19 сентября 2020 08:49 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Николай Лукьянов
ПОХОРОНЫ В ЦАРСКОМ ИНТЕРЬЕРЕ

1 Июня 2010
ПОХОРОНЫ В ЦАРСКОМ ИНТЕРЬЕРЕ

Смерть в мадридской клинике Леониды Георгиевны Багратион-Мухранской, вдовы главы Российского императорского дома Великого князя Владимира Кирилловича — последнего прямого мужского потомка династии Романовых, закрыла изрядно поднадоевшую тему о престолонаследии этой ветви Романовской семьи.

Сама она себя величала не просто княгиней, а «великой княгиней» и матерью главы «Императорского дома». Но эти титулы за ней не признаются ни другими членами Семьи Романовых, ни европейскими дворами. В самом авторитетном среди монарших Династий «Готском альманахе», в списке наследников российского престола Леонида Георгиевна и ее потомки не значатся.

Все, кто наблюдал освещение в прессе похорон «вдовствующей государыни» в усыпальнице Петропавловской крепости, обратили внимание на явное отсутствие статусных лиц. Власть и Церковь были единодушны в данном вопросе. Не было и толп народа, которые, как ожидали организаторы, могут не поместиться в соборе. Петербуржцев это печальное событие не тронуло, и оно прошло в семейном кругу.

Планировалось, что провожать в последний путь Леониду Георгиевну будет митрополит Петербургский и Ладожский Владимир, однако ему стало плохо, и он был срочно, прямо из Собора, госпитализирован, так что службу вели епископ Назарий и архиепископ Сан-Францисский Кирилл из РПЦЗ.

Газета «Спецназ России» в 1999 году посвятила притязаниям этой части Романовых — Леониды Георгиевны, Марии и «цесаревича Гоши» — серию разоблачительных публикаций под общим заголовком «Несостоявшаяся коронация».

Тогдашние попытки кирилловичей стать «легитимной» декорацией олигархического режима провалились. Несмотря на все потуги, вопрос был снят с повестки дня. Нынешнее демонстративное игнорирование похорон Леониды Георгиевны государственными мужами и церковными иерархами расставляет все точки над «i».

Теперь, по прошествии сорока дней, мы предлагаем вниманию наших читателей статью Николая Лукьянова — директора Московского Мемориального Музея Российской императорской фамилии.

МИССИС КЁРБИ

Леонида Георгиевна появилась на свет 23 (6 октября) 1914 года в Тифлисе, в семье предводителя Душетского уездного дворянства Тифлисской губернии, князя Георгия Александровича Багратион-Мухранского и дворянки польского происхождения Елены Злотницкой — дочери линейного контролера Владикавказской железной дороги Чеслава Сигизмунда Злотницкого.

Леонида Георгиевна принадлежала к Мухранской ветви царствовавшего до 1801 года Дома Багратионов — ветви, отделившейся от царствующих Багратионов в XVII веке, которая владела «Мухранским уделом».

Нужно отметить следующее обстоятельство: в нынешней Грузии и сегодня проживает законный глава Дома Багратионов, Е. Ц. В. Царевич Нугзар Петрович Багратион-Грузинский, прямой потомок последнего грузинского Царя Георгия XII.

Таким образом, Леонида Георгиевна со стороны отца происходит даже не от царствовавшей в Грузии Династии Багратионов, а от одной из линий, представители которой никогда не занимали престол единой страны.

В 1921 году после свержения меньшевистского правительства Ноя Жордании семья Георгия Багратион-Мухранского выехала за границу, однако в 1923 году они неожиданно вернулись обратно в красную Россию. В 1931 м семья с помощью Максима Горького отбыла из Советского Союза в Константинополь.

Леонида Георгиевна выросла во Франции, где в 1934 году вышла замуж, в Ницце, за американского финансиста Самнера Мура Кёрби (Sumner Moore Kirby).

У того это был уже третий брак. Предыдущие жены — уроженка Цинцинати (штат Огайо) Дорис-Ленди Вейленд и русская эмигрантка из Санкт-Петербурга Валентина Вагнер, дочь бывшего музыканта оркестра Мариинского театра Конрада Вагнера.

От Кёрби в 1935 году у Леониды Георгиевны родилась дочь Елена.

В 1937 году супруги расстались, оформив развод и содержание в Ницце. Самого финансиста ждала печальная судьба: живя во Франции, он был арестован, вывезен в Германию и 7 апреля 1945 года умер в концлагере Бухенвальд.

СКАНДАЛЬНЫЙ БРАК

С началом Второй Мировой войны друзья помогли Леониде Георгиевне с дочерью Еленой уехать в Испанию. Там в 1946 году гражданка США миссис Леонида Кёрби познакомилась с главой Российского императорского дома Великим князем Владимиром Кирилловичем. 13 августа 1948 года в канун Успенского поста они тайно обвенчались в греческой церкви на территории Швейцарии.

На этом моменте следует остановиться более тщательно. Еще в 1911 году Её Высочество Княжна Крови Императорской Татьяна Константиновна решила по любви выйти замуж за князя Константина Александровича Багратион-Мухранского, троюродного брата отца Леониды Георгиевны. Этот брак был воспринят как морганатический.

Император Николай II спрашивал разрешение на совершение брака у императрицы Марии Федоровны как старшей в роде. В итоге с Княжны Татьяны Константиновны было официально взято отречение от прав наследования Престола. (Позже «Походная канцелярия Великого Князя Владимира Кирилловича» попыталась умалчивать об этом морганатическом браке.)

Тем самым подчеркивалось неравное положение Багратион-Мухранских по отношению к Романовым. Показательно, что и сенатор Корево, не предполагая в 1922 году, кого наследник Великого князя Кирилла Владимировича изберет себе в супруги, приводил этот случай как пример морганатического брака «с лицом, не имеющим собственного достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или владетельному дому».

Нужно также отметить, что Синод Русской Православной Церкви Заграницей, получив телеграмму тетки Владимира Кирилловича — Е. И. В. Великой Княгини Елены Владимировны, принцессы Греческой, запретил венчание.

И что же? Обходное решение было найдено. Великий князь и миссис Леонида Кёрби спешно выехали в Швейцарию, где тайно обвенчались в греческой церкви.

Владимир Кириллович будет позже объяснять этот странный, на первый взгляд, поступок в «наивной» традиции: «Тогда в Мадриде не было православной церкви (!!! — Авт.). Ближайшая была в Лозанне (Швейцария), поэтому мы поехали туда». Вот так закладываются мины замедленного действия.

Итак, подведем промежуточный итог. Великий князь Владимир Кириллович в 1948 году, отдавая отчет своим действиям, вступил в морганатический брак с разведенной американской гражданкой миссис Леонидой Кёрби, урожденной княжной Багратион-Мухранской.

РАСКОЛ РОМАНОВЫХ

После этого конспиративного брака почти все Члены Российского Императорского дома порвали свои отношения с Владимиром Кирилловичем. Исключение составил его дядя — Великий князь Андрей Владимирович, сам женатый на балерине Матильде Кшесинской. Что же касается мадридской русской колонии, то она прекратила с ними всякие отношения, считая, что Леонида Георгиевна никак не может называть себя «великой княгиней».

Следует так же отметить, что у семьи Владимира Кирилловича после недостойных и сомнительных коммерческих операций, которые проворачивал брат Леониды Георгиевны, князь Ираклий Мухранский, (провозгласивший себя, с согласия Рейхсминистра А. Розенберга в 1943 году «царем грузинским»), сложились весьма напряженные отношения с генералиссимусом Ф. Франко. Они даже были вынуждены на несколько лет покинуть Испанию.

В 1953 году у Владимира Кирилловича и Леониды Георгиевны родилась дочь Мария Владимировна, ныне самозвано претендующая на виртуальный трон. В 1969 году отец объявил ее «блюстительницей и наследницей российского престола». Однако Их Высочествами Князьями Крови Императорской — Всеволодом Иоанновичем, Романом Петровичем и Андреем Александровичем «в качестве представителей трех ветвей Российского Императорского Дома» был заявлен протест.

В заявлении, в частности, говорилось, что «семейное положение Супруги Князя Владимира Кирилловича одинаково с тем, которое имеют Супруги других Князей Крови Императорской, и мы не признаем за ней права именоваться «великой княгиней».

Этот принципиальный раскол сохраняется и сегодня, никто из ныне живущих потомков Дома Романовых не признавали за Леонидой Георгиевной использование великокняжеского титула. По этой причине ни один их них не присутствовал на траурной церемонии, прошедшей в Северной столице 3 июня 2010 года.

Последней Великой княгиней была сестра убитого Николая II Ольга Александровна, скончавшаяся в Канаде в 1960 году. А новые смогут появиться, только когда появится ПРАВЯЩИЙ император. Но возвращение монархии, как и выбор монарха, по мнению Объединения членов рода Романовых, должно быть волеизъявлением народа, а не следствием кулуарных интриг.

Единственный внук Леониды — Георгий, появившийся на свет в 1981 году от принца Прусского Франца-Вильгельма Гогенцоллерна. Еще при его рождении князь Василий Александрович, тогдашний председатель Объединения членов рода Романовых, опубликовал заявление: «Счастливое событие в прусском королевском доме не имеет отношения к Романовым, поскольку новорожденный князь не принадлежит ни к Русскому Императорскому дому, ни к роду Романовых». В европейских генеалогических справочниках Георгий числиться рядом с отцом — соответственно, в Гогенцоллернах.

Через пять лет после его рождения принц Франц-Вильгельм отчего то развелся с Марией и предпочел больше никогда не видеть отпрыска. По этому поводу говорили разное, но я бы не хотел доверяться слухам.

Георгий учился в школах Франции и Испании, в Оксфорде. Возмужав, обретался в Европарламенте, затем стал клерком в офисе вице-президента Еврокомиссии и комиссара по транспорту и энергетике Лайолы де Паласио в Брюсселе, а несколько лет назад новый кавалер «ордена св. Анны» господин Стржалковский пристроил его в «Норильский никель».

Династическую присягу Георгия в 1997 году принимал отчего то не Предстоятель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй, а Патриарх Иерусалимский Диодор. История та же, что и с венчанием в Женеве. Уже упоминавшийся Готский альманах категоричен: Георгий всего лишь прусский принц. И не более того.

СОРАТНИЦА ЕЛЬЦИНА

Впервые после эмиграции Леонида Георгиевна посетила РФ вместе с мужем Великим князем Владимиром Кирилловичем с 5 по 11 ноября 1991 года. После скоропостижной смерти супруга в 1992 году, Леонида Георгиевна все чаще стала посещать Россию.

После того, как архиепископ Антоний Лос-Анжелесский выступил с критикой в адрес «кирилловской» ветви, Леонида Георгиевна публично отреклась от Русской Православной Церкви Зарубежом и перешла под юрисдикцию Московской Патриархии.

В 1992 по распоряжению президента Бориса Ельцина ей, дочери Марии и внуку Георгию были вручены паспорта граждан Российской Федерации, после чего, на выборах 1993 года Леонида Георгиевна выступила с поддержкой Кремля и на выборах в Государственную Думу агитировала за тогдашнюю партию власти — «Демократический выбор России» Егора Гайдара.

После смерти Владимира Кирилловича «главой Дома Романовых» стала именовать себя его дочь — Мария. Леонида Георгиевна во всем ей помогала, вместе они устраивали «высочайшие визиты», раздавали «императорские ордена», звания и титулы (по мнению некоторых лиц, не безвозмездно), чем вводили людей в большой соблазн.

С 1995 года Леонида Георгиевна пыталась добиться юридического признания «российского императорского дома», обращаясь в письме к начальнику Службы безопасности Президента генералу А. В. Коржакову — чтобы выторговать «гостевой дом в Санкт-Петербурге или Москве, или же в непосредственной близости от них».

Еще одно политическое действо Леониды Георгиевны того периода — это агитационная поездка по России в поддержку Б. Н. Ельцина на президентских выборах 1996 года. В Париже под ее патронатом возник «Комитет поддержки Бориса Ельцина».

Вот что именно говорила Леонида Георгиевна о нем: «В эти дни я много общаюсь с простыми людьми и стараюсь убедить их в том, что Борис Ельцин — настоящий русский человек. Я хорошо с ним знакома и могу засвидетельствовать: он искренне любит Россию и не желает ей зла. Он не побоялся бросить вызов коммунистической системе, возвратил россиянам историческую правду, религию. Благодаря ему в России проводятся реформы. Можно свободно говорить. Свободно ездить друг к другу в гости. Конечно же, проблем немало. Но каждый раз, приезжая в Россию, я убеждаюсь, что она все крепче становится на ноги и обретает черты цивилизованного государства».

Однако амбициозным планам, связанным с бутафорской «реставрацией», не суждено было реализоваться. У Господа свои резоны.

В 2002 году состоялся последний приезд Леониды Георгиевны в Россию, а в октябре того же года, в возрасте 88 лет, ее настигла тяжелая болезнь. Врачи спасли жизнь, но с тех пор состояние здоровья больше не позволяло ей совершать дальние переезды и авиационные перелеты.

…Желание Леониды Георгиевны покоиться рядом с мужем в Великокняжеской усыпальнице Петропавловского Собора, согласно ее завещанию, оспаривать не стали даже Члены Объединения Рода Романовых.

Ушла из жизни целая эпоха — эпоха, в которой отразились все страшные судьбоносные события прошлого века. Леонида Георгиевна олицетворяла, несмотря ни на что, старую традицию в общении и поведении.

Всем, лично знавших покойную, памятны ее гордая осанка, учтивая и внимательная беседа, полная достоинства речь — речь человека рожденного до революции и пережившего массу катаклизмов. На своем жизненном пути она имела возможность общаться с весьма известными персонами ХХ века.

Как же прискорбно ныне приходиться наблюдать вульгарное поведение ее дочери Марии и внука Георгия — какой контраст… Чтобы избежать обвинений в предвзятости, процитирую репортаж «Комсомольской Правды» от 3 июня, озаглавленный так: «Княгиню Леониду отпели в Петербурге под улыбки дочери». «… К дочери княгини Леониды, — говорится в материале, — постоянно подходили люди, что то говорили, и она им отвечала неизменной улыбкой. Вообще, улыбалась Мария Владимировна много и широко, будто присутствовала не на похоронах собственной матери, а на чьем то дне рождения».

Эпоха Леониды Георгиевны давно принадлежит вечности, но с ее кончиной ушло то последнее, что самим фактом своего существования в этом мире связывало нас со старой Россiей.

Оцените эту статью
3300 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
1 Июня 2010
СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ:...

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ:...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание