23 февраля 2020 01:45 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Алексей Филатов
С МИРОМ НА КАВКАЗ

1 Августа 2009
С МИРОМ НА КАВКАЗ

В августе, когда Северный Кавказ захлестнула очередная волна насилия, в Грозном, Гудермесе, Беслане и Будённовске состоялись концерты Заслуженной артистки России Аниты Цой и офицеров Группы «Альфа» Алексея Филатова и Геннадия Соколова.
ПОЕЗДКА БЫЛА ОРГАНИЗОВАНА В РАМКАХ ГРАЖДАНСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ АКЦИИ НЕРАВНОДУШНЫХ ЛЮДЕЙ «ПОМНИТЬ, ЧТОБЫ ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЛАСЬ». О ТОМ, КАК ПРОХОДИЛ ЭТОТ, ВО МНОГОМ, НЕОБЫЧНЫЙ ТУР, РАССКАЗЫВАЕТ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ АССОЦИАЦИИ ВЕТЕРАНОВ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЯ «АЛЬФА» ПОДПОЛКОВНИК АЛЕКСЕЙ ФИЛАТОВ. ТРУДНЫЙ РЕГИОН

Лично мне до конца не верилось, что мы сможем реализовать нашу идею: регион очень неспокойный, проблематичный, а тут мы со своей акцией. Думал, обязательно что то не получится в силу непреодолимых преград и обстоятельств. Это притом, что мы готовились заранее, с весны; работала серьезная инициативная группа, состоявшая из профессионалов.

Первым, кто откликнулся на наш проект, был президент Чечни Рамзан Кадыров. Он пообещал провести все на самом высоком уровне — встречу и размещение, транспорт, залы… И обеспечить безопасность. Свое слово Кадыров сдержал.

Дагестан отказался практически сразу. Северная Осетия и Будённовск дали «добро». А вот Ингушетия в самый последний момент отработала назад, когда была уже сверстана практически вся программа тура.

Смысл полученного нами из Магаса ответа сводился к следующему: они готовы обеспечить благотворительный концерт на территории республики — всё, за исключением безопасности. Последующие трагические события в Назрани показали, что местное МВД не смогло защитить само себя. Что уж говорить о нас!

Каждое выступление строилось по такому принципу. Анита заранее приезжала на площадку и три часа отдавалась интенсивной работе с местными детскими коллективами, проводя мастер-класс и встраивая их в концерт — перед началом, во все отделения и в заключительную часть, когда сообща поется Гимн России.

Этих коллективов, как правило, насчитывалось от трех до пяти. Хочу особо подчеркнуть: Анита не просто режиссирует концерт, но учит молодых исполнителей, а также по ходу снимает проблемы, которые, как показал и наш тур, обязательно возникают.

Итак, начинается концерт. Звучит песня «Возвращайтесь», идущая лейтмотивом всей нашей акции «Помнить, чтобы жизнь продолжалась». Потом на сцену выходит сама Анита — ее везде встречали громкими аплодисментами. Она исполняет первый куплет, после чего появляемся мы с Геннадием Соколовым.

И во всех местах на Северном Кавказе, где мы в этот раз побывали, нас, офицеров «Альфы», встречали на очень высокой эмоциональной волне, отдавая, тем самым, дань огромного уважения и признательности по настоящему «народному подразделению спецназа» — Группе «Альфа».

ГРОЗНЫЙ

По прилете нас встретили в национальных костюмах, с песнями и танцами. Разместили в двухэтажной гостинице на территории аэропорта «Северный».

Хозяева пытались нас «затостовать» — вечер же! — но мы решительно вырвались из за стола и поехали в город, чтобы возложить венок, выполненный из живых цветов, в виде большого колокола — знака нашей акции, к памятнику Ахмаду Кадырову.

Наша охрана в Чечне состояла из представительных, спортивного вида ребят, вооруженных до зубов. С черной или рыжей окладистой бородой. У меня сразу возникло ощущение дежа-вю: где то я их уже видел?.. По-моему, через прицел. Типаж один и тот же. И вот теперь они обеспечивают нашу безопасность.

Грозный произвел на нас очень сильное впечатление, особенно мечеть, расположенная в самом центре чеченской столицы. По своей площади и архитектуре это самая большая и самая красивая мечеть в Европе. Мы увидели ее поздно вечером, подсвечиваемую с разных сторон: картина была какая то «нереальная».

Город, превращенный в руины, восстановлен на старом месте. Как нам рассказали, первоначально возникла идея перенести его на новое место, но Ахмад Кадыров сказал, что он должен находиться именно здесь, где был основан в 1818 году как крепость Грозная Сунженской линии.

Лично я города не узнал. Помню его прежним — вернее то, что от него оставалось. И теперь, когда мы проехали по центральной его части, я узнал только два места: площадь «Минутку», за которую велись тяжелые бои, и тоннель под мостом, в котором был подорван автомобиль генерала Анатолия Романова.

Нам устроили экскурсию по центру, до въездных ворот в город. У меня в архиве хранится фотография 2002 года, на которой мы с Геннадием Соколовым стоим возле разбитой вывески «Грозный». Сейчас на этом месте сооружены огромные ворота в стиле Триумфальной арки.

ЧЕЧЕНСКОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО

Утром в сопровождении ДПС и охраны мы приехали на старое кладбище, где в 1979 году был погребен отец Сергея Петровича Цоя, мужа Аниты.

Это кладбище не мусульманское — там были захоронены русские, корейцы и люди других национальностей. Соответственно, место это заминировали одним из первых. Долгое время туда никто не мог попасть. Только недавно пришла хорошая новость, что его разминировали, оно стало доступным.

Кладбище произвело тяжелое впечатление. Могилы заброшены, надгробия поломаны… Явно к нашему приезду расчистили проход до могилы. Здесь Анита совершила древний корейский обряд чори — три поклона до земли. Как дань памяти почившему.

Домой Анита привезла фотографии и видеоматериалы. По ее рассказу, сколько было слез радости! В том числе и потому, что надгробие оказалось в хорошем состоянии. Она сейчас надеется, что свекровь сможет уже сама поехать в Грозный и навестить могилу мужа.

Официальная часть нашего тура началась с пресс-конференции в Доме печати, которая была организована в студии информационного агентства «Грозный-информ». В ней приняли участие министр культуры Чечни Дикалу Музакаев и мы, соответственно, гости из Москвы.

— Мой муж родился в Ингушетии, в два года его перевезли в Грозный, где он прожил до восемнадцати лет, — объяснила Анита. — У него здесь много родственников и друзей. Поэтому можно сказать, что я приехала в Грозный как домой.

Рассказывая о нашей благотворительной акции, мы особо отмечали то обстоятельство, что хотим пробудить неравнодушие в людях, привлечь внимание к насущной необходимости помнить о жертвах террора.

— Мы объединяем усилия, — сказал я, отвечая на вопрос, — чтобы защитить от организованного насилия наших родственников и близких, наших друзей и самое дорогое, что есть у каждого из нас — детей, будущее любой страны. Надеемся, что в данной акции примут участие жители всех городов России и тех мест, где террористы оставили свои черные следы.

Один из вопросов был такой:

— Все звезды, которые приезжают в республику, обязательно поют песню на чеченском языке. А вы будете?

— Нет, на чеченском не буду, — ответила Анита, — спою на корейском.

После пресс-конференции состоялась радушная встреча в мэрии города Грозного. Это был, пожалуй, самый шикарный стол за всю нашу поездку.

Очень приятное впечатление произвел на нас мэр Муслим Хучиев — образованный, интеллигентный человек. При этом строгий, жесткий и конкретный руководитель. В какой то момент мы набрались наглости и спросили:

— Знаете, чисто внешне, как нам показалось, вы не похожи на чеченца. Быть может, у вас есть еще какая то кровь?..

— Нет, я настоящий чеченец, — ответил он. — Я учился в Москве, окончил факультет журналистики МГУ имени Ломоносова. Очень долго работал на втором федеральном телеканале.

В конце встречи мы обменялись подарками. Один из них вызвал удивление у мэра. Но мы тут же объяснили, что это не патрон, а флэшка для компьютера на два гигабайта.

Ну, а выступали мы в Театрально-концертном зале Грозного, где за три недели до этого, 26 июля террорист смертник устроил подрыв, пытаясь проникнуть внутрь здания. На спектакле должен был присутствовать Рамзан Кадыров — он задержался на одном из объектов и опоздал на представление. Террориста не пустили внутрь, и тогда он привел в действие бомбу прямо у входа. Погибло шесть человек.

Здесь, на главной сценической площадке Чечни, Анита исполнила свои хиты — «Полет», «Мама», «На восток», «Небо». Ну и, конечно, «Возвращайтесь». Вместе с нами на одной сцене выступил Государственный детский ансамбль песни и танца «Даймохк».

Министр культуры поблагодарил Аниту и от лица Рамзана Кадырова преподнес ей роскошный букет.

ОСОБО О ТЕЛЕВИДЕНИИ

Рассказывая о поездке на Северный Кавказ, хочу обязательно затронуть тему антитеррористической рекламы. Местное телевидение вообще нас сильно поразило. За то краткое время, что мы с ним имели возможность познакомиться, постоянно показывали информационные ролики про предстоящие концерты Аниты Цой и офицеров Группы «Альфа» в Грозном и Гудермесе. Их крутили очень часто — для московского телевидения, прямо скажем, ситуация просто невозможная.

Теперь насчет антитеррористической рекламы. Я передам ее общий смысл. Голос за кадром обращается к телезрителям: «Взрослые, вы в ответе за своих детей!» Дальше идут кадры: маленький ребенок, фонтан… мама и папа.

«Если вдруг, — продолжает голос, — у вас с вашим ребенком возникли проблемы и потерян контакт, то приходите в специально организованные социально-психологические центры. Приводите туда своих детей. Мы узнаем, какие у них возникли проблемы, что их беспокоит. Помните! Лучше вы сами приведете их туда, чем они потом уйдут в горы». Именно так конкретно и говорится!

Тут же встык идет другой ролик: сводка происшествий за неделю. При проверке документов на посту человек отказался открыть багажник автомобиля. Он начал отстреливаться, и в ходе преследования был уничтожен. Оказалось, что это житель такого то населенного пункта республики.

И дальше показывают, как его бездыханное тело привозят на машине в пластиковом мешке и сбрасывают у ворот дома. Вызывают родителя: «Ну что ж ты! Кого ты воспитал? Посмотри, кто он такой — бандит, террорист! Человек, который с оружием в руках выступает против мирной жизни». И тут же, прилюдно, потрясенный отец говорит: «Я отказываюсь от такого сына. У меня его больше нет».

Мы приехали в Грозный со своим политкорректным представлением о том, что и как нужно говорить о борьбе с террористическим подпольем. Думали даже — выступать в военной форме или нет? А тут по телевидению идет такая жесткая адресная реклама, которой нам нужно учиться.

Людям показывают конкретную цепочку: сначала маленький ребенок, потом подразумевается момент, когда с ним оборвалась связь и затем он уходит в горы. И — трагический конец.

ГУДЕРМЕС

Следующее место нашего тура — Гудермес, второй по величине населенный пункт республики. Особо хочу обратить внимание читателей на следующее обстоятельство: из Гудермеса за нами пришла автоколонна, и даже была машина для вещей и реквизита — желтый УАЗ.

«В Гудермесе вас будут постоянно спрашивать, кто круче», — предупредили наши новые друзья в Грозном. Такое по хорошему соревнование, кто лучше гостей примет. Настоящее кавказское гостеприимство.

По пути мы заехали в родовое селение Кадыров — Центорой, где посетили могилу Ахмада Кадырова и отдали дань уважения его памяти.

В Гудермесе, возложив цветы на центральной площади, мы разместились в фешенебельном отеле «Кавказ» — из тех гостиниц, где мы останавливались за время нашего тура, только здесь был проведен Интернет.

Местом проведения концерта в Гудермесе было избрано футбольное поле. Меры безопасности — чрезвычайные: снайперы, четыре кольца охраны, бронированный КамАЗ в самом узком месте.

За два дня местные силовики начали работать на стадионе с собаками, натасканными на поиск взрывчатки.

Концерт прошел на «ура». После второй песни Анита «пошла в народ», вовлекая людей в происходящее действо — и это ей удалось. Завершился он, как и в Грозном, пением российского гимна. Я стоял и, честно говоря, на глаза навернулись слезы.

В качестве юных помощников Аниты на сцене в Гудермесе выступили участники Государственного детского танцевального ансамбля «Башлам».

…В Грозном и Гудермесе мы получили подтверждение тому, что в республике большинство населения позитивно относится к российской военной форме и государственным наградам. Чему мы были свидетелями. По всей столице республики, начиная с аэропорта, на стелах и фасадах государственных зданий развешены большие плакаты: Медведев — Кадыров, Путин — Кадыров. Тут же флаги — российский и чеченский.

Кто то может сказать, что это показуха. Этакое бла-бла-шоу. На самом деле, Кадыров действительно уважительно относится к российской власти и воспитывает в этом духе население республики.

Сначала мы даже сомневались, стоит ли в Чечне выходить на сцену в военной форме с наградами, полученными на этой земле. Но нам сказали: вы даже не думайте! Российскую форму у нас очень уважают.

— У нас мирная миссия, — объяснял я со сцены. — Когда с оружием в руках я приезжал на Северный Кавказ, то видел много беды. Мы хоронили своих товарищей, вы — своих родственников. И я могу ответственно заявить: среди тех, кто непосредственно воюет, победителей нет. Поэтому, выйдя в запас, мы приняли такое решение — продолжить свою борьбу с терроризмом, и хотим, чтобы вы нас в этом деле поддержали.

Реакция была замечательная.

БЕСЛАН

Нам предстоял очень сложный маршрут от Гудермеса в Северную Осетию. В Москве нам посоветовали добираться туда по территории Ингушетии, чего в один голос не советовали местные товарищи и чеченцы: там, сказали они, боевики по дороге расстреляли два автомобиля с бойцами нашего ОМОНа. Перед поездкой мы официально обратились в ФСБ с просьбой выделить борт, но письмо не было «расписано». И мы остались без «вертушек».

Вот почему в Северную Осетию мы поехали кружным путем — через Кабарду. От более короткого маршрута через Ингушетию отказались. Я сказал, что лично отвечаю за безопасность Аниты, а потому наш кортеж с проблесковыми «маячками» заложил такой крюк. Зато все обошлось. Честно говоря, мне было спокойнее в Чечне — водитель с оружием, на заднем сиденье лежит автомат, в багажнике пулемет, гранаты.

По дороге в Беслан мы сделали короткую остановку в Прохладном — это город, административный центр Кабардино-Балкарии. В нем живет родственница Аниты. Можете представить состояние жителей, когда они увидели кортеж.

Анита зашла в дом, расцеловала родственницу. Передала подарки от семьи. И мы рванули в Беслан, чтобы успеть на репетицию с детским коллективом.

Огромным эмоциональным потрясением для Аниты стало посещение в Беслане кладбища, где похоронены жертвы чудовищного акта террора: Города Ангелов. Посетила она и могилу семилетней девочки Светланы Цой — дальней родственницы. Как и на кладбище в Грозном, она совершила обряд чори.

С Геной мы возложили цветы к небольшому монументу, посвященному бойцам Центра специального назначения ФСБ России. А затем все вместе отправились в школу № 1. Зашли внутрь этих скорбящих руин, в бывший спортивный зал, где произошел страшный взрыв, зажгли свечи…

Уже за несколько часов до концерта в зале дома культуры практически не было свободных мест. Зрители пришли даже на репетицию.

В концерте приняли участие и дети из Беслана, занимающиеся в городском Доме детского творчества. 12 летняя Заира Бокоева и 15 летняя Зарема Саламова в сентября 2004 го были среди заложников. Сейчас они ведущие солистки танцевального ансамбля. Благодаря нашему приезду, им выдалась возможность выступить на одной сцене вместе с Анитой Цой.

Концерт начался с выступления детского ансамбля народного танца «Саби». Зрителей, как я уже отметил, пришло в полтора раза больше, чем было мест. Люди стояли в проходах и даже в фойе. Особенность этой части нашего тура заключалась в том, что билеты, согласно договоренности, не продавались, а раздавались бесплатно.

Когда мы с Геннадием Соколовым были объявлены, то зал встал и устроил трехминутную овацию. И в этот момент Анита не выдержала и разрыдалась. Сразу возникла мысль: а что делать дальше? Мы то отпоем две песни, а ей работать два часа, а тут такой стресс. Но она взяла в себя в руки.

Анита всегда настаивала, чтобы мы с Геной пели побольше. Но для нас — непрофессиональных артистов — это было сложно. Честно скажу: к третьей песне я откровенно выдыхался. Каждому свое. Причем выдыхался психологически. И со сцены, будучи в парадной форме, выходил весь мокрый.

Зрители не отпускали нас до позднего вечера. Они очень эмоционально реагировали не только на исполнение песен, но буквально на все танцевальные движения Аниты.

…В Беслане нас поразили осетинские тосты, которые видишь и слушаешь… как песню. Тосты — баллады, тосты — высокохудожественные диалоги, одно встроено в другое. В какой то момент, заслушавшись, я даже забыл, где мы находимся. Театр многих актеров.

Мы провели за столом три часа и не наговорились. После чеченского гостеприимства осетинское радушие меня просто «убило». Сказал тост и я — об уникальных традициях нашего боевого подразделения, Группы «Альфа».

БУДЁННОВСК

На речку Куму мы ехали через Кисловодск. Пересекли административную границу со Ставропольским краем, и сразу почувствовали, что гостеприимства заметно поубавилось. Об этом, кстати, я с горечью сказал в своем тосте — уже на месте. Не за себя лично переживал, а «за Державу обидно».

Остановились в Минеральных Водах, сутки передохнули. Там нас радушно встретили боевые товарищи. Съездили на экскурсию в Черкессию. Даже постреляли в местном тире из винтовки со сбитым прицелом. Анита стала нас подначивать: «Ну что, ребята, сможете попасть?». Мы подошли к этому делу ответственно, как учили, и не посрамили честь офицеров Группы «А».

Рано утром стартовали. В Будённовске нас приняли тоже «на ура». Единственный зал на четыреста мест был забит до отказа. Из гримерных комнат и служебных помещений вынесли все стулья, чтобы создать людям дополнительные места.

После размещения в гостинице мы первым делом посетили больницу, возложили венки. Зашли в часовню — она сооружена на том месте, где погиб сотрудник Группы «Альфа» майор Владимир Соловов. Поставили свечи, помянули всех наших погибших товарищей…

Я показал Аните место, где находился во время штурма больницы. Моя боевая позиция была в котельной напротив главного корпуса. На подоконнике, откуда я четыре с половиной часа вел из пулемета огонь, до сих пор от ложа ПК осталась вмятина. Стрелял аккуратно одиночными патронами, чтобы не попасть в заложников, которых басаевцы — в качестве живого щита — прикрутили к окнам.

За четыре дня, пока мы находились тогда в Будённовске, я потерял восемь килограммов веса, притом что местные жители угощали нас от всей души.

…Готовясь к выступлению, мы опасались за звук. Но организаторы заранее собрали колонки и усилители буквально со всего города. Чистенький, хороший зал… В фойе была организована выставка детского рисунка.

Здесь, в городе, который имеет историческое имя Святой крест, мы немного скорректировали нашу концертную программу. Первой мы исполнили песню «Небо», посвященную вертолетчикам. Тот, кто знает трагедию Будённовска не понаслышке, поймет, почему мы так поступили.

Когда летом 1995 года банда Шамиля Басаева напала на мирный город, то первыми, кто пришел на выручку, были военные летчики из вертолетного полка, дислоцированного поблизости. Они погрузились в вахтовый автобус и бросились на помощь людям. В районе гостиницы «Прикумс» авиаторы попали в засаду.

Потом на месте трагедии будут обнаружены пустые магазины пистолетов. Что можно было сделать с ними против увешанных оружием бандитов? Тринадцать вертолетчиков были ранены, семь из них тяжело. Тем, кто остались в живых, под непрекращающимся огнем удалось сосредоточиться в сквере Борцов революции и оттуда вести стрельбу по боевикам. Вот почему мы начали наше выступление в Будённовске с песни «Небо».

ИТОГИ ПОЕЗДКИ

Никто не рассчитывал, что мы действительно приедем на Северный Кавказ. Надеялись, но — не верили. И, к счастью, не ошиблись в нас.

Часто спрашивают: возможен ли мир на Кавказе? Возможен. Но для этого нужно прилагать коллективные усилия, не уповать на одно только наше государство, его силу и мощь. Нужно заниматься «народной дипломатией» внутри своей страны. Для этого, собственно, мы и провели очередной этап нашей акции «Помнить, чтобы жизнь продолжалась».

Я вспоминаю один характерный эпизод. Дело было в Чечне. Заместитель главы Гудермеса во время застолья не выпил рюмку до дна. Ну, Анита на него накинулась: «Как же так? Я первый раз позволила себе расслабиться, а вы!».

На следующий день этот чеченец признался, почему он так поступил. «Вы знаете, — сказал он, — я на трезвую голову пытался понять, что вами движет? У нас же беспокойно… Другие не приезжают за большие деньги, а вы — бесплатно!».

Благодаря нашему туру простые люди получили праздник. В том же Гудермесе таких концертов не было восемь лет! Одно дело выступать в Кузбассе, другое дело — приехать в качестве представителей федерального Центра в Чечню, к людям, которые с оружием в руках воевали с тобой.

Люди только по телевизору видели Аниту Цой, а потому проведенные концерты стали по настоящему большим и незабываемым событием. Такой цели мы и добивались.

В Грозный часто заглядывают московские «звезды». А потом говорят: «Мы были в Чечне!». Но почему то они не спешат совершить тур по таким явно не кассовым площадкам, какими являются тот же Гудермес, Беслан или Будённовск. Подобное можно сделать только в рамках гражданских общественных акций, подобных нашей. И никак иначе. К сожалению, но это так.

Я не ожидал, что во время концертов будут выходить танцевать не только дети. В Будённовске на сцену поднялись два милиционера и еще трое военных и с ними две маленькие девочки. А в Грозном вышел один джигит лет сорока и заплясал между юными исполнителями — и ему тоже устроили овацию.

Где больше всего плакали, там и больше всего веселились — в Беслане. Люди соскучились по искреннему вниманию, нормальному человеческому общению… Я думал, потолок обвалится от рукоплесканий. Вообще поездка на Северный Кавказ еще раз подтвердила мое давнее наблюдение: люди в провинции настроены иначе, нежели в столице.

…Итоговая часть нашей акции состоялась уже в Москве на Поклонной горе, где с 21 по 23 августа перед входом в Музей Великой Отечественной войны прошел сбор подписей москвичей и гостей столицы под девизом «Мы помним вас, дети Беслана». В нем приняли участие наш боевой товарищ Владимир Елисеев, Геннадий Соколов и я, а также представители молодежных организаций.

Плакаты с подписями как свидетельство нашей памяти о погибших, сочувствия и готовности помочь людям, испытавшим горе утрат, солидарности в осуждении терроризма будут доставлены в Беслан и размещены на месте теракта в школе № 1.

Впереди новые акции. Главное — действительно помнить, чтобы жизнь продолжалась!

Оцените эту статью
1881 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание