14 декабря 2017 05:09 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Репортаж

Автор: Роман ИЛЮЩЕНКО
ПОТОП КАК РЕАЛИТИ-ШОУ

31 Октября 2013
ПОТОП КАК РЕАЛИТИ-ШОУ

РАЗМЫШЛЕНИЕ ПОСЛЕ КОМАНДИРОВКИ НА ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

С высоты полета лайнера Амур можно сравнить с разлитой небрежным ребенком-великаном чернильницей, темно-синие ручейки от которой растеклись широко и далеко. Река разгулялась не на шутку, затопив не только равнины, поля и леса, но и дома, дороги… Под водой оказались целые населенные пункты. Не до конца, кстати, ясна природа этого мощного наводнения.

КОНТРАСТЫ

Хабаровск, столица Русского Дальневосточья — город контрастов. В нем непринужденно сочетаются кичливые небоскребы и жалкие бараки. Город занимает одно из первых мест в регионе по стоимости жилья, дороговизне услуг ЖКХ, ценам на продукты и количеству личного автотранспорта. Здесь продают на рынках свои виноград и арбузы и одновременно завозной китайский картофель.

В крае остро стоит проблема оттока населения и идет бурное жилищное строительство. А еще сочетаются жаркое, душное лето и холодные стылые зимы. Дополнили мое ощущение неполноты, двойственности столицы края два величественных, красивых собора, оказавшихся практически пустыми внутри…

Растянувшийся вдоль Амура на 70 с лишним километров, Хабаровск к моему прилету уже попрятал за возведенные заборы и щиты, нанесенные ему наводнением раны. Вода, потрепав столичный город, ринулась вниз по течению. Отправился вслед за большой водой и я.

Городу Юности, как любили называть Комсомольск-на-Амуре в советское время, досталось больше и следы наводнения здесь видны на каждом шагу. Люди, пересаживающиеся из иномарок в лодки, чтоб добраться до дома; пешеходы в болотных сапогах; работающие в нескольких местах города мощные помпы и насосы — в некоторых районах города вода стоит до сих пор.

Отозвался на наводнение и предприимчивый бизнес: в продажу в обувные магазины и на рынки города поступили резиновые сапоги, на которых отмечен уровень воды.

А еще о произошедшей катастрофе говорит тяжелый фекальный запах — во время наводнения вода в город шла не только из разбушевавшейся реки, но и из канализационных люков.

Вонь, словно запах беды — образ тления всего мирского — того, ради чего многие люди живут и что в конечном итоге пойдет прахом: пропадет, сгинет, погибнет, оставив в лучшем случае жалкую горсточку пепла.

К этому образу я невольно не раз возвращался за время своей командировки.

Как предки говорили: «Господь посетил»

Нельзя сказать, чтобы для хабаровского края наводнение было неожиданностью. Его ждали, к нему готовились. Отчего же такие последствия?

Многие жители привычно виноватят власти. Да, безусловно, были с их стороны, особенно местных чиновников, халатность и медлительность. Как считают многие комсомольчане: слишком поздно начали возводить или поднимать дамбы, укреплять берега, проводить эвакуацию…

Власти оправдываются, что никто не мог предположить такой рекордный подъем воды: свыше десяти метров! Это же почти цунами! Если бы волна такой высоты ударила по городу с соответствующей силой, вряд ли бы удалось обойтись без многочисленных жертв и разрушений. А так — всего один утонувший, выпавший из лодки мужчина, который находился в состоянии алкогольного опьянения.

Понимают ли это граждане? Судя по всему — нет. Большинство озлоблены, разгневаны, недовольны. Да, их можно понять, к ним пришла беда. А раньше в подобных случаях наши предки говорили: «Господь посетил!»

Пьяных в те дни вообще было много. Даже очень много. Это отмечали все, задействованные в спасательных акциях силовики. Некоторые граждане, находясь в объятиях Бахуса, знать ничего не хотели про эвакуацию, отказывались грузиться в лодку. Приходилось прибегать к помощи сотрудников полиции. К ним, как и к солдатам и спасателям, практически нет претензий. Действовали они оперативно, без лишней волокиты и исходя из ситуации.

Особенно много работы было у участковых уполномоченных. Им приходилось помимо своих непосредственных, исполнять обязанности спасателей, а порой и дипломатов — вести переговоры с людьми, которые боялись оставлять дома. Таких приходилось убеждать под личную ответственность и гарантии безопасности сохранности их имущества.

Первое внимание — одиноким старикам, тем, кому помочь некому. Днем, как дед Мазай на новый лад, помогал перевозить людей, вечером готовил отчеты, составлял протоколы, а ночью — патрулировал затопленные улицы. В таком изнурительном режиме две недели работал, например, участковый уполномоченный по Комсомольскому району, сержант полиции Родион Серединов — отец троих детей, между прочим.

Как это часто бывает, беда сплотила людей, мобилизовав силы и пробудив в них лучшие человеческие качества. В самые трагические минуты наводнения в том же Комсомольске, воду сдерживали буквально своими телами, взявшись за руки, сотни солдат, спасателей и добровольцев.

Когда нужно было перекрыть полуметровую трубу в районе поселка Новый Мир, из которой мощной струей поступала вода, шутя, отбрасывая мешки с песком, то нашлись добровольцы, которые не раздумывая закрыли ее собой.

Пока одни спасали, другие укрепляли дамбы, находились и те, кто готовил и разносил им еду, воду. Это движение тоже стало массовым. Хорошо себя в те дни проявила мусульманская община: они одни из первых прямо на улице установили котлы, варили плов и кормили им работающих на возведении дамбы людей. Печально, что подобный пример не подали православные, которых судя по опросам, подавляющее большинство.

Запомнилось жителям Комсомольска, как по Амуру, вдоль возводимой дамбы ходил ПТС — плавающий гусеничный транспортер, на борту которого расположились музыканты военного оркестра, игравшие бодрые марши — нашелся же среди военных мудрый руководитель, дал такую команду!

АКТИВНЫЕ ЗРИТЕЛИ

Впрочем, чего скрывать, не везде власти, даже военные, оказались на высоте. Когда вода стала угрожать местному аэропорту и военному аэродрому, спасать ситуацию бросили солдат из ближайшей воинской части.

Руководил работами «целый полковник». Под его присмотром солдаты наполняли мешки землей и, таская их на себе, строили дамбу. Совсем рядом стопкой лежали бетонные плиты, казалось, бери и укладывай в рядок. «Почему не используете? У вас же и техника под рукой»? — задали ему резонный вопрос гражданские волонтеры. «Команды не было» — последовал четкий ответ.

Что уж говорить о некоторых гражданских! Глава администрации поселка Молодёжный Комсомольского района, по рассказам местных жителей, вообще самоустранился от каких бы то ни было действий. На все обращения к нему, как представителю власти, он лишь разводил руками.

Но что интересно: каким-то странным образом пик наводнения пришелся как раз на выборы в местные органы власти. И пока жители одного края поселка героически спасали его от подтопления, другие в это время выбирали главу администрации. И выбрали… прежнего! Таковы гримасы местной демократии.

Увы, неприятных неожиданностей было немало: кроме пассивных руководителей были и активные… зрители. Поразительно! Вот-вот дамба будет прорвана и вода затопит их дома, а люди с детьми, как на телешоу ходили смотреть, как их соседи возводят дамбу в режиме он-лайн.

Даже упомянутый глава администрации не удержался и пришел туда же. С внуками! С той же целью — показать «ту самую плотину». В итоге раздраженные этим добровольцы-строители попросили сотрудников полиции не пускать любопытных. И что вы думаете?

Нашлись такие, кто качал права и требовал пропустить их к месту стройки, чтобы стать очевидцами самого интересного реалити-шоу! Не удивительно, что дамбу в поселке все-таки прорвало. И тогда некоторые из болельщиков-зрителей начали обвинять в этом… строителей, мол, плохо работали!

Строители рассказывали, что им не хватило не только рук, но и какого-то ободряющего, вдохновляющего в нужный момент слова, примера. Работали молча, сжав зубы. Дрогнули люди в тот момент, когда один из них, водитель машины, высыпая очередной кузов песка, вдруг тяжело вздохнув, сказал: «Не выдержит!» Тогда и опустились руки у многих…

Полицейские рассказали, что в других местах подтопления, где дамба держала, были случаи, когда некоторые граждане, узнав, что пострадавшим будет выплачиваться компенсация, пытались ее разрушить, чтобы затопило и их домишки.

Эти примеры показывают глубину моральной и духовной деградации людей, важности Слова и невозможности выстоять там, где нет Веры, нет победы Духа над материей.

От наводнения пострадали не только люди, но и живая природа: звери — домашние и дикие. В окрестностях Комсомольска застрелили десять бурых мишек — все они небывало тощие, а потому и крайне агрессивные повадились на местное кладбище, рыть могилы…

Но те же животные показали и другие примеры. Мне рассказывали про собак, которые не сбежали, как это делают, например, крысы, а жили на крышах ушедших под воду домов и не подпускали к себе посторонних. Спасатели МЧС подкармливали их, как могли, но усадить в лодку отощавших шариков и белок у них не получалось. Братья наши меньшие подали нам, людям, пример верности и преданности своим хозяевам, оставленному ими дому.

Знакомый священник, приехавший в Комсомольск больше года назад из Москвы, рассказал, что когда он со своими прихожанами служил на пике паводка молебен на дамбе, находились люди, которые грозили небу кулаками. Они изрыгали мат и проклятия в адрес верующих и Бога, обвиняя Его во всех бедах.

РАЗГОВОР ПРО КИТАЙЦЕВ

Была у меня интересная беседа и с людьми, живущими в другом, менее пострадавшем от паводка приамурском поселке. Простые рыбаки, сидящие годами без работы.

Досуг этих людей прост и понятен. После каждого удачного лова — уход в запой на несколько дней. Мне они показывали фотографии, где они держат в руках гигантских рыбин, этаких левиафанов, пойманных ими в Амуре!

— Разве мы помрем с голоду, когда что-то случится? Да не в жисть! — чванились они.

Сопоставляя речные трофеи с их просторными огородами и подступающей к поселку тайгой, богатой дичью и грибами-ягодами, я с ними соглашался: «с голодухи не помрете».

А как насчет остального, духовного. Смысла жизни, например, перспектив на будущее? Задал им и интересующий, наверное, всех «западников» вопрос:

— Если придут китайцы, что будете делать?

К слову сказать, «западниками» тут называют редких гостей, прибывающих из европейской России.

— Мы их не боимся, — парировал Серёга-афганец, бывший инспектор рыбнадзора. — Тайга большая, места всем хватит. Ты вот в снегу можешь спать? Нет. А я могу. Да и договоримся мы с ними по-соседски, если что. Это вы, западники, их бойтесь.

— Ты знаешь, — ответил я ему, — мы тоже не боимся ни природных катаклизмов, ни китайцев, ни кого других, потому что уже боимся Бога!

Такой ответ озадачил собеседника. Бога, Серёга и его товарищи, бояться не умели, потому что Его не знали… Впрочем, как не знают Его и многие мои земляки.

АГИТПОЕЗД ЛДПР

Наводнением и бедами граждан не замедлили воспользоваться в своих целях и политические конъюнктурщики. Я стал свидетелем одной из акций ЛДПР, когда в город прибыл спецпоезд этой партии. Он состоял из шестнадцати вагонов, из них три — вагоны-рестораны, однако кормить в них горожан никто не собирался.

Встретила поезд кроме транспортной полиции куцая горстка активистов с флагом. Они явно опоздали к прибытию, чем смяли сценарий планируемой бурной встречи поезда комсомольчанами.

Далее, на привокзальной площади, куда подтянулись преимущественно молодые агитаторы, начался митинг. Суть его сводилась к тому, что мол, вот никому дела нет до пострадавших, и лишь ЛДПР озаботилась их проблемами и поэтому они приехали поддержать жителей города.

В чем выражалась эта поддержка и помощь? Всем без исключения желающим было предложено писать заявления на матпомощь на имя В. В. Жириновского. Одновременно со столов шла раздача пайков: пачка вафель, банка кильки и еще чего-то.

Зато отдельно раздавались кепки и майки с партийной символикой, аудиодиски с песнями и календарики с Владимиром Вольфовичем — за ними тоже устроили давку. Все происходящее фиксировалось на фотоаппараты и видеокамеры.

Привокзальная площадь была заполнена до отказа. Много было персонажей бомжеватого вида, со следами затяжного запоя, но попадались и весьма прилично одетые люди, приехавшие на халяву «что-нибудь оторвать».

Одна из таких халявщиц, возмущаясь, кричит на всю площадь, матерится:

— Через весь город ехала к поезду. И зачем? За банкой кильки? Чтоб вам пусто было!

Фурию пытаются перекричать элдэпэровские зазывалы. Шум, гвалт, балаган…

Милая сердцу «халява» давно уже стала стержнем бесстыдной идеологии, безотказно работающей на размывание совести общества. За халяву, за жажду минуты славы, за стакан паленой водки продается все, что можно продать.

Таково общество без будущего, общество потребителей, где нет места подвигу, нет места самоотдаче. Где нет места здравому смыслу, достоинству гражданина. Нет места даже нормальным человеческим чувствам.

ЛЮДИ И МУТАНТЫ

Все эти мои наблюдения получили продолжение в спасенном от наводнения аэропорту Города Юности. Зал ожидания. Люди среднего возраста, несколько детей. На огромном экране в режиме нон-стоп транслируется видеоподборка клипов западных исполнителей: гримасы, ужимки, выпученные глаза.

На экране было много негров, жирных, полуголых, с наколками по всему телу, в уродливых очках, в некоем подобии одежды — люди-мутанты. Они дергались, извивались, словно в конвульсиях, тыкали пальчиками в зрителя. А на заднем плане сменялись апокалиптические картинки: взрывы, пожары, наводнение…

Целый час до ожидания посадки в самолет люди, словно заложники, смотрели эту пропаганду насилия и безумия человеческих пороков! Кто-то пытался отвести взгляд, другие, наоборот, уставившись, пустыми глазами смотрели в экран. Но никто так и не предпринял попытки возмутиться, потребовать хотя бы убавить звук, как-то проявить свою позицию — ясно же, что далеко не всем это зрелище нравилось.

Мне показалось, что порог сопротивления у граждан сломлен. Осознавать это страшно. Кто зарядил эту программу на самоликвидацию, на отстраненность, на безразличие к окружающему? Почему по прихоти какого-то безголового кретина, остальные должны травится этими фекалиями, эти отстоем?

Почему, кстати, приняв популистский закон о запрете курения в аэропортах и на вокзалах, наши депутаты не приняли закона о защите прав тех же пассажиров на выбор информации, против пропаганды пороков и извращений?

Когда началась посадка в московский самолет, у меня в душе было чувство опустошения. А ведь многие так и живут, отдавая свою душу на растерзание топ-менеджерам халявы и равнодушия, не понимая и не задумываясь, откуда у них душевный дискомфорт, откуда беды: пожары, техногенные катастрофы, наводнение?

Увы, в секулярном обществе не только законодателям, но и гражданам нужно еще дорасти до усвоения элементарной формулы: мир сотворен Словом. Поэтому словом, образом он и будет либо спасен, либо уничтожен.

Избавиться от этих безрадостных мыслей удалось лишь в Москве, когда пришел на следующий день в Покровский женский монастырь, к мощам блаженной Матронушки. Здесь пришлось отстоять несколько часов, чтобы лишь на секунду приложиться к раке и попросить святую о важном… О самом главном.

Когда видишь безобразия, творимые людьми, человеческую глупость и равнодушие, многократно помноженное и растиражированное средствами массовой информации, то понимаешь, почему случаются беды. Но когда видишь людей кающихся, готовых часами терпеливо стоять к мощам, то понимаешь, почему мы еще живы и почему нас не смыло Потопом.

В соответствии с поручением президента РФ Владимира Путина участники операции по ликвидации последствий наводнения на Дальнем Востоке награждены медалями, знаками отличия и почетными грамотами. 

 

Оцените эту статью
6827 просмотров
1 комментарий
Рейтинг: 4.2

Читайте также:

Автор: Владимир САМСОНОВ
31 Октября 2013
НЕ ПОМНЮ, ВАША ЧЕСТЬ!

НЕ ПОМНЮ, ВАША ЧЕСТЬ!

Написать комментарий:

Комментарии:

Виктор: Спасибо автору!
Оставлен 23 Ноября 2013 22:11:32
Общественно-политическое издание