11 августа 2020 06:06 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Ольга Егорова
РУССКИЙ МИР КОНСТАНТИНА ВАСИЛЬЕВА

28 Февраля 2011
РУССКИЙ МИР КОНСТАНТИНА ВАСИЛЬЕВА

Фонд сохранения культурного наследия «Русский Витязь», учрежденный в конце 2010 года Международной Ассоциацией ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», сегодня действует не только в России, но и развернул широкую международную деятельность. И одна из главных его задач — консолидация всех сил, заинтересованных в сохранении и пропаганде творческого наследия великого русского художника Константина Васильева.
Что удалось сделать Фонду и каковы его ближайшие планы? Об этом корреспондент «Спецназа России» беседует с президентом Фонда Дмитрием Лысенковым.

— Вокруг наследия художника и музея в Лианозово давно сложилась, прямо скажем, не очень здоровая обстановка. Что сейчас происходит с коллекцией, ставшей яблоком раздора?

— Если начать рассказывать о противоречиях, раздирающих долгие годы Клуб любителей живописи Константина Васильева, то мы погрузимся в пучину разъяснений кто, кого, когда, почему и за что невзлюбил. Фонд же создавался для того, чтобы, напротив, минимизировать эти противоречия, а еще лучше — преодолеть их совместными усилиями заинтересованных лиц. Говоря вкратце, в Клубе сложилась ситуация двоевластия, и ее, похоже, устранить не получится.

Сегодня вряд ли кто то возьмет на себя смелость утверждать, что Клуб полноценно работает. В частности — утрачена земля, произошел пожар, здание в аварийном состоянии и имеется большая задолженность по коммунальным платежам, картины переданы сестре художника.

Несмотря на то, что Валентина Васильева отказалась от предложения возглавить клуб, её позиция заключается в том, чтобы сохранить коллекцию для России. И все же, было бы значительно надежнее, если бы картины, сохраненные благодаря общественному вниманию, были переданы под контроль Фонда. Мы совершенно точно можем обеспечить и сохранность картин, и их реставрацию, и наладить временные и постоянную экспозиции.

— Вы хотите сказать, что у вас не только надежная правовая база, но и поддержка властей и общественности?

— Именно. Для того, чтобы сразу стало понятно, насколько прочны наши позиции, назову только несколько фактов. В попечительский совет Фонда входят знаковые личности, безусловные нравственные примеры общества. Это Герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев, многолетний командир Группы «А». И он дал согласие представлять в Фонде интересы учредителя — Международной Ассоциации ветеранов «Альфы» только в том случае, если у него будет конкретная работа, обязанности. Геннадий Николаевич не тот человек, который ставит свою подпись под инициативой, не разобравшись в её сути досконально. А первым, кто нас поддержал и начал совместную работу, был Владимир Николаевич Ширяев, светлая ему память. Кроме того, в наблюдательный совет Фонда входят депутат Госдумы Кира Лукьянова, любимый не одним поколением зрителей Народный артист России Александр Михайлов, популярный писатель Юрий Сергеев, другие видные общественные деятели.

— А кто, помимо Ассоциации ветеранов «Альфы», является учредителем Фонда?

— Дело в том, что коллекция картин Васильева разобщена. Значительная часть работ художника находится у его сестры Валентины Алексеевны, вторая часть по количеству полотен — у друга Константина Васильева — Геннадия Васильевича Пронина, в Казани. Часть работ в своё время была передана Москве, это так называемая военная серия. Часть работ находится в личном владении у нескольких физических лиц.

Так вот, наша принципиальная позиция заключалась в том, чтобы все владельцы картин стали соучредителями Фонда. Таким образом, на сегодняшний день, соучредителем стал Геннадий Васильевич Пронин и другие физические лица. Пока, к сожалению, нам не удалось убедить Валентину Алексеевну Васильеву стать соучредителем Фонда, но мы не оставляем попыток убедить ее в том, что это — наилучший выход для обеспечения сохранности коллекции и возможности ее выставлять.

Ну и совсем плохо с работами Васильева, переданными в свое время Москве. Вот уже долгое время мы не можем найти концов — куда делись картины. Работники Большого Манежа, где хранились полотна, просто не отвечают ни на письма, ни на звонки. По нашим оперативным данным, картины эти вообще могут висеть на дачах частных лиц московских чиновников или их друзей, родственников или знакомых. Всё это было при администрации Лужкова. Теперь мы написали все письма заново, разумеется, на имя нового московского градоначальника. Есть основания полагать, что Собянин хотя бы даст ход расследованию — куда делись картины, представляющие национальное достояние, поскольку на некоторые наши письма, касающиеся создания, например славянского культурного центра, Сергей Семенович откликнулся сразу, поручив конкретному чиновнику подготовить все документы для осуществления этого проекта.

— Если я вас правильно поняла, то Фонд создавался практически на обломках клуба?

— Можно и так сказать, но это не совсем точно. Независимо от дел клуба Ассоциация всегда заинтересованно относилась к творчеству Васильева. С середины 1990 х, например, наша газета использовала картины Васильева и в качестве иллюстраций к своим текстам, и в качестве главного изображения первой полосы. Это и потрясающие сюжеты былинной Руси, легшие в основу картин Васильева, и пейзажи, и военно­патриотическая серия, и портреты, достойные того, чтобы быть включенными в список шедевров мировой живописи.

— Получается, что Фонд занимается исключительно наследием Васильева?

— Конечно, нет. Когда Фонд регистрировался, первоначально он был именным — то есть, в его названии фигурировала фамилия Васильева. Но уже когда документы были в Минюсте, мы решили отозвать их и перерегистрировать название, поскольку стало понятно, что наши задачи гораздо шире. Во­первых, в России много феноменально талантливых людей. Это и художники Всеволод Иванов, Борис Ольшанский, Павел Рыженко, и музыканты, архитекторы, писатели, представители других творческих профессий.

— Что объединяет этих людей, точнее говоря, по какому признаку они попали в поле внимания Фонда?

— Прежде всего, эти люди исповедуют традиционные русские ценности, благодаря которым жили наши предки и что заставляет жить нас в это совсем не радостное для нашей Родины время. Наши двери всегда открыты для всех, кто хочет помочь возрождению России. С нами легко связаться. Мы поговорим и постараемся найти то, чем человек может помочь нам, а мы — ему. Какими талантами он обладает, что конкретно может сделать, чтобы не дать угаснуть свету наших великих традиций. Понятно, что ценности у нас должны быть общими. Контакты для связи такие: rusvita.ru.

— Давайте вернемся к картинам Васильева. Почему стали возможными раздоры вокруг коллекций? Разве полотна художника не являются национальным достоянием де­юре? Неужели государство не может гарантировать сохранность коллекции?

— В том то и дело, что де­юре это просто картины. Поэтому Фонд обратится в соответствующие властные структуры — федеральные, региональные, местные с заявлением, чтобы инициировать признание картин национальным достоянием. Необходимость в данных действиях на наш взгляд очевидна. Поскольку Росохранкультуры, пороги которого мы обивали, с февраля 2011 года ликвидирован, надеемся только на себя.

— Вы думаете, кто то может препятствовать тому, чтобы это признание наконец то состоялось?

— Стараясь понять, почему до сих пор государство не признало картины Васильева национальным достоянием, я задавал себе логичный вопрос — почему? И у меня есть на этот счет сложившееся мнение. Во­первых, официальная, назовем ее «художественной», школа не хочет видеть Васильева в своих рядах. Почему? Причины просты. Есть сложившаяся обойма из «гламурных» придворных живописцев, или пробивших себе дорогу мастеров. Они свои завоевания — титулы, награды и деньги — охраняют очень ревностно. В России и кроме Васильева много талантливых людей, которые могут пробиться только благодаря современным технологиям. Вот, например, недавняя выставка Павла Рыженко. Ни информации в СМИ, ни объявлений, ни рецензий… Если бы блогосфера не подняла шум и не созвала любителей живописи через социальные сети, никто бы и не узнал о том, что выставка была. Ну и, конечно, мне бы хотелось видеть картины Васильева в списке, охраняемом государством, чтобы не допустить их продажу за рубеж. А интерес к творчеству этого художника там — огромен!

Недавно я был в командировке в Берлине и Женеве. Ответственно заявляю, что люди, разбирающиеся в живописи, готовы помогать нам с выставками. Привезем ли мы копии картин или оригиналы. Надеюсь, в ближайшее время нам удастся организовать экспозицию в странах Западной Европы.

— Есть ли судебные перспективы признания коллекции национальным достоянием?

— Знаете, как это у неизданного Твардовского, «Теркин на том свете»:

Я тебе задачу задал,

Суд любой в расчет беря.

Пушки к бою едут задом —

Было сказано не зря.

— Где сейчас находится коллекция лианозовского музея и выставляется ли она?

— Этот вопрос лучше задать Валентине Васильевой. Недавно была открыта выставка в Коломне, где была представлена небольшая часть коллекции. Город Коломна многие десятилетия связан с творчеством Васильева. Как известно, в местном музее существует постоянная экспозиция нескольких картин мастера. И на сегодняшний день это единственное место, где не только осуществляется публичный показ картин художника, но и вообще — люди заинтересованы в том, чтобы коллекция была общедоступна. Не будем забывать о том, что Коломна — старинный русский город с великолепными культурными традициями. Кроме того, там долгое время жила мать художника.

— Есть ли надежда на то, что в России будет создана постоянно действующая выставка картин Константина Васильева, за организацию которой Вы боретесь?

— Нельзя забывать о том, что постоянная выставка картин Константина Васильева до осени 2009 года успешно работала и имела невероятную популярность. В свое время город выделил под музей прекрасное здание и землю в парке «Лианозово». Была и поддержка московских властей. Клуб утратил эту поддержку, права на коллекцию и почти все своё имущество. Мы рассчитываем на новую власть города, на гражданскую позицию наследницы картин, на возвращение коллекции народу через признание ее национальным достоянием. У нас есть надежда, и мы прикладываем повседневные старания к тому, чтобы картины К. Васильева были возвращены людям.

Кроме того, в январе 2011 года Фонд обратился к Президенту Российского Фонда Культуры Никите Сергеевичу Михалкову. Содержанием обращения стала просьба рассмотреть возможность предоставления выставочной площади для размещения экспозиции художника К. А. Васильева и помочь в разрешении вопроса, связанного со статусом музея К. А. Васильева в «Лианозово». Попросили также включить нашу тему в состав программы или проекта РФК. Зная деятельное участие Никиты Сергеевича в делах культуры и искусства, мы надеемся на положительное содействие в решении этого вопроса.

— Удастся ли воплотить давнюю мечту всех поклонников творчества об объединении в единую коллекцию всех частных собраний и коллекции музея в Казани?

— Да, я полагаю, Фонд сумеет объединить усилия почитателей творчества Васильева, чтобы найти возможность собрать картины всех пользователей в единую экспозицию.

— Существует ли угроза утраты для общества казанской коллекции, так как это произошло с московской в Лианозово?

— Опасаюсь, что существует. Там уже имели место проблемы с постоянной экспозицией, но нам удалось их решить. В этом Фонду активно помогал генеральный директор Телерадиокомпании «Новый Век» (ТНВ), депутат Государственного Совета республики Татарстан Ильшат Юнусович Аминов, Министерство культуры Татарстана. Власти Казани отлично понимают ценность находящейся у них в городе части коллекции картин Васильева.

— Если музей в Лианозово прекратил существование, может быть, имеет смысл вообще начать все заново и создать, например, русский национальный культурный центр?

— Именно этим мы сейчас и занимаемся. Одним из первых действий Фонда после его регистрации было обращение с письмом к мэру столицы Сергею Собянину о создании РНКЦ, который сможет аккумулировать вокруг себя национальные культурные ценности, а также вести работу с широкими кругами населения, прежде всего с молодежью. Борьба с экстремизмом, алкоголизмом и наркоманией, хочу заметить — не абстрактная категория. Мы знаем, что нужно и можно сделать в рамках такого Центра. Работа с мэрией ведется, она имеет вполне осязаемые перспективы на ближайшее будущее.

— Возможно ли, чтобы в руководство Фондом смогла войти Валентина Васильева?

— Мы считали бы это абсолютно логичным.

— Художник Константин Васильев много писал на темы «небесного спецназа». На его полотнах мы видим достойных воинов, чей час пробил.

— Небесное воинство зримо не только в образах картин художника, но и даже в абрисах облаков. На одном из автопортретов Васильев гордо стоит на фоне своего силуэта, облаченного в доспехи воина. Значением этого воинства соткана история отечества и философия нашего народа.

ЛЫСЕНКОВ Дмитрий Викторович, родился в Душанбе.

Топ-менеджер СМИ, журналист. Главный редактор газеты «Спецназ России» в 1995 2002 годах.

В разные годы входил в руководство ряда центральных средств массовой информации — газет «Россiя», «Трибуна» и «Парламентская газета». Являлся исполнительным директором Союза писателей России.

Лауреат международного конкурса дизайна газетного макета 2005 года. Автор крупных ребрендинговых проектов печатных СМИ. Главный редактор Интернет-портала «Свободный бизнес», общественный деятель.

Оцените эту статью
8439 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание