12 декабря 2017 19:07 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: Фёдор БАРМИН
ФСБ «ВЗОРВАЛА МОСКВУ»

30 Июня 2013
ФСБ «ВЗОРВАЛА МОСКВУ»

ДО СИХ ПОР ЭТА ВБРОШЕННАЯ ДЕЗИНФОРМАЦИЯ ГУЛЯЕТ ПО СЕТИ

С осени 2011 года в Лондоне проходят предварительные слушания по делу о смерти Литвиненко. Они проходят в закрытом режиме с участием сотрудников лондонской полиции, а также представителей посольства России. В рамках дознания по делу слушания возобновились в июне 2013-го.

На заседании 11 июня 2013 года коронер сэр Роберт Оуэн в очередной раз попросил провести открытое разбирательство по делу о гибели Александра Литвиненко. Он отправил запрос министру юстиции, отметив, что в противном случае будет лучше вообще не рассматривать некоторые аспекты гибели Александра Литвиненко, чем делать это на основе неполных данных.

Сэр Роберт Оуэн заявил о том, что нет никаких подтверждений участия в этом деле России, еще в середине мая 2013 года. По его словам, также нельзя говорить о том, будто британские спецслужбы могли предотвратить гибель Литвиненко.

Похоже, за семь лет расследования никаких доказательств так и не нашли, считает полковник внешней разведки в отставке, писатель Михаил Любимов: «Налицо большая фальшивка, нужно быть круглым идиотом, чтобы засылать разведчиков в Лондон да еще с полонием, да еще полоний разбросан по всему Лондону. Это анекдот, и наконец англичане поняли, что это фальшивка и стали постепенно откатывать назад. Нельзя же вечно из-за этого дела находиться в плохих отношениях с Россией, и я совершенно убежден, что никаких доказательств участия там спецслужб нет».

Версия директора ЧОПа «Атолл» Сергея Соколова, который возглавлял личную разведку Бориса Березовского и Романа Абрамовича, на которых работал и Литвиненко: бывший подполковник отравился сам, случайно. Незадолго до смерти с парой агентов британской разведки он вывез полоний-210 из заброшенной советской военной базы в Казахстане.

Полоний несложно отследить по происхождению, так что его и планировалось использовать, чтобы компрометировать российские спецслужбы, считает Соколов. Что, впрочем, и получилось. Иначе… это просто непрофессионально, поскольку можно было использовать любой из ядов, который не оставляет следов.

БЕРЕЗОВЫЙ СОК

«Куда едет «крыша» России под названием ФСБ?» — под такой шапкой «Новая газета» опубликовала в 2001 году откровения Александра Литвиненко. Как мы помним, скандальную известность он приобрел 17 ноября 1998 года. На организованной агентством «Интерфакс» пресс-конференции подполковник и его несколько коллег по УРПО заявили, что им было приказано ликвидировать г-на Березовского, но они отказались.

Летом 1998 года Управление собственной безопасности ФСБ провело по этому факту свое расследование. Откровения подполковника оказались дутой сенсацией. Зато сам Литвиненко, на основании собранных материалов, был обвинен в том, что неоднократно «наезжал» на предпринимателей, угрожал им физической расправой, издевался и избивал. Возникает, правда, вопрос: неужели для того, чтобы вскрыть эти факты, нужно было дожидаться пресс-конференции?..После взрыва 9‑этажного жилого дома №19на улице Гурьянова, произошедшего 8 сентября 1999 года в 23 часа 59минут. Москва, район «Печатники»

В марте 1999 года будущий диссидент и борец с тоталитаризмом отправился на экскурсию в Бутырское СИЗО, где провел восемь томительных месяцев, ожидая помощи со стороны своего патрона и благодетеля (на момент ареста Литвиненко работал в штате исполнительного секретаря СНГ Бориса Березовского).

В ноябре суд Московского гарнизона гуманно и милосердно освободил подсудимого из-под стражи. Причина — «недоказанность вины». Однако погулять на свободе ему не удалось: прямо в зале суда сотрудники ФСБ вновь арестовали своего недавнего коллегу, на этот раз по новому обвинению — «превышение полномочий при проведении антитеррористической операции в Костроме».

Через месяц Литвиненко освободили под подписку о невыезде, чем тот и воспользовался, покинув Россию — через Украину и Турцию. Побег состоялся накануне слушания его дела в военном суде Ярославского гарнизона. Для Литвиненко оно могло закончиться длительным тюремным заключением.

Однако 2 ноября 2000 года Литвиненко вместе с семьей приземлился в лондонском аэропорту «Хитроу», где сразу же заявил материализовавшимся, видимо, из воздуха журналистам, что к этому шагу — побегу и просьбе предоставить политическое убежище — его вынудило «непрекращающееся преследование со стороны российских спецслужб».

Весьма примечательно, что на этот шаг Литвиненко отважился как раз в тот день, когда стало известно о вызове его покровителя на допрос в Генеральную прокуратуру по делу «Аэрофлота». По словам перебежчика, ему известно слишком много тайн «московского двора» (в том числе и о взрывах двух жилых домов в Москве), и поэтому он опасается за свою жизнь.

Прошло чуть больше полугода, и 15 мая 2000 года МВД Ее Величества удовлетворило ходатайство Литвиненко о предоставлении ему политического убежища. Он был растроган до слез: «Я благодарен королеве и правительству Великобритании за эту возможность и оказанную честь. Тяжело быть эмигрантом, но еще тяжелее подвергаться преследованиям репрессивной власти. Я уверен, что наступит время, когда моя семья и я сможем вернуться на Родину».

Прошло немного времени, и доверенный человек Березовского, которого взяли под крыло британские спецслужбы, решил жестоко отомстить — и за себя, и за «того парня». В этом ему помог гражданин США Юрий Фельштинский (стаж эмиграции с 1978 года), взявший на себя историческую и публицистическую часть проекта.

ГЛЯДЯ ИЗ ЛОНДОНА

Рукопись (точнее, ее часть) охотно опубликовала в 2001 году на своих страницах «Новая газета», известная своей страстной, но не взаимной «любовью» к российским спецслужбам и особенно проводимой на Северном Кавказе операции по уничтожению террористов и иностранных наемников. Неудивительно, что основной пафос книги был направлен на тиражирование версии в духе Мовлади Удугова, согласно которой взрывы жилых домов в Москве и некоторых другим городах были организованы сотрудниками ФСБ. Цель акции — обосновать необходимость операции в Чечне (как будто вторжение отрядов Хаттаба и Басаева на территорию Дагестана не было таким поводом).Глава Департамента государственной безопасности Ичкерии Абу Мовсаев (слева от Шамиля Басаева) был одним из разработчиков «лубянского следа» взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске

Но разоблачение «преступлений ФСБ» — это был только способ внушить российским и зарубежным читателям одну очень важную мысль. «В нашей книге, — сообщали авторы, — сделана попытка показать, что основные проблемы современной России вызваны не радикальными реформами (как по-прежнему «наивно» считает основная часть населения нашей страны — Авт.), а саботажем, руководимым и проводимым российскими спецслужбами. Преодолевая кордоны секретности, с неимоверным трудом добывая информацию по интересующим нас вопросам, мы пытались, насколько это возможно, отделить факты от вымыслов, разные события — от легенд. В этой книге не названы имена многих офицеров силовых ведомств. Названы только те, в причастности которых к описанным событиям мы сегодня уверены».

Оказывается, не бывшая советская бюрократия, арендовавшая Гайдара и его «гарвардских мальчиков» для передела собственности и личного обогащения, и не тот же Запад, который на протяжении 1990-х годов финансировал становление в России «криминальной демократии» — нет, не они, а сотрудники КГБ повинны в этих и других грехах.

«О заказных убийствах, — повествуют далее авторы книги, — захватах заложников, развязывании войны в Чечне, наркоторговле, контрабанде оружия и о вовлечении во все это российских силовых ведомств можно писать бесконечно». Поэтому, чтобы не растекаться мыслью по древу, они взяли быка за рога и подробно разобрали взрывы в России — и «прежде всего предотвращенный теракт в Рязани в ночь на 23 сентября».

Направление главного удара Березовский и его хозяева выбрали правильно. Ведь если им, благодаря «откровениям» чекиста-диссидента, удалось бы представить дело так, что за взрывами жилых домов стоят сотрудники российских спецслужб, то тем самым по всей операции на Северном Кавказе был бы нанесен ощутимый удар.

Допустим на минутку, что написанное в книге — правда. Тогда власть, которая идет на акции такого масштаба, страшные и кровавые, преступна по своей сути. Задача книги как раз и заключалась в том, чтобы то допущение, которое мы сделали на минуту, переросло в уверенность и завладело умами жителей России. Таким образом, мы имеем дело с активным мероприятием, направленным на подрыв безопасности нашей страны.

Перебежчик сразу же оказался в безопасном месте, под охраной английских спецслужб и под присмотром чиновников британского МВД. Сотрудники МИ-5 взяли Литвиненко в оборот, и плодом этого сотрудничества, насколько можно судить, и стало появление книги, направленной против ФСБ и ее представителей во власти.

КИЛЛЕР ИЗ «ВЫМПЕЛА»?

Я специально цитирую Литвиненко только по спецвыпуску «Новой газеты», где откровения предателя, собранные с бору по сосенке, еще не были отшлифованы, — они показывают нам характер и методику всех этих «разоблачений».

Самый поверхностный анализ «бестселлера» не оставлял никаких сомнений в его происхождении. Под видом секретной информации, якобы добытой в недрах ФСБ, читателю была предложена компиляция статей, надерганных из интернета. По закону жанра откровенная ложь была перемешана с правдой. Так, например, пересказывается хорошо известная и описанная в прессе история неудачного штурма Грозного, предпринятого чеченской оппозицией при участии ФСК осенью 1994 года. Вроде бы ничего нового, но зато последующая информация должна вызывать на подсознательном уровне эмоциональное доверие. Такой психологический прием хорошо известен специалистам, и авторы книги его активно использовали.

Или другой пример. Рассказывается, как из ветеранов «Вымпела» была создана боевая группа, занимавшаяся заказными убийствами. Заголовок так и гласил: «Под эгидой «Вымпела». Один из наемных убийц — Кирилл Борисов. Но вот беда, к подразделению «Вымпел» этот субъект никогда не принадлежал (и не мог принадлежать по определению). Срочную службу будущий киллер проходил в отряде «Витязь», относящемуся к структуре МВД. Однако «краповый берет» ему пришелся не по душе, и очень скоро молодой человек распрощался со спецназом и занялся другим делом, извлекая прибыль из цены человеческой жизни.

О его принадлежности к «Вымпелу» тогда ошибочно сообщили одна-две центральные российские газеты. К сожалению, отдельные журналисты, специализирующиеся на темах безопасности, часто не могут отличить «Вымпел» от «Витязя». Бывает, конечно. Но чтобы такой «высокий профессионал», каким нам преподносят Литвиненко, мог допустить столь непростительную оплошность, откровенный ляп? Тут возможны три варианта: или профессионал этот вовсе не профессионал, или он сознательно вводит читателей в заблуждение, или же люди, которые подбирали материалы для книги, допустили элементарную небрежность.

Дело Борисова лично мне хорошо знакомо. О нем я писал на страницах «Спецназа России», чтобы наглядно проиллюстрировать проблему криминального терроризма. Готовя публикацию к печати, я собирал также и все доступные материалы, появлявшиеся в прессе. При прочтении книги Литвиненко (эпизод, посвященный Борисову) у меня появилось стойкое ощущение, что именно эти фразы, эти обороты речи мне уже где-то попадались. Причем, именно в контексте разбираемого дела. Посмотрел старые вырезки — точно! Вот откуда черпалась авторами «секретная» информация.

И РАДЧИКОВ В ПРИДАЧУ

Основной принцип книги — бей в лоб, делай клоуна. Так авторы книги притянули за уши криминальную войну, которая велась от имени бывших «афганцев» за торговые льготы. Ее пик — террористический акт, устроенный 10 ноября 1996 года на Котляковском кладбище в Москве. В результате мощного взрыва тогда погибли 14 человек, еще 26 получили ранения. Все они собрались, чтобы помянуть Михаила Лиходея, руководителя Российского Фонда инвалидов войны в Афганистане (РФИВА) — в 1994 году он был взорван в подъезде собственного дома.

По обвинению в преступлении был арестован полковник Валерий Радчиков, руководитель конкурирующей фирмы. Несмотря на выдвинутые против него тяжелые обвинения, он был по суду оправдан и после нескольких лет, проведенных в тюрьме, вышел на свободу. 31 января 2001 года Валерий Радчиков погиб в автомобильной катастрофе на 39-м километре Минского шоссе.

По мнению Литвиненко и его литературного напарника, эта история — подтверждение преступной деятельности российских спецслужб. Они же, видимо, и убрали безногого отставного полковника, когда он стал опасным свидетелем.

В ходе тщательно проведенного следствия была установлена причина аварии. Полковник возвращался из Минска, где находился по коммерческим делам. Он торопился в Москву и, на свою беду, не дал водителю выспаться. В результате тот не справился с управлением машиной и выскочил на полосу встречного движения…

Иного мнения придерживаются авторы книги: «Десятки трупов, пропавшие миллионы и ни одного пойманного преступника — для банальной уголовщины вещь статистически невозможная. Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы вычислить, кто стоял за этой сложной и, безусловно, успешной игрой, в которой главный герой так вовремя погиб в автокатастрофе».

Увы, мистер (или кто там еще?) Литвиненко оказался явно не Шерлоком Холмсом, и даже не рядовым офицером, имеющим представление о чести и порядочности. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Бывший подполковник ФСБ ходил в друзьях у самого Бориса Абрамовича. Так что не стоит удивляться его поведению и взглядам на окружающую действительность. Он связал свою судьбу с «Березой». Назад пути нет. Как оказалось, до гробовой доски.

История «афганских» войн была приведена в книге с той целью, чтобы продемонстрировать всему миру «звериный оскал» российских спецслужб, а заодно связать воедино террористический акт на могиле Михаила Лиходея (смотрите, у них нет ничего святого!) и трагические события в Москве и Волгодонске.

ПРИЗНАНИЯ, КОТОРЫХ НЕ БЫЛО

Авторы книги уверенно заявили: взрывы домов организованы ФСБ. В подтверждение этой версии они ссылаются на источники среди чеченских сепаратистов. 19 октября 1999 года в Грозном руководитель пресс-центра «Вооруженных сил Ичкерии» Ваха Ибрагимов сообщил о переходе на сторону террористов нескольких офицеров ГРУ, которые якобы выразили готовность передать информацию об истинных организаторах взрывов в Москве, Буйнакске и Волгодонске.

Вся маленькая группа действительно попала в руки бандитов, и в декабре 1999 года руководство ГРУ официально признало этот факт. Федеральным силам был передан обезглавленный труп мужчины и залитое кровью удостоверение личности на имя полковника Зурико Иванова. Отрубленную голову офицера нашли позже.

24 марта 2000 года тогдашний начальник Центра общественных связей ФСБ Александр Зданович сообщил, что сотрудники ГРУ были казнены. Таким образом, заявление Вахи Ибрагимова о сотрудниках ГРУ, которые «инициативно вышли на контакт с чеченскими военными» (т. е. изменили присяге, добровольно предложив врагу свои услуги), являлось ложью и ничем больше. Но авторов книги эти факты отнюдь не смутили. Они сослались на сообщение английской газеты «The Independent», опубликовавшей 6 января 2000 года статью корреспондентки Елены Вомак под заголовком: «Российские агенты взорвали дома в Москве».

Начинается эта статья так: «The Independent получила видеопленку, на которой российский офицер, захваченный чеченцами, «признается», что российские спецслужбы совершили в Москве взрывы жилых домов, которые разожгли нынешнюю войну в Чечне (а вовсе не нападение террористов на Дагестан — Авт.) и привели Владимира Путина в Кремль. На пленке, отснятой турецким журналистом (Седатом Аралем) в прошлом месяце, до того, как Грозный был окончательно отрезан российскими войсками, пленный россиянин называет себя сотрудником ГРУ (Главное разведывательное управление) Алексеем Галтиным.

Заросший бородой пленный признает, и это подтверждается его собственными документами, демонстрируемыми чеченцами, что он «старший лейтенант спецназа, войск специального назначения генерального штаба Российской Федерации». Министерство обороны вчера занималось проверкой, существует ли в действительности такой офицер ГРУ. «Даже если он существует, вы понимаете, какие методы могли быть к нему применены, — сказал один из младших офицеров, просивший не называть его имени».

И дальше авторы книги продолжают цитировать британскую газету (это видно по тексту), но без кавычек: «На видеопленке лейтенант Галтин (Галкин?) говорит, что он был пленен на чечено-дагестанской границе, когда выполнял задание по минированию местности. «Я не принимал участия во взрывах домов в Москве и Дагестане. Но у меня об этом есть информация. Я знаю, кто ответственен за взрывы в Москве (и Дагестане). За взрывы в Волгодонске и Москве ответственна ФСБ (Федеральная служба безопасности) вместе с ГРУ. После этого он назвал других офицеров ГРУ. Около трехсот человек погибли, когда четыре многоэтажных дома были взорваны террористами в сентябре. Эти теракты дали возможность господину Путину, за месяц до этого ставшего премьер-министром, начать новую войну в Чечне».

О том, что на самом деле позволило «господину Путину начать войну в Чечне», мы уже говорили. Но если человек, бывший подполковник ФСБ, повторяет эту чушь, то он действительно изменник. Впрочем, такое уже не раз случалось с перебежчиками, вынужденными отрабатывать свой хлеб ценой нового предательства. Наиболее яркие примеры такого рода — эпистолярное творчество г-на Резуна, известного по книжке «Аквариум», и мемуары Олега Гордиевского «Следующая остановка — расстрел», отредактированные британскими спецслужбами.

Александр Литвиненко — фигура, конечно, не такого масштаба. Но, как известно, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Поэтому в свидетели ему и пришлось привлекать английскую газету и шефа чеченской госбезопасности Абу Мовсаева: «Фотограф агентства новостей Седат Арал сказал, что он отснял эту видеопленку в бункере в городе Грозном, где он встречался с руководителем чеченской службы безопасности Абу Мовсаевым. Господин Мовсаев сказал, что чеченцы могут доказать, что не причастны к взрывам многоквартирных домов».

Какого рода методы получения «признаний» практиковались Абу Мовсаевым и его подручными, хорошо известно. У этого человека были руки по локоть в крови. Не случайно, что во время нашей встречи, состоявшейся в июне 1997 года недалеко от Грозного, он невольно оговорился, назвав Департамент государственной безопасности (ДГБ) «чеченским Гестапо». Спохватившись, убедительно попросил не тиражировать эту оговорку (прямо-таки по Фрейду).

К счастью, лейтенанту Галкину и его товарищу удалось совершить побег — и все, абсолютно все встало на свои места, показав истинную цену литературных подмастерьев БАБа.

Галкина схватили 4 октября 1999 года вместе со старшим лейтенантом Владимиром Пахомовым и полковником Зурико Ивановым по идиотской случайности, а не «в ходе спецоперации в Наурском районе». В ноябре перед телекамерами Галкин с окаменевшим лицом рассказывал под бдительным присмотром Абу Мовсаева, как его группа совершала взрывы в Чечне и в России — в частности, в Буйнакске. Назвал Галкин и отдавших приказ, в том числе руководителя ГРУ Корабельникова. Потом разномастные подонки тиражировали эти «признания».

Показания мастаки ДГБ получали посредством пыток: голод, жажда, темнота, изоляция, избиения… А еще при Галкине отрезали головы двум солдатам, сняли это на видео и много раз показывали — для пущей убедительности. Перед самой «пресс-конференцией» Мовсаев накормил Алексея и сказал: «Сейчас приедут журналисты, ты знаешь, что отвечать. Но ты подумай, прежде чем что-то сказать, потому что у тебя есть семья, твой товарищ тут недалеко».

Воспользовавшись моментом, офицеры смогли бежать. Но сначала Галкина с Пахомовым использовали как «минный трал» при выходе из Грозного в конце января 2000 года. Месяц они провели в горах и второй раз встретились под Улус-Кертом. Их вел один из отрядов, находившихся под командованием Хаттаба, который прорывался через 6-ю роту псковских десантников.

Оружие, теплые вещи и продукты беглецы собирали у мертвых боевиков, брошенных в окрестностях боя. Встретив группу «моджахедов», открыли огонь. Галкин был ранен — ему прострелили обе руки. На второй или третий день офицеры вышли к своим.

Вот такая история, которая, естественно, не вошла в книгу предателя Литвиненко. Но мы ее должны помнить и знать. Хотя бы для того, чтобы всегда найти ответ с боку и под дых на «веские доводы» любителей подобного рода разоблачений. Мразь должна знать свое место.

«ТЕРРОРИСТЫ» В РЯЗАНИ

Большое место в книге отведено событиям в Рязани — городе, куда для проведения специальных учений из Москвы выехали сотрудники ФСБ (глава «Провал в Рязани»). Учения проводились в большой спешке, без предварительного плана. Информацией о них обладал весьма ограниченный круг лиц.

Объекты были подобраны в различных городах России, как это неоднократно делалось во время учений советского «Вымпела». Предстояло «в жестком режиме» проверить, насколько местные правоохранительные органы способны выявить «террористов» и не допустить повторения того, что произошло в столице.

По словам начальница ЦОСа ФСБ генерала Александра Здановича, Лубянка проводила операцию в максимально приближенных к реальной террористической угрозе условиях — иначе не было никакого смысла в подобного рода проверках. Ни местные органы власти, ни местные силовые структуры в известность о «террористах» не ставились, что было вполне оправдано. Именно поэтому результаты проверки дали истинную картину уровня безопасности в различных городах страны.

Одним из мест, где проводились учения, была Рязань. Благодаря бдительности жителя дома № 14 / 16 по улице Новоселов (микрорайон Дашково-Песочная), «террористический акт» не состоялся.

В 21 час 15 минут водитель футбольного клуба «Спартак» Алексей Картофельников заметил трех человек — двух мужчин и молодую женщину в спортивном костюме. Они вышли из белых «Жигулей» седьмой модели, спустились в подвал, а потом стали перетаскивать туда какие-то мешки. Затем сели в автомобиль и уехали.

Алексей незамедлительно позвонил в милицию. Наряд прибыл только в 21 час 58 минут. На месте ЧП были обнаружены 50-килограммовые мешки из-под сахара, сложенные штабелем. В них находилось вещество, похожее на сахар, взрыватель и заведенный часовой механизм, состоявший из трех батареек, электронных часов и самодельного детонатора. Взрыватель был установлен на половину шестого утра четверга.

Жителей дома немедленно эвакуировали. Подрывники УВД Рязанской области за одиннадцать минут обезвредили бомбу и тут же произвели пробный подрыв «адской» смеси. Но — ничего не последовало.

Авторы книги навязывали ту точку зрения, что в Рязани проводились не учения, а самая настоящая диверсионная операция. И не прояви тогда жители бдительность, — дом по улице Новоселов взлетел бы на воздух. Отсюда следовал вывод: террористы, настоящие террористы — это сотрудники ФСБ.

22 марта 2001 года в офисе «Альфы» была проведена представительная пресс-конференция. В ней приняли участие Герой Советского Союза генерал-майор Геннадий Зайцев, возглавлявший «Альфу» на протяжении более тринадцати лет, президент Международной Ассоциации ветеранов Группы «А» Сергей Гончаров, он же депутат Московской городской Думы, и бывшие командиры «Вымпела» Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Эвальд Козлов и генерал-лейтенант Дмитрий Герасимов.

Эти люди видели смерть в лицо. Не раз и не два. Они хорошо знают цену своему честному имени, которое не запятнали ни в 1991-м, ни в1993-м году, отказавшись в обоих случаях убивать своих соотечественников. Заставить их врать так же невозможно, как и предать интересы России. Литвиненко этого, конечно, было не понять.

Мистер из Лондона обвинил бывшего командира Группы «А» в клевете. «Своим лжесвидетельствованием 22 марта 2000 года Зайцев продемонстрировал главное: сотрудники спецслужб могут лгать, если этого требуют интересы органов государственной безопасности, если получен соответствующий приказ».

В чем состояло дело? 28 сентября 1999 года в офисе охранной фирмы «Оскордъ» состоялась пресс-конференция силовых ведомств, на которой Геннадий Николаевич высказал свое эмоциональное отношение к событиям в Рязани: «Такого рода учения меня крайне возмущают. Нельзя упражняться на живых людях!» Репортаж с пресс-конференции опубликовала газета «Ять».

Сообщив об этом, господа писатели тут же выносят вердикт: «Из этого заявления возмущенного Зайцева приходится сделать вывод, что в рязанской выходке он не участвовал. Лишь за четыре дня до президентских выборов, когда для организации победы Путина были мобилизованы все силы и любые средства были хороши, Зайцева заставили выступить на пресс-конференции и принять на себя и вымпеловцев вину за рязанские «учения». Те, кто привлекал Зайцева к пропагандистской акции, о его пресс-конференции в Коломне, конечно, не знали».

Иначе как бредом, лишенным какого-либо смысла, данный фрагмент книги (впрочем, не только он один) назвать трудно. Во-первых, Владимир Путин шел на выборах со столь значительным отрывом, что проводить «всеобщую мобилизацию» его сторонников не имело никакого практического смысла. Все и так было ясно. Во-вторых, Геннадий Николаевич не мог по определению «взять вину на себя», ибо с марта 1995 года находился в отставке. Складывалось впечатление, что авторы книги порой просто не понимали, о чем, собственно, они пишут.

В-третьих, на пресс-конференции в Коломне генерал Г. Н. Зайцев высказался на тот счет, что, проводя учения, недопустимо подвергать людей таким эмоциональным стрессам. Насколько мне известно, этого же мнения он придерживается и по настоящий день. Но авторы сенсации грубо передернули карты, попытавшись приписать ему изменение точки зрения на события в Рязани.

В-четвертых, нужно знать Г. Н. Зайцева, его жесткий характер и щепетильность по куда более мелким вопросам. Заставить боевого генерала вопреки его воле участвовать в пресс-конференции и лгать на ней — это что-то из разряда ненаучной фантастики.

Авторы книги приписали генералу Зайцеву слова, которые он вообще на пресс-конференции не говорил: ни о «грязном приборе», давшем, поэтому, положительный результат на присутствие гексогена, ни об эксперте Ткаченко, которого за допущенную ошибку якобы привлекли к ответственности. «Это вымысел. Очевидно, у Литвиненко хорошо развита фантазия, или он вынужден был доверять тем лицам, которые, собственно говоря, и писали за него книгу», — прокомментировал в те дни ситуацию Геннадий Николаевич.

СТРАСТИ ПО ГЕКСОГЕНУ

Вернемся к сути проблемы. «Эти белые «Жигули» — семерку я увидел, когда шел из гаража, — вспоминал Алексей Картофельников, тот самый главный свидетель. — По профессиональной привычке обратил внимание на номера. Вижу, на них номер региона заклеен бумагой, а на ней — рязанская серия «62».

Теперь сопоставим эти сведения с информацией, которую сообщили на пресс-конференции в «Альфе» бывшие командиры спецназа ФСБ. Учения в Рязани проводились, в том числе, и сотрудниками «Вымпела» — они выезжали в город на частной машине. При этом специально пытались привлечь к группе внимание. Например, грубо заклеили номер машины бумагой. Автору этих строк довелось быть в числе организаторов пресс-конференции, и слова насчет номеров были произнесены, что зафиксировано на видеозаписи.

Для «чистоты эксперимента» представим такую ситуацию: сотрудники элитного подразделения ФСБ выезжают на задание, связанное, как нас пытаются убедить, с подрывом жилого дома. Не нужно объяснять степень секретности операции, которая должна быть продумана до мелочей. И что же мы наблюдаем? Странные, прямо-таки абсурдные вещи. Например, группа профессиональных диверсантов отправляется на место, где должна быть проведена акция, в машине с заклеенным бумагой номером региона! Может ли быть такое? Конечно, нет. Но авторов книги это нисколько не смутило.Памятник на месте взрыва, произошедшего 13 сентября 1999 года в 5часов утра — в подвальном помещении 8‑этажногокирпичного дома № 6, корпус 3 на Каширском шоссе

Следующий момент. Наши баснописцы ссылались на профессионализм старшего лейтенанта Юрия Ткаченко, начальника инженерно-технологического отдела УВД Рязанской области, проводившего изучение смеси. «Экспресс-анализ находившегося в мешках вещества, произведенный с помощью газового анализатора, показал «пары взрывчатого вещества типа гексоген». Здесь важно обратить внимание на то, что ошибки быть не могло: приборы были современными и исправными. А квалификация специалистов, проводивших исследование, высокой».

Тогда почему пробный подрыв, который проводил тот же старший лейтенант Ткаченко, не привел к детонации взрывчатки? Ответ таков: «…то ли из-за малого количества пробы, то ли из-за того, что саперы взяли пробу вещества с верхних слоев, тогда как основная концентрация гексогена могла находиться внизу мешка». Иного объяснения авторы книги не смогли придумать.

Чтобы развеять какие-либо сомнения, мешки вывезли на полигон и попытались взорвать. Взрыва не последовало. И не удивительно, ведь в мешках находился обыкновенный сахар, купленный сотрудниками «Вымпела» на рынке в Рязани.

Читателей книги специально пытались погрузить в поток противоречивой информации, поступавшей в те дни из разных источников. Это неудивительно. Ведь в курс дела были посвящены только директор ФСБ, руководители учений и непосредственные исполнители. Поэтому на разных этапах официальные лица давали каждый свою оценку происходивших событий. И даже после того, когда стало известно об «учебной тревоге» в Рязани, разночтения еще какое-то время оставались.

ВЫВОДЫ

Итак, пулька расписана. Карты легли на стол. Одна из карт под названием «Анна Политковская» была уже бита. Потребовалось новая — «Александр Литвиненко».

Ясно, что ФСБ травить Литвиненко было незачем, зато отрицательный пропагандистский резонанс для Кремля от случившегося очевиден. Как и в случае с Политковской. Вред от ее журналистских «расследований» не был велик, зато в качестве «жертвы режима» она эффективно отрабатывала вложенные в нее деньги.

Тоже самое — Литвиненко.

Хотя правда уже пробивает себе дорогу. Согласно показаниям, которые дала Скотленд-ярду Марина Литвиненко после смерти мужа, британская разведка начала выплаты в конце 2003 или в начале 2004 года, когда 18 тысяч фунтов были переведены на общий банковский счет четы. Оказывается, показания эти она дала семь лет назад, однако впервые они были обнародованы недавно, весной нынешнего года.

Тогда же МИ-6 выдала бывшему подполковнику ФСБ поддельный паспорт. Платежи в размере 2 тысяч фунтов стерлингов продолжали поступать ежемесячно, вплоть до марта 2007 года. По данным прессы, Александр Литвиненко получал также деньги за сотрудничество от испанских спецслужб.

Отец Александра Литвиненко Вальтер раньше обвинял российские власти в его смерти, но в начале 2013 года назвал сына предателем. Его мнение о сыне изменилось после того, как он узнал, что в деле замешана британская разведка. Литвиненко-старший попросил у Родины прощения и изъявил желание вернуться домой.

 

Оцените эту статью
45285 просмотров
2 комментария
Рейтинг: 4.5

Написать комментарий:

Комментарии:

Алексей: Вальтер Литвиненко "попросил у Родины прощение" только когда ему жрать стало нечего. Поэтому называть это поступком, человека, который заблуждался относительно собственного сына, а потом вдруг прозрел и попросил у Родины прощение, никак нельзя. Это скорее скулеж голодной скотины, которую английские-жидовские хозяева перестали кормить. И не надо себя тешить надеждами, что эта продажная скотина, вдруг вспомнила о Родине.
У нас есть хорошая поговорка, что "яблоко от яблони падает недалеко". Александр Литвиненко пошел в папу, такой же продажный.
Оставлен 8 Июля 2013 22:07:36
Сергей Крейдер: Спасибо за статью.. Грамотно и по существу.. Давно ждал подобных слов.. Дождался.. Постараюсь максимально размножить эти слова.. )))) Еще раз спасибо..
Оставлен 6 Июля 2013 08:07:06
Общественно-политическое издание