12 декабря 2017 19:08 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Репортаж

Автор: Владимир СЕМИРЯГА
АМУРСКАЯ БИТВА

30 Сентября 2013
АМУРСКАЯ БИТВА
Фото: Специальный репортаж из зоны наводнения

Нам, узнающим о ситуации на Дальнем Востоке из газет и репортажей по телевидению, кажется, что основная опасность для расположенных там населенных пунктов представляет вода. Это так. Но, побывав в Комсомольске-на-Амуре, я понял, что ошибался. Горожан подстерегают еще две неприятности: сильный ветер и дефицит времени. Почему? Впрочем, обо всем по порядку и подробнее.

НЕСБЫВШИЕСЯ ПРОГНОЗЫ

События, предшествующие паводку, трагедии не предвещали. Прогнозы метеорологов не были столь катастрофичны. Но на то они и прогнозы, что могут и не сбыться. Недаром сейчас в Комсомольске-на-Амуре популярна пословица: «Гидрометцентр ошибается один раз, но каждый день». Специалистов из этого уважаемого учреждения вряд ли можно винить во всех нынешних бедах. Они прекрасно знают, что в этом регионе причиной больших наводнений являются летние муссонные дожди, которые накрывают территорию в период с июля по сентябрь. Об этом знают и местные власти.

Однако в этом году водной массы было очень много. Что стало для всех полной неожиданностью. Поэтому-то и появились слухи, что не обошлось без воды, которую сбросили две наши электростанции (Зейская и Бурейская) и еще одна — китайская.

Между прочим, ошибочной является точка зрения, что ГЭС строятся только для выработки электроэнергии. Немаловажна и другая функция плотин — регулирование режима рек, выравнивание их стока. Особенно это касается районов, которые подвержены наводнениям. Весь опыт жителей Приамурья, пытавшихся защититься от водной стихии Амура и его притоков Зее и Буреи с помощью дамб и обвалований, показал, что этого явно недостаточно.

В Комсомольске мне приходилось слышать о том, что сегодня, когда построены гидроэлектростанции на Зее и Бурее, существенно снизилась опасность наводнений на территории Среднего Амура. Ущерб сейчас в большей мере обусловлен человеческим фактором, а точнее — беспечностью. Люди забывают о разрушительной силе наводнений и начинают опять строить жилища в зоне возможного затопления.

Хроника начала августа выглядит достаточно спокойной. Вот сообщение информагентств от 9 августа: «В Комсомольске-на-Амуре готовятся к волне паводка. 9 августа состоялось заседание комиссии по ЧС. Было решено вести мониторинг реки Амур и в случае угрозы производить информирование населения. В настоящее время уровень Амура у Комсомольска составляет 373 сантиметра.

В городе имеются дамбы, которые выдержат уровень воды в 650 сантиметров. В случае если вода поднимется выше критического значения, будет использована такая превентивная мера, как наращивание уровня дамбы с помощью мешков с песком. Если говорить о системе оповещения населения, то ее работа была протестирована ещё весной этого года.

Проверка прошла успешно. По данным Федеральной службы гидрометеорологии, к 20-22 августа уровень Амура у Комсомольска будет в районе 500-550 сантиметров. Но это долгосрочный прогноз и вероятность того, что он сбудется — не более 30 %».

Как в воду глядел докладчик. Прогноз не сбылся. Вода стала катастрофически быстро прибывать: 22 августа около Комсомольска она перешагнула опасную отметку в 600 см, 1 сентября — 784 см и к 11 сентября достигла уровня в 910 см.

Вначале город думал, что справится с нашествием воды самостоятельно. Однако довольно скоро стало ясно, что Комсомольску необходима помощь, причем — значительная. Достаточно сказать, что в шести субъектах Дальневосточного Федерального округа для борьбы с наводнением и ликвидацией его последствий была создана группировка сил и средств в количестве 46 тыс. человек и 7,5 тыс. единиц техники, в том числе от МЧС России — более 11 тыс. человек и 1,5 тыс. единиц техники.

Именно привлечение таких сил и средств позволило, во-первых, сократить до минимума людские потери (погибло два человека) и, во-вторых, избежать существенных разрушений производственной инфраструктуры и социальной сферы.

ДАМБА КАК ОНА ЕСТЬ

На пути большой воды встали дамбы. Их в Комсомольске шесть. Самая известная из них — Мылкинская. Возводить ее начали еще в советское время. Уже тогда Амур демонстрировал свои сварливые качества, каждый год подступая к черте города. Низменная его часть подтапливалась постоянно.

До 2013 года высший уровень реки был зафиксирован в 1959 году — 701 сантиметр. Впрочем, и в другие года наблюдались высокие уровни: в 1932 году — 687 сантиметров, в 1984 году — 670 сантиметров, в 1985 году — 641 сантиметр.

Исходя из этих данных и возводилась дамба, которая протянулась от шоссе М-58 «Амур» до района Хладокомбината. Она прикрывает Центральный и Привокзальный районы, в которых проживает около 90 тысяч человек.

Делали дамбу даже с небольшим запасом. По утверждению местных специалистов, она выдержит 750 сантиметров. Постепенно наращивалась длина дамбы (сейчас она составляет 4,9 км) и ширина. Хотя добиться необходимой ширины на всем протяжении не удалось: в начале дамбы она составляет 10-12 метров, а по мере отдаления становится все уже и уже, и после двух-трех километров достигает около пяти-шести метров.

Сейчас дамба напоминает собой грандиозную строительную площадку. Собственно, так оно и было. По широкой насыпной полосе туда-сюда сновали КАМАЗы с грунтом. Я поинтересовался в диспетчерской, сколько же техники работает на дамбе. Оказалось, что ежесуточно в дело вступают около сотни КАМАЗов, шесть бульдозеров, девять экскаваторов, шесть погрузчиков и еще другая техника.

ПОЧЕМУ ВЕТЕР?

Узкая дамба в пять-шесть метров — это плохо. Сильный, порывистый ветер до 15-20 метров в секунду гонит воду из Мылкинского озера через дамбу и размывает ее «тело». В условиях постоянного наката воды мешки рвутся, песок смывается вниз, дамба становится рыхлой. Вероятность прорыва заграждения резко возрастает. Все-таки водяной массив давит с чудовищной силой.

Чтобы избежать этого, спасателям пришлось использовать водоналивные дамбы. Правда, их не заполняли водой, а просто разложили на поверхности дамбы со стороны озера Мылки. Это, конечно, не решение проблемы, но все же удается снизить ударную мощь амурской волны.

Только на дамбе в полной мере ощущаешь те девять метров, о которых кругом столько разговоров. Слева, совсем рядом, водная поверхность озера Мылки, а справа — обрыв, фактически небольшая пропасть, пространство с зеленой — с небольшими лужами — травой и на незначительном расстоянии первые многоэтажные дома города.

…Иду по дамбе. День солнечный. Выпуская клубы дыма, меня обгоняют КАМАЗы, а вдали просматриваются люди, но сколько их и чем они занимаются, понять было трудно.

По мере сужения площадки дамбы под ногами все больше становится грязи. КАМАЗы уже идут только в одну сторону. Двум машинам не разойтись. Порывистый ветер нагоняет мылкинские волны. Они, ударяясь о тело дамбы, рассыпаются на миллионы брызг и водяным дождем обрушиваются сверху на дамбу и находящихся на ней людей.

Подхожу ближе и начинаю понимать, что к чему: сотни людей, одетых в защитные костюмы Л-1, своими телами подпирают раздувающе еся под сильным ветром полотно водоналивной дамбы.

Л-1 или в простонародье «элька» — вещь хорошая — воду не пропускает. Одна беда: если в ней выполняешь физическую работу, то довольно скоро весь покроешься потом — воздух-то она не пропускает тоже.

Лица бойцов, несмотря на ветер, воду и напряжение, по-молодецки веселы. Они подтрунивают друг над другом, помогают друг другу и вообще такое ощущение, что они не рассматривают свое участие в этой спасательной операции как нечто героическое. Хотя если рассматривать героизм как способность пожертвовать собой ради блага других, то это-то на дамбе как раз и можно наблюдать.

Дойдя до самого узкого ее места, я увидел, как вода проделывает в «теле» дамбы лазейки и постепенно просачивается на другую сторону. Даже мне, неспециалисту, стало ясно, что если эти лазейки в один момент прорвутся, то огромные массы воды под колоссальным давлением ринутся на беззащитный город. Тогда, как говорится, мало никому не покажется. Вот ребята и держатся.

Постепенно настроение у меня ухудшается. Пройдя под брызгами более километра, понимаю, что промок, а в резиновых сапогах полно воды. Но отступать некуда, иду дальше. По ходу делаю фотоснимки. Появление человека с фотоаппаратом на дамбе вызывает у ее защитников двойственное чувство. Они охотно фотографируются, даже позируют, но стоит достать диктофон, как сразу же замыкаются в себе или отвечают: «Обращайтесь к старшему!» или «Без разрешения старшего ничего говорить не могу!»

А «старший» — понятие растяжимое. Старший подразделения? Старший на участке дамбы? Старший от ведомства? Старший по воде? К кому обратиться-то?

БУДУЩЕЕ ДАМБЫ

По мере снижения общей напряженности приходит и понимание того, что Мылкинская дамба для сдерживания такой массы воды не годится. Никто не даст гарантий, что в следующем году паводок будет меньший. Поэтому сейчас решается вопрос: строить новую дамбу или реконструировать старую с учетом современных инженерных решений.

Сразу встает вопрос денег. Их, понятное дело, не всегда имеется в нужном количестве. В тоже время, на сегодняшний день в Дальневосточном федеральном округе пострадало от паводка более 135 тысяч человек, 14 тысяч домов, 1600 километров дорог, 174 моста, 825 социально значимых объектов. Эти данные обнародовал полпред президента в ДФО Юрий Трутнев. Он также сообщил, что федеральные власти выделят 12 млрд. рублей на оказание материальной помощи пострадавшим и ликвидацию последствий наводнения на Дальнем Востоке.

Но здесь важно другое. Эти огромные выплаты — на самом деле латание дыр. То есть все силы брошены на ликвидацию последствий, вместо того чтобы всерьез задуматься о том, как победить причину, порождающую такие масштабные беды. Иначе говоря, надо строить такие защитные сооружения, чтобы не было обидно за несвоевременно принятые меры. Думаю, что за эти 12 млрд. рублей, будь они выделены раньше, можно было бы существенно обезопасить регионы, подвергшиеся атаке разбушевавшейся водяной стихии.

Впрочем, такой подход — по-нашему. Живем — не горюем, потерявши — плачем.

ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ

Впрочем, с падением уровня воды проблемы Комсомольска не исчезнут. В дело вступают особенности рельефа. Амур — река широкая, но вблизи Комсомольска его русло сужается. Это-то сужение может и не успеть до наступления холодов пропустить через себя всю воду. А холода в этих местах наступают рано: в конце октября — начале ноября.

Проблема — дефицит времени! Вот тогда действительно будет катастрофа. Ведь многие системы жизнеобеспечения в населенных пунктах — водопроводы, канализация, объекты энергетики — находятся сейчас в воде или под водой.

Здесь также предстоит большой объем работы. Однако глава МЧС России Владимир Пучков выразил уверенность в том, что «до наступления морозов все первоочередные мероприятия по нормализации жизни людей в пострадавших населенных пунктах будут выполнены в полном объеме, организовано строительство жилья и другие долгосрочные меры».

Как говорится, дай-то Бог!

ВОССТАНОВЛЕНИЕ

Однако после того, как спадет вода, независимо от того «до» или «после» морозов, спасательным службам предстоит выполнить большой объем восстановительных работ. Причем, этот объем гораздо больший, чем планировало МЧС России. Что, впрочем, и логично. Именно поэтому по мере спада воды спасатели, пожарные и другие подразделения чрезвычайного ведомства уже стали выполнять совершенно иные задачи: это сплошная очистка территории, дезинфекция, адресная помощь в частных домовладениях, подвоз воды, доставка продовольствия, восстановление социально значимых объектов: почты, банков, фельдшерско-акушерских пунктов и т. д.

В районах, освободившихся от воды, аварийно-восстановительными бригадами очищено 85 социально-значимых объектов и более 1,1 тысяч подворий, восстановлено 46 мостов, расчищено свыше 57 километров дорог, проездов, улиц, разобрано около 250 завалов. Из более 530 подтопленных домов и социально-значимых объектов откачана вода.

Однако сколько еще предстоит сделать! 

 

Оцените эту статью
4743 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4.2

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание