16 октября 2021 22:00 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Расследование

Автор: Владислав ШВЕД
МИФЫ КАТЫНИ

6 Декабря 2012
МИФЫ КАТЫНИ
Фото: Немецкий след не вызывает сомнений. Образцы патронов, которыми были расстреляны поляки в Катыни

 

Пока официальная Москва делает вид, что Катынское дело закрыто, что оно потеряло свою актуальность, польская версия событий собирает свою жатву. И никто в Варшаве не собирается зачехлять «юридическое оружие». Напротив, впереди еще не одна баталия, полем которой пока что является Европейский суд по правам человека.

Общеизвестные факты

Особо следует высказаться в отношении широко используемых в Постановлении ЕСПЧ от 16 апреля 2012 года таких доказательств, как «общеизвестные факты» (пункт 57-й), «исторические свидетельства» (пункт 136-й) и «установленные исторические факты» (пункт 159-й).

С их помощью ЕСПЧ пытается придать немецко-польской версии Катынского преступления объективность и подтвердить ответственность довоенного советского руководства за массовый расстрел поляков в 1940 году.

Известно, что в уголовно-процессуальном доказывании существует такое понятие как «общеизвестные факты», которые не подлежат доказыванию. Действительно в мире существует немало фактов, которые известны такому большому количеству людей, что не возникает разумного основания сомневаться в их существовании.

Общеизвестными считаются стихийные бедствия глобального масштаба, которые получили известность, а также исторические события, подтвержденные многочисленными историческими источниками и свидетелями. К общеизвестным фактам также относятся такие утверждения как, например, водка является спиртным напитком или Земля вращается вокруг Солнца.

Тем не менее, в мире существует значительное количество общеизвестных фактов и свидетельств, которые не являются бесспорными юридическими доказательствами достоверности тех или иных исторических событий.

Известно, что ряд общеизвестных свидетельств и фактов, которыми столетиями оперировало человечество, являлись мифами. Например, люди более тысячи лет были убеждены в правоте Птолемея, утверждавшего, что Земля является центром мироздания и Солнце вращается вокруг него. Самое удивительное, что система Птолемея прекрасно работала все эти годы, позволяя людям ориентироваться в пространстве и времени.

Также известно, что использование «общеизвестных фактов» в уголовно-процессуальном доказывании происходит лишь после соответствующей оценки таких фактов, которая включает их проверку на очевидность, научную доказанность и отсутствие сомнений в их истинности.

Погоны вместо трупов

Простейший анализ общеизвестных фактов и исторических свидетельств, представленных в Постановлении ЕСПЧ по делу «Яновец и другие…» показывает, что их «доказанность» базируется лишь на частоте упоминания в различных литературных и научных источниках. Однако это не может являться гарантией их истинности.

Напомним, что относительно ряда приведенных в Постановлении общеизвестных фактов российская сторона высказала сомнение. В этой связи следует еще раз процитировать пункт 57-й Постановления. В нем утверждается, что «общеизвестным является тот факт, что в результате эксгумации в 1943 году были обнаружены останки 4.243 человек, из которых 2.730 были опознаны». Однако согласно данным проф. Г. Бутца в Катыни были эксгумированы останки не 4243, а 4143 человек. При этом по его данным удалось опознать не 2730, а 2815 человек. Какие же цифры в данном случае являются общеизвестными?

Следует также иметь в виду, что к этим цифрам необходимо добавить триста трупов польских офицеров, которые были эксгумированы в период с 27 марта по 7 апреля 1943 года из катынской могилы, называемой независимыми исследователями «Zero». Известно, что изъятые из нее трупы в немецком эксгумационном списке не фиксировались.

Более того, технология эксгумации трехсот трупов кардинально отличалась от последующей. С этими останками немцы в Катыни не работали, а возили их в близлежащую деревню Борок. Там, как писал российский журналист Г. Жаворонков в статье «О чем молчал Катынский лес…», после исследования черепа «вываривали в огромных металлических чанах, стоявших прямо на улице деревни», чтобы нагляднее были видны пулевые каналы. О судьбе останков этих трехсот поляков данные отсутствуют. В Польше о них предпочитают не упоминать.Мемориал в г. Балтиморе (США) как пример тяжелой душевной болезни, поразившей многих, упивающихся трагедией Катыни

Помимо этого сообщим некоторые факты, выявленные профессором МГУ, доктором исторических наук Валентином Сахаровым в ходе изучения катынских документов 1943 года. Это документы немецкой тайной полевой полиции, контролировавшей ход эксгумации в Катыни, и переписка Германского и Польского Красного Креста с администрацией Польского Генерал-губернаторства.

Выяснилось, что документы, найденные в катынских захоронениях, немецкие эксперты нередко присваивали трупам в произвольном порядке. Имел место документально зафиксированный случай, когда бумаги одного польского офицера были присвоены двенадцати различным останкам. В итоге не один, а дюжина расстрелянных «обрела» документы, якобы позволившие установить их «личность»?!

Помимо этого анализ эксгумационного списка показал, что имели место случаи, когда вместо трупов немцы вносили в список документы, бумаги или предметы (погоны, фуражки и т. п.). Точное число таких «замен» установить не удалось. Ориентировочно их число, по мнению профессора В. Сахарова, составляет пятьдесят девять.

Манипулировать вещественными доказательствами, найденными в катынских захоронениях, немцам позволяло то обстоятельство, что они работали с нарушением элементарных канонов эксгумации. При составлении официального эксгумационного списка катынских жертв умышленно не указывалось, из какой могилы и какого слоя были извлечены трупы польских военнопленных.

Немцы и поляки прекрасно осознавали ничтожную ценность в научном плане своего катынского эксгумационного списка. В этой связи еще раз напомним письмо Президиума Польского Красного Креста от 12 октября 1943 года, в котором отмечалось, что «…даже если бы ПКК располагала всеми результатами работ по эксгумации и идентификации, включая документы и воспоминания, она не могла бы официально и окончательно засвидетельствовать, что эти офицеры убиты в Катыни».

Вот почему в уже цитированном 45-м пункте меморандума Минюста РФ от 19 марта 2010 года высказывалось сомнение в достоверности немецко-польской идентификации 1943 года. Но и это не остановило экспертов Секретариата и Судей ЕСПЧ в стремлении поддержать немецко-польскую версию Катынского преступления.

Пропавшие без вести

Следует отметить еще одну формулировку Постановления ЕСПЧ, которая в будущем может активно использоваться недругами России в подтверждение ее негуманной позиции в Катынском деле. В пункте 159-м Суд отметил, что «поражен явным нежеланием властей Российской Федерации признать реальность Катынского расстрела, жертвами которого стали родственники заявителей…».

Формулировки 159-го и сопутствующего ему 136-го пункта вступают в противоречие с международной юридической практикой относительно применения категории «пропавшие без вести». Известно, что даже при катастрофах, в которых шансы выжить практически нулевые, те пассажиры и члены экипажа, чьи тела или их фрагменты не обнаружены спасателями, зачисляются в категорию «пропавшие без вести». Это юридически обоснованно, так как известны совершенно невероятные случаи спасения людей, гибель которых, на первый взгляд, должна была быть неизбежной.Документ немецкой фирмы свидетельствует о том, что патроны «Geco 7.65 D» производились до 1931 года

В Катынской трагедии таких немало. И этому есть документальные подтверждения. Поэтому решение Главной военной прокуратуры РФ об объявлении значительного количества польских граждан, фигурирующих в польском Катынском списке, гибель которых не подтверждена соответствующими свидетельствами и документами, «пропавшими без вести», юридически абсолютно верно.

Тем не менее, Евросуд в пункте 136-м Постановления констатировал, что «в контексте исторических свидетельств, которые постепенно стали известными к настоящему времени, Суд пришел к выводу, что данное дело касается гибели родственников заявителей, которая произошла в 1940 г.»

Крестовый опыт

В этой связи напомним судьям и экспертам ЕСПЧ еще одно установленное историческое свидетельство. Известно, что немецкие эксперты в 1943 году, а польские в 1994-1995 гг. нашли в катынских захоронениях значительное количество гильз от немецких патронов «Geco 7,65 D.» со следами сильнейшей коррозии. Как установлено, гильзы были не латунными, а стальными.

Достаточно известным фактом является то, что в конце 1940 года из-за нехватки цветных металлов немцы были вынуждены перейти на выпуск омедненых стальных гильз. В начале 1941 года дефицит меди заставил Германию освоить производство стальной фосфатированной гильзы. Стальные гильзы, несмотря на покрытие, в земле быстро ржавели.

Стало быть, сотрудники НКВД не могли в апреле-мае 1940 года использовать патроны «Geco» со стальной гильзой. Наличие в катынских могилах стальных эрзац-гильз является очевидным свидетельством нацистского следа в Катыни.

Расстрел, согласно официальной датировке Варшавы, был осуществлен весной 1940-го. То есть, даже если бы Советский Союз приобрел в Германии партию этих гильз, он в принципе не успел бы их использовать. Существуют материи, которые можно долго анализировать и интерпретировать разными способами, но бывают факты однозначные. Их по латыни называют «Experimentum crucis», что дословно означает «крестовый опыт».

Добавим, что стальные гильзы, извлеченные из катынских захоронений в 1943 году, были утрачены, а гильзы, извлеченные польскими экспертами в 1994-1995 годах, были незаконно вывезены в Польшу. Но их находка в Катыни является непреложным фактом, опровергающим исторические свидетельства, на которые ссылается Европейский суд в пункте 136-м.

Расстрелы военного времени

Все эти обстоятельства сильно нервировали Геббельса, и тогда нацисты запустили версию о том, что-де сотрудники НКВД расстреляли поляков из импортных немецких пистолетов, поставлявшихся будто бы в СССР в 1920-х годах и при помощи патронов, произведенных до 1931 года.

В справке от мая 1943 года, направленной Густавом Геншовым в Имперское управление криминальной полиции, сообщалось, что патроны с маркировкой «Geco 7.65 D» производились на заводе в г. Дурлахе до 1931 года. Однако после войны, когда за дело взялись американцы, тот же герр Геншов утверждал обратное: данные боеприпасы-де изготовлялись после 1934 года. Иначе как подтвердить советский след?

И тут опять возникает неувязка.

«Зачем бы СССР вдруг потребовалось закупать в Германии патроны к пистолетам совершенно экзотического для нашей страны калибра? — справедливо задается вопросом исследователь этой темы Андрей Михайлов, автор книги «Катынский подлог». — Пистолетов, сконструированных под «браунинговский» патрон калибра 7,65 мм, во всем СССР набиралось в 1920-1930-х годах всего несколько тысяч — и использовались они как личное оружие летчиков (которых тогда было немного), дипкурьеров (которых было еще меньше), заграничной резидентуры советской разведки — и еще как наградное оружие (Маяковский, например, из такого застрелился)».

Ясно одно, Сталин не дал бы разрешение тратить валюту на закупку патронов калибра 7,65 мм, тем более что «пиратское» (безо всяких лицензий) производство таких патронов уже в 1920-х годах было налажено на Подольском механическом заводе. Отличительной особенностью таких патронов было как раз ОТСУТСТВИЕ маркировки.

Все верно! Советскому Союзу ни к чему было закупать в Германии патроны калибра 7,65, поскольку к тому времени уже имелось свое отлаженное производство.

Еще один важный «штрих». Согласно документам производителя «катынских» боеприпасов, все действующие контрактные обязательства немцев перед СССР закончились до 1938 года. А потому вся документация ими была уничтожена. За ненадобностью.

Отметим еще одно обстоятельство. Во время так называемого освободительного похода Красной Армии в Польшу осенью 1939 года оружие, которым произведены расстрелы в Катыни, не могло быть захвачено в качестве трофеев. Поляки производили крупными сериями пистолет «Радом VIS-35» собственной разработки, но его калибр был 9.0 мм. Оружие «немецкого» калибра 7.65 мм в Речи Посполитой имелось, но в крайне незначительном количестве. В СССР же с 1917-го по 1939 год основным калибром стрелкового оружия являлся традиционный русский «трехлинейный» калибр 7.62 мм. Таковы факты, которые невозможно опровергнуть.

Что же мы имеем на выходе? Итак, в расстрелах использовано как минимум два типа «вальтеров» и два типа немецких патронов (DWM, «Geco») с продленным сроком хранения. Наличие советской амуниции в Катыни не обнаружено. Два вышедших из строя «вальтера» были вброшены в могилы. Это позволяет сделать вывод, что в Катыни произошло грубейшее нарушение порядка утилизации оружия и применения боеприпасов длительного хранения. Для системы НКВД подобные нарушения в условиях мирного времени были просто невозможными.

Вывод очевиден: расстрелы в Катыни производились немцами в военное время с применением немецкого оружия и боеприпасов. То есть после 22 июня 1941 года.

Роль Матюшкина

После вышеизложенного остается лишь еще раз отметить политическую и идеологическую ангажированность Европейского суда при принятии Постановления по делу «Яновец и другие против России». В этой связи невозможно вновь не высказаться относительно позиции Уполномоченного РФ при ЕСПЧ Георгия Матюшкина.

Понимая, что Уполномоченный в своих действиях подотчетен Президенту и руководствуется распоряжениями Правительства РФ, тем не менее, возникает вопрос. Нужен ли России Уполномоченный при Европейском суде, который не способен просчитать последствия решений, принимаемых этим Судом и убедить руководство страны в необходимости принятия мер, направленных на нейтрализацию этих последствий? Ведь в 1991 году подобная позиция советских чиновников высшего звена во многом предопределила крах СССР.

К сожалению, многое свидетельствует о том, что такие чиновники в России пока востребованы. Это показала скандальная ситуация с принудительной посадкой в Анкаре в ночь с 10 на 11 октября этого года сирийского самолета, следовавшего из Москвы в Дамаск. Несмотря на грубое нарушение Турцией конвенции Международной гражданской авиации и возмутительное отношение к гражданам России, летевших этим рейсом, российские чиновники по выражению генерал-полковника Леонида Ивашова «мямлят, а турки наглеют».

Дополнительно напомним, что в конце 2011 года в карликовом эмирате Катаре произошел безобразный инцидент с российским послом Владимиром Титаренко. Его тогда зверски избили таможенники аэропорта Дохи (столица эмирата), пытаясь ознакомиться с содержимым пакета с дипломатической почтой. Россия тогда «повыступала», а потом спустила инцидент «на тормозах».

В этой связи остается лишь ждать какого-нибудь чрезвычайного инцидента, который разбудит от летаргической спячки и российское руководство, и общество. Но очень не хотелось бы, чтобы он был вообще, а тем более связан с Катынью.

 

Оцените эту статью
11477 просмотров
3 комментария
Рейтинг: 4.7

Написать комментарий:

Комментарии:

Швед Владислав: Виктору Титкову. Спасибо!
Оставлен 15 Декабря 2012 23:12:49
Виктор: Прошу прощения за опечатку: krmv@mail.ru
Оставлен 15 Декабря 2012 17:12:42
Виктор: Уважаемый Владислав Николаевич!
Я с большим уважением отношусь к вашей борьбе за правду в изучении Катынской трагедии, как бы она ни была горька. Тем более нам нет смысла брать на себя чужие грехи в угоду чьим бы то ни было интересам.
Пару лет назад я написал обстоятельное письмо редактору журнала "The American Conservative" в ответ на клевету в статье С. Сэйлера "Добровольные палачи Сталина"(Steve Sailer “Stalin's Willing Executioners”) от 8 сентября 2008 г. В ней я использовал в том числе и ваши данные и советы покойного Л.Б.Карабача. Ни ответа, ни привета! Такова американская свобода слова! Причём в понимании консерваторов!!
Игра идёт в одни ворота, и русское имя продолжают позорить.
Я желаю вам дальнейших успехов в нелёгкой борьбе за правду.
При желании можете обращаться ко мне как переводчику: krmv@gmail.com
С уважением,
Виктор Титков
Оставлен 15 Декабря 2012 17:12:36
Общественно-политическое издание