11 декабря 2019 00:43 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КТО ДЛЯ ВАС ЕВГЕНИЙ РОДИОНОВ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

ТРИБУНАЛ СПЕЦНАЗА

1 Октября 2011
ТРИБУНАЛ СПЕЦНАЗА

В последние два года в Литве активизировались силы, стремящиеся поставить в центр литовско-российских отношений претензии к России за так называемые советские «преступления». На первый план выдвигаются трагические события января 1991 года в Вильнюсе. В Литве они трактуются как повторная «советская агрессия и оккупация» суверенного литовского государства. 20‑летие этих событий Литва отметила не только траурными мероприятиями, но и рядом других акций.

Переквалификация обвинений

В январе 2010 года депутаты литовского Сейма приняли резолюцию, в которой обязали правительство Литвы официально обратиться к России, как к правопреемнице СССР, с требованием выплатить компенсации семьям погибших и получивших ранения во время январских событий 1991 года в Вильнюсе.

Параллельно в Литве готовятся правовые основания для компенсационно-искового наступления на Россию. 31 января 2011 года Министерство юстиции Литвы сообщило, что подготовлены поправки к соответствующему закону, которыми для «пострадавших от советской оккупации» в период с 1940‑го по 1991 год (!) предусматривается право требовать компенсации независимо от срока давности.

Летом 2010 года Генпрокуратура Литвы по указанию сверху реанимировала расследование январских событий 1991‑го. Была образована новая группа прокуроров из пяти человек, задачей которых является обеспечить привлечение к уголовной ответственности советских «виновников» январской трагедии, которые сейчас якобы «скрываются» в России и Белоруссии.

Первым шагом литовских прокуроров явилась переквалификация обвинений, инкриминируемых «скрывающимся», в обвинения о совершении военного преступления, а точнее, против человечности. Теперь так называемые «советские» участники январской силовой акции в Вильнюсе считаются военными преступниками и срок их преследования литовским «правосудием» не ограничен.

Основным побудительным мотивом для этой переквалификации явилось то, что в январе 2011 года истекал срок преследования подозреваемых по делу о государственном перевороте. А литовская Фемида твердо намерена воздать советским участникам январских событий по полной программе. В этих целях Генпрокуратура Литвы направила в Интерпол новые ордера на их арест. Одним словом, литовские прокуроры раскинули свою сеть и ждут «добычу».

Помимо этого Литва не гнушается и мелкими уколами в адрес России. В январе 2011 года литовская сторона направила МИДу России очередную претензию, официально оформленную в виде дипломатической ноты. В ней был выражен протест по поводу памятника сотрудникам спецподразделений КГБ СССР, установленного в подмосковных Химках. Якобы наличие на памятнике надписи о подразделении антитеррора «А» (Альфа), участвовавшего в штурме вильнюсской телебашни 13 января 1991 года, является оскорблением памяти погибших литовских защитников телебашни. Сообщим, что в Литве Группу «Альфа» считают главным виновником гибели людей ночью 13 января 1991 года.

Кульминация наступила 14 июля 2011 года, когда в транзитной зоне венского аэропорта Швехат по инициированному Литвой европейскому ордеру на арест австрийскими правоохранительными органами был задержан бывший заместитель начальника «Альфы» подполковник КГБ Головатов Михаил Васильевич.

Однако австрийское правосудие после тщательного изучения представленных Литвой так называемых «обоснований», якобы свидетельствующих о вине Головатого, сочло их неубедительными, неконкретными и политизированными. По заявлению начальника уголовного отдела министерства юстиции Австрии Кристиана Пилначека (Pilnacek) они получили из Литвы всего лишь исторический очерк январских событий 1991 года в Вильнюсе, который никак не доказывал вину Головатова. Поэтому было принято объективное правовое решение, позволившее М. Головатову вылететь в Москву уже 15 июля.

Юридически оправданным решение Австрии освободить М. Головатова признал Европейский союз. Еврокомиссар по вопросам юстиции, основных прав и гражданства Вивиан Рединг заявила, что «c юридической точки зрения ситуация вполне ясна: Австрия не должна была реализовывать европейский ордер на арест».

Тем не менее, Литва негодовала, как Австрия посмела отпустить на свободу «палача литовского народа». Литовские политики и СМИ не скупились на прямые оскорбления в адрес Австрии. Хорошо известный россиянам Витаутас Ландсбергис, теперь обретающийся в роли европарламентария, рассуждая 18 июля на ТВ канале «Lietuvos rytas» («Утро Литвы») об Австрии, заявил, что, мол, не следует забывать, где родился фюрер. Тем самым он фактически обвинил австрийские власти в том, что они являются последователями Адольфа Гитлера. Думаю, что Австрия подобным инсинуациям даст достойный ответ. А мы постараемся фактами и свидетельствами подтвердить обоснованность позиции Австрии в плане освобождения Головатова.

«Уведомление» под копирку

Для уяснения ситуации необходимо обратиться к основным «преступным эпизодам», которые литовские прокуроры инкриминируют Михаилу Васильевичу. Благо, эти эпизоды изложены в «Уведомлении о подозрении», которое в ноябре 2010 года литовская Генпрокуратура направила всем подозреваемым в организации январских событий. Я такое уведомление получил 22 ноября в Преображенской прокуратуре города Москвы.

Судя по этому «Уведомлению…», Генпрокуратура Литвы основными подозреваемыми считает бывших руководителей Компартии Литвы / КПСС, в том числе бывшего 2‑го секретаря ЦК Владислава Шведа. Союзных руководителей — министра обороны Дмитрия Язова, министра внутренних дел Бориса Пуго, Председателя КГБ Владимира Крючкова, секретаря ЦК КПСС Олега Шенина. В этой же группе и военные: заместитель министра обороны Владислав Ачалов, командующий Прибалтийским военным округом Фёдор Кузьмин, заместитель командующего ПрибВО Владимир Овчаров, заместитель Председателя КГБ Литовской ССР Станислав Цаплин, заместитель начальника Группы «А» Михаил Головатов и командир 107‑й мотострелковой дивизии, дислоцированной в Вильнюсе, Владимир Усхопчик.

Пятерых уже нет в живых. Помимо них в «Уведомлении…» перечисляются десятки других подозреваемых, которые по убеждению литовских прокуроров участвовали в попытке государственного переворота и виновны в гибели людей 13 января 1991 года. Однако Президент СССР Михаил Горбачёв, давший команду на проведение январской акции, в этом списке отсутствует.

Всем подозреваемым грозит уголовное наказание, вплоть до пожизненного заключения. Так что же инкриминируется подполковнику Головатову, честно выполнившему в январе 1991 года приказ Верховного главнокомандующего М. Горбачёва? Поскольку «Уведомление…» составлено «под копирку», «преступные» эпизоды также сформулированы «оптом», для целых групп подозреваемых.

Итак, Михаилу Васильевичу, прежде всего, вменяется в вину то, что он совместно со Шведом и другими 56 соучастниками (фамилии в «Уведомлении…» перечислены) ставил своей целью «незаконную смену конституционного строя Литовского государства, а также покушался на его независимость и нарушение его территориальной целостности».

Головатов также обвиняется в том, что 7‑8 января 1991 года он совместно с М. Бурокявичюсом, В. Шведом, А. Науджюнасом, Ю. Ермалавичюсом, Э. Касперавичюсом, С. Цаплиным, Д. Язовым, В. Крючковым, Б. Пуго, О. Шениным, В. Ачаловым, В. Усхопчиком, В. Овчаровым, Ф. Кузьминым, Ю. Калгановым, Н. Демидовым «участвовал» в разработке письменного плана заговора на шести листах, названного планом «Введения президентского правления СССР».

Головатову ставится в вину то, что он совместно с вышеперечисленными сообщниками якобы «организовал подготовку и проведение 8, 9, 10, 11 января 1991 года политических митингов, демонстраций, пикетов рабочих коллективов…»

Ему также приписывается, что 11 января около 15 часов, будучи в расположении 107‑й мотострелковой дивизии (Вильнюс, Северный городок) «он участвовал в создании антиконституционной организации под названием «Комитет национального спасения Литвы», целью которой было насильственное свержение государственной власти в Литве».

О степени обоснованности этих заявлений свидетельствует тот факт, что подполковник М. Головатов с подчиненными ему сотрудниками Группы «А» прибыл в Вильнюс 11 января 1991 года в 23 часа. Поэтому ни в разработке плана «Введения президентского правления СССР», ни в организации митингов и пикетов, ни в создании Комитета национального спасения он физически не мог принимать участия.

Однако отсутствие подозреваемого в момент совершения «преступного действия» литовские прокуроры не считают серьезным оправданием. Об этом свидетельствует судьба бывшего секретаря ЦК КПЛ / КПСС Юозаса Куолялиса, осужденного в августе 1999 года на шесть лет. В январе 1991 года он был с визитом в Лаосе. Вернулся в Вильнюс лишь 12 января и никак не мог принимать участие в подготовке январских событий. Тем не менее, Куолялис был осужден.

Особый интерес представляет обвинение, которое литовские прокуроры сформулировали по поводу гибели людей у вильнюсской телебашни. Здесь, правда, в качестве главного виновника и организатора выступает В. Швед. Но это не меняет сути обвинения, сформулированного и в адрес Головатова.

В «Уведомлении…» утверждается, что «Швед, будучи в сговоре с М. Бурокявичюсом, А. Науджюнасом, Ю. Ермалавичюсом, Э. Касперавичюсом, С. Цаплиным, Д. Язовым, В. Крючковым, Б. Пуго, О. Шениным, В. Ачаловым, В. Усхопчиком, В. Овчаровым, Ф. Кузьминым, Ю. Калгановым, Н. Демидовым, М. Головатовым.., организовал группы военных 76‑ой Псковской воздушно-десантной дивизии… под командованием В. Сибирякова и С. Махова и 107‑ой мотострелковой дивизии.., а также 29 военных специальной группы «А» КГБ СССР под командованием М. Головатого, которые напали и умышленно убили защитников Центра радиовещания и телевидения Литвы (телебашня) Лорету Асанавичюте, Виргиниюса Друскиса, Дарюса Гербутавичюса, Роландаса Янкаускаса, Римантаса Юкнявичюса, Альгимантаса Пятраса Каволюкаса, Видаса Мацулявичюса, Титаса Масюлиса, Аполинараса Юозаса Повилайтиса, Игнаса Шимулёниса, Витаутаса Вайткуса, Витаутаса Концявичюса».

Не будем говорить про вздорность обвинения в адрес Шведа, который, оказывается, в ночь на 13 января командовал не только всеми воинскими подразделениями, находившимися в Вильнюсе, но и заместителем министра обороны Владиславом Ачаловым, начальником Прибалтийского военного округа Фёдором Кузьминым и другими военачальниками. Ну, прямо Врио Президента СССР. Было бы смешно, если бы не было так грустно!

Но не менее вздорно и утверждение литовских прокуроров о том, что сотрудники Группы «А» под командованием Головатого умышленно убивали защитников телебашни. Но ни одного конкретного свидетельского подтверждения этому по данному эпизоду не приводится. Поэтому абсолютно правильно поступил венский суд, сочтя обвинения литовских прокуроров в адрес М. Головатова неубедительными, неконкретными и политизированными.

К сожалению, литовские политики и юристы вместо того, чтобы сделать вывод из произошедшего в Вене, предпочли голословно обвинить австрийское правосудие. А что можно ожидать от литовских служителей Фемиды, если они в своих обвинениях не гнушаются лжесвидетельством? Подтвердим это примером.

20 сентября 2000 года на заседании Апелляционного суда Литовской Республики, рассматривавшего жалобы осужденных по делу о январских событиях 1991 года, главный обвинитель прокурор Йонас Оболявичюс заявил, сославшись на заместителя начальника Группы «А» Михаила Головатова, что якобы в состав Комитета национального спасения «входили Бурокявичюс, Науджюнас и Швед…»

Это заявление литовского прокурора является полным вымыслом. Достоверно установлено, что М. Головатов во время пребывания в Вильнюсе ни с кем не обсуждал состав Комитета национального спасения Литвы. Более того, он не располагал информацией по этому вопросу. Какие‑либо показания по данному поводу он не давал ни советским, ни литовским прокурорам. Комментарии, как говорится, излишни.

Свидетельствуют январские жертвы

Поистине сокрушительный удар по обвинению М. Головатова и сотрудников Группы «А» в гибели людей, находившихся у вильнюсской телебашни, наносит официальная справка № 29 от 6 февраля 1991 года о причинах смерти январских жертв, подписанная руководителем Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы А. Гармусом.

Дабы не утомлять читателя, коснемся установленных причин смерти лишь нескольких январских жертв. Так, литовское следствие утверждает, что причиной смерти погибшего И. Шимулёниса явилось смертельное ранение в голову. Однако в ходе экспертизы такое ранение вообще не было обнаружено. В то же время судмедэксперты зафиксировали, что тело Шимулёниса было изрешечено пулями с разных сторон. Профессор, доктор юридических наук, криминалист И. Д. Кучеров (ныне покойный) установил, что стреляли с разных точек в уже мертвое тело.

Установлено, что погибший у телебашни В. Мацюлявичюс скончался от смертельного ранения в шею. Однако пуля, извлеченная судмедэкспертами из его тела, могла быть выпущена только из винтовки образца 1898 / 1931 года, которая была давно снята с вооружения Советской Армии. Не могло её быть и у спецназовцев КГБ СССР. В то же время в № 3 литовского журнала «Karys» («Воин») за 1991 год было опубликовано фото «защитников» телебашни с «мосинскими» винтовками в руках. Интересный факт, который литовские прокуроры предпочитают игнорировать. Подлинного убийцу Мацюлявичюса они и не думают искать.

Литовское следствие утверждает, что другой погибший Д. Гербутавичюс, находясь в толпе, стал жертвой выстрела советского солдата. В то же время эксперты в морге насчитали в его теле пять сквозных огнестрельных ранений от выстрелов, произведенных с разных сторон, в том числе два ранения от выстрелов снизу вверх и одно — от выстрела сверху вниз под большим углом. Последнее ранение оказалось смертельным. Кто же в толпе с разных позиций мог расстреливать Гербутавичюса? Только не «Альфа». Так как в этом случае ранения у Гербутавичюса были бы фронтальными.

Невероятный факт зафиксирован в актах судебных экспертиз относительно пули, смертельно поразившей В. Друскиса. Пуля, якобы извлеченная из его тела, трижды «меняла» свой калибр (точнее эксперты в отчетах меняли калибр). Судя по раневому каналу, она поразила тело погибшего практически насквозь сверху вниз. Однако при выстреле почему‑то не покрылась характерной окалиной (не потемнела, осталась блестящей, оранжево-жёлтой) и, пронзив тело несчастного, нисколько не деформировалась. Возникает подозрение, что, возможно, причиной смерти Друскиса была другая пуля, аналогичная убившей ранее упомянутого Мацулявичюса? Но литовскую прокуратуру такие мелочи не волнуют.

Не волнуют прокуроров и другие явные ошибки, допущенные в ходе расследования январских событий. Так, на первом этапе следствия утверждалось, что некий А. Канапинскас погиб от огнестрельного ранения. Но в морге литовские судмедэксперты констатировали, что смерть наступила от взрывного устройства, которое взорвалось непосредственно на его теле. Прокуроры, изменив вывод о причинах смерти Канапинскаса, теперь твердят, что советские военнослужащие, «взорвав взрывное устройство, умышленно убили Альвидаса Канапинскаса».

Если исходить из этого утверждения, то получается, что для убийства Канапинскаса советским военнослужащим необходимо было вложить взрывное устройство ему под куртку. Абсурд! Но литовские прокуроры считают это нормальным.

Отметим, что за участие в убийстве Канапинскаса в 1994 году был осужден вильнюсский радиоинженер Александр Бобылев, который в момент смерти Канапинскаса вообще отсутствовал у здания Комитета по радио и телевидению. Бобылев, комментируя мою статью о январской трагедии 1991 года, опубликованную в интернет-газете «Столетие», прислал письмо о ситуации с Канапинскасом. Предоставляем вниманию читателей выдержки из этого документа:

«А теперь по существу. Лично я не был свидетелем гибели людей в ту ночь, т. к. нас привезли к зданиям КРТВ (Комитета по радио и телевидению. — В. Ш.), когда Канапинскас и Шатских уже были мертвы и их трупы вывезены. Но при ознакомлении с делом перед судом мне были доступны материалы по их гибели, собранные литовской прокуратурой.

Так вот, был там ряд фотографий трупа А. Канапинскаса, когда с него поочередно снимали одежду и каждый раз фиксировали вид на фото. Сверху на нем была куртка (кожаная, кажется), и на ней, на груди сбоку, прорыв краями наружу (!), а вот последующие снимки ясно показывали, что обрывки свитера, рубашки и майки были загнуты взрывом вовнутрь раны!

То есть, этот человек пришел туда уже со взрывным устройством за пазухой, и оно там за пазухой и сработало. Сработало, по‑видимому, неожиданно для него, скорее всего сразу после того, как он «дернул за кольцо» — так можно предположить. Вряд ли он ожидал этого мгновенного срабатывания. Кто дал ему это ВУ, кто его изготовил так, чтобы оно сработало мгновенно — этого литовская прокуратура выяснять не стала, констатировав смерть А. Канапинскаса от неизвестного ВУ Советской Армии».

Вину за эту смерть возложили, в том числе, и на меня, так как я «…вместе с Советской Армией, Группой «Альфа», и так далее, и так далее. Вот такая логика. Не хочет официальная Литва правды о жертвах 13‑го января! Хочет очередную «Катынь», легенду-былину».

«Танки-убийцы»

Особо следует сказать о советских танках, которые литовская сторона преподносит как средство умышленного убийства людей у телебашни. Направлять танки против толпы в основном безоружных людей само по себе было преступно. Танк — не велосипед. Его появление могло вызвать панику, в которой люди могли передавить друг друга, как это произошло в Тбилиси в апреле 1989 года. Но факт есть факт. Ночью 13 января 1991 года в Вильнюсе танки были задействованы. Постараемся разобраться, какие меры предосторожности были предприняты военными, дабы избежать несчастных случаев.

Во избежание наезда на людей экипажи четырех танков, двигавшихся к телебашне, были укомплектованы только опытными офицерами-танкистами. Танковые орудия были заряжены вышибными (холостыми) зарядами. Для того, чтобы не опалить людей из толпы, танкисты перед зарядами в стволы пушек забили буханки хлеба. Перед каждым холостым выстрелом они кричали в толпу «Откройте рот, закройте уши!» Танки двигались с включенными фарами, подавая при движении сигналы и периодически останавливаясь.

Тем не менее, следует признать, что полной гарантии избежать несчастных случаев в результате использования бронетехники в толпе у телебашни не было. В этой связи вновь возникает вопрос, а надо ли было направлять бронетехнику к телебашне? Добавим к этому, что факт использования танков против демонстрантов стал главным козырем в пропагандистской кампании «саюдистов».

Литовская сторона настаивает на том, что наезд танков стал причиной смерти четырех человек. Так, прокуроры утверждают, что грудная клетка погибшего А.‑П. Каволюкаса была раздавлена танком. В то же время на фотоснимках, запечатлевших труп Каволюкаса в морге, видно, что его грудная клетка имела нормальный внешний вид, без видимых повреждений или загрязнений на одежде. Судмедэксперт, делавший в морге вскрытие тела Каволюкаса, однозначно указывал причину смерти. Она последовала от удара в спину Каволюкаса дорожно-транспортным средством и последующего перекатывания колеса через его тело.

Таким же необоснованным является заявление о том, что Роландас Янкаускас погиб от того, что его грудная клетка была раздавлена танком. Впоследствии судмедэкспертиза установила, что и Янкаускас стал жертвой автомобильной аварии. Это подтверждает фото трупа Янкаускаса, сделанное в морге. На этом фото ясно видно, что его грудная клетка без повреждений. Помимо этого отчетливо видна рана на лбу, которую литовские следователи предпочли не заметить.

Главной жертвой наезда советского танка считается литовская девушка Лорета Асанавичюте. Ее танк якобы переехал в области таза и бёдер. Но существует видеофильм, на котором Лорета запечатлена в момент доставки ее в больницу. Она была в сознании и даже пыталась улыбнуться! Это после переезда 40‑тонной бронированной махиной.

В первоначальной клинической истории болезни Асанавичюте не были отмечены переломы костей таза, бедер, или других костей. Во время хирургической операции врачи также не зафиксировали переломов или раздробления костей. Тем не менее Асанавичюте умерла через два с лишним часа после операции. Известно, что ей уже в машине скорой медицинской помощи неизвестный мужчина сделал какой‑то укол! Однако досконального следствия по делу о гибели Асанавичюте не было произведено, и факт укола так и остался невыясненным.

Сегодня Лорета Асанавичюте в Литве олицетворяет собой независимую Литовскую республику, противостоящую советской агрессии. Якобы она встала на пути танка, преграждая ему путь. Видимо, по этой причине литовских прокуроров более устраивает миф о её героической гибели, нежели подлинные обстоятельства.

Странно, но, говоря о «танках-убийцах», литовские прокуроры почему‑то не называют ни одного номера танка. Тогда бы не составило труда установить фамилии членов экипажа танка. В результате появились бы, как и требует подлинное правосудие, имена конкретных убийц. Однако литовские прокуроры не заинтересованы в выявлении конкретных подозреваемых — в этом случае выяснится, что не было зафиксировано ни одного факта наезда танка на человека.

Тем не менее, за время, прошедшее с январских событий литовские прокуроры сумели основательно «промыть» мозги общественности. В заблуждение введена даже нынешний президент Литвы Даля Грибаускайте. Выступая 13 января 2011 года в Сейме по случаю Дня защитников Свободы она заявила, что «десантники напали под покровом ночи, боясь света, как правды, на танках и бронетранспортерах с воровски закрашенными номерами».

Однако существует фотоальбом «Lietuva 1991.01.13», изданный 20‑тысячным тиражом в Вильнюсе 14 марта 1991 года (издательство «Vyturis»). На стр. 11 этого альбома помещен фотоснимок, на котором явственно видна боевая машина десанта (БМД) с бортовым номером 284 (2). Трудно поверить, что данным фотоальбомом не располагает Генпрокуратура Литвы.

Не вызывает сомнений, что снимков, на которых фигурируют танки и БМД с ясно видимыми номерами, существует немало. Это естественно, так как никто номеров на бронетехнике, участвовавшей в силовой акции, не закрашивал. Ведь советские военные даже в страшном сне не могли подумать, что будут жертвы. Как мне потом объясняли, планировали танками оказать психологическое воздействие на толпу и оттеснить ее от телебашни. Наивно? Глупо? Да. Но факт остается фактом.

ШВЕД Владислав Николаевич, родился в Москве.

С 1947 года проживал в Литве. Был первым секретарем Октябрьского райкома г. Вильнюса. С 1990 года — второй секретарь ЦК Компартии Литвы / КПСС, член ЦК КПСС, председатель Гражданского комитета Литовской ССР, защищавшего права русскоязычного населения. Депутат Верховного Совета Литвы.

После официального выхода Литвы из СССР отказался поменять гражданство (декабрь 1991 г.) и, соответственно, и от мандата депутата Сейма. Был арестован, но по причине отсутствия улик и под воздействием общественного мнения был выпущен на свободу.

Переехал в Белоруссию. С 1996 года проживает в Москве. В 1998‑2000 гг. — руководитель аппарата Комитета Госдумы по труду и социальной политике. Действительный государственный советник РФ 3‑го класса. В 1996‑2000 гг. являлся заместителем председателя Либерально-демократической партии России (ЛДПР).

С 2004 года на государственной пенсии. Автор ряда публицистических работ.

Окончание в следующем номере.

Оцените эту статью
2078 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание