21 июля 2018 14:42 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Как это было

Автор: Матвей СОТНИКОВ
СТАЛИН. КРОВАВАЯ РВОТА

30 Апреля 2013
СТАЛИН. КРОВАВАЯ РВОТА

 

 

АНАМНЕЗ КРЕМЛЁВСКОГО ПЕРЕВОРОТА МАРТА 1953 ГОДА

Окончание. Начало в №4, 2013 год

Даже в те смутные времена среди медиков нашелся человек, которому эта явно «преднамеренная смерть» не давала покоя. И именно ему, профессору Лукомскому, задним числом было поручено оформить эту многострадальную «Историю болезни И. В. Сталина, составленную на основе журнальных записей течения болезни со 2 по 5 марта 1953 года». Последняя правка была сделана в июле 1953 года, т. е. после физического устранения Берии.

ФАЛЬСИФИКАЦИЯ

Как установлено исследователями, из истории болезни исчезли все кардиограммы, за исключением трех: от 1926 года и от 2 и 5 марта 1953-го. Причем анонимный анализ кардиограмм, выполненный И. Чигириным и описанный в его первой книге, показал: диагноз не совпадает с тем, что ставили врачи в 1953 году.

Следовательно, либо электрокардиограммы подменили, либо врачи оказались не на высоте положения, либо они целенаправленно лгали по какой-то очень важной причине. Как установил Сигизмунд Миронин, все электрографические исследования, выполненные 2 и 5 марта 1953 года, были сфальсифицированы.

Все разговоры о том, что случившееся кровоизлияние в мозг и быстрая кончина Сталина явились следствием его плохого здоровья, полностью опровергаются обнаруженными результатами его медицинских обследований на протяжении более чем тридцати лет.

Данные эти опровергают и те заявления, согласно которым Сталин настолько сомневался в надежности эскулапов, что боялся даже обследоваться и тем более лечиться, нередко прибегая из-за этого к самолечению. Наоборот. К заболевшему Сталину вызывались, как и положено, врачи и устанавливали тщательное наблюдение за общим состоянием организма.

Вот выписка из обследования Сталина перед курортными процедурами в Мацесте 16 сентября 1947 года:

«Диагноз: основной — гипертония в начальной стадии; сопутствующий — хронический суставной ревматизм, переутомление. Пульс 74 в 1 мин. Артериальное давление 145 / 85. Леч. врач Кириллов».Журнал врачей во многом сводит на нет все мемуары и исследования. Судя по всему, медики понимали, что у Сталина отравление. Поэтому среди лечебных назначений есть почти всё, что применяется при поражении ядами.

У подавляющего числа людей от сорока до шестидесяти лет давление 145 на 85 считается нормальным. А в более старшем возрасте (Сталину тогда было шестьдесят семь лет) нормой являются и гораздо более высокие цифры — 150 на 90.

Каким было здоровье вождя в дальнейшем? Вот ошеломляющие выписки из его медицинской карты.

Сталину 70 лет.

«4.09.50. Пульс до ванной 74 в 1 мин. Давление 140 / 80. После ванной пульс 68 в 1 мин., ритм. Давление 138 / 75. Тоны сердца стали лучше. Сон удовлетворительный. Кишечник регулярно. Общее состояние хорошее. Кириллов».

Сталину 72 года.

«09.01.52. Пульс 70, полный, правильный. Давление 140 / 80…»

Эти измерения сделаны при сильнейшем гриппе с высокой температурой. Даже гораздо более молодой и здоровый человек вряд ли может похвастаться подобными цифрами. Обращает на себя внимание и тот факт, что даже о «начальной стадии гипертонии», приведшей, как утверждалось в марте 1953 года, к роковому «удару», больше нигде не говорится.

Вывод: заявления, что «Сталин был серьезно болен, особенно после тяжелейшего напряжения в годы Второй Мировой войны», не соответствуют действительности. Также не выдерживает критики версия, согласно которой все данные, которые свидетельствовали о гипертонической болезни Сталина, были изъяты — потому, дескать, их и нет. Вот только вопрос: зачем?! Наоборот, они бы только подтвердили официальную версию.

Кстати, до начала смертельного заболевания Сталина его лечащим врачом был опытный и высокообразованный доктор Кулинич, но в марте 1953 года он был отстранен от принятия решений и выслан в Ижевск. Вместо него возле одра оказался доцент-терапевт Иванов-Незнамов.

История болезни Сталина, в каком бы виде она не существует, должна быть введена в оборот. Если она рассекречена, то должна быть опубликована в архивных сборниках, чтобы специалисты могли с ней работать.

ХРОНИКА АГОНИИ

Обнаруженные документы свидетельствуют, что предполагаемое отравление состоялось 28 февраля — 1 марта 1953 года, т. е. в ночь с субботы на воскресенье и до понедельника, когда основной медперсонал отдыхал. В этом отчетливо просматривается основательная продуманность отравления — на случай, если яд не окажет мгновенного действия, что потом и случилось.

Вскоре после смерти Сталина был арестован начальник спецлаборатории МГБ Григорий Майрановский. «Мы яды давали через пищу, различные напитки, вводили яды при помощи уколов шприцем, тростью, ручкой и других колющих, специально оборудованных предметов. Также вводили яды через кожу, обрызгивая и поливая ее», — показал Майрановский на допросе 23 сентября.

Не исключено, что Сталин отравился сразу, как только выпил минеральную воду. Об этом свидетельствует тот факт, что его нашли лежащим у стола, на котором стояли бутылки и стакан…

Поскольку яд действовал «почти моментально», Сталин тут же упал… по одним данным — замертво, по другим — потеряв сознание, во всяком случае — дар речи потерял точно! Тут его якобы и увидела дачная обслуга, взломав двери в покои Хозяина после длительных согласований в верхах…

8 ноября 1953 года Музею Ленина из Лечебно-санитарного управления Кремля решили передать для музея Сталина «медикаменты и три бутылки из-под минеральных вод…» Но отчего-то по неуказанным причинам 9 ноября передали лишь «2 бутылки (одна из-под нарзана, другая из-под боржоми)». Куда подевалась третья бутылка и какие тайны она могла бы открыть после соответствующих химических исследований?

Журнал врачей во многом сводит на нет все мемуары и исследования. Судя по всему, медики понимали, что у Сталина отравление. Поэтому среди лечебных назначений есть почти все, что применяется при поражении ядами: холодный компресс (пузырь со льдом) на голову, сладкий чай с лимоном, очистка желудка серно-кислой магнезией и т. д.

Теперь давайте приступим к чтению записей медиков о последней болезни и смерти Сталина.

2 марта 1953 года.

«При осмотре в 7 часов утра — больной лежит на диване на спине, голова повернута влево, глаза закрыты, умеренная гиперемия лица, было непроизвольное мочеиспускание (одежда промочена мочой). Дыхание не расстроено. Пульс 78 в минуту с редкими выпадениями. Тоны сердца глуховаты. Кровяное давление 190 / 110. (…) Живот мягкий, печень выходит из-под реберного края по среднеключичной линии на 3-4 см. В области правого локтевого сустава — следы ушиба (экскориация и небольшая припухлость). Больной в бессознательном состоянии. (…) Менингиальных симптомов нет. (…) Состояние больного крайне тяжелое».

Из записей профессора Лукомского можно добавить: «Был обнаружен полный паралич обеих правых конечностей. (…) При поднимании век глазные яблоки уходили то вправо, то влево. (…) В левых конечностях временами появлялось двигательное беспокойство. (…) Во избежание аспирации решено было снять зубные протезы…»

16.00 (…) В 4-м часу дня проглотил 3 чайные ложки чая без поперхивания. Паралич правых руки и ноги остается. (…) Состояние больного по сравнению с состоянием в 7 час. утра стало еще более тяжелым… Третьяков, Куперин, Лукомский, Ткачёв, Глазунов, В. Иванов.

18.30 Лед на голову пока отменен. (…) Начали давать сладкий чай с лимоном. Больной получил 4 чайные ложки. Температура тела в правой подмышечной ямке 37,4°, а слева 37,6°. В. Иванов».

Создается впечатление, что врачи одновременно пытались лечить и от отравления, и от его последствий, выразившихся в нарушении кровообращения и инсульте. Но при этом они ни словом не обмолвились относительно отравления. Это означало подписать себе смертный приговор!

«22.45 Состояние тяжелое, больной открыл глаза и пытался разговаривать с тт. Маленковым Г. М. и Берия Л. П. (…) Больной сильно потеет. Температура 38°.

3 марта 1953 года, 10 час. 30 мин.

Консилиум (Третьяков, Куперин, Коновалов, Мясников, Ткачёв, Глазунов, Тареев, Филимонов, Лукомский, Иванов-Незнамов). В состоянии больного произошло значительное ухудшение: угнетение сознания стало более глубоким, усилились нарушения дыхания, деятельность сердца слабеет. Консилиум считает состояние больного угрожающим.

13.30 (…) После дыхания кислородом ритм дыхания становится более правильным и ровным. (…) Временами появляются проблески сознания, пытается что-то сказать, отдельное слово разобрать невозможно. Голову на подушке держит, глаза временами открывает, взглядом не фиксирует. Зрачки узкие, реакция на свет вялая, правая носогубная складка опущена, язык не высовывает. (…) Временами появляется двигательное беспокойство в левых конечностях (перебирание пальцами в воздухе, застывание поднятой руки, иногда хватательный рефлекс в левой кисти).

19.00 Около 50 минут больной был без кислорода. Наблюдался кратковременный проблеск сознания, реагировал на речь товарищей.

24 часа Резко усилились расстройства дыхания, доходя часто до угрожающего состояния — полной остановки дыхания. В последний час консилиум применил, в целях спасения жизни тов. Сталина, медикаментозные средства, намеченные ранее на крайний случай. Несмотря на применение этих средств, в состоянии здоровья тов. Сталина улучшения не наступает».

4 марта 1953 года.

«0.10 В начале первого часа ночи состояние больного стало крайне тяжелым вследствие часто повторяющихся остановок дыхания…

7.35 Дан кислород — синюшность несколько меньше.

8.00 Резкий цианоз лица и конечностей».

Цианоз — посинение и почернение кожи и слизистых оболочек. Синюшная окраска кожи появляется при отравлении некоторыми ядами — анилином, нитробензолом, бертолетовой солью и др., поскольку из-за них гемоглобин крови превращается в так называемый метгемоглобин, имеющий темную окраску. Не исключено, что Сталин был отравлен смесью различных ядов.

Начиная с 15.00 и до 21.00, то есть целых шесть часов, дневник врачей почему-то не велся. Делались лишь общие обзорные заметки о состоянии и процедурах.

«21.00 (…) Сознание полностью отсутствует. Дыхание с частыми и длительными паузами — до 10 секунд пауза.

22.00 (…) Значительное последовательное кровотечение после пиявок, особенно за правым ухом».

КРОВАВАЯ РВОТА

5 марта. С 1 часу до 3 часов ночи дневник опять почти не ведется. Быть может, от полной безнадежности? Или же причина — растерянность… К этому времени пришли анализы крови и мочи… Все они производились без указания фамилии Сталина и выписывались на имя начальника его выездной охраны И. В. Хрусталёва.

Заключение консилиума на 1 час ночи 5 марта предельно лаконично: «При исследовании крови отмечено увеличение количества белых кровяных телец до 17 000 (вместо 7000-8000 в норме) с токсической зернистостью в лейкоцитах. При исследовании мочи обнаружен белок».

«Консилиум обсудил вопрос о причинах кровавой рвоты и пришел к выводу, что она явилась результатом сосудистых трофических поражений слизистой оболочки желудка, связанных с основным заболеванием».

Если основное заболевание — действительно хроническая артериальная гипертония, приведшая к кровоизлиянию в мозг, то весь набор слов консилиума выглядит как невозможная нелепица.

Но как врачи могли сообщить такое Им? Решили, учитывая безнадежность положения и упущенное время, просто зафиксировать факт… Поэтому, по всей видимости, и возникла такая длительная без всяких процедур пауза.

«3 часа ночи (…) Печень остается увеличенной».

Один из признаков сильнейшего отравления — это как раз увеличенная печень.

«4.55 Появилась икота (2-3 раза)».

События начинают развиваться стремительно. Икота учащается, становится сильной.

«7.20 У больного наблюдалось двигательное беспокойство, он попытался вставать».

«8.20 Двигательное беспокойство. Позывы на рвоту. Рвота с кровью (рвотные массы темного цвета). Сделана инъекция кофеина (1 кб. см). Состояние крайней тяжести. Больной открыл глаза. Резкий цианоз. Кровяное давление 170 / 110. Пульс — 110 в минуту, слабого наполнения. Рвотные массы посланы на анализ».

Реакция профессора А. Л. Мясникова: «Утром пятого у Сталина вдруг появилась рвота кровью: эта рвота привела к упадку пульса, кровяное давление пало. И это явление нас несколько озадачило — как его объяснить?»

Вот именно, как объяснить руководителям партии и государства все происходящее? А потому все участники консилиума толпились вокруг больного и в соседней комнате в тревоге и догадках. Нельзя забывать, что воспоминания писались в те годы, когда еще тема эта находилась под страшным запретом. И, несмотря на всю недосказанность — такое признание!

«8.27 Снова рвотные движения.

8.40 Снова повторились рвотные движения…

11.30 Внезапно наступили позывы на рвоту. Состояние больного сразу ухудшилось. Наступило резкое побледнение лица и верхнего отдела туловища. (…) Наблюдалось легкое движение головы, 2-3 тикообразных подергивания в левой половине лица и судорожные толчки в левой ноге».

«14.55 Поднес левую руку к губам, шевелил губами, выпил 2 чайные ложечки воды».

«18.00 Издавал три раза звуки стона».

«В начале девятого у больного появилась кровавая рвота… которая закончилась тяжелым коллапсом, из которого больного с трудом удалось вывести. В 11 час. 30 мин. после нескольких рвотных движений вновь наступил коллапс с сильным потом, исчезновением пульса на лучевой артерии; из коллапса больной был выведен с трудом…»

Вероятно, в один из моментов кто-то из врачей, уже имея на руках повторные анализы, под большим секретом сообщил сыну Сталина Василию, что в действительности случилось с его отцом. И Василий, как пишет его сестра Светлана, стал кричать: «Отца отравили!..»

С 20 часов прекратились все, даже рефлекторные, движения…

«21.30 Резкая потливость. Больной влажный. Пульс нитевидный. Цианоз усилился.

21.40 Карбоген (4,6 % СО2) 30 секунд, потом кислород. Цианоз остается. Пульс едва прощупывается. Больной влажный. Дыхание учащенное, поверхностное. Повторен карбоген (60 СО) и кислород. Сделаны инъекции камфоры и адреналина. Искусственное дыхание.

21.50 Товарищ И. В. Сталин скончался».

Головной мозг Сталина был изъят. Однако никто и никогда не проводил никаких исследований, тем более — биохимических. Во всяком случае, информация на сей счет отсутствует.

Сталинскую охрану, от греха подальше, раскассировали по отдаленным городам. Один из врачей, участвовавших во вскрытии тела Сталина, — профессор Русаков, «внезапно» умер в марте 1953 года. Как и начальник охраны Иван Васильевича Хрусталёв, который резко запил и умер от инфаркта.

Лечебно-санитарное управление Кремля, ответственное за лечение Сталина, было упразднено, а его начальник И. И. Куперин оказался под арестом.

Министра здравоохранения А. Ф. Третьякова, состоявшего по чину во главе обеих комиссий, сняли с должности, арестовали и вместе с Купериным и еще двумя врачами, членами комиссии, отправили в Воркуту. Там вчерашний министр Третьяков получил должность главврача лагерной больницы.

Еще раз повторимся: любое преступление должно был расследовано. В особенности, если оно совершено в отношении первого лица государства. Факт преступления должен быть установлен или опровергнут.

 

Оцените эту статью
12084 просмотра
5 комментариев
Рейтинг: 4.7

Читайте также:

Автор: Дмитрий БЕРНАЦКИЙ, «Косовский Фронт»
30 Апреля 2013
СРАЖЕНИЕ ЗА ЗАГЛАВАК

СРАЖЕНИЕ ЗА ЗАГЛАВАК

Написать комментарий:

Комментарии:

Franciszef: SUBJ1
Оставлен 21 Сентября 2017 21:09:53
Stevendix: SUBJ1
Оставлен 16 Апреля 2017 23:04:50
Леха: Матвею спасибо. Остается правительству рассекретить архивы и сказать правду. Честно и открыто как это любит делать В.В. Путин
Оставлен 10 Мая 2013 23:05:17
Леха: Матвею спасибо. Остается правительству рассекретить архивы и сказать правду. Честно и открыто как это любит делать В.В. Путин
Оставлен 10 Мая 2013 23:05:11
Общественно-политическое издание