10 декабря 2019 23:54 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КТО ДЛЯ ВАС ЕВГЕНИЙ РОДИОНОВ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

Автор: Ольга Егорова
АНАХИТА. «АФГАНСКАЯ БОГИНЯ»

1 Апреля 2011
АНАХИТА. «АФГАНСКАЯ БОГИНЯ»

В истории каждой страны есть уникальные женщины, которых, подобно Долорес Ибаррури или Маргарет Тэтчер, называют пассионариями. Каждая из них, будучи фанатично привержена своим идеалам, являет образец твёрдости духа и последовательности в отстаивании политических принципов.

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

В 1985 году в международной обстановке и в положении внутри Афганистана произошли значительные изменения. В Советском Союзе на высший руководящий пост пришел М. С. Горбачёв. Начиналась эпоха Перестройки.

…После ввода советских войск в Афганистан международный авторитет СССР был серьёзно подорван. Отношения Советского Союза с Западом значительно ухудшились. От него отвернулись страны третьего мира. Исламские страны выступили резко против акции СССР в Афганистане. Советско­китайские отношения ещё более осложнились. США прибегли даже к таким мерам, как прекращение продажи Советскому Союзу американской пшеницы и бойкот Олимпийских игр в Москве.

Тем временем гонка вооружений вышла на новый виток, а в результате создания американских сил быстрого реагирования возросла готовность США к вмешательству в различных регионах мира. Словом, обстановка была такова, что Советский Союз испытывал как экономическое, так и политическое давление.

Начиная с октября 1985 года, когда М. С. Горбачёв встретился с руководством НДПА, звезда Бабрака Кармаля стала стремительно закатываться. Результаты политики афганского руководства получили отрицательную оценку, «было сказано о серьёзных перекосах и перегибах в практике НДПА и рекомендовано пересмотреть свою политику, скорректировать стиль работы в массах, главное внимание уделить расширению социальной базы нового строя, а также укреплению вооружённых сил. СССР заявил о твёрдом намерении вывести войска из Афганистана».

Доверительного контакта между двумя руководителями не получилось. Бабрак Кармаль с тревогой и раздражением рассказывал Анахите о том, что встреча превратилась, по существу, в долгую и бесплодную перепалку. Горбачёву было заявлено: «Если сейчас из Афганистана будет выведен стотысячный советский воинский контингент, то впоследствии Советскому Союзу придется направить в Афганистан миллион своих солдат».

Вскоре при непосредственном участии доктора Ратебзад были разработаны и утверждены «Десять тезисов», отражавших новый гибкий курс государства и его отход от прежних позиций по целому ряду направлений. Тезисы были одобрены на 16 м Пленуме ЦК НДПА, состоявшемся 20 ноября 1985 года с повесткой дня «Расширение социальной базы народовластия».

Однако, шаги, которые принимались после пленума, не вызвали в Москве особого удовлетворения. Кармаль выступает против вывода войск — следовательно, он не собирается осуществлять внутри страны меры, которые создавали бы условия для возвращения советской армии домой.

Принимая решение по «Коле Боброву», советские руководители стремились продемонстрировать афганской оппозиции и зарубежным покровителям «движения афганского сопротивления», а также мировому сообществу первые «позитивные шаги» на пути разрешения конфликта вокруг Афганистана.

В марте 1985 го Бабрак Кармаль вновь прибыл с визитом в Советский Союз. Официально было объявлено, что целью его визита является прохождение курса лечения и отдых, однако в действительности афганского лидера вызвали в Москву для того, чтобы добиться от него согласия уйти в отставку с высшего руководящего поста. Хотя положительного ответа не было получено, после возвращения в Афганистан советским представителям удалось «дожать» Кармаля, и тот, скрипя зубами и закипая душой, подписал заявление об отставке. Таким образом, фактически произошел еще один государственный переворот.

С ним вели доверительные беседы, уговаривая подать в отставку и взамен принять почетный пост председателя Революционного совета. В Москве полагали, что Кармаль исполнит волю советского руководства, как он делал это на протяжении многих лет. Но отдавать власть он не хотел и, не дав положительного ответа, решительно заявил, что должен для начала побывать в Кабуле. Помешать ему было невозможно. Но возникло опасение: не начнутся ли новые распри в афганском руководстве с применением оружия?

Вслед за Кармалем в Кабул вылетел Крючков, который долго уговаривал Бабрака уйти по собственному желанию. Это описано в книге Леонида Шебаршина, который тогда помогал начальнику разведки в афганских делах, а потом занял его место.

Бабрак Кармаль (за которым, естественно, стояла Анахита) не сдавался. Забыв о восточных церемониях, говорил резко:

— Информация, которую отправляют в Москву советский посол и представительство КГБ, является ложной!

Вдруг срывался на крик:

— Убейте меня! Принесите меня в жертву! Я готов к смерти, к тюрьме, к пыткам!

То вдруг начинал говорить, что советские представители вмешиваются во внутренние дела его страны:

— Оставьте в покое афганскую революцию! Вы говорите, что в Афганистане гибнут советские люди?! Уходите, выводите свои войска! Пусть афганцы сами защищают свою революцию!

Долгая и изнурительная беседа, состоявшаяся 2 мая, закончилась безрезультатно. Но за Кармаля взялись ведущие афганские министры, которых подключили советские товарищи, и им удалось, наконец, уговорить своего патрона, и тот подписал заявление об отставке.

Через два дня, 4 мая 1986 года,18 й пленум ЦК НДПА освободил Бабрака Кармаля от обязанностей Генерального секретаря и избрал на высший партийный пост главу госбезопасности тов. Наджиба. В ответ на это Анахита вместе с рядом других парчамистских деятелей организовала в Кабуле массовые акции протеста с участием горожан, студенческой и учащейся молодёжи, что заставило власти ввести в столицу танки.

В июле 1986 го года Анахиту отстраняют от руководства ДОЖ. Впрочем, воздавая должное за многолетнюю деятельность на указанном посту, Наджиб в основном докладе на XIX пленуме ЦК НДПА отметил её «значительный вклад в дело создания основ женского движения в стране».

Любимое детище Анахиты получает новое имя — Всеафганский совет женщин (ВСЖ). Реорганизация была официально мотивирована необходимостью преодоления «излишней централизации в ДОЖ» с целью «превращения её в подлинно массовую организацию».

В июне 1987 года Пленум ЦК НДПА принял отставку доктора Ратебзад и прекратил её членство в Политбюро ЦК. Накануне II общепартийной конференции, проходившей в октябре 1987 года, она вместе с Махмудом Барьялаем и другими сторонниками организовала в столице демонстрации в поддержку Бабрака Кармаля.

Пленум ЦК, состоявшийся 17 октября, вывел её из руководства партии «за организацию демонстраций в поддержку Кармаля». Таким образом, к осени 1987­ го она была лишена всех своих прежних постов. Вместе с ней оказался в опале и Махмуд Барьялай, двоюродный брат Бабрака и зять Анахиты. В афганских «дворцовых» интригах это был старый и испытанный метод — «бить сначала по Барьялаю, прежде чем ударить по Кармалю».

В стране, тем временем, была развернута Политика национального примирения. Для афганского руководства она явилась последней соломинкой, за которую пытались ухватиться. Чтобы придать ей новый импульс, по всей стране в 1987 году было организовано проведение пропагандистских мероприятий, одним из которых были партийные конференции — на них избирали делегатов на II Общепартийную конференцию НДПА.

Несмотря на жёсткие установки, оппозиционным группам удалось в целом ряде мест провести на форум своих представителей. Так, в Джаузджане практически единогласно был избран Бабрак Кармаль, а в 7 м райкоме Кабула мандат получила Анахита. Как было сообщено секретной депешей в Москву: «В связи с этим была проведена индивидуальная работа со многими делегатами, в результате которой большинство отказалось от своих первоначальных взглядов, признав их ошибочными. Результаты голосования по Б. Кармалю и А. Ратебзад были аннулированы».

Более того, были исключены из партии и уволены с работы более двадцати членов райкома во главе с секретарем, которые допустили избрание Анахиты. А в аппарате ЦК НДПА работы лишились десять ответственных сотрудников, «замешанных в прокармалевских действиях».

Кармаля вывезли в Советский Союз и, поселив в элитном доме в районе Новослободской, обеспечили уровень пенсионера союзного значения. Охраняли его сотрудники Группы «А». Анахита осталась на Родине. Она входила в руководящее ядро по созданию из числа твёрдых сторонников Бабрака Кармаля «Организации освобождения народа Афганистана».

Руководящее ядро этой группы составили Анахита, Махмуд Барьялай, Э. Хасан, М. Я. Садыки, Б. Гиаси, С. А. Пайгир, А. Маджидзаде и др. Все они формально оставались членами НДПА, а некоторые занимали ответственные государственные посты.

В руководстве ООНА вынашивалась идея созвать пленум организации и решить вопрос о создании на ее базе новой политической партии. Для этого была развернута активная деятельность по собиранию и сплочению всех сторонников Кармаля. Большое внимание при этом уделялось установлению контактов с единомышленниками в вооружённых силах.

Члены ООНА на первых порах не приняли Политику национального примирения, называя ее «беспринципной». По их мнению, она внесла окончательный раскол в руководство партии и усилила фракционную борьбу в НДПА.

В пропагандистском плане лидеры организации предпринимали попытки дискредитировать Наджиба и доказать, что нерушимая афгано­советская дружба сложилась только благодаря Бабраку Кармалю и что Советский Союз в Афганистане может опереться только на «подлинных коммунистов», коими являются кармалисты.

Летом 1988 года ООНА была переименована в «Партию освобождения народа Афганистана». Это уже была серьёзная заявка, и Наджиб принял вызов. Уже осенью многие активные сторонники Кармаля были арестованы, в том числе М. Барьялай, Э. Хасан, Маджидзаде и другие (Анахиту тронуть не решились — знаковая фигура!).

В начале следующего года оппозиционеры были освобождены из тюрьмы и некоторое время спустя получили назначения на различные государственные посты. В частности, Барьялай стал первым заместителем председателя исполкома Совета министров. Привлечение представителей внутрипартийной оппозиции к государственной и партийной деятельности свидетельствовало тогда о появлении в руководстве партии чувства реализма и понимания необходимости поиска компромиссов и внутри НДПА.

Смириться с поражением «Пассионария Афганистана» не могла и не хотела. Однако её звёздный час миновал…

По оценке Слинкина, Анахита — «человек высокой культуры и образованности, владеющий английским, французским и немного русским языками, хороший организатор, прекрасный оратор», — обладала, по мнению окружающих, твёрдой политической волей и целеустремлённостью. Входя в «ближний круг» Б. Кармаля, не раз оказывалась в центре разного рода интриг и наветов со стороны её завистников из крыла «Парчам» и партийных соперников­«халькистов».

К сожалению, утверждает Слинкин, к этому «нередко подключались советские партийные советники, представительство КГБ СССР в Кабуле и ответственные работники советского посольства. Именно в их среде утвердилось и получило широкое распространение мнение об «антисоветизме» Анахиты Ратебзад».

Представляется, что такое суждение о ней не соответствовало действительности. Она была «искренна и последовательна в симпатиях к Советскому Союзу и убеждённо разделяла леводемократические взгляды. «Если бы Советский Союз, — писала она в 1980 м году, — отклонил нашу просьбу о помощи Афганистану, то в центре Азии могла бы повториться трагедия Чили. И афганский народ посылает самую горячую признательность… великой стране за её бескорыстную помощь».

«ЦВЕТОК» АНАХИТЫ

Бурная общественно­политическая деятельность Анахиты, начиная с начала 1960 х годов, явилась причиной распада её семьи. При этом дочери предпочли остаться с ней, а сын Абдулла — с отцом. Позже он обосновался в США, работал в одном из университетов и заработал профессорскую должность. Не разделяя политических взглядов своей матери, Абдулла, тем не менее, не дал ни малейшего повода к её компрометации, хотя к этому его постоянно подстрекали противники афганской революции.

После падения режима Наджибуллы в апреле 1992 года Анахита Ратебзад вместе с семьёй была вынуждена эмигрировать, получив политическое убежище, по некоторым источникам, в Индии…

Ее дочь — Нахид Джамиля, жена Барьялая — в мае 1990 года была тяжело ранена в Кабуле при взрыве ракеты, запущенной «моджахедами», и на всю жизнь стала калекой. В далёком 1974 году она по просьбе «дяди Бабрака», доверительно обратившегося в кабульскую резидентуру КГБ, выезжала на лечение в Советский Союз.

Ныне, после тяжёлого ранения 1990 го года, Нахид Джамиля, будучи прикована к инвалидному креслу, живёт в одном из городов ФРГ.

Анахита… В ней действительно было что то от «богини священных вод» древнего Ирана и Средней Азии, её портрет описан в «Авесте», древнейшем памятнике письменности ариев. Известный историограф древней астрономии Бартель Ван­дер­Верден, отслеживая упоминания планеты Венеры в «Авесте», священной книге персов, отметил, что именно она отождествляется с богиней Анахитой, могущественной и великолепной — «светоч небес и гроза народов».

В центре одной из панелей IX века, хранящихся в Самаркандском музее истории и культуры, находятся два переплетенных трехлепестковых цветка, соответствующих древнему «трехточечному» знаку плодородия, одному из символов Анахиты, связанным с сакральными силами плодородия, культом вечно живой растительной силы.

Словно комета прошла доктор Ратебзад по новейшей афганской истории и ушла за горизонт, затерявшись в вечности. Она пережила своего близкого друга и соратника, скончавшегося в начале декабря 1996 года в Москве в 1 й Градской больнице (по другим данным — в Центральной клинической больнице на Рублёвском шоссе) после тяжёлой и продолжительной болезни печени и сердца. Ему было шестьдесят восемь лет.

На панихиде, состоявшейся в ЦКБ, ни одного представителя кремлёвских властей замечено не было. Потом гроб повезли в Мазари­Шариф, где состоялась многотысячная панихида. Затем он был помещён в каменный саркофаг, на который положили огромную тяжёлую плиту. За душу Кармаля молились видные религиозные деятели Афганистана.

В том же году на бывшем Кладбище павших героев Апрельской революции в Кабуле нашёл свой последний земной приют Махмуд Барьялай, он тоже завещал похоронить себя на Родине — что и было исполнено.

НИКАКИХ БУРОК!

Положение афганских женщин, за которых так яростно боролась Анахита, по прежнему вызывает горечь и сострадание. «При власти талибов женщин по всей стране загнали обратно под паранджу, — писал Юрий Тыссовский, — их руководство во главе с фанатично религиозным муллой Омаром низвело «половину общества» до состояния бессловесного домашнего скота. Все эти деяния прикрывались якобы нормами шариата, хотя такое на священных скрижалях ислама нигде не прописано. Многие девушки, не желавшие смириться, кончали жизнь самоубийством. Об этом рассказывает, в частности, и популярный сейчас на Западе фильм «Кандагар» с афганской актрисой Нелофер Пазирой в главной роли».

В то же время в Исламском Эмирате Афганистан на государственном уровне отмечает Международный женский день 8 го Марта. Талибы также устранили некоторые унизительные обычаи, такие, как лишение женщин права наследства, обязанность вдовы выходить замуж только за родственников покойного мужа и возможность использовать женщину в качестве «компенсации» за убийство.

После разгрома талибов афганские политики заговорили о стремлении «восстановить права женщин в полном объеме». В Кабуле и других городах многие афганки отказались от чадры; были организованы школы для девочек, открыты курсы для подготовки медсестёр и административных работников.

Но не меньше и тех, кто не спешит верить в стабильность перемен — эфемерный режим Карзая держится на американских штыках, и можно ожидать чего угодно, любых крутых поворотов. Основания для пессимизма есть. Слишком уж разнится обстановка в городе и на селе.

В глубинке люди не спешат бросить вызов патриархальным устоям, имеющим тысячелетнюю историю. Племенная и клановая система — «Каум» — это практически неограниченная власть ханов и вождей (маликов) над подданными, безграничная верность которых приоритетна даже по отношению к религии. И коммунисты, и талибы потерпели поражение. А ханы и малики остались: они владеют средствами производства, финансами и военной силой, т. е. могут и подавить, с одной стороны, недовольство, а с другой — обеспечить защиту верноподданных.

В 2005 году 25 летняя Надия Анжуман опубликовала в сборнике «Gule Dudi» («Тёмный цветок») свои стихи о любви, написанные в традиционном для восточной поэзии жанре — газал. Стихи о любви, чаще всего грустные, порой мистические, что свойственно древней персидско­арабской традиции, девушка из города Герат на северо­западе Афганистана сочиняла тайком на протяжении многих лет.

Вскоре после публикации она, мать шестимесячной девочки, была жестоко убита — своим мужем. Как оказалось, родственники были несказанно разгневаны выходом «Тёмного цветка». Считается, женщина, которая предаёт гласности свои песни о любви и красоте, пусть даже грустные и целомудренные, «наносит бесчестье своей семье».

«Она была великая поэтесса, настоящая интеллектуалка. Но, как и все мы, она должна была слепо подчиняться мужу», — сказала лучшая подруга Надии Анжуман. В стране, где конституция узаконивает равенство между мужчиной и женщиной, а в парламенте заседают представительницы прекрасного пола, по данным ООН, каждый год, по меньшей мере, тысячу девочек, девушек и женщин убивают из за «попрания чести».

Против этого варварства и боролась Анахита Ратебзад. Заканчивая очерк, посвящённый этой яркой, неординарной женщине, являвшейся пусть и на краткий, но зато такой запоминающийся миг одним из символов Афганистана, хочу простой констатации: история Анахиты, богини Революции, написана «Альфой». Наверное, в этом есть что то закономерное — ведь искренняя дружба и взаимная признательность навсегда остаются в чистых сердцах.

— Когда Анахита возвратилась из долгой зарубежной поездки, — рассказывает Валентин Шергин, — на аэродром от всех нас поехал встречать ее Изотов. Он привез огромный букет роз, но подойти не решался: там, впереди, стояли руководители государства, посол Табеев. Словом, официальная церемония. И вдруг Анахита видит его в толпе, отталкивает Табеева и с криком: «Рафик Юра!» — бросается к Изотову. На следующий день нас вызвал к себе и «пропесочил» генерал Иванов: вы что там себе позволяете?.. Думаю, если бы мы были просто наёмными охранниками, к нам не относились бы с такой теплотой и уважением.

Представляю картину, расстроившую генерала: красивый, фактурный, темноволосый Изотов с огромным букетом… Может, он расстроился, что цветы преподнесли не ему?

— Юра был изначально прикреплен к Анахите — они душевно были расположены друг к другу, — добавляет Евгений Николаевич Чудеснов. — А букет… Было такое, факт. Многим афганским руководителям, находившимся в тот момент в аэропорту, это искреннее проявление симпатии к советскому охраннику не понравилось.

…Неправда, что с первого дня весь афганский народ поднялся, как один, против «проклятых кафиров». Поначалу оппозицией еще делались попытки противостоять войскам достаточно крупными силами, но уже с лета 1980 го, в связи с большими потерями в людях, она отказалась от этого и перешла к действиям, главным образом, мелкими группами с использованием партизанской тактики.

Самым убедительным примером относительной стабилизации обстановки является тот факт, что сам Бабрак Кармаль осенью 1980 года почти на две недели приезжает в Союз. Спустя несколько лет его преемник Наджибулла уже не сможет себе позволить отлучаться на такой длительный срок.

Вместе с Кармалем в составе партийно­правительственной делегации, принятой 15 октября на самом высоком уровне, была и доктор Анахита. В аэропорту «Внуково» их встречал сам «дорогой Леонид Ильич», что подчеркивало значимость момента. Он, кстати, их и провожал. Сохранилась фотография, на которой застыли Л. И. Брежнев, Ю. В. Андропов, Н. А. Тихонов, Б. Кармаль, А. Ратебзад, С. А. Кештманд и А. Зерай. У Анахиты несколько напряжённое лицо, в руках — букет.

Брежнев радушно принимает афганцев в Кремле, переговоры полностью удовлетворяют чаяния гостей. Подписывается Соглашение о взаимовыгодных отношениях и безвозмездной помощи Афганистану со стороны СССР — это ли не триумф?!

Культурная часть программы визита началась с возложения венка к могиле Неизвестного солдата. Далее традиционная пешеходная экскурсия по Кремлю, ритуальное посещение ленинских мест — Мавзолей, кремлёвский кабинет, музей в Горках. Выступление Бабрака Кармаля на митинге советско­афганской дружбы в МГУ имени М. В. Ломоносова. Также афганцы побывали в Звёздном городке, где их принимал начальник Центра подготовки космонавтов генерал­лейтенант авиации Г. Т. Береговой.

Затем бросок на юг страны, в солнечный Тбилиси, к Эдуарду Шеварднадзе. Где только не побывала афганская делегация! В лаборатории и на элитном поле Грузинского сельскохозяйственного института, на заводе вычислительных машин научно­производственного объединения «Элва», в столичном Дворце пионеров. Гости были очарованы национальными грузинскими танцами в исполнении маленьких артистов.

Звучат здравицы, поднимаются тосты, сияют улыбки! Ни Бабрак Кармаль, ни Анахита, да и никто из сидевших за праздничным столом людей и не подозревал, что спустя девять лет именно министр иностранных дел Советского Союза, говоривший такие солнечные слова «за дружбу!», член Политбюро ЦК КПСС Эдуард Шеварднадзе «сдаст» афганских друзей.

Через три дня Кармаля, Кештманда, Зерая и Анахиту будут чествовать уже в Ленинграде. И Георгий Романов, первый секретарь Ленинградского обкома КПСС, наводивший гораздо больший ужас на северную столицу империи, чем многие из его однофамильцев, будет также радушно принимать афганцев.

Конечно, экскурсионная программа была составлена в соответствии с революционным прошлым «колыбели революции»: гости побывали на крейсере «Аврора», посетили Смольный… Потом были проведены по Эрмитажу. Увидели Петродворец с высоты птичьего полёта. После вертолётной прогулки возложили венки на Пискарёвском кладбище к мемориалу на площади Победы.

Так проходило изумительное турне по империи, чья мощь, как казалось, гарантирует красному Афганистану мир и спокойствие на многие годы вперед.

Сама Анахита Ратебзад навсегда осталась в той эпохе, которой отдавала себя без остатка. Нынешнее время прошло мимо неё стороной или, быть может, она сама не захотела вписаться в него — слишком много сил было отдано борьбе, и многими потерями и смертями оказалась переполнена её судьба. Слишком многими.

Оцените эту статью
2262 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Матвей Сотников
1 Апреля 2011
ЧЁРНОЕ СОЛНЦЕ БРИТАНИИ

ЧЁРНОЕ СОЛНЦЕ БРИТАНИИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание