25 октября 2020 19:17 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Главная тема

Автор: Матвей Сотников
МОДЕЛЬ АПОКАЛИПСИСА

28 Февраля 2011
МОДЕЛЬ АПОКАЛИПСИСА

То, как гибнут цивилизации, нам дано увидеть воочию — на примере Японии: ужасающие стихийные бедствия, поразившие Страну восходящего солнца, череда техногенных катастроф, символом которых стала АЭС «Фукусима­1». Впрочем, пока это только предупреждение всем нам.

Произошедшее можно рассматривать с разных позиций — религиозно­мистической, научной (или одновременно с обеих), однако диагноз будет один и тот же: на наших глазах происходит самоуничтожение цивилизации, чья энергетика становится всё более тяжёлой и агрессивной. Современная Япония, где «технический прогресс» возвели в ранг некоего «божества», просто продвинулась к пропасти дальше других.

Катастрофы и бедствия сначала происходят в душах людей, стран и континентов, а только потом, перейдя из количества в качество, проявляются на физическом плане, и Япония — тому печальный, трагический пример. Истерия по поводу «северных территорий», публичные оскорбления российских государственных символов, чему не давалось никакого официального или общественного осуждения, — всё это было, было!

В какой то момент показалось, что Япония всерьёз готовится к маленькой победоносной войне на Дальнем Востоке. Резоны? Состояние российской армии, а также убеждённость, что Москва, в случае прямой агрессии, не пойдёт на применение ядерного оружия.

Самурайский меч был занесён над Россией. На самом деле или только силой коллективной мысли — не суть. А дальше случилось то, что ужаснуло весь неравнодушный мир, заставив молиться за всех жертв катастрофы. Обращает на себя внимание география бедствия — северо­восток, от Токио и по направлению к Курильским островам, словно последствия предшествовавших разрушительных эмоциональных воздействий.

И вот перед лицом катастрофы и человеческих страданий Япония получает уголь и газ от России — своего исторического соперника. На это особо обращает внимание американская газета The Christian Science Monitor. «Вплоть до пятничного землетрясения, — отмечает журналист Фред Уэйр, — российско­японские отношения были максимально плохими за последние несколько десятилетий из за спора за Курилы, но на катастрофу в Японии русские отреагировали с щедростью и благожелательностью, которые, помимо всего прочего, по окончании текущего кризиса могут облегчить разрешение спора».

Наша группировка являлась самой многочисленной среди прибывших в Японию специалистов, в неё вошёл 161 человек — сотрудники Центра по проведению операций особого риска «Лидер» из Москвы и Дальневосточного регионального поисково­спасательного отряда.

Говоря о Стране восходящего солнца, мы не должны забывать, что речь идёт, вообще то, о канонической территории Русской Церкви, где просияли российские святые. Многим православное лицо Японии открылось только из за стихии. И зазвучали непривычные имена и словосочетания: епископ Сендайский Серафим, священник Иоанн Нагая…

Оказалось, что в поселке Мацуо (префектура Тиба) на территории бывшей дачи епископа Николая (Саямы) действует крохотный монастырь Святой Софии, где подвизаются две монахини из России — Ксения и Магдалина. Они изучили язык и основные молитвы монашеского правила ежедневно читают по японски. Благодаря трудам русских монахинь и местных крестьян в монастыре обустроено церковное хозяйство.

Отвечая на вопрос корреспондента, дозвонившегося из Хабаровска относительно возможной эвакуации, матушка Ксения твёрдо сказала: «Нет, не собираемся, мы же в монастыре находимся! Мы на боевом посту! Молимся».

В самом японском языке не существует такого понятия — Вера. «Православие» переводится как «Сей­Кё», то есть «правильное учение». Что, в общем то, и понятно, ведь традиционные для Японии религии, синтоизм и буддизм, — это, прежде всего, именно учения, предписания, как жить, как поступать в той или иной ситуации.

Да, Православие — это «неудобная религия». Её трудно соотнести с повседневной жизнью и обществом потребления. Посты, запреты, долгие службы, которые принято выстаивать, — всё это непривычно, и нужно прилагать усилия, чтобы их выдержать. В традиционных японских религиях всё гораздо проще: подойдёшь к храму, кинешь монетку в жертвенник, поклонишься — и дело сделано.

И тем не менее, в Японии есть немало людей, которые принимают Христа всем сердцем, и Православие, пришедшее из России, — это именно Вера, способная изменить жизнь. Один из них — Одера Хироси, смотритель церкви в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы в городе Сиракава. Его предки пять поколений назад были крещены святителем Николаем, — и с тех пор всё семейство хранит верность Православной Церкви.

Жив ли Одера Хироси? Ведь цунами обрушилось и на его малую Родину. Насколько можно судить, общее число погибших, включая пропавших без вести, превысило двадцать тысяч человек.

Если говорить только о православных общинах страны, то самая сложная ситуация в городах Ямада и Сакари, на которые пришелся удар цунами, — церкви в руинах. В городе Сендай, где находится вторая епископская кафедра Японии, вся прибрежная зона разрушена, однако храм чудом не пострадал. А в Кафедральном Никольском соборе Токио, к счастью, пострадало только несколько витражей, но это дело поправимое.

«Конечно, наши храмы сейчас переполнены, — сообщил вскоре после катастрофы протоиерей Николай Дмитриев, клирик Японской Православной Церкви, служащий в городе Хакодате. — Приходят молиться даже те, кто никогда раньше не был в церкви. Вчера мы служили Литургию Преждеосвященных Даров — народу было очень много. В этой ситуации в храм за утешением приходят и верующие, и даже неверующие… Часто люди приходят с таким вопросом: «Как же Бог такое допустил?!» — Что тут скажешь… Мы стараемся утешить и объясняем, что правильнее спрашивать самих себя, не за что, а для чего это с нами произошло, а с Богом разговор на равных недопустим, нам Его воля неведома. Многие, кто искренне вопрошает и хочет получить для себя какой то ответ, уходят утешенными».

Вообще, поведение простых людей — отдельная тема. Обычно после землетрясений, пожаров, наводнений, в местах, пострадавших от них, начинают действовать мародёры, идут повальные грабежи того, что ещё осталось, наступает хаос и беззаконие. Так было и в Новом Орлеане, так было на Гаити и в Чили. Ничего этого нет в Японии — ни одного сообщения о мародёрстве и грабежах.

Многие владельцы продуктовых магазинов снизили цены на продовольственные товары, а хозяева торговых аппаратов, продающих еду и воду, открыли их для бесплатного пользования. В местах, где не осталось ничего, а местность представляет собой месиво из обломков прежней благополучной жизни, люди помогают друг другу, — они вместе обогреваются возле костров, справедливо делят между собой пищу, уступают друг другу место в очереди.

Социологи объясняют это явление особым характером отношений в японском обществе. Во­первых, подданные императора чувствуют себя «в одной лодке», каждый знает, что он является частью социума, определённой социальной группы, которой соответствует свой стиль поведения в ней. Здесь не принято показывать своё состояние и привлекать внимание к своим чувствам — всем и так понятно, что тебе плохо, держись и не подавай виду. Во­вторых, в стране низкий уровень преступности, эффективная и авторитетная полиция, гуманная система наказаний, которая старается вернуть оступившегося человека в общество, а не упрятать его за решётку.

А главное, народ ощущает себя единым организмом — не на словах, не в лозунгах, а на деле. Единая сплоченная нация, которая защищает себя изнутри с помощью самых традиционных методов — чувства локтя и сочувствия к ближнему.

А случись что у нас?..

На фоне нынешней трагедии, стоит отметить и ещё одно обстоятельство: после войны японцам здорово помогли Соединённые Штаты. Зачем? Чем была Япония для Соединённых Штатов с этой точки зрения? В Вашингтоне не скрывали — «непотопляемым авианосцем» США у берегов Союза.

Напомню вопрос, который наверняка кто то сочтёт сейчас, перед лицом Великой трагедии, неуместным: зачем японцам южные Курилы, зачем с таким остервенением за них биться?

«Для Японии, как вновь напомнила и нынешняя трагедия, — замечает Юрий Болдырев, — эти острова, по сравнению с их реальными проблемами, включая целесообразность, «живя в хрустальном доме, не разбрасываться камнями» — мелочь, просто песчинка в пустыне. Так зачем же? И ответ известен: это нужно не им, а их заокеанским соседям и покровителям — тем самым, которые им помогали, но не безвозмездно, а исключительно за роль «непотопляемого авианосца» у чужих, в общем то, если бы не эта, навязанная извне роль, вполне дружественных берегов.

А зачем это американцам? Тоже известно, цели две.

Первая — ограничить акваторию, через которую наши атомные подводные лодки могли бы… относительно скрытно выходить в открытый океан. Для японцев же, в отличие от американцев, это несущественно: в случае ядерного конфликта они в любом случае уничтожаются… автоматически…

И команда «непотопляемого авианосца» — столь мужественный, терпеливый, трудолюбивый и высокоорганизованный народ — будем надеяться, оправится от трагедии и потерь. Но затем вновь начнет демонстрировать готовность погибнуть в бою за чужие интересы — требовать от России возврата потерянных в результате Второй Мировой войны «северных территорий»?

Означает ли это, что Россия не должна была оказать помощь? Нет, конечно. Мы поступили в соответствии с теми моральными принципами, которые отличают действительно великий народ, способный, несмотря на былые распри и конфликты, сострадать чужой беде.

Истинный патриотизм — это желание видеть свой народ сильным, свободным от разных химер, экономически конкурентоспособным и успешным; он, патриотизм, не имеет ничего общего с завистью и подлостью. Поступать в беде нужно так, как будто это произошло с тобой.

Учиться выдержке и самообладанию японцев — вот наша задача. Они действительно стали примером всем: нет мародерства, нет социальной жестокости, нет взвинченных цен и бизнеса на человеческих страданиях, а есть народное единение перед общей бедой и сила духа.

«Среди первых японских православных было много самураев, — говорит епископ Сендайский Серафим. — Все они друг друга знали, были друзьями, поскольку кодекс верности и дружбы для самурая — превыше всего. О новой вере узнавали друг от друга быстро, и, доверяя друг другу, с доверием относились и к ней. А ещё, как мне кажется, сыграло роль то, что Православие — вера соборная: молитва в храме — общее дело всей Церкви, в ней молятся всем миром, ощущая себя единой семьей. Это близко самурайскому духу. Всё это способствовало распространению Православия».

…Мир на пороге больших потрясений, и нам, в России, нужно сохранять ясность мысли, чтобы не поддаваться эмоциям, которые нагнетаются создателями «управляемого хаоса». Перед лицом реальной угрозы новой войны, когда происходит искусственная возгонка арабского Востока, чтобы потом натравить его на Евразию, мы должны чётко понимать суть происходящих событий.

Цель архитекторов Третьей Мировой войны — новый и окончательный передел мира, однако, как показывает трагический опыт Японии, мощный взрыв психофизической энергии может привести к ещё большим природным и технологическим катаклизмам, чем это наблюдается на Дальнем Востоке. И тогда геополитические проблемы планеты Земля будут решены «естественным путём».

P. S. 21 февраля 2011 года в 06:42 блогер Artemdragunov записал: «Про Японию. Не будет войны с ними. У них землетрясение скоро будет. Там даже бомб не понадобится».

Оцените эту статью
1601 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание