27 февраля 2020 04:47 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Сергей Голов
С ВЕРОЙ В ПОБЕДУ

31 Октября 2009
С ВЕРОЙ В ПОБЕДУ

«Афганистан — самая дружелюбная страна в мире, а может быть, и во всей вселенной». Эта цитата, взятая с главной странички сайта «Afghanistan online», вызывает тяжелые чувства у всех, кому мало-мальски знакома и небезразлична история этого государства. Последние два десятка лет непрекращающейся войны ввергли народ Афганистана в полную нищету и привели к власти движение «Талибан» — фанатиков, отбросивших страну в мрачное средневековье.

ПРИСТРЕЛКА К ТЕМЕ

Тридцать лет назад нам отдали устный приказ взять штурмом дворец афганского диктатора Амина и осуществить государственный переворот в Кабуле, и мы с этой задачей стравились. Мы — бойцы отрядов «Гром» и «Зенит», «мусульманского» батальона ГРУ, десантники.

С тех выстрелов, которые прозвучали вечером 27 декабря 1979 года, и начинается афганская война. Для самой этой страны — очередная, одна из многих, для нас — первая.

Главное, как известно, видится на расстоянии. В 2008 году одна из кабульских радиостанций провела опрос среди жителей провинции Кабул. При ответе на вопрос: «Какой из политических режимов прошлого и настоящего времени вы считаете наиболее отвечающим вашим интересам?» 93,2 % людей выбрали просоветский режим Наджибуллы.

Помимо боевых действий, которые вела 40 я армия в Афганистане, советские люди оставили добрый след: строили больницы, школы, дороги, открывали заводы, фабрики. До 60 % задач носили миротворческий характер, и афганцы этого не забыли до сих пор.

Период советского присутствия люди старшего поколения, которые помнят те годы, теперь называю «золотым десятилетием Афганистана». Чего они никогда не скажут о времени нынешнем — после прихода в страну американцев и сил Североатлантического альянса.

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

ГОЛОВ СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Родился в 1941 году. С 1969 го — в органах госбезопасности. С 1974 го по 1980 год служил в спецподразделении «Альфа». 28 марта 1979 года снайперским выстрелом из бесшумного пистолета 6П9 вывел из строя террориста Юрия Власенко, угрожавшего взорвать здание американского посольства в Москве.

Участник штурма дворца Амина. В бою получил одно пулевое и семь осколочных ранений. Награжден орденом Ленина. После событий в ДРА — командир отделения «Альфы».

В 1983 году возглавил Курсы усовершенствования офицерского состава (КУОС) в Балашихе — кузницу кадров разведчиков специального назначения. После отставки в 1993 году долгое время работал руководителем службы безопасности крупной компании «Российская электроника».

С 2008 года президент Некоммерческого партнерства Фонд «КУОС — Спецназ».

В Советском Союзе о событиях в Кабуле, после которых и началась, собственно, афганская война, простые люди узнали, в основном, из газеты «Правда». В международном обозрении, опубликованном 23 декабря, наш южный сосед даже не был упомянут. Главные темы — Иран, решение НАТО по ракетам. Чуть позже в газете появилась заметка «Напрасные потуги». В ней давался отпор западной пропаганде, которая распространяла «чистой воды вымыслы» — будто на афганскую территорию введены «советские боевые части».

В обозрении, появившемся 30 декабря, афганский сюжет также отсутствовал. Лишь промелькнуло на ленте ТАСС сообщение из Кабула — «Обращение правительства Афганистана», в котором оно, «принимая во внимание продолжающееся и расширяющееся вмешательство и провокации внешних врагов Афганистана… основываясь на Договоре о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, от 5 декабря 1979 года, обратилось к СССР с настоятельной просьбой об оказании срочной политической, моральной, экономической помощи, включая военную…»

В комментарии «Правды» с гневом опровергались вымыслы о причастности «советского воинского персонала к событиям в Афганистане». К этому времени погибли начальник КУОС полковник Бояринов Григорий Иванович, наши товарищи по Группе «А» — капитаны Геннадий Зудин и Дмитрий Волков, бойцы «Зенита» Муранов и Суворов. Также были потери среди «мусульманского» батальона ГРУ и десантников из Витебской дивизии ВДВ.

В те годы было принято верить тому, что сообщало главное издание страны — газета «Правда». Все и верили. А что же происходило на самом деле? Об этом уже много говорили и писали. Самые противоречивые версии проходили красной строкой на страницах печати, по радио и телевидению. События в Афганистане стали предметом многочисленных дискуссий и политических споров, оставляя их спорами и дискуссиями.

Чтобы прочувствовать и понять историю, нужно выслушать очевидцев, окунуться в то время и в те мгновения — постараться взглянуть на ситуацию теми глазами. Попробую это сделать как офицер Группы «А» и непосредственный участник штурма дворца Амина. Взглянуть и проанализировать то, в чем нам тогда пришлось участвовать с оружием в руках, кого свергать и во имя каких целей и интересов.

Первым масштабно, с позиций военного историка, о событиях декабря 1979 года написал генерал-майор Александр Ляховский (в начале февраля 2009 года он скоропостижно скончался в Москве). Ему принадлежит фундаментальный труд «Трагедия и доблесть Афгана», вышедший в свет в 1996 году.

В книге нашего командира Героя Советского Союза Г. Н. Зайцева «Альфа — моя судьба» содержится обширный раздел, посвященный афганской войне: «Шторм» над Кабулом». В нем собраны многочисленные свидетельства, в том числе ветеранов Группы «А» — участников тех событий.

Не мог, естественно, обойти комбинированную операцию в Кабуле и один из ее руководителей — генерал-майор Ю. И. Дроздов, автор мемуаров «Записки начальника нелегальной разведки». Кстати, некоторые важные детали, о которых раньше никогда не сообщалось в печати, Юрий Иванович привел в интервью газете «Спецназ России» в январе 2009 года.

Серия изданий Михаила Болтунова… А еще книга Давида Гая и Владимира Снегирева «Вторжение» о неизвестных страницах необъявленной войны… Дипломаты, советники, бойцы нештатных отрядов спецназа «Гром» и «Зенит», «мусульманского батальона» ГРУ, прямо таки вал публикации в прессе…

За тридцать лет столько всего накопилось, что мой исследовательский опыт кажется крупинкой в этом изобилии восприятия. Но я не могу молчать. Потому что мне кажется, что сказано далеко не все. И мы продолжаем совершать ошибки, уже когда то совершенные, наступаем на одни и те же грабли.

«В ЦЕНТРЕ ЦИКЛОНА»

История не терпит суеты. Чтобы понять суть наших взаимоотношений с жителями древней афганской земли, где сейчас завязли американцы и силы НАТО, важно почувствовать психологию гордых и независимых воинов — пуштунов, таджиков, хазарейцев, узбеков, туркменов, нуристанцев, белуджей.

В газетной статье трудно глубоко освятить эту тему, но и обойти ее стороной я не могу. Это не только взгляд в прошлое, но и попытка заглянуть в наше будущее: положение современного Афганистана и соседнего Пакистана, провозглашение радикалами «Исламского Государства Визиристан» — все это, как мы отчетливо видим, представляет большую проблему для России и ее союзников в Средней Азии.

В начале октября 2009 года в интервью корреспонденту Sunday Telegraph новый командующий британских войск в Афганистане Дэвид Ричардс сказал, что поражение сил НАТО в Афганистане будет иметь катастрофические последствия для Запада. А министр обороны США Роберт Гейтс, возражая против требований Конгресса о выводе американских войск из этой страны, заявил буквально следующее: «Талибы и Аль Кайда уже разгромили одну сверхдержаву».

Мы прекрасно знаем, что никакие талибы и «Аль Кайда» не разгромили Советский Союз. Причины были сугубо внутренние, и они выходят за рамки данной статьи. Однако намек понятен: «поражение в Афганистане стало одной из причин развала СССР». Стало быть, на очереди Соединенные Штаты Америки.

Уйти из Афганистана Запад не может — это лишило бы его главного опорного пункта в Евразии, откуда можно диктовать условия и России, и Китаю, и Индии. Но он не может там и оставаться. По крайней мере, в виде внешней силы, диктующей местному населению, как ему жить. В этих условиях Североатлантический альянс использует тактику «пребывания в центре циклона».

Кстати, в Афганистане постоянно распространяются слухи о том, что западные силы сами используют свои вертолеты, чтобы перевозить боевиков. «Как раз тогда, когда полиции и армии удалось окружить «Талибан» в деревне района Qala-e-Zaal, мы видели, как приземлился самолет с силами подкрепления, — рассказывает солдат 209 го корпуса Шахин афганской Национальной Армии. — Им удалось спасти своих друзей от нашего окружения и даже нанести поражение афганской Национальной Армии».

«Наша борьба против «Талибана» не имеет смысла, — добавил солдат. — Наши иностранные «друзья» более дружат с оппозицией». Все больше аналогичных сообщений поступает и из других провинций. С учетом того, что воздушное пространство над Афганистаном целиком контролируется НАТО, все это уже гораздо больше, чем просто слухи.

Замечу, что точно таким же образом американцы действовали и раньше, работая с кровавым диктатором Амином. После того, как мы взяли штурмом Тадж-Бек, все документы, представлявшие хоть малейший интерес, были собраны и досконально изучены. И вот что обнаружилось.

«В записных книжках Амина, — говорит Ю. И. Дроздов в интервью «Спецназу России», — имелись телефонные номера американцев, которые являлись установленными разведчиками. До возращения в Афганистан Амин находился на стажировке в США и после Саурской революции был срочно отправлен на родину. Естественно, никто и никогда не показывал — и, по всей вероятности, не покажет — материалы агентурного дела на этого человека. Но сама динамика действий и срочность его возвращения со стажировки, которая была прервана, говорит о том, что его работа на американцев была вполне вероятна. Последующее развитие событий, обострение внутренней афганской вражды, — к чему Амин приложил руку, — в известной мере подтверждает это предположение».

Разумеется, западные союзники опровергают контакты с талибами. Американский посол Карл Эйкенберри, как сообщает McClathey newspaper, говорит: «Мы никогда не помогали бы террористам, которые напали на нас 11 сентября». Однако сами афганцы думают иначе.

Профессор университета в г. Балха Рахим Рахими утверждает, что США и Великобритания пытаются держать весь Афганистан в страхе так, чтобы люди ощущали потребность в иностранных силах. «Они пытаются и дестабилизируют север любыми возможными для них способами, — говорит Рахими. Это хорошее оправдание расширению их присутствия в регионе, чтобы заполучить газ и нефть Средней Азии». Борьба с «исламским экстремизмом», как считает профессор, была «предлогом внедриться в регион, не вызывая жесткую реакцию России и центрально-азиатских правительств».

Еще в 1977 году советско-афганская граница была одной из самых надежных и спокойных. С 1919 года владыки в Кабуле демонстрировали самые добрые чувства к северному соседу и получали от него экономическую помощь и международную поддержку.

Советско-афганские связи можно было бы сравнить с советско-индийскими отношениями: разные общественные системы не мешали дружбе. За строительство промышленных объектов СССР получал твердую валюту, которой у Афганистана было не так много. Это заставило президента М. Дауда, пришедшего к власти после свержения монархии в 1973 году, переориентироваться на богатого соседа — Иран.

Шах Реза Пехлеви был готов оказывать Кабулу значительную финансовую помощь, но с одним условием: страна должна быть свободна от коммунистического влияния. В Афганистане это влияние символизировала Народно демократическая партия (НДПА), возникшая в 1965 году и тут же расколовшаяся на две фракции — более радикальную «НДПА — авангард рабочего класса», известную в афганском обществе как «Хальк» («Народ»), и более умеренную — «НДПА — авангард всех трудящихся», она же «Парчам» («Знамя»). Впрочем, в основе раскола лежали не только теоретические, но социальные и этнические различия.

Помимо «Хальк» и «Парчам» существовал Объединенный фронт коммунистов Афганистана (ОФКА), который активно работал в военной среде. Несмотря на то, что в 1977 году две конкурирующие фракции формально объединились, их члены и лидеры продолжали враждовать друг с другом, и реальное взаимодействие фракций так и не было достигнуто.

Выполняя рекомендации иранского шаха, Дауд удалил из правительства военных, считавшихся «левыми». Это вызвало недовольство в армии, где было уже немало сторонников НДПА и ОФКА, предлагавших радикальный путь преодоления отсталости страны — переворот и «строительство социализма» с опорой на помощь СССР.

В декабре 1977 года власти провели аресты среди актива НДПА. 17 апреля был застрелен у своего дома один из ведущих идеологов НДПА Мир Акбар Хайбар, в прошлом начальник академии полиции. Это убийство возмутило общественность, и на его похороны удалось собрать около 15 тысяч человек, что для Кабула очень много. Массовая демонстрация была разогнана силами правопорядка.

Обеспокоенный ростом влияния НДПА, Дауд опасался, что шах Ирана сочтет его политику в отношении коммунистов слишком либеральной. 25 апреля он приступил к арестам оставшихся на свободе партии НДПА. Однако некоторые «левые», принадлежащие к афганской элите, были посажены лишь под домашний арест. В этих условиях один из них — «халькист» Амин отдал приказ сторонникам НДПА в армии начать «революцию».

На следующий день 26 апреля и Амин оказался в тюрьме, но машина насильственной смены власти была запущена. 27 апреля (7 саура 1357 года по афганскому календарю) в Кабуле произошел военный переворот.

«Исламабад, 28 (ТАСС). Согласно поступившим сюда сообщениям из Афганистана, вчера там был произведен государственный переворот. Власть в стране перешла в руки революционного совета вооруженных сил. В заявлении революционного совета, зачитанном по кабульскому радио начальником штаба ВВС полковником Абдул Кадыром, говорится, что «вооруженные силы взяли на себя защиту отечества, национальной независимости, свободы и чести афганского народа».

…По сообщению корреспондента агентства Рейтер из Исламабада, ссылающегося на кабульское радио, во время вчерашней ожесточенной перестрелки в столице Афганистана были убиты отказавшиеся сдаться войскам смещенный глава государства и премьер-министр М. Дауд и его брат Мухаммед Наим. Как передало кабульское радио, революционный совет контролирует положение в Кабуле и других районах страны. Действие конституции отменено. В Кабуле введен комендантский час. Страна будет управляться декретами революционного совета».

Организаторы Саурской революции сознательно не проинформировали о своих планах советское руководство, поскольку справедливо опасались, что Москва попытается отговорить руководство НДПА от вооруженного выступления, ссылаясь на отсутствие в Афганистане в ту пору революционной ситуации.

Не прошло и месяца после прихода к власти, как Тараки (он принадлежал к фракции «Хальк») принялся за чистку партийных рядов. Вот выдержка одного из его первых выступлений. Газета «Правда», 28 мая 1978 года: «… НДПА проведет мероприятия по чистке аппарата от контрреволюционных и антидемократических элементов, чтобы создать условия для развития здорового демократического общества в стране».

И его слова, надо сказать, не разошлись с делами: в стране началась охота на «врагов революции». Одними из первых в их числе оказались вчерашние товарищи по борьбе. Военный летчик Абдул Кадыр, который сыграл ведущую роль в перевороте, а после без пререканий уступил рычаги управления страной самому Тараки, был объявлен «контрреволюционным элементом».

Став по совместительству министром обороны, Тараки разгоняет жернова репрессий на полную мощь. В стране наступили времена всеобщего террора. Кругом таинственно и бесследно исчезали люди: чиновники из госаппарата, офицеры, священнослужители, представители интеллигенции, купцы, студенты. К стенке ставили по малейшему подозрению в нелояльности, по элементарному доносу. Крепко досталось и самим членам партии.

На следующий год очередь дойдет уже до самого Тараки.

ЗЕМЛЯ ВОЙНЫ

Отправляясь в Афганистан в декабре 1979 года, мы, бойцы группы «Гром», не имели понятия о крайне сложной специфике страны, где нам предстояло осуществлять «Второй этап Апрельской революции». Тоже, кстати, произошло и в начале 1990 х годов на Северном Кавказе: российские военные, направленные в Чечню, абсолютно не представляли особенностей этого края и внутреннего устройства вайнахского общества. Религиозные братства, тейпы, вирды… Кто знал обо всем этом? Практически единицы.

Однако в Афганистане мы все чувствовали, что за нашими плечами стоял могучий Советский Союз. Была вера в победу. Первая чеченская кампания — пример совершенно иного рода: разваленная армия, морально-психологический дискомфорт — за что и за кого воюем?.. Ведь это же наша территория!

В уже упомянутой книге «Вторжение» читаем: «Безоружный, в тщательно отглаженной форме, со всеми знаками отличия старшего офицера Советской Армии, мой новый знакомец входил в чужие, настороженные, побитые бомбежками кишлаки, ввергая в недоумение их жителей, потому что к такому они не привыкли, такого никогда не видели. Он садился на корточки рядом со стариками и часами вел с ними неторопливые уважительные беседы. Он пытался понять этих людей, услышать их и хотел, чтобы они услышали его. Никакая дивизия не могла сделать тогда большего, чем этот безоружный подполковник с его такими беседами, чем его отряд с солью, мукой, спичками, муллой и лекарем. Подполковником этим был Леонид Иванович Шершнёв».

Таких людей и такого подхода не хватало не только в Афганистане, но на Северном Кавказе.

В 1984 году Леонид Шершнёв решился на крайнюю для тех времен меру: направляет письмо генсеку ЦК КПСС К. У. Черненко: «Операции приобрели характер полицейских, карательных мер, в результате мы втянулись в войну с народом, а она бесперспективна. Антигуманные действия советских войск в отношении мирного населения носят массовый и систематический характер и проявляются в грабежах, неоправданном и необоснованном применении оружия, разрушении жилищ, осквернении мечетей…»

Генсеку, уже тяжело больному, доложили содержание письма и он… отнесся к нему и автору благосклонно, предупредив министра обороны: «Шершнёва не трогать». Его не тронули, лишь задержали присвоение генеральского звания на два года. А потом, после вывода наших войск, потихонечку «сплавили» в отставку.

Шершнёв стал одним из тех, кто указывал путь к единственно верной политике — политике национального примирения. Ныне он является одним из признанных экспертов, он — президент Международного общественного фонда национальной и международной безопасности.

До нашего прилета в Кабул на месте хорошо поработали ребята из группы «Зенит», первая линия КГБ — разведка, а также представители ГРУ. Они провели всю необходимую разведку местности и стратегически важных объектов, без чего мы бы не смогли выполнить поставленную перед нами задачу.

Однако все они, профессионалы высокого класса, являлись каплей в море, в то время как закреплять успех предстояло солдатам и офицерам из Ограниченного контингента советских войск. Нужно ли говорить, что все они имели очень слабое представление о многообразии Афганистана, его исторических, социальных, религиозных, племенных особенностях и традициях. Отсюда неоправданные потери и многочисленные издержки, которых можно было избежать.

…Более двух веков насчитывает история российско-афганских отношений. Это время соперничества с Россией и Британской империй, а затем США на Востоке — там, «за речкой», где нищий, но гордый Афганистан оказался в центре пересечения интересов. Имперскую политику Great Britain, переняв эстафету, продолжает American Empire.

Почти весь XIX век прошел в Афганистане под знаком влияния Белого царя и Британского льва. В 1801 году Земан-шаху, внуку основателя Афганского государства Ахмад-шаха Дуррани, выкололи глаза. К власти в стране пришел Махмуд. Два года спустя его сверг младший брат Шуджа уль-Мольк.

В калейдоскопе имен, влияющих на внутреннюю политику Афганистана, то и дело мелькают английские и русские имена. Британский агент сэр Александр Бернс, постоянно склоняющий афганских владык проводить более удобную для англичан политику, русский военный разведчик — поручик 1 го Оренбургского казачьего полка» Ян Виткевич, который был направлен в конце 1837 года в Кабул оренбургским генерал-губернатором В. А. Перовским.

Имя Яна Викторовича Виткевича, этого замечательного сына России, почти забыто. А ведь именно при его посредничестве эмир Дост Мухаммед и кандагарский правитель Кохандиль-хан заключили с Персией дружественный договор, направленный против Герата — ставленника англичан.

Не вина Виткевича в том, что позднее Петербург, под давлением англичан, отказался от достигнутых им договоренностей, дезавуировав заключенный им договор и, тем самым, открыл дорогу британскому вторжению в Афганистан.

Характерно, что накануне прибытия Виткевича в Кабул лондонская Таймс так писала о России: «От границ Венгрии до сердца Бирмы и Непала русский дьявол неотступно преследует и терзает весь человеческий род и неустанно совершает свои злобные аферы, раздражая нашу трудолюбивую и исключительно мирную империю».

Как это напоминает нынешние информационные войны Запада, не правда ли?..

Век XX, особенно вторая его половина, стал для Афганистана во многом переломным. Перескочить из феодализма в социализм — задача нереальная, утопическая. Другая цивилизация, иные политические и культурные ценности. Перед нами предстала совершенно чужая страна, с ее средневековыми традициями, своеобразным мышлением местных жителей, с суровыми религиозно-феодальными устоями и первобытными нравами.

Средняя продолжительность жизни в Афганистане составляла сорок лет. По своему экономическому развитию он занимал 108 место среди 129 стран «Третьего мира». 90 % жителей страны не умели читать и писать.

В стране действовали более 25 тысяч мечетей, местные магометане почитали 16 тысяч святых мест. Необходимость заставляла людей изучать ислам: безграмотные люди передавали Священное писание, состоящее из 114 глав, по наследству, из уст в уста. Главными его пропагандистами и толкователями являлись муллы и старейшины.

Для мусульманина мечеть — это не только культовое заведение. Это место общения, обсуждения жизненно важных вопросов. Ислам — единственная мировая религия, регламентирующая влияние на все сферы общественного бытия. Для нас — советских людей и офицеров КГБ, воспитанных в духе марксизма-ленинизма, все это было чем то совершенно далеким и непонятным.

Это была страна жестоких политических и социальных противоречий, где брат мог легко зарезать брата только оттого, что тот мешал выполнению его амбициозных планов. Почти 90 % населения Афганистана в то время проживало в кишлаках, находясь под властью феодалов, племенных вождей и мулл. Три миллиона афганцев вели кочевой или полукочевой образ жизни. Народ страдал от произвола, насилия, бесправия и нищеты.

Как известно, афганцы во все времена отличались повышенной воинственностью — она взращивалась веками, проникая в сердца и мысли мальчишек вместе с многочисленными мифами и легендами, романтично, по восточному. На чем только не зиждется афганская ментальность! Наследие древней Бактрии, Ахеменидской державы, Греко-Бактрийского и Парфянского царств, Кушанской империи, династий Сасанидов, Саманидов, Газневидов и Гуридов («царей гор»), потомков Чингисхана и «железного хромца» Тимура, Великих Моголов, иранских Сефевидов и Надир-шаха Афшара… Одни племена вели отсчет своего рода от семитов, другие решительно причисляли себя к арийцам, третьи считали себя потомками Александра Македонского или Чингисхана.

А великие державы, тем временем, продолжали биться за сферы своего влияния в регионе.

Тогдашний советский лидер Л. И. Брежнев в одном из интервью указывал, что помощь ДРА была оказана для отражения внешней агрессии, которую начали против Афганистана империалисты и их пособники. Руководство страны опасалось, что наш сосед превратиться в военный плацдарм на южных рубежах. Американцы форсировали новые долгосрочные программы вооружений и создавали своих «силы быстрого развертывания». Государства блока НАТО увеличивали свои военные бюджеты.

В Кремле, кроме всего прочего, не доверяли Амину. Его подозревали в связях с ЦРУ. Данные, почерпнутые из обнаруженных в Тадж-Беке записных книжек афганского диктатора, только укрепили эти подозрения.

Гибель Тараки явилась не только личным ударом, но и прямым вызовом. По воспоминаниям А. А. Громыко «дополнительную остроту обстановке придало убийство Генерального секретаря ЦК НДПА Н. М. Тараки… Этот кровавый акт произвел потрясающее впечатление на все советское руководство. Л. И. Брежнев особенно тяжело переживал его гибель».

«Президент Тараки был моим другом. Он приезжал ко мне в сентябре. После его возвращения Амин его убил. Этого я ему не мог простить», — говорил Брежнев на встрече с президентом Франции Валери Жискар д’Эстеном в 1980 году.

Отныне Амин рассматривался в Кремле не как товарищ, а как коварный, на все способный преступник, уничтожавший просоветски настроенных афганцев. Ликвидация Тараки спровоцировала психологический перелом, который в конечном итоге привел к принятию решения о вводе войск.

Уничтожая «любимого учителя», Амин действовал в русле афганской политической традиции — захватывать власть в результате военного переворота и расправляться с предшественником. Вдумаемся в такой факт: в XX веке из правителей Афганистана только один (!) был отстранен от власти законным путем, Бабрак Кармаль. Все остальные были свергнуты силой.

Февраль 1919 года. Убийство эмира Хабибуллы-хана, установившего в 1901 году дипломатические отношения с Российской империей.

Январь 1929 года. Отстранение от власти Амманулы-хана, который в 1919 году заключил Договор о дружбе и сотрудничестве между Афганистаном и Советской Россией.

Октябрь 1929 года. Свержение ставленника англичан Хабибуллы, сына Рашида (больше известен как Бачаи Сако — «Сын водоноса»).

Август 1933 года. Убийство падишаха Надир-хана в результате террористического акта, организованного подпольной организацией «Джаван Афган» («Афганская молодежь»).

Июль 1973 года. Бескровный переворот, в результате которого низложен король Захир Шах.

Апрель 1978 года. Саурская революция. В ходе перестрелки глава государства Муххамед Дауд убит в своей резиденции.

Сентябрь 1979 года. Президент ДРА и глава НДПА Нур Муххамед Тараки отстранен от власти, а на следующий месяц убит в тюрьме — задушен подушкой.

Декабрь 1979 года. Диктатор Амин уничтожен в своей резиденции — дворце Тадж-Бек.

Апрель 1992 года. Вынужденная отставка с поста президента Мухаммеда Наджибуллы. Сам он укрылся в представительства ООН в Кабуле, где работал над переводом книги «Великая игра», повествующей о борьбе между Российской и Британской империями за влияние в Афганистане в XIX веке. После захвата власти талибами Наджибулла был зверски казнен.

Сентябрь 1996 года. После того, как радикалы захватили Кабул, президент Исламского Государства Афганистан Бурхануддин Раббани и его правительство эвакуировались в Мазари-Шариф.

Октябрь 2001 года. В ходе наземной наступательной операции американцев прекратил существование Исламский Эмират Афганистан, а лидер талибов Мухаммед Омар («мулла Омар») был объявлен в международный розыск.

Так что Амин не был оригинален. В Соединенных Штатах, правда, до сих пор не признают своей агентурной связи с этим, безусловно, незаурядным человеком, но, как известно, дыма без огня не бывает. К тому же американцы, скорее всего, использовали его «в темную»: одной рукой держали с ним контакт, другой — поддерживали вооруженную оппозицию.

(Продолжение в следующем номере)

Оцените эту статью
1499 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание