24 августа 2019 21:40 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
ЗАКУЛИСНЫЙ МЕХАНИЗМ

28 Февраля 2010

В предыдущем номере «Спецназа» мы говорили о наркотиках, теперь перейдем к другой важной составляющей концепции — к деньгам.
Начнем с недавнего прошлого. В 1966 м году профессор Джорджтаунского (католического) университета, учитель, ментор и spiritus rector («духовный наставник», лат.) ряда лиц из правящих кругов Америки (среди них — Билла Клинтона, обязанного ему, по собственным словам, своими политическими амбициями и устремлениями) Кэрролл Куигли (Carroll Quigley) опубликовал свою книгу «Tragedy and Hope»(«Трагедия и надежда»), в которой на 1300 страницах через тайные действа «мира денег» описывалась история XX века.

Книга содержит множество документов и цитат, иллюстрирующих далеко не поверхностное знакомство автором с предлагаемым материалом. В ней три основные темы: возникновение скрытой власти вокруг банкиров; институты, посредством которых она проводится (негосударственные организации, различные фонды и пр.), и третья тема — тайные соглашения между элитами англичан и гитлеровцев. Автор знает, о чем говорит, определяя цель заговора как «создание мировой системы финансового контроля в частных руках, способной господствовать над политической системой каждой отдельной страны и мировой экономикой в целом».

В своё время Куигли был допущен к работе в секретных архивах «Council on Foreign Relations», где и собрал обширную фактологию. В частности, он пишет «Мне известны операции этой системы (Группы Круглого Стола), так как я изучал их в течение 20 лет, а в начале 1960 х годов мне на два года был предоставлен допуск к исследованию ее документов и тайных записей. Я не испытываю ни малейшей антипатии к организации или большинству ее целей; на протяжении долгих лет я был связан с ней и многими орудиями ее воздействия. Как в прошлом, так и в недавнее время я выдвигал возражения против некоторых аспектов ее курса (в особенности против ее убеждения, что Англия является скорее атлантической, чем европейской державой, и что она должна быть связана или даже объединена на федеративных началах с Соединенными Штатами, оставаясь изолированной от Европы), но в целом главное разногласие состоит в том, что организация предпочитает оставаться неизвестной, в то время как я уверен в том, что ее роль в истории достаточно значительна, чтобы о ней знали»

Содержание работы элите, скажем так, не понравилось и книгу изъяли из продажи (впрочем, при желании её свободно можно купить через Интернет).

Думается, что автор написал книгу просто из хвастовства — мол, скрывать уже незачем, пусть население примет положение вещей и примирится с ним.

Книги под рукой у меня нет, но, основываясь и на общеизвестных фактах, можно легко провести аналогичное исследование.

ФОНДЫ

Уоррен Баффетт (Warren Buffett; 30 августа 1930 г. р.) на сегодняшний день является одним из наиболее известных инвесторов, состояние которого оценивается (на начало 2010 года) в 47 млрд. долл. США. Известен под прозвищем «Оракул из Омахи» (Oracle of Omaha).

В июне 2006 года Баффетт объявил о безвозмездной передаче более 50 % своего состояния, или около $ 37млрд. пяти благотворительным фондам. Большая часть средств поступила в распоряжение фонда под управлением Билла и Мелинды Гейтс. Этот поступок стал, по заявлениям прессы, самым щедрым актом благотворительности в истории человечества.

Когда он решил оставить управление Berkshire Hathaway (на тот, 2005 год, выручка составляла $ 81,7млрд.; чистая прибыль: $ 8,5млрд.) и отдать все свои акции на благотворительные цели, журнал Forbes оценивал состояние Баффета в $ 44 млрд. Телевизор просто поливал елеем миллиардера, громогласно трубя о «филантропии» и «благотворительности».

Но в чем же истинный смысл фондов и трастов? Вы лично верите в то, что «акулы капитализма» занимаются благотворительностью из добрых побуждений? Вот и я нет.

При капитализме успеха добивается тот, кто жестко расправляется с конкурентами, кто умеет «подмазать» госслужащих, от которых зависит его бизнес (не обязательно грубо, в виде взятки), кто по максимуму выжимает прибыль из рабочих и служащих… Эффективность зарабатывания денег прямо противоречит какой то там филантропии.

Не верю, как говорил Станиславский. Но раз подобное происходит — значит, это укладывается в парадигму преумножения денег, и надо лишь немного копнуть глубже поверхностного глянца благотворительности. Что ж, давайте «копать».

Практически каждый очень богатый человек отдает деньги в какой то фонд. Зачем?

Исторически такая практика возникла как следствие законов о наследстве. Чуть ли не на самой заре борьбы зарождавшейся буржуазии с потомственной аристократией, повсеместно были приняты законы о налогах в случае смерти, и очень богатые люди вынуждены были создать схемы увода таких денег от налогов. Через трасты и «благотворительные» фонды.

Для наглядности приведу пример схемы (она сейчас невозможна по американским законам, но в прошлом десятилетии была попытка лоббировать соответствующие положения).

Имярек уплатил, скажем, доллар, и при этом «заработал» спекуляциями 100 тысяч. Из этих 100 тысяч требуется заплатить налог, что делать очень не хочется.

Поэтому имярек переводит деньги своей престарелой тетушке как подарок, — она вскоре умирает, — и имярек получает деньги назад. Теперь налогообложению подлежит прирост не от 1 доллара, а от 100 тысяч, изменения от которых малы.

Эту конкретную схему зарубили, но имеются другие. В частности, чтобы избежать налога на наследование (который негодующие богатые называют в своем кругу «налог на смерть», чтобы этой манипуляцией подействовать на голосующую публику) практически все очень богатые люди помещают деньги в особые трастовые фонды, в которых есть реальные схемы увода денег через «tax heavens» — особые такие, якобы суверенные, государства, у которых никто не может потребовать обязать подчиняться законам стран происхождения денег и т. д. Слово «оффшор» слышали?

Таким образом, трасты и фонды сохраняют большие деньги в неприкосновенности.

Но это так банально и на поверхности. Куда интереснее другое предположение: что самые значительные состояния, по видимому, вовсе не принадлежат их официальным владельцам.

В вышеупомянутой книге профессор Куигли как раз и объясняет историю создания скрытого правительства элиты, стоящего за политическими партиями.

Один из механизмов власти — это именно негосударственные организации (НГО) и фонды. Эти громадные деньги — десятки миллиардов долларов, — вероятнее всего, не принадлежат лично людям, которые у всех на виду.

Вероятнее всего, они (вроде Сороса или того же Баффета) действовали как агенты центральных банкиров, и их поразительный успех в спекуляциях не имеет никакого отношения к какому то особому таланту, как объясняют глупой и наивной публике. Будучи подставными лицами банкиров, они просто знали, что те в следующую минуту предпримут.

Это практически на 100 % верно в случае Сороса и его спекуляций на валютах целых стран. Одним везением тут не обойтись, а вычисления и прочее тут не помогают. Как все это делается — смотрите комедию с Эдди Мерфи «Поменяться Местами» (Trading Places, 1983).

«Частные» проекты Сороса включали скупку за бесценок науки и инженерных разработок в СССР после намеренного краха его финансовой системы и организацию оранжевых переворотов. Не менее активен «фонд Сороса» в издании учебников: дело выращивания туземных детей с правильными представлениями нельзя пускать на самотек. Если кто не интересовался вопросом — настоятельно рекомендую ознакомиться со спецификой деятельности НГО на территории бывшего СССР.

Понятно, что многие комбинации сами банкиры от своего имени проворачивать не смогли бы и потому обязаны прибегать к услугам подставных лиц. Этой практике сотни лет, — ничего нового.

Пример: в начале XX века в США умер «стальной король». После смерти выяснилось, что ему принадлежит лишь 10 15 % от всего состояния, и что он всю жизнь был агентом Морганов, которые не смогли бы сами явно монополизировать важнейшее производство.

Помните, как сразу после ареста Ходорковского выяснилось, что управление его акциями перешло «по ранее неизвестному» договору к Ротшильду, с которым Ходорковский познакомился «случайно» на основе «общей любви к искусству»?

Чуть подробнее: Ходорковский пытался продать американскому нефтяному консорциуму 40 % акций «ЮКОСа» за $ 25 млрд. Еще 13,6 % акций были выставлены на торги на открытых площадках. В итоге контрольный пакет «ЮКОСа» должен был оказаться у американского консорциума, скупившего 40 % акций, т. к. можно быть уверенным: недостающие 10 % плюс одна акция уже давно им скуплены.

Еще в 2003 году профессор Сергей Лопатников писал («Эту шахматную партию Ходорковский готовил давно»):

«Что имеет со сделки Ходорковский — понятно. Он решает свою проблему: обналичивает безналичный капитал, существующий в виде инфраструктуры, и получает взамен живые доллары вне России.

Более интересно, что получит Россия, если сделка осуществится? Думаю, Ходорковский — человек не жадный и налоги со сделки заплатит. Россия получит в итоге 8 миллиардов долларов. Остальные деньги в Россию не попадут. Т. е. Ходорковский получает деньги, а «ЮКОС» — нового собственника…

На самом деле Ходорковский продает вовсе не «ЮКОС». В этом нетрудно убедиться: «ЮКОС» — это почти треть нефтяной отрасли России. Доходы только от экспорта нефти при цене $ 23,5 за баррель составляют 13 14 % бюджета. Но есть еще доходы от внутреннего налогообложения. Итого, с учетом «смежников», т. е. производств, косвенно работающих на нее, нефтяная отрасль приносит до 30 40 % бюджета страны. Значит, доля «ЮКОСа» — 10 15 % бюджета. Для сравнения: затраты на оборону составляют 13,5 %, а какой нибудь науки на этом фоне и вообще не видно. Практически это означает, что власть в России переходит к новому владельцу «ЮКОСа», ибо власть над 5 10 % бюджета страны — это полная власть над страной. И в руках у владельцев «ЮКОСа» окажется мощнейший рычаг для создания крупномасштабных политических кризисов в любой желаемый момент, рычаг беспрецедентного давления на Кремль. И противопоставить этому давлению власти будет нечего. Даже национализировать эту собственность будет невозможно, т. к.… США получат полное моральное и юридическое право собственность своих граждан защищать любыми способами, вплоть до военных. Отступные же обойдутся России куда как больше, чем в 25 млрд., что и само по себе немало».

Впечатляет, не так ли?

Так вот, средства, заработанные похожими схемами, скорее всего собственность всей подобной элиты, банкиров. Будучи размещенной в «non-profit» фонды, она используется этой властью для обеспечения своего существования, защиты и расширения.

К тому же влияние тут не только финансовое. Про Фонд Сороса уже упоминалось. Приведу пример более глобальный. После 60 х образование в США вдруг резко было изменено. И не по официальной линии, а именно через фонды. Какой то, ранее никому не известный Блум, написал программу, уже почти 40 лет внедряемую в американских школах; по ходу, время от времени, меняя название, но оставляя суть: понизить академический уровень учащихся общих школ, но особо тренировать социальные реакции и поведение.

Идея в том, что такое население вряд ли взбунтуется. Она была разработана (опять таки в «филантропических» фондах!) еще в 30 е годы, когда весь мир был до липкого пота напуган переворотом 1917 года в России.

Недавние реформы школы и высшего образования в РФ: модульные системы, бакалавриат, ЕГЭ, просовывание ОПК и проч. — ровно из этой же серии.

Фонд Билла и Мелинды, куда передал деньги Баффетт, отчего то записан на «папу» Гейтса — с чего бы это? Ну и деятельность ведет тоже (в том числе) в образовании — другими словами, деньги работают на установление проамериканских политико-мальтузианских программ в странах мира.

Другими словами, если смотреть на мир не наивными, широко раскрытыми плошками, а внимательным циничным взглядом, то миллиарды Баффета (и не только его), — на самом деле, — миллиарды «центральных» банкиров, агентом которых был всю жизнь Баффет, и что эти деньги теперь будут отправлены работать на зашиту и распространение мировой власти банкиров.

Посмотрите на тот же рейтинг журнала «Forbes» — количество россиянских (но, как правило, заметьте, — не русских) богачей в РФ за 2009 год удвоилось… Неужели вы допускаете мысль, что те, кто управлял мировыми финансами еще века назад, сейчас вдруг обеднели?

Отнюдь, — просто люди скромные, внешнего пафоса им не нужно.

Попробуем проследить историю мировых финансов.

СТАНОВЛЕНИЕ МИРОВОГО КАПИТАЛА

В наше время крупные состояния могут зарабатываться на удивление быстро. Приснопамятный Билл Гейтс разбогател всего за несколько лет. Гарри Уинсток («Глобал Кроссинг» — создание оптоволоконных сетей) сосчитал свой первый миллиард уже спустя несколько месяцев после основания компании.

Но это сейчас, при глобализации и т. п., — а в XIX веке все было куда медленнее и скрытнее.

До сих пор многое в судьбе Ротшильда, Рокфеллера и Вандербильда кажется фантастическим и таинственным. Некогда Гейне сформулировал горький афоризм: «Деньги — это бог нашего времени, и Ротшильд — пророк его». И действительно, вместо «богат, как Крез» в Европе XIX века говорили «богат, как Ротшильд». А также: «В мире всего шесть великих империй: Великобритания, Россия, Франция, Австро-Венгрия, Пруссия и Ротшильды». Сейчас осталась лишь последняя.

Сколько денег в активах этого клана, точно не знает никто. Чтобы информация и капиталы не разбегались, Ротшильды вот уже двести лет практикуют семейные браки. Каждая вторая свадьба в их династии — родственная.

Родоначальником знаменитой династии был самый обычный еврейский мальчик из Франкфурта. Семья Майера Амшеля занималась торговлей. Его отец Мозес путешествовал по Восточной Европе, попутно занимаясь традиционной для европейских евреев того времени деятельностью: ювелирным бизнесом и ростовщичеством. Устав от скитаний, он решил осесть в том городе, где у него родится первый сын.

Когда отец умер, мальчик тут же бросил школу и стал искать работу. Хорошей работы не было, и родоначальник самой богатой династии нашел себе дело… на свалке. Ежедневно он отыскивал среди выброшенных вещей, то вышедшую из обращения монету, то потертую медаль, то грязную бляшку. Почистив находки и придав им товарный вид, Майер успешно сбывал их коллекционерам. Уже через несколько месяцев он приобрел известность в кругах любителей старины. В 1750 году за деньги, добытые на свалке, Майер арендовал небольшое помещение в дешевом кабачке «Под зеленым абажуром» и открыл там антикварную лавку.

Был период, когда Амшель отправился в Ганновер, чтобы поработать в банке Оппенгеймеров, но работа наемного служащего не прельстила Майера, и он вернулся в родной Франкфурт.

Первый «банк» Амшеля размещался в лачуге площадью 4 кв. м. Фамильный герб, как и прежде, украшал вход в лавку, а местные жители называли дом не по имени занимавшего его семейства, а просто — лавкой у красного щита. Осознав важность бренда для будущих финансовых и торговых операций, молодой банкир решил взять фамилию Ротшильд (нем. — красный щит).

Фундамент будущей финансовой империи был заложен в 1760 х, когда Майер Амшель возобновил знакомство с генералом фон Эсторффом, чьи поручения ему приходилось исполнять во время службы в банке Оппенгеймеров. Ротшильд вскоре узнал, что генерал увлекается коллекционированием монет.

Каждый, кто когда либо собирал коллекцию, знает, как трудно расставаться с любимым детищем. Коллекционер, если он действительно коллекционер — всегда в какой то мере фанатик.

Однако Амшель уже через несколько минут общения подарил свою самую ценную коллекцию заядлому собирателю древностей — принцу Фридриху Вильгельму IX Гессен-Ханнау, будущему курфюрсту и одному из самых богатых людей Германии, с которым познакомился через фон Эсторффа.

Принц, пораженный таким, казалось бы, бескорыстием, с восторгом спросил: «Какую награду желает получить щедрый даритель?». «Мне не нужно наград, — смиренно ответил Майер Амшель, — я и в дальнейшем готов бескорыстно служить Вашему Величеству».

С тех пор ему было разрешено поставлять в Гессен антиквариат и другие товары. В 1769 году Майер Амшель занял должность одного из придворных факторов. Над конторой антиквара появился новый герб с короной и надпись: «Поставщик двора Его Величества», но ее по привычке продолжали именовать «лавкой Ротшильда».

Так основатель династии впервые понял преимущество «брэнда» и взял себе эту звучную фамилию. Очень скоро, оценив смекалку Ротшильда, сам ландграф назначил его своим личным банкиром и вскоре стал доверять ему свои денежные дела. В дальнейшем Майеру удалось заинтересовать и привлечь к сотрудничеству знать и гессенских чиновников, среди которых был главный сборщик податей и будущий министр финансов Карл Фридрих Будерус. Вскоре тот стал основным вкладчиком Торгового дома Майер-Амшель-Ротшильд. Благодаря таким влиятельным покровителям Ротшильд стал предоставлять государственные займы в небывалых до того размерах. Будерус же помог Ротшильду превратиться в единственного придворного фактора (прочие поставщики были изгнаны).

Торговлей монетами придворные дела Ротшильда не ограничивались. Банкир превосходно справлялся с поставками живого товара — солдат для европейских армий. Принц Вильгельм, как и подавляющее большинство германских правителей того времени, жил за счет солдат — он «сдавал в аренду» свою армию другим странам. Основным клиентом принца (а позднее — курфюрста) была Великобритания, постоянно нуждавшаяся в солдатах для контроля над американскими колониями.

Войны стали неплохим источником дохода и для принца, и для Ротшильда. Кроме бизнеса на наемниках, Ротшильд умудрялся извлекать прибыль из международных торговых операций. С помощью посредников банкир закупал в Америке шерсть и ситец для продажи в Европе. Хитрый Майер Амшель расплачивался векселями должников двора, а после возвращения во Франкфурт получал деньги и комиссионные.

В 1770 году Майер Амшель женился на 17 летней Гутле Шнапер, дочери еврейского коммерсанта, впоследствии родившей ему 10 детей: пятерых сыновей и пятерых дочерей. Все сыновья Ротшильда изъявили желание продолжить дело отца и стать банкирами. Натан Майер Ротшильд, самый способный из сыновей, первым оставил отца, отправившись в Великобританию. Натан начал карьеру с торговли тканями в Манчестере, в 1809 году перебрался в Лондон и основал собственный банк «Натан Майер Ротшильд и Сыновья». Молодой финансист занимался обменом валют и организацией внешних заимствований. Расцвет его бизнеса пришелся на начало XIX века, когда английское правительство поручило Натану изыскать средства для войны с Наполеоном I.

Успехи Натана в банковском деле послужили остальным братьям примером для подражания. В 1812 году самый младший ребенок в семье, Якоб, открыл банковский дом в Париже. Через восемь лет настал черед Соломона: для финансового дела третий сын Майера Ротшильда избрал Вену. Четвертый сын, Кальман, открыл бизнес в Неаполе. Управлять банком отца во Франкфурте остался старший сын Майера — Амшель.

Помимо банков, подконтрольных сыновьям основателя империи, дом Ротшильдов имел своего представителя в Пруссии — берлинский банк Блейхредера. Пять банков образовали международную сеть — Майер Ротшильд стал первым международным банкиром. Главное отделение банковского дома, возглавляемое Натаном Ротшильдом, теперь располагалось в Лондоне.

Назначение Натана руководителем всего бизнеса было событием исключительным. Согласно завещанию, составленному Майером Ротшильдом, возглавить семейное дело должен был старший сын Амшель — при условии, что большинство членов семьи не имели на примете другой кандидатуры. Правда, выбор у клана был невелик: все ключевые позиции в бизнесе, согласно последней воле Майера, имели право занимать лишь члены семьи.

К финансовым делам Ротшильдов допускались лишь мужчины. Полномочия, отведенные женщинам, были просты: выходить замуж за аристократов и расширять и без того обширные связи семьи. При заключении брака девушкам не разрешалось менять свою веру, они были обязаны остаться в иудаизме — Ротшильды были религиозны. Тут возникает интересный вопрос: наследственная аристократия в Европе была, понятно, христианской. Но нас интересуют деньги мирового капитала, а не личные проблемы кого либо.

Уже на данном этапе можно сказать, что сложился именно международный капитал под руководством Ротшильдов. Еще не полностью всемирный, но уже международный.

При этом:

а) распространялось влияние банков, именно как сети, а не отдельных организаций;

б) практиковались династические связи с аристократией — «благородство за деньги»;

в) финансовая династия с самого начала уделяла внимание сохранению узости круга, принимая меры против возможного раздробления капитала.

Чтобы богатство не распылялось между многочисленными потомками, Ротшильды сделали нормой для себя смешанные браки между дальними родственниками. Позже, когда на европейскую сцену вышли другие богатые банковские дома, Ротшильды перестали жестко следить за соблюдением правил женитьбы и разрешили браки между представителями новой (не исповедовавшей иудаизма) и старой финансовой элиты.

Весьма характерным пунктом в завещании старого Ротшильда было повеление ни при каких обстоятельствах не допускать публичной оценки имущества семьи. Сам Майер Амшель всю жизнь вел двойные бухгалтерские книги: публичные — для властей и налоговых ведомств и секретные — для себя. Поэтому сведения о состоянии Ротшильда на момент его смерти противоречивы. По самым скромным данным, оно достигало 800 тыс. флоринов (около $ 100 млн. в нынешних ценах), самые смелые историки заявляли о $ 200 млн. Завещание запрещало публикацию сведений о размере состояния Ротшильдов. Член семьи, допустивший утечку информации, мог лишиться своей части наследства.

Вот так вот. Это вам не рейтинг в Forbes’е…

Разумный полководец всегда хочет, чтобы противник преуменьшил мощь армии, которой он командует. А финансовые войны — это тоже войны.

Причин скрывать финансовые потоки внутри группы у Ротшильдов было немало. Для успеха в финансовых делах требовалась своевременная информация о международных событиях — недаром войны становились для Ротшильдов источником прибыли. Еще отец — основатель империи, Майер — создал сеть агентов осведомителей, подобную королевским подразделениям шпионов. Агенты Ротшильдов работали намного быстрее разведок королевских дворов Европы, доставляя информацию на 10 12 часов раньше императорских и княжеских курьеров. К услугам агентов Ротшильда всегда были транспортные средства: конские упряжки, повозки и лодки. Для своих осведомителей Ротшильды фрахтовали специальные суда, капитаны которых за круглую сумму готовы были пуститься в плавание при любой погоде. Помимо новостей, агенты Ротшильдов перевозили наличные деньги и ценные бумаги.

Наибольшим ускорителем обогащения Ротшильдов стали наполеоновские войны. Натан, находясь в Лондоне, скупал золотые слитки у Ост-Индской компании — в больших количествах, почти не торгуясь, в то время как королевское правительство обычно дожидалось снижения цен. Шла война, цены на золото росли, и вскоре оно срочно понадобилось британской казне. Необходимо было содержать армию и флот, прежде всего войска Веллингтона в Испании. Натан тут же предложил продавать англичанам золото по цене чуть ниже рыночной, но с выгодой для себя. Кроме того, он обязался доставить эти средства Веллингтону. Перевозить морем столь большие ценности было опасно, а путь через Францию был на первый взгляд невозможен.

Ротшильды уверили правительство Наполеона, что золото англичан не покинет Францию. Вскоре оно перекочевало с Туманного Альбиона в Париж. Французам не пришло в голову, что золото, не покидая подвалов банка Ротшильдов, вполне законными путями «попадает» в Испанию и используется Веллингтоном на содержание армии. Джеймс Ротшильд просто превращал полученное от Натана золото в векселя, подлежавшие учету в испанских банках. Карл и Соломон ездили с векселями в Испанию, а возвращались с расписками от Веллингтона, который вскоре выгнал французов из Испании.

Так действует глобалистский капитал — всегда с выгодой для себя, используя народы и страны исключительно как «поле для игры».

В 1815 м году, после триумфа «ста дней» Наполеона все участники фондовых бирж ждали, чем закончится решающая битва под Ватерлоо. По легенде, за сражением с обеих сторон наблюдали Натан и Якоб. Кроме финансовых забот, Ротшильды могли позволить себе лишь одно хобби — почтовых голубей. Еще перед битвой голубятни северо-западной Европы изрядно пополнились птицами, присланными Натаном из Англии. После битвы голуби были немедленно выпущены с шифрованными инструкциями, привязанными к лапкам. Но Ротшильды не хотели рисковать и, едва убедившись, что Наполеон проигрывает сражение, Натан, загоняя дорогих лошадей, сам мчится в Лондон.

Ротшильды не только придумали знаменитую фразу «Кто владеет информацией, тот владеет миром», они подготовили все, чтобы информация попадала в первую очередь к ним. Для этого между Франкфуртом, Лондоном и Парижем были открыты станции почтовых лошадей, финансируемые Торговым домом Ротшильдов. Кони Ротшильдов были резвее обычных почтовых, которых «кормили» государственные станционные смотрители. Если посмотреть на карту Европы, то можно заметить, что Ватерлоо находится почти рядом с осью Франкфурт — Лондон. А не устроил ли сам Ротшильд битву именно в этом месте?

Утром Натан явился на Лондонскую биржу. Сокрушаясь по поводу успехов Наполеона, он начал спешно продавать свои акции. Паника, поднятая непосредственным свидетелем решающей битвы, заставила и других спускать английские, австрийские и прусские ценные бумаги; они дешевели с каждой минутой и… оптом скупались агентами Ротшильда. О том, что Наполеон проиграл битву, на бирже узнали лишь через день; многие держатели ценных бумаг покончили с собой, а Натан заработал 40 миллионов фунтов стерлингов. Тот же трюк проделал в Париже и Якоб.

Разумеется, богатство зарабатывалось не только на спекуляциях.

Соломон, обосновавшийся в Вене, придумал выигрышную лотерею и ввел в Австрии новый вид выигрышных займов. Эти займы стали пользоваться большой популярностью не только среди состоятельных граждан, но и среди простого люда. Вскоре Соломон, будучи под покровительством князя Меттерниха, стал самым могущественным банкиром Австро-Венгрии. При этом огромные земельные владения знати служили Ротшильдам необходимой гарантией, и они никогда не торопили клиентов с отдачей долга, довольствуясь умеренными процентами. Чем дольше отдается долг, тем больший процент получает банк! Сейчас, когда кредиты стали нормой жизни (это в СССР товары продавались в рассрочку, а не в кредит), многие уже в курсе, что в случае досрочного погашения кредита приходится платить некий штраф. Именно за то, что банк в результате «поимел» меньше прибыли.

Щупальца зарождающейся финансовой империи постепенно проникали в самые отдаленные уголки Европы; скоро правительства всех стран нуждались в Ротшильдах. Первым оценил их деятельность австрийский император, возведя братьев во дворянство и даровав им титул имперских баронов.

Совокупное богатство клана в 70 х годах XIX века оценивалось почти в 1 млрд. долларов — фантастическая в те времена цифра. Ни один крупнейший проект не обошелся без Ротшильдов. На их деньги велась разведка алмазных копей в Южной Африке, финансировалось строительство железных дорог в Европе, скупалась земля для строительства Суэцкого канала, закупалась нефть, добытая в России.

В XIX веке пятеро братьев, которых теперь называли пятью пальцами одной руки и пятью франкфуртцами, начали кредитовать не предпринимателей и даже не правителей, а государства. Самым крупным заемщикам была Франция времен Наполеона I и Наполеона III. Прусские короли, австрийские императоры, русские цари не раз прибегали к помощи всесильной империи Ротшильдов.

Ротшильды славятся еще и преданностью идее семьи, в их роду практически не было отщепенцев и каждое новое поколение лишь приумножало богатство клана. Лионель Ротшильд в конце XIX века много лет состоял финансовым представителем русского правительства в Лондоне, а его сын возглавил крупнейшую биржу мира. Эдмон де Ротшильд способствовал национализации французских железных дорог. В 1913 году крупнейший транснациональный трест «Ройал Датч Шелл», контролируемый кланом, обладал семью громадными компаниями в Баку и тремя на Северном Кавказе, что превосходило показатели основных конкурентов Ротшильда — Нобеля и Рокфеллера. В ХХ веке, несмотря на две мировые войны, конфискацию многих владений и высокие налоги на наследство, империя Ротшильдов не погибла и до сих пор считается одной из самых крупных в современном финансовом мире. Государство Израиль своим появлением на карте во многом обязано могучему семейству; большинство поселений, основанных на территории подмандатной Палестины, строилось на деньги Ротшильдов.

Мир поражался тому, как они добивались успеха, конкуренты их ненавидели, но… все нуждались в их деньгах и покровительстве. «Ротшильды не могут быть лишними», — сказал в свое время Дизраэли.

Сейчас банковская группа Ротшильдов имеет 40 отделений на четырех континентах и в 33 странах, в том числе в Нью-Йорке, Вашингтоне, Москве, Пекине, Токио. Два филиала имеются даже в Африке: в Хараре (Зимбабве) и Йоханнесбурге (ЮАР). На Ротшильдов работают более 2000 наемных сотрудников, в том числе около 800 банковских работников. Группу по прежнему возглавляет Дэвид де Ротшильд, однако среди исполнительных директоров нет ни одного человека со знаменитой фамилией.

Зачем светиться без причины?

КРАТКАЯ КАРЬЕРА СЕМЬИ

1743 г. — родился Майер Амшель Бауэр (Ротшильд)

1750 г. — Мозес Амшель Бауэр открыл счетный двор во Франкфурте-на-Майне

1765 г. — Майер Амшель Ротшильд продает монеты принцу Вильгельму IX

1769 г. — Майер назначен придворным фактором

1802 г. — становится единственным фактором при дворе

1809 г. — старший сын Натан Ротшильд открывает банк в Лондоне

1812 г. — Джеймс Ротшильд открывает филиал в Париже

1812 г. — умер основатель банковского дома Майер Амшель Ротшильд; управляющим стал Натан

1814 г. — расцвет бизнеса: Ротшильды финансируют Великобританию, которая воюет с Наполеоном I

1816 г. — открыт филиал в Вене

1820 г. — Соломон Ротшильд открыл бизнес в Неаполе

1835 г. — первые инвестиции в промышленные активы (в испанские ртутные месторождения)

1836 г. — смерть Натана; его место занимает Джеймс Ротшильд

1845 г. — парижский филиал финансирует сооружение Северной железной дороги

1863 г. — закрывается неаполитанский филиал банка

1868 г. — умер Джеймс; к управлению приходит сын Натана Лионель де Ротшильд

1873 г. — Ротшильды становятся акционерами Rio Tinto

1875 г. — банковский дом предоставляет правительству Великобритании заем на покупку Суэцкого канала

1886 г. — инвестиции в добычу российской нефти

1887 г. — Ротшильды становятся акционерами De Beers Consolidated (занимается добычей алмазов в Южной Африке)

1901 г. — закрылся банк во Франкфурте-на-Майне

1926 г. — банкиры финансируют расширение лондонского метро

1939 г. — нацистское правительство перепродало венское отделение банка Ротшильдов частному немецкому банку Merck, Finck & Co

1963 г. — Эдмонд де Ротшильд открывает инвестиционный банк в Швеции

1969 1974 гг. — президентом Франции стал Жорж Помпиду, ранее занимавший пост генерального директора банка Ротшильдов в Париже

1981 г. — французский банк национализирован

1987 г. — Дэвид де Ротшильд создал банк-преемник, к которому перешли капитал и активы национализированного банка

1989 г. — во Франкфурте-на-Майне вновь открывается отделение банковского дома

2003 г. — в связи с уходом на пенсию главы лондонского банка Эвелина де Ротшильда британский и французский банки под руководством Дэвида де Ротшильда были объединены в Группу Ротшильдов

2006 г. — открылся филиал в Брюсселе

(Продолжение в следующем номере)

Оцените эту статью
2497 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
28 Февраля 2010

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ:...

Автор: Матвей Сотников
28 Февраля 2010
«СЕМИСТРЕЛЬНАЯ» ИКОНА В...

«СЕМИСТРЕЛЬНАЯ» ИКОНА В...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание