03 декабря 2021 12:35 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Главная тема

Автор: Матвей Сотников
ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

28 Февраля 2010
ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

«Некоторые не доживут до Пасхи», — с такими словами обратился к многочисленной пастве старенький настоятель одного из московских храмов, находящегося недалеко от станции метро «Парк Культуры». — Кто то будет встречать ее здесь, на земле, а кто то уже в Вечности». Люди расходились в некотором недоумении — о чем, о ком он это сказал? А утром следующего дня рвануло.

После случившегося было много сказано о том, что в очередной раз не сработали те, кто по роду своей деятельности отвечают за борьбу с терроризмом. Трагедия налицо, погибли люди, — и к этому мало что можно добавить.

Уничтожение знаковых фигур виртуального Имарата Кавказ — «шейха» Саида Бурятского и главного «шариатского судьи» Анзора Астемирова вызвали в обществе чувство успокоения: ну вот, спецслужбы отработали — и конец «джихаду». А ведь многие обыватели вообще не интересуются тем, что происходит на Северном Кавказе. Зачем, мол?..

Также много говорилось о том, что не была получена упреждающаяся информация агентурного характера. А если она и была, то смертниц, передавших начиненный болтами ответ Докки Умарова, не удалось остановить на дальних подступах или взять непосредственно здесь, в Москве. Это, конечно, ставит под сомнение эффективность тех структур, которые отвечают за безопасность людей, тем более — столицы. К сожалению, но это так.

Очевидно, что должны быть расширены рамки агентурной работы не только на территории Северного Кавказа, но и здесь, в центральной России, — чего пока, к сожалению, не происходит.

Все это, конечно, так. Но главное — другое. Если мы хотим и впредь получать такие адские «сюрпризы», то можем и дальше превращать Москву в проходной двор — в Шанхай, в новый Вавилон, где вольготно чувствует себя кто угодно, но только не простые жители, которых выживают шустрые «гости столицы».

Можно и дальше наводнять мегаполис криминальными фирмачами, скупающими квартиры, и «трудовыми мигрантами» — в то время как многие наши соотечественники, живущие и работающие в Москве (например, из Украины, Казахстана или Белоруссии), годами не могут получить российское гражданство.

Сколько можно рассуждать о реформе МВД, которая назрела и перезрела, и при этом не предпринимать никаких практических действий? Абсолютно недопустимо, когда по линии управлений внутренних дел «на земле» работают лица, обслуживающие интересы этнических криминальных сообществ. Что, это для кого то является секретом? Нет, конечно.

И еще.

Взрывы в Москве также наглядно показали, что либеральное общество, выстроенное по принципу «моя хата с краю», лишенное традиционной морали и нравственности, — такое общество абсолютно не жизненно. Оно по своей природе не способно справиться с возрастающими геополитическими и внутренними перегрузками, а потому обречено.

Наглядный пример душевного разложения — реакция части водителей (коренных и залетных), занимающихся в Москве частным извозом. Дошло до того, что Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл публично осудил тех, кто зарабатывал на горе других людей. «Мне сказали о том, что таксисты в несколько раз увеличили цены за проезд только потому, что люди не могут добраться на метро. Эти деньги не пойдут вам впрок», — предостерег глава Церкви.

После взрывов Площадь трех вокзалов оказалась запружена людьми, а прилегающие улицы — транспортом; многие люди шли пешком до Садового кольца, а машины стояли в километровых пробках. Водители такси на перроне Ленинградского вокзала встречали приезжающих словами: «Метро не работает, берите такси». За проезд до «Парка культуры» рвачи требовали до 3 тысяч рублей.

«На вокзале ни одного милиционера. Таксист предложил доехать от Павелецкого вокзала до «Сокола» за три тысячи рублей. Рассказывают, что сейчас частники за проезд от «Юго-Западной» в центр требуют шесть тысяч. Если это так, то не надо больше никаких взрывов. Мы сами вымрем», — отмечает блоггер kozenko.

Наше столичное общество, далекое от проблем Северного Кавказа и всей России, живет какой то своей, изолированной от всей страны жизнью. Между тем, идет война — тяжелая и изнурительная. Война с международным терроризмом. Вместо того, чтобы служить позитивным примером, Москва вызывает порой озлобление своим разгулом и мотовством, испорченными нравами, совершенно обезумевшим телевидением, помешавшимся на сексе, извращениях и пропаганде насилия.

Бороться с терроризмом, как и с разрухой, нужно в первую очередь в умах, и комплексно, начиная с искоренения тяжких пороков размагниченного общества и всей Системы, о которых предельно четко и откровенно говорил президент Дмитрий Медведев летом 2009 года во время посещения в Махачкале филиала Центра специального назначения ФСБ России.

Не бить по хвостам, но бороться с причиной, порождающей насилие. Сделать это может только авторитетная власть, носительница морали и права, обладающая волей для наведения порядка и искоренения зла.

Считается, что после 1991 года мы играем по либеральным правилам. Но на деле мы взяли на вооружение только одно — цинизм. Однако на Западе либерализм (правый или левый) всегда сопровождался и цинизмом, и жестокостью в отстаивании собственных интересов.

Возьмём для примера США, где никому в голову не придет требовать отмены смертной казни. Тамошняя элита прекрасно понимает, что в такой огромной и сложной по составу стране смертная казнь играет важную сдерживающую и охранительную роль.

Ну, а после событий 11 сентября, на подлинную природу которых так и не были даны вразумительные ответы (об этом, к примеру, говорит депутат Европарламента и журналист Джульетто Кьеза) демократическим антуражем было полностью покончено: тотальное доносительство и жесткий контроль за социумом. Вот это мастерство, вот это класс!

Таким образом, если мы все таки играем по западной партитуре, то будем последовательны во всем — не только в цинизме, но и жестокости. Именно этого требуют правила либерализма. Пока же мы приносим жертвоприношение своей безвольной, половинчатой и непоследовательной политики.

Но есть и другой путь — следование нашим историческим традициям, беря на вооружение все лучшее, что было в дореволюционный и советский период. Однако и тут, на переходной стадии, мы не сможем обойтись без жестких мер — только так можно вразумить наше в конец «перестроившееся» общество. Подобным образом действовал Петр Аркадьевич Столыпин, искоренивший в начале XX века террористическую заразу.

Ничего само собой не отрегулируется, не нужно строить розовых иллюзий. К тому же в условиях войны против нашей цивилизации. Это, кстати, прекрасно понимают в национально социалистическом Китае — очень сложной стране, вынужденной ради внутреннего мира и спокойствия постоянной держать руку на пульсе.

…В день, когда «шахидки» взрывали людей в метро в метро, Церковь в богослужении Великого понедельника вспоминала евангельское повествование о проклятии Иисусом бесплодной смоковницы, символизирующей душу, не приносящую духовных плодов — истинного покаяния, веры, молитвы и добрых дел.

Нынешнее российское общество можно уподобить этой бесплодной смоковнице. И выбор, на самом деле, предельно прост: или мы глубинно преобразимся, возвратившись к базовым ценностям Русской цивилизации — этого уникального моста между Западом и Востоком, или погибнем. Третьего не дано.

Оцените эту статью
1709 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание