23 октября 2018 07:00 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

В государстве с каким названием Вы бы хотели жить?

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: Митрополит ИОАНН (СНЫЧЁВ)
ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД БЕЛОЙ ГВАРДИИ

31 Декабря 2012
ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД БЕЛОЙ ГВАРДИИ
Фото: Крестный ход перед входом в зал заседаний Земского Собора. Владивосток, 23 июля 1922 года

Почти девяносто лет назад генерал Михаил Дитерихс, правитель Приамурского Края, присоединился к войскам в Посьете. Здесь же корабли Сибирской флотилии, высадив на берег часть военных, отправились далее, в корейский порт Гензан, а затем в Шанхай и на Филиппины.

Генерал Дитерихс договорился с администрацией китайского города Хунчуна о том, что войска переходят на положение беженцев. Ранним утром 2 ноября 1922 года — ровно через пять лет после начала Белого движения в Россiи! — Михаил Константинович вместе со штабом Земской Рати первыми перешли границу. Всего Дальний Восток оставило около 20 тысяч человек.

Перед эвакуацией правитель Приамурского края, он же воевода Земской Рати, подписал последний приказ, в котором говорилось: «Я горячо верю, что Россiя вновь возродится в Россiю Христа, Россiю помазанника Божiя, но теперь мы были недостойны ещё этой великой милости Всевышнего Творца».

Последняя страница гражданской войны была перевернута…Эвакуация частей Белой армии из Приморья

Революция и смута, ставшие следствием глубочайшего кризиса государства и общества, явили два важных обстоятельства. Несмотря на всю глубину падения, на Руси всё же не пресеклось здравое понимание происходящего, не оскудела тяга к восстановлению и обновлению разрушенного. Люди, олицетворявшие собой подобное здравомыслие, нашлись во всех слоях и сословиях Россiи — среди духовенства и крестьян, военачальников и казаков, дворян и университетских профессоров.

Спору нет, эти силы оказались в меньшинстве. Их травили со всех сторон — интернационалисты, либералы и анархисты… И всё же немногие хранители святынь и исконного русского духа сумели не только выстоять, выжить, но сохранить Веру и идеологию Движения. Своими самоотверженными действиями они засвидетельствовали перед Богом и всем миром, что русский народ не побеждён и не сломлен. Что Русь не смирилась с торжеством богоборчества и развалом своей соборной государственности. Что победа сил зла, случившаяся в феврале семнадцатого года, отнюдь не окончательна, а скрепы большевизма, стальным обручем сохранившие распавшуюся страну, когда-нибудь отпадут за ненадобностью,

Предваряя историю девяностолетней давности, редакция журнала «Разведчикъ» публикует очерк митрополита Иоанна Санкт-Петербургского и Ладожского, посвящённый генералу Михаилу Дитерихсу и Приамурскому Земскому Собору. Мы позволили себе лишь разбить текст на главки, а отдельные абзацы на более мелкие составляющие, для удобства чтения.

Мистерия русского народа

Одним из самых замечательных представителей… богоспасаемого «малого стада» стал генерал-лейтенант Михаил Константинович Дитерихс. С его именем связаны два важнейших события новейшей русской истории, значение которых для будущих судеб Россiи трудно переоценить: расследование в 1919 году убиения Государя Императора и Августейшей Семьи в Екатеринбурге и последний в отечественной истории Земский Собор во Владивостоке, заседавший летом 1922 года.Генерал Дитерихс был одним их разработчиков знаменитого Брусиловского прорыва в 1916 году

М. К. Дитерихс родился 5 апреля (по другим данным — 4 апреля) 1874 года в семье обрусевшего чеха и русской дворянки. Дед его переселился в Россiю вследствие притеснений от немцев. Отец сорок лет прослужил в русской армии, участвовал в Кавказской войне и сына, разумеется, тоже определил на военную службу. Окончив Пажеский корпус, свою армейскую карьеру юный Михаил начал во второй лейб-гвардейской артиллерийской бригаде. В 1900 году «по первому разряду» окончил Николаевскую академию Генерального штаба, а несколькими годами позже принял активное участие в русско-японской войне.

С 1910 года он — старший адъютант штаба Киевского округа, глава его мобилизационного отделения. В том, что в Первую мировую войну Киевский округ вступил достойно подготовленным, немалая заслуга Дитерихса.

В этой войне Михаил Константинович проявил себя, без преувеличения, блестящим военачальником и мужественным офицером. Достаточно сказать, что состоя при командующем Юго-Западным фронтом генерале Брусилове, он стал одним из основных разработчиков знаменитого «брусиловского прорыва», вошедшего с той поры во все учебники военного искусства.

Не приняв революции, Дитерихс отправился в Сибирь, где при правительстве адмирала Колчака был назначен главнокомандующим войсками Восточного фронта, а затем начальником штаба Верховного Главнокомандующего.

После поражения Колчака (которое стало, между прочим, в значительной мере следствием того, что адмирал отклонил план Дитерихса об отводе войск с линии Иртыша) Михаил Константинович оказался в Харбине, где и проживал до июня 1922 года — до того дня, когда Приамурский Земский Собор избрал его «единоличным правителем и воеводой земской рати» в «свободной от большевиков части России».

Тогда же, летом 1922 года, в магазинах Владивостока появилось документальное исследование Дитерихса под сухим названием «Убийство Царской Семьи и Членов Дома Романовых на Урале». Несмотря на эту внешнюю сухость, книге генерала суждено было стать наиболее полным, искренним и проницательным разоблачением ритуального цареубийства, а также одной из лучших, по глубине и убежденности, работ, анализирующих драматические события русской истории нынешнего столетия.Обсуждение решения об оставлении Приморья. Октябрь 1922 года. Слева сидит генерал Г. А. Вержбицкий, рядом М. К. Дитерихс, справа В. М. Молчанов

«Не ради критики и осуждения минувших деятелей интеллигенции, не ради нудного, бесцельного самооплёвывания и никчемушного плача вавилонского приходится копаться в гнойных язвах пережитого времени и выводить на свет Божий картины прошлого, — писал генерал. — Настоящие материалы и мысли дерзают достигнуть иного, большего, великого и святого. Это надо для здравого самопознания, для возрождения духа народа «всея земли», для могучего подъёма сил на святую борьбу за своё, истинно и исконно русское, за величественный, исторический идеал Святой Троицы на земле, отождествляемый с национально сложившейся идеологией русского народа — в Духе, смысле и содержании Российского Самодержавия, освящаемого Христовым учением в Православном веровании». […]

«Для русского народа смыслом существования, а отсюда и идеей его государственного единения с древнейших времен являлись начала религиозного характера, которыми пропитана вся политическая история народа, начиная даже с легендарного периода его существования…

Историческая идеология и Православная вера тесно объединены в существе русского народа; обеим он предан бесконечно, обеим способен служить до самопожертвования, до полного своего обезличивания во имя общего блага — и против обеих грешит в периоды пробуждения в нём материальных, земных желаний и стремлений.

Для понимания мистерии русского народа, определённой Всевышним Промыслом, весьма важны два, вполне твердо определённых начала русской нравственно-религиозной идеологии: Божественность происхождения русской Верховной власти и её родовая преемственность.

Россiя может быть только Россiей Христа, Россiей «всея земли «. За эту-то Россiю и боролись Державные вожди Романовской династии. Боролись как умели, как Бог давал разума, и если грешили в умении, то в духе и идее были велики и святы».Руководители Приамурья отдавали себе полный отчёт в том, что, несмотря на военное и политическое поражение, символическое значение их деяний для будущего страны очень велико

Один из немногих людей своего времени, Дитерихс ясно сознавал одинаковую губительность для Руси как большевистской, так и либеральной идеи. Язвительно и едко высмеивал он политиканов-перевёртышей, видевших в народных массах лишь «подручный материал» для достижения власти.

«Умеренные бояре-западники, демократы-либералы вспомнили теперь о крестьянине-христианине, — писал он после поражения Белых армий в борьбе с большевиками, — которому в 1917 году ими было предназначено служить быдлом, козлом отпущения и пушечным мясом в парламентском строительстве Россiи, красивым флагом-флёром для прикрытия политических форм народу нашему чуждых и воле его непригожих. А теперь? — Всё за крестьянина: для него будущая Россiя, в нём таятся силы для возрождения страны, он свергнет большевистское иго…

Ну, а кто им будет править тогда? Опять вы, господа рассыпавшиеся доктринёры?..»В зале заседаний Приамурского Земского Собора…

Сказано ясно и — увы! — куда как современно. Очевидно, именно незаурядные качества генерала Дитерихса, его твёрдая вера и большой организационный опыт и предопределили тот факт, что именно ему судил Господь возглавить последнюю попытку возродить традиционную соборную русскую государственность. Эта отчаянная, яростная, но заранее обречённая на неудачу попытка связана с созывом и деятельностью Приамурского Земского Собора.

«Перестройка» и Смута

К лету 1921 года на огромной территории Дальнего Востока, включавшей в себя Приморье, Камчатку, Северный Сахалин (а впоследствии и Якутию, и полосу отчуждения КВЖД), где были сосредоточены богатые сырьевые ресурсы и значительный экономический потенциал, коммунистическая власть пала. За годы гражданской войны население здесь выросло едва ли не на миллион человек за счёт притока беженцев из разорённых областей Россiи, в том числе и отступивших под ударами Красной армии белогвардейцев. Были среди них и остатки колчаковских войск. Это, а также активная антисоветская позиция русских колоний в Харбине и Шанхае, и сделало возможным свержение большевиков. К власти пришло Временное Приамурское правительство под председательством сына амурского крестьянина, юриста по образованию, Спиридона Дионисьевича Меркулова.С. Д. Меркулов. Владивосток, 1921‑1922 годы

Сравнение нынешнего хаоса со смутой гражданской войны, особенно в части их результатов, даёт потрясающие совпадения. Судите сами. Вот что констатировало Приамурское правительство в своём первом воззвании к населению: «Все расхищено, растрачено и уничтожено. Государственная касса окончательно опустела. От несметных богатств, находившихся в казённых и таможенных складах, ничего не осталось. Железная дорога влачит жалкое существование. Морское судоходство сократилось на 70 процентов, и печальные остатки его требуют фундаментального ремонта при отсутствии на то каких-либо средств. Казённые предприятия дают огромные, ничем не оправданные убытки.

Государственные учреждения дезорганизованы, значительная часть населения — развращена преступной демагогией власти….безработица растёт не по дням, а по часам. Возрастающая бедность для массы населения становится неизбежной и неотвратимой…»

Столь разительное соответствие результатов гражданской войны и последствий «перестройки» и «реформ» объясняется довольно просто: все эти явления одинаково чужды Россiи, одинаково разрушительны в отношении к русскому самосознанию и соборному единству общества, одинаково космополитичны и антинациональны, а потому — равно вредоносны, гибельны для государственного устройства страны и схожи по своим катастрофическим последствиям.

Правительство это, к сожалению, не сумело избежать всеобщего тогда для «антикоммунистов» соблазна либерализма и тут же призвало народ «встать на защиту демократического правового государственного порядка». Это и неудивительно. Дивно другое — когда подобные призывы в очередной раз явили свою полную несостоятельность, русские люди во Владивостоке сумели одолеть внутреннюю смуту исконным путем «всея земли» — созывом Земского Собора.

С 1 по 11 июня 1922 года в Приморье разразился политический кризис, ставший логическим следствием идеологической пестроты и неоднородности новой власти, личных амбиций лидеров антибольшевистского движения и борьбы за власть между Правительством (исполнительным органом) и Народным Собранием (органом законодательным). Дело дошло до вооружённых столкновений. В междоусобице опять пролилась братская кровь.

Вот тогда-то, вновь встав перед выбором жизни и смерти, наученные горьким опытом революции и гражданской войны, противоборствующие стороны решили обратиться к традиционным русским средствам обуздания смуты. Указом Приамурского Временного правительства № 149 от 6 июня 1922 года объявлялось о созыве Земского собора, который должен был разрешить все противоречия и упорядочить общественную и государственную жизнь «свободной от большевиков части Россiи».

Ключевую роль в этом предстояло сыграть М. К. Дитерихсу. Приехав из Харбина во Владивосток по первому зову, он, благодаря своему высокому личному авторитету, сумел быстро пригасить распри и наладить конструктивную организационную работу…

Приамурский Собор

К сожалению, об этом — последнем пока — Земском Соборе, ставшем единственным современным прецедентом попытки возрождения соборных основ русской православной государственности, историческая наука упорно молчит. Случающиеся обмолвки туманны и невразумительны, исследователи из русского зарубежья дают ему весьма противоречивые оценки, и даже в современных православно-патриотических кругах вопрос этот вызывает определённые затруднения.

А между тем открывшийся 23 июля 1922 года (в день празднования Коневской иконы Божией Матери) во Владивостоке Приамурский Земский Собор стал плодом молитвенных чаяний и самоотверженных усилий многих русских людей, вобрав в себя все их надежды на возрождение великой Самодержавной России.

Один из историков так описывает открытие этого собора:

«К трём часам дня перед входом в Кафедральный храм был сооружён помост, покрытый ковром, и поставлен аналой с Крестом и Евангелием. Вскоре начали прибывать со всех сторон крестные ходы с иконами, хоругвями и во главе с духовенством всех местных церквей. Прибывающие с пением крестные ходы размещались вокруг помоста и по сторонам вдоль дорожки, ведущей в собор.

К месту молебствия прибыли председатель и члены Временного Приамурского правительства, управляющие ведомствами, члены Земского Собора, войска, резервы милиции, морские стрелки, два оркестра музыки: военный третьего корпуса каппелевской армии и морского флота. Народ собирался в садике вокруг собора и расположился по обоим тротуарам главной улицы города — Светлановской.

Около четырёх часов раздался благовест и начался торжественный молебен, совершённый архиепископом Владивостокским и Приморским Михаилом в сослужении с прочим духовенством.

После молебна общий крестный ход направился по Светлановской улице к зданию Общедоступного театра, украшенному национальными флагами. Впереди шествия несли напрестольные кресты, местночтимые иконы из церквей и икону Владимирской Божией Матери, окружённые развевающимися хоругвями. Затем следовало духовенство во главе с Владыкой Михаилом, в полном облачении, в сопровождении певчих. За духовенством — председатель правительства, члены его, начальствующие лица, члены Земского Собора, народ и войска. Оркестры во время шествия непрерывно исполняли «Коль славен».Медаль Приамурского Собора

На Светлановской перед зданием Общедоступного театра шествие остановилось, и был совершен краткий молебен с провозглашением многолетия Земскому Собору. Во время молебна соборный хор певчих исполнял «Тебе, Бога, хвалим».

По окончанию молебна священник о. Нежинцев, член Земского Собора, обратился к присутствующим с речью, разъясняющей историческое значение Земского Собора на Руси, настоящую разруху и гибель русского народа на родной земле, призывая всех проникнуться духом православия и к вере в то, что Земский Собор призван указать путь к святой Москве, древней собирательнице и устроительнице Русского государства.

На радость всем день выдался ясным и солнечным. Местные кинематографисты поспешили снять своими аппаратами многие моменты молебствий и крестных ходов.

Около здания Общедоступного театра толпа народа, оно охра-няется усиленным нарядом милиции. Вход по билетам — для публики открыты боковые входы.

Внутри здание великолепно подготовлено: сцена, где заседает правительство и председатели комиссий — по созыву Земского Собора и владивостокского комитета несоциалистических организаций, украшена иконами, в середине — икона Спасителя. Арка сцены задрапирована под цвет горностаевой мантии. Наверху арки двуглавый орел, внизу которого, вместо скипетра и державы, флаги — морской и военный. Ниже орла — круг, в котором изображён крест с сиянием и внизу надпись: «Симъ победиши». Над кругом надпись золотыми буквами: «Возрожденiе Россiи».

По бокам сцены поставлены две кафедры: одна имеет эмблему орла, другая скипетра. С левой и правой сторон — ложи. С левой — для иностранных представителей, с правой — для членов совета управляющих ведомствами. Ложи задрапированы национальными и военными флагами, теми же флагами украшено и всё помещение.

В ложе иностранных представителей французский консул г. Андре, его секретарь, шведский и норвежский консул Л. Ю. Бринер, китайский вице-консул, председатель японской дипломатической миссии полковник Гоми, его помощник и другие японские военные…

В 5 часов 20 минут председатель правительства С. Д. Меркулов звонит и объявляет заседание Земского Собора открытым».

Великая Русь

По предложению депутата Руднева почётным председателем Со-бора был единогласно избран Святейший Патриарх Тихон, чей большой портрет украсил возвышение, на котором располагался президиум. Рабочим председателем стал приехавший из Харбина профессор тамошнего юридического факультета Никандр Миролюбов.

Основными деяниями соборян стали (если не считать решения текущих вопросов обустройства Приамурского края): подтверждение приверженности русского народа Православному Самодержавию как единственной богоугодной форме существования российской государственности и избрание верховным правителем Приамурья генерала Дитерихса.

Торжественно вручённая ему грамота Земского Собора гласила: «…Собор в заседании своём 6 августа / 24 июля 1922 года избрал Вас правителем, возглавляющим на правах Верховной Власти Приамурское Государственное Образование… Собор призывает Вас к возглавлению русского национального движения и к водительству русскими ратными силами Дальнего Востока…

Русская Земля Дальнего Русского Края объединяется вокруг Вас как своего Вождя, с пламенным желанием вернуть русскому народу свободу и собрать воедино бредущих розно в смутную годину русских людей под высокую руку Православного Царя.

Да восстановится Святая Русь в её прежнем величии и славе!»

Весьма показателен ответ, данный Дитерихсом Собору в виде присяги, принесённой им в кафедральном соборе Владивостока 8 августа на шестом соборном заседании.

«Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом перед Святым Его Евангелием и Животворящим Крестом Господним, — провозгласил генерал, — в том, что возглавление Приамурского Государственного Образования… приемлю на время смуты и нестроения народного с единою мыслию о благе и пользе всего населения Приамурского края для сохранения его как достояния Российской державы.

Отнюдь не ища и не преследуя никаких личных выгод, я обязуюсь… приложить по совести всю силу разумения моего и самую жизнь мою на высокое и ответственное служение родине нашей,.. памятуя, что я во всём том, что учиню по долгу Правителя, должен буду дать ответ перед Русским царем и Русской землей…»

Первый же указ Михаила Дитерихса, провозглашённый им там же, в кафедральном владивостокском соборе, стал не просто административным актом новой государственной власти, но настоящим манифестом несломленной и непокорённой Православной Россiи, настоящим завещанием будущим поколениям русских людей, которые рано или поздно одумаются, очнутся от богоборческого космополитического дурмана и окажутся лицом к лицу с грозной необходимостью выбирать: исчезновение в страшной пропасти национального небытия или тяжёлая, изнурительная борьба за возрождение Святой Руси!

«Тысячу лет росла, ширилась и крепла Великая Русь, — гласил указ, — осуществляя смысл государственного единения в святом символе религиозно-нравственной идеологии народа: в Вере, Государе и Земле. И всегда, когда этот величественный завет нашей истории, освящённый Христовой Верой, твёрдо, верно и сознательно исповедывался всем народом земли Русской, Русь была могучей и единой в служении своему религиозному, историческому, мировому предназначению быть Россией Христа.

Но бывали в нашем бытии годы великих соблазнов и искушений сойти с истинных национальных путей… Народ впадал в грех против Богом данной ему идеологии, и тогда постигали землю Русскую великие смуты, разорения, моры и глады с пленением различными иноверцами и иноплеменниками. И только с искренним покаянием в отступничестве, с горячим порывом массы к возвращению снова на путь исторических, святых начал своего единения, в дружном, тесном, беззаветном и самоотверженном служении своей Родине, и только ей, народ обретал прощение греха и возвращал Святую Русь к прежним величию и славе. А вместе с возрождением земли возрождалось и благоденствие и мир самого народа под скипетром его наследственно-преемственного Державного Вождя — Помазанника, в значении коего для русской монархической идеологии тесно объединяются Верховная Власть от Бога с народом всея земли.Образец денежных знаков

По грехам нашим против Помазанника Божьего, мученически убиенного советской властью Императора Николая II со всею Семьёю, ужасная смута постигла народ русский, и Святая Русь подверглась величайшему разорению, расхищению, истязанию и рабству от безбожных воров и грабителей, руководимых изуверами из еврейского племени.

Пять лет народ земли, разметанной гневом Божиим, несёт наказание за свой грех, несёт тяжёлый, но заслуженный крест за безумное попрание святого исторического завета, за уклонение от исповедания чистоты веры православной и от святыни Единой Державной власти.

Здесь, на краю земли русской, в Приамурье, вложил Господь в сердца всех людей, собравшихся на Земский Собор, едину мысль и едину веру: России Великой не быть без Государя, не быть без преемственно-наследственного Помазанника Божьего. И перед собравшимися здесь, в маленьком, но сильном верой и национальным духом Приамурском объединении последними людьми земли Русской стоит задача направить всё служение своё к уготованию пути Ему — нашему будущему Боговидцу.

Скрепим, соединим в одну силу оставшиеся нам святые заветы — Веру и Землю, отдадим им беззаветно свою жизнь и достояние; в горячей молитве, в очищенных от земных слабостей сердцах, вымолим милость Всемогущего Творца, освободим святую нашу Родину от хищных интернациональных лап зверя и уготовим поле будущему Собору «всея земли». Он завершит наше служение Родине, и Господь, простив своему народу, увенчает родную землю своим избранником — Державным Помазанником.

Приняв на себя перед Святым Евангелием Христа и Его Животворящим Крестом сей благой и славный путь, предначертанный мне Приамурским Земским Собором, творя с верою и упованием свой первый шаг, — повелеваю:Почтовые марки правительства белого Приморья

Земскому Собору выбрать из своей среды Земскую Думу на основании расчёта, при сём объявляемого.

Приамурская Земская Дума, в единении и работе с Приамурским Церковным Собором, о созыве коего я обращаюсь вместе с сим к Владыке Мефодию, Архиепископу Харбинскому и Манчжурскому, облегчат мне последующий шаг в служении Великой Родине.

С верой в милость к нам Бога, я поведу по этому пути людей Приамурского Края.

Вас же, всех людей зарубежной, советской, угнетённой земли Русской, всех, кто верит в Бога и опознал уже истинное лицо советской власти, зову к нам, зову с нами ко Христу. Мы бедны в земле, но с нами Бог».

Семя брошено

Независимый Приамурский Край просуществовал очень недолго — чуть более двух месяцев. Надежды на то, что он станет опорным пунктом для восстановления соборной российской государственности, не оправдались. Господь судил иначе — и тяжкое ярмо богоборческой власти надолго сковало Россiю, в самом корне подорвав творческие силы согрешившего, ослепленного и обманутого русского народа.

Тем не менее руководители Приамурья отдавали себе полный отчёт в том, что, несмотря на военное и политическое поражение, символическое значение их деяний для будущего страны очень велико. Под натиском Красной Армии они отступали, покидая Родину со скорбью, но и с ясным сознанием до конца выполненного долга.

«Силы Земской Приамурской Рати сломлены, — гласит последний, шестьдесят восьмой указ Дитерихса, датированный 17 октября 1922 года. — Двенадцать тяжёлых дней борьбы героев Сибири и Ледяного похода — без пополнения, без патронов — решили участь Земского Приамурского Края. Скоро его уже не станет.

Он как тело — умрёт. Но только как тело.

В духовном отношении, в значении ярко вспыхнувшей в пределах его русской нравственно-религиозной идеологии — он никогда не умрёт в истории возрождения великой Святой Руси.

Семя брошено. Оно сейчас упало на ещё неподготовленную почву. Но грядущая буря ужасов советской власти разнесёт это семя по широкой ниве великой Матушки-Россiи, и приткнётся оно в будущем по бесконечной милости Господней к плодородному и подготовленному клочку земли Русской, и тогда даст желанный плод.

Я верю в эту благость Господню; верю, что духовное значение кратковременного существования Приамурского Земского Края оставит в народе глубокие, неизгладимые следы. Я верю, что Россiя вернётся к Россiи Христа, Россiи Помазанника Божьего. Мы были недостойны ещё этой милости Всевышнего Творца», — завещанием генерала, которое сродни пророчеству, заключает митрополит Иоанн свой рассказ.

…Призыв Дитерихса к интеллигенции и торгово-промышленным кругам остался почти без ответа. Большинство их представителей, к совести и патриотизму которых обращался Правитель, более беспокоили вопросы личного благополучия.Генерал Дитерихс и его семья — София Эмильевна и Агния Михайловна

Перед лицом гибели последнего оплота Белого движения свой долг до конца исполнила только армия каппелевцев, переименованная в Земскую Рать. Задерживая противника во встречных боях, она дала возможность правильно и своевременно организовать эвакуацию частей и гражданских беженцев. Благодаря энергии генерала Дитерихса и командующего Сибирской флотилией адмирала Г. К. Старка практически все желающие смогли покинуть Приморье, захлёстываемое красной волной.

Для немногих подвижников духа, непонятых своими современниками и, увы, многими потомками, бережно сохранялась память о Земском Соборе 1922 года — последней попытке возродить традиционную Русскую государственность. Её зримым воплощением осталась учрежденная М. К. Дитерихсом медаль Приамурского Собора, отчеканенная в количестве около трёхсот экземпляров. Из них сохранились считанные единицы…

Генерал-лейтенант Дитерихс доживал свой век в Китае, где после образования в 1924 году Русского общевоинского союза (РОВС) именно ему из числа десятков генералов было доверено возглавить Дальневосточный отдел этой организации. Умер Михаил Константинович в октябре 1937-го в Шанхае на 64-м году жизни.

Публикацию подготовила Ольга ЕГОРОВА  

 

Митрополит ИОАНН (в миру Иван Матвеевич Снычёв; 1927‑1995 гг.) — епископ Русской Православной Церкви, с 20 июля 1990 года — митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Постоянный член Священного Синода, мыслитель, богослов и историк Церкви. Неоднократно выступал с публицистическими статьями в газетах «Советская Россия», «Завтра», «Русский вестник».

В 1994‑1995 гг.издательство «Царское Дело» опубликовало главные труды митрополита Иоанна: «Самодержавие Духа (Очерки русского самосознания)», «Голос вечности (Проповеди и поучения)», «Одоление смуты (Слово к Русскому народу)», «Стояние в вере (Очерки церковной смуты)», «Русь Соборная (Очерки христианской государственности)».

 

Оцените эту статью
7213 просмотров
2 комментария
Рейтинг: 4.7

Читайте также:

Автор: Александр ДАНИЛОВ
31 Декабря 2012
КАК ПОГИБ САВИНКОВ

КАК ПОГИБ САВИНКОВ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание