11 декабря 2017 18:21 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Главная тема

Автор: ПОЛКОВНИК СЕРГЕЙ ГОЛОВ
ПЛАМЯ АФГАНА И ЧЕЧНИ

24 Декабря 2014
ПЛАМЯ АФГАНА И ЧЕЧНИ
Фото: И Афганская война, и Первая Чеченская, обе начались в — одна тридцать пять, другая — двадцать лет назад. Фото Александра Неменова

 

Тридцать пять лет назад нам отдали устный приказ взять штурмом дворец афганского диктатора Амина и осуществить государственный переворот в Кабуле, и мы с этой задачей справились. Мы — это бойцы отрядов «Гром» и «Зенит». «Мусульманский» батальон ГРУ. Десантники.

«ЗОЛОТОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ»

Если со взятием Рейхстага в Берлине закончилась Великая Отечественная война, то афганская, длившаяся десть лет, началась со штурма. Считается, что с тех выстрелов, прозвучавших в Кабуле вечером 27 декабря 1979 года, идет отсчет Афганской трагедии. На самом деле, война уже шла, вот только мы в ней, до времени, не принимали участия.

Большое видится на расстоянии. В 2008 году одна из радиостанций провела опрос среди жителей провинции Кабул: «Какой из политических режимов прошлого и настоящего времени вы считаете наиболее отвечающим вашим интересам?». Результат оказался неожиданным: 93,2 % выбрали просоветский режим Наджибуллы.

Помимо боевых действий, которые вела наша 40-я армия, «шурави» оставили добрый след. Мы строили больницы, школы, дороги, открывали заводы, фабрики. До 60 % задач носили миротворческий характер, и афганцы этого не забыли. Период советского присутствия люди старшего поколения теперь называют «золотым десятилетием». Чего они никогда не скажут о времени нынешнем — после прихода в страну американцев и сил Североатлантического альянса.Полковник Сергей Голов выступает перед воспитанниками Военно-патриотического объединения «Альфа» имени Героя Советского Союза В. Ф. Карпухина. Декабрь 2014 года

«…Был штурм дворца Амина, настолько блестящий по своему исполнению, что сразу же стал академическим, войдя в учебники всех спецслужб мира, — писал журналист Александр Чудаков в «Народной газете». — И по афганским дорогам запылили бесконечные колонны советской бронетехники и грузовиков, которые, к слову, везли не только солдат и оружие, но и строительные материалы, одежду, продовольствие и медикаменты для полуголодной, раздираемой внутренними распрями страны. Может быть, именно эта бескорыстная помощь от «шурави» и заставляет до сих пор с теплотой вспоминать о нас многих афганцев, пройдя испытания тридцатилетней памятью?..»

В пику этой оценке некоторые авторы договорились до того, что Амин был верным союзником СССР, которого подло предали, а «ввод войск и стрельба по афганцам оказались спусковым механизмом — исламский мир взорвался». Характерны эпитеты: «имперская война», «бесславная война».

За те три месяца, что Амин единолично находился у власти, он окончательно погрузил страну в состояние массового террора. Его жертвами становились не только «представители эксплуататорских классов» и священнослужители, но и все, кто проявлял нелояльность к режиму, включая партийцев и военных.

Да, репрессии были и до этого, но при Амине они получили особый размах. Как сообщила газета «Правда» в номере от 19 января 1980 года, «только за девять-десять месяцев, предшествовавших декабрьской смене власти, было арестовано более двух тысяч членов партии, около 500 из них расстреляны».

В Соединенных Штатах до сих пор не признают своей агентурной связи с Амином — этим, безусловно, незаурядным, харизматическим политиком. Американцы, скорее всего, использовали его «в темную»: одной рукой поддерживали контакт, другой — снабжали и натаскивали вооруженную оппозицию.Кавалер ордена Красного Знамени, ветеран Группы «А» Сергей Кувылин рассказывает о том, как происходил штурм Тадж-Бека. Декабрь 2014 года

«В записных книжках Амина имелись телефонные номера американцев, которые являлись установленными разведчиками, — свидетельствует глава нелегальной разведки КГБ СССР генерал Юрий Дроздов, руководивший штурмом дворца Амина. — До возращения в Афганистан Амин находился на стажировке в США и после Саурской революции был срочно отправлен на родину. Естественно, никто и никогда не показывал — и, по всей вероятности, не покажет — материалы агентурного дела на этого человека. Но сама динамика действий и срочность его возвращения со стажировки, которая была прервана, говорит о том, что его работа на американцев была вполне вероятна. Последующее развитие событий, обострение внутренней афганской вражды, — к чему Амин приложил руку, — в известной мере подтверждает это предположение».

В российской и зарубежной прессе периодически появляются публикации, авторы которых представляют Амина правоверным коммунистом, почитателем Сталина, ставшим жертвой советского коварства и вероломства. Приверженцы этой точки зрения как-то «забывают», что именно Амин пытался физически уничтожить сторонников промосковской линии в руководстве НДПА. Они закрывают глаза на все зверства, что были совершены в его бытность.

За последние годы мы много раз видели, как вырванные из общего исторического контекста события подаются в заведомо извращенном виде — без учета, в том числе, горбачёвской «перестройки», которая поставила крест не только на десяти годах советского Афганистана, но и на единой стране под названием СССР.

Все познается в сравнении — «русские оккупанты», правление Кармаля и Наджибуллы. Взятие Кабула, «моджахеды» и сменившие их талибы. Явление Усамы бен Ладена и его террористического «интернационала». Вторжение американцев и сил НАТО. Бессильный Карзай. Путь от централизованного государства до нынешнего управляемого хаоса.

ОТ АФГАНА ДО ЧЕЧНИ

В Советском Союзе о событиях в Кабуле люди узнали из газеты «Правда». В международном обозрении, опубликованном 23 декабря 1979 года, наш южный сосед даже не был упомянут. Главные темы — Иран, решение НАТО по стратегическим ракетам. Чуть позже появилась заметка «Напрасные потуги». В ней давался отпор западной пропаганде, которая распространяла «чистой воды вымыслы» — будто на афганскую территорию введены «советские боевые части».

В обозрении от 30 декабря афганский сюжет также отсутствовал. Лишь промелькнуло на ленте ТАСС «Обращение правительства Афганистана», в котором оно, «принимая во внимание продолжающееся и расширяющееся вмешательство и провокации внешних врагов Афганистана… основываясь на Договоре о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, от 5 декабря 1979 года, обратилось к СССР с настоятельной просьбой об оказании срочной политической, моральной, экономической помощи, включая военную…»Военно-патриотическое воспитание должно быть приоритетом власти, а не уделом одних только ветеранов спецназа и энтузиастов

В комментарии «Правды» с гневом опровергались вымыслы о причастности «советского воинского персонала к событиям в Афганистане». К тому времени уже погибли при штурме Тадж-Бека начальник КУОС полковник Бояринов Григорий Иванович, наши товарищи по Группе «А» — капитаны Зудин и Волков, бойцы «Зенита» Муранов и Суворов. Также были потери среди «мусульманского» батальона ГРУ и десантников из Витебской дивизии ВДВ.

…Вылетая в Афганистан в декабре 1979 года, мы не имели понятия о крайне сложной специфике страны, где нам предстояло осуществлять «Второй этап Апрельской революции». Тоже, кстати, произошло и в начале 1990-х годов на Северном Кавказе: военные, направленные в Чечню, абсолютно не представляли себе особенностей этого края и внутреннего устройства вайнахского общества. Религиозные братства, тейпы, вирды… Кто знал обо всем этом? Практически единицы.

Однако в Афганистане наши военные чувствовали, что за их плечами стоял могучий Советский Союз. Была вера в победу. Первая Чеченская кампания, с начала которой прошло двадцать лет, пример совершенно иного рода: разваленная армия, морально-психологический дискомфорт — за что и за кого воюем?

Тем выше «себестоимость» подвига российских солдат, которые, несмотря на развал всего и вся, честно выполнили свой воинский долг. Особенно это касается ребят, оказавшихся в гуще кровавых, драматических событий во время штурма Грозного. Мы не должны о них забывать, права не имеем такого.

НА ГРАНИ ВОЗМОЖНОГО

После «Шторма» в Кабуле трудно было восстановиться. Никакой психологической реабилитации не проводилось. Было приказано забыть, молчать… Поэтому некоторые наши ребята, чего скрывать, сломались. Каждый из этого состояния выходил самостоятельно. Кто смог, а кто — нет. Огромная нагрузка привела к изменению психики некоторых людей и, в конечном счете, мы их потеряли.

Вообще, интересно устроен иной человек: в момент опасности он максимально концентрируется, действует на грани возможного, а потом, когда опасность миновала, начинает давать сбой. Потому как перед этим действовал на пределе своих сил. За все приходится платить — нервами, душевными срывами, разладом в семье…

27 декабря 2014 года мы поминаем всех, кого потеряли в Кабуле: Диму Волкова, Гену Зудина, ребят из «Зенита» и «мусбата». Конечно, Григория Ивановича Бояринова — первого Героя Советского Союза той войны. Тогда, в Кабуле, помогая укладывать его окровавленное тело в БТР, мне и в голову не могло прийти, что всего через каких-то несколько лет я стану его преемником, начальником КУОСа.

То, что мы совершили в Кабуле, давно уже не является тайной. Но тогда, в советский период, вся операция находилась под грифом строжайшей секретности, равно как участники «Шторма-333» и «Байкала-79».

Меня часто спрашивают: а нужно ли было вводить наши войска в Афганистан, штурмовать дворец Амина? Это дело политиков. Мы же честно выполнили поставленную перед нами задачу. От пуль не прятались. Повернись ситуация иначе, легли бы там все до единого. Но нам крупно повезло, и за это я благодарен судьбе.

Проведенная в Кабуле операция и ввод наших войск на десять лет отсрочили трагические события, которые произошли потом в нашей Средней Азии. И поток наркотиков захлестнул бы СССР раньше. Это мое личное, частное мнение, но оно созвучно тому, что высказывают многие ведущие эксперты по геополитике.

«В Афганистане назревал взрыв, — писал Александр Проханов, который не раз находился в командировках в этой стране. — В Афганистане десятилетия двигались две силы. С севера на него воздействовал Советский Союз, туда приходили советские инженеры, советники, специалисты, мы строили там трассы, дороги, пробили знаменитое ущелье Саланг, мы построили в Кабуле университеты, госпитали. Там обожествляли СССР, ездили учиться в Союз на врачей, офицеров, инженеров. Конечно же, они находились под влиянием нашей советской, марксистской идеологии.

В то время как юг со стороны Пакистана был абсолютно прозападным, проамериканским и проанглийским. Если ты попадаешь в Джелалабад или в Кандагар, ты видишь великолепные, из белого ракушника университеты, аэродромы, колледжи, трассы, дороги… Оттуда люди уезжали учиться в колледжи в Британию, Америку, Германию, Францию. Там вся интеллигенция была прозападной.

Все это не могло продолжаться долго. Это противоречие, которое набухало, в него вмешалась еще третья сила. Там начинало обостряться мусульманское радикальное движение сопротивления, которое не принимало ни северян просоветских, ни прозападных южан. Вот этот компот и взорвал Афганистан.

В это взорвавшееся у границ пространство вторглись наши войска, чтобы установить контроль над этой безумной стихией, которая уже тогда могла перекинуться через границы и создать в Фергане или в республиках Средней Азии свои очаги восстания и сопротивления. Это все было понятно тогда. К сожалению, теперь все это забыто».

С чисто военной точки зрения штурм Тадж-Бека — первый случай, когда после 1945 года в столь масштабной операции пришлось участвовать спецназу, не имевшему к тому времени реального боевого опыта.

Там, в Кабуле, мы дали себе слово: каждый год встречаться на смотровой площадке перед МГУ, что на Ленинских горах, и это слово мы держим. Кто-то уже никогда не придет на эту встречу. Жизнь и смерть берут свое. Но мы помним всё. И всех — поименно.

В отличие от американцев (вначале — Корея и Вьетнам, потом — Ирак, Афганистан), мы не бежали, как утверждается, а вышли достойно и спокойно, оставив о себе хорошую память. Честь и память всем погибшим в Афгане!

Что касается Чечни, то афганский опыт, полученный с такой кровью, оказался во многом утерян и сохранялся на уровне конкретных его носителей, тех, кто воевал «за речкой» и продолжал служить в российской армии.

К началу войны КУОС — эта уникальная кузница командных кадров, предназначенных для действий в составе оперативно-боевых групп на территории противника, уже не существовал. Равно как и разведывательно-диверсионное подразделение «Вымпел», переданное мстительным Ельциным в состав МВД. Очевидно, «за ненадобностью». Новогодний штурм Грозного, обернувшийся большими жертвами, наглядно показал, к чему приводит развал армии и общей системы безопасности.

Понадобилась новая схватка с жестоким, коварным противником, чтобы пришло осознание: война требует серьезной подготовки, профессионализма и патриотизма. И это дело не только одной власти, но и всего общества. Если, конечно, оно не хочет кормить чужую армию и обслуживать чуждые, навязываемые порядки и интересы.

Автор — ветеран первого набора Группы «А» КГБ СССР. Участник штурма дворца Амина. Кавалер ордена Ленина. Многолетний начальник КУОСа. 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 41 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

Оцените эту статью
16901 просмотр
1 комментарий
Рейтинг: 4.8

Написать комментарий:

Комментарии:

Калининский: А почему мои комментарии убрали, из этой статьи про С. Кувылина, и статьи про Анатолия Савельева. Мною Доброе слово было сказано в их адрес. Почему то потерли. Неприязнь к нику? Но С.Гончаров знает, кто за Ником Калининский. Не совсем понятно.
Оставлен 28 Января 2015 20:01:27
Общественно-политическое издание