются представители «альфовских» школ, чтобы реальным делом почтить память тех, кто в июне 1995 года, не дрогнув, пошел в полный рост на басаевские пулеметы.

Тогда, в июне 1995 года, в Будённовске погибло по разным оценкам от 127 до 144 человек. Конечно, погибших уже не вернуть, но спецназовцам удалось сделать невозможное — спасти жизни сотен и сотен заложников.

Совершенно ясно только одно — Басаева нельзя было ни в коем случае отпускать в Ичкерию. Возможно, и не было бы ни «Норд-Оста», ни Беслана, ни взрывов домов… Но, к сожалению, у истории нет сослагательного наклонения. 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 50 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

Оцените эту статью
15405 просмотров
3 комментария
Рейтинг: 4.6

Написать комментарий:

Комментарии:

Сергей: Что за страна!Там много полегло!Жору Чернышева забыли?Страна уродов и пидаров!
Оставлен 7 Апреля 2016 19:04:18
Общественно-политическое издание