25 сентября 2020 09:31 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Антитеррор

Автор: Матвей Сотников
ПЁС ВОЙНЫ

1 Июня 2009
ПЁС ВОЙНЫ

Силовые структуры провели в горных районах Северного Кавказа масштабную спецоперацию по поиску и уничтожению участников террористического подполья. За это время удалось уничтожить около трех десятков вооруженных бандитов и серьезно дезорганизовать их деятельность, пресечь каналы поставки им продуктов питания и боеприпасов, найти и уничтожить большое количество их баз и схронов.
Существует вероятность того, что главарь «Имарата Кавказ» Абу Усман, он же Докка (Доку) Умаров, получил тяжелое ранение. Первые сообщения о его возможной гибели появились 8 июня. Различные источники утверждали, что Пёс войны был убит в Чечне или на границе этой республики с Ингушетией. Высказывались даже предположения, что труп Умарова специально берегут для того, чтобы «презентовать» его на предстоящий праздник Дня России 12 июня. Однако эта информация не подтвердилась.
Что мы знаем о нем?..

СОРАТНИК АРБИ БАРАЕВА

Как говорят многие бывшие соратники Докки Умарова, перешедшие на сторону федеральных сил, тот имеет врожденное качество чувствовать опасность. Без серьезной необходимости он не выходит из леса, и все встречи, даже с очень знакомыми людьми, старается проводить после тщательной подготовки и проверки. По хитрости, военной непоследовательности и богатому практическому опыту он не уступает Шамилю Басаеву.

Самое серьезное ранение — в лицо — Докка Умаров получил зимой 2000 года, при выходе из окруженного Грозного. До сих пор следы от поврежденной нижней челюсти остались — рот чуть скошен. Последнее ранение было в 2005 году в мае, когда он нарвался на противопехотную мину.

На примере Докки Умарова мы видим, как создается легенда, из которой менеджеры террора извлекают высокую меновую стоимость, оплаченную потоками крови. «И сегодня, глядя на этого израненного человека, с огромным количеством шрамов, — с придыханием пишет адепт «радикального ислама», — у которого искусственные зубы и челюсть, который взорвался на мине, и поврежденная нога до сих пор не дает нормально ходить, ты многое понимаешь. Что любой другой на его месте мог уйти из джихада из за этих ранений, но Абу Усман провел годы в этом состоянии, больной, израненный, в холоде и голоде зимы, в непрерывных боях и операциях против него.

До сих пор этот человек остается немым укором для здоровых и сильных, которые сидят в своих домах и наслаждаются едой и питьем, покоем и своими женами, и не вышли на джихад. Ведь у них нет оправдания перед Аллахом за бездействие, а у Абу Усмана есть оправдание, чтобы оставить из за своего здоровья джихад, но он никогда не думал об этом».

Iумаран Хамади к’ант Докка родился 13 апреля 1964 года в старинном селении Харсеной (Харсне) Шатойского района Чечено-Ингушской АССР. Он является представителем небольшого горного тайпа «Мулкъой». Кстати, выходцем из этого же рода был кровавый мясник Арби Бараев, которому каждый пятый чеченский род объявил чир — кровную месть.

Сейчас Умаров (старые позывные — «Воин- 1», «Абу-Муслим», «Айса»), подобно другим боевикам «джихада», стыдливо заменил свое имя, полученное от рождения, на некий безграмотный гибрид. Что ж, преклонение перед арабами, равно как и чувство своей этнической неполноценности является отличительной чертой кавказских ваххабитов. Кстати, если уж следовать структуре имен, принятой на Востоке, то главарь «Имарата Кавказ» должен представляться так: АбуУсман Докка ИбнХамад АльХорсне.

Вместе с тремя братьями и тремя сестрами Умаров проживал в столице Чечено-Ингушетии, поступил в Грозненский нефтяной институт по специальности «инженер строитель». По его окончании он, как молодой специалист, работал в разных районах РСФСР.

Правоохранительным органам Докка Умаров известен с 1981 года, когда он был осужден в Грозном за хулиганство — обычное преступление для такого сорта людей. Следующее уголовное дело против будущего «президента» и «верховного амира» было возбуждено в июле 1992 го. В Тюменской области он вместе с начальником управления организации «Тюмень-Агда Ф-4» Мусой Атаевым по кличке «Мосол» убил двух человек в поселке Патрушево.

Агрессию полукриминальных бизнесменов вызвали местные подростки, в результате Умаров и Атаев ворвались в дом к Суботиным и, угрожая расправой, потребовали выдать сына. Глава семьи Александр Субботин попытался выяснить, в чем причина инцидента, но в ответ получил пулю. Затем нападавшие застрелили мать Тамару Субботину и попавшего под горячую руку Олега Кривых, который зашел в гости к сыну и стал невольным свидетелем расправы. Раненого Александра добивать не стали. Прихватив кое какие вещи из дома Субботиных, бандиты ушли, а затем скрылись в мятежной Ичкерии.

Первую «чеченскую» кампанию Умаров начал под командованием Руслана Гелаева, был гранатометчиком. Затем получил под свое руководство отряд боевиков «Борз» (т. е. «Волк»), а к 1996 году дослужился до звания «бригадного генерала армии Ичкерии». Летом 1996 года был одним из соучастников казни тридцати милиционеров и военных — чеченцев, державших оборону в Грозном. Был удостоен высших орденов ЧРИ — «Къоман Сий» (Честь Нации) и «Къоман Турпал» (Герой Нации) и награжден президентом Джохаром Дудаевым именным оружием.

О своем участии в «джихаде» Умаров рассказывал так: «Когда началась война, я приехал в Чечню, услышав призыв Дудаева. Моим дальним родственником был Хамзат Гелаев, и я сразу отправился к нему. Я приехал к нему на «Мерседесе», в туфлях и с сигаретой во рту и предложил свою помощь, принять участие в джихаде вместе с ним. Но Гелаев посмотрел на меня и спросил, совершаю ли я молитву? И я ответил, что нет, но если надо, то научусь. Но он не захотел сразу брать меня к себе и направил к другому амиру. Но позже он навел про меня справки, и записал в свой отряд».

После Хасавюрта боевики Умарова активно занимались захватом заложников, формируя «первоначальный капитал» своего главаря. С этой целью «бригадным генералом» Умаровым вместе с Арби Бараевым были подготовлены списки людей (большинство — чеченцы), подлежащих захвату. И началось! В 1996 году его люди похитили Айрапетяна, руководителя бригады строителей из Саратова, и дальше отработали весь список. Бандиты угоняли автотранспорт, забирали деньги и ценные вещи.

1 июня 1997 года указом президента ЧРИ Масхадова Умаров был назначен секретарем «Совета безопасности» мятежной Ичкерии, а в ноябре одновременно возглавил «штаб по координации борьбы с преступностью». Вот уж действительно, желая походить на остальной мир, какие только должности не придумывали себе сепаратисты. Борьба с преступностью… руками самих преступников.

На «кровные» подъемные деньги Докка Умаров осенью 1997 года приобрел в Октябрьском районе Джохар-гала (так назывался город Грозный в период Ичкерии) большой дом стоимостью свыше 143 тысяч долларов.

В этом доме с секретарем Совета безопасности ЧРИ однажды встречался лидер «Яблока» Григорий Явлинский, и ему, в частности, было сообщено: «Я заявил Масхадову, что соглашусь принять эту должность при условии: если Масхадов пойдет на какие либо переговоры с Россией, то первым пущу ему пулю в лоб».

В период ожесточенной борьбы в республике между умеренными сепаратистами, группировавшимися в Гудермесе возле Ахмада-хаджи Кадырова и братьев Ямадаевых, и криминальными ваххабитами (пик этой борьбы пришелся на лето 1998 года) Докка Умаров был снят со всех постов. Причина — нападение на руководителя прокуратуры Ичкерии и избиение прокуроров, а также «причастность к похищениям людей».

Десятки людей были освобождены из бандитского плена в результате деятельности Бориса Березовского и подразделений МВД. Сам тогдашний «серый кардинал Кремля» отказывался от комментариев, указывая на шефа МВД Владимира Рушайло — тот, мол, находился в Чечне и занимался вызволением людей. Тот, в свою очередь, также не стал раскрывать отработанный механизм. Зато заместитель главы парламента Ичкерии С. Башаев заявил в те дни: «В Чечне похищают и освобождают людей только тогда, когда это нужно Березовскому».

«Секретари Совета безопасности при Масхадове Доку Умаров и сменивший его Лема Тарамов использовали похищенных для обмена на преступников», — говорится в исследовании «Чечня. Белая книга. Документы и свидетельства. 1991 2000 гг.».

В числе похищенных оказался генерал МВД Геннадий Шпигун — очень темная история с трагическим концом. Как сказал 16 марта 1999 года Масхадов в интервью «Комсомольской правде»: «За тем, что случилось с представителем МВД России, стоит грязная политика. Все, что творится в Москве, все эти вояжи Березовского с набитыми деньгами чемоданами, все эти заигрывания с преступниками, с бандитами, моими политическими оппонентами — это к добру не приведет. В похищении Шпигуна я не обвиняю конкретно Басаева или еще кого то персонально. Все это увязано в единое целое».

ЛИПОВАЯ СМЕРТЬ

Между двумя кавказскими войнами Докка Умаров на пару с Гелаевым побывали в Пакистане, где они «изучали ислам». Вернувшись в Ичкерию, он начал готовиться к новой войне и с этой целью организовал учебный лагерь в Харсеное: закупал оружие и боеприпасы на оружейных рынках, поднял из пропасти и отремонтировал гаубицу, закупил минометы, АГС, модернизировал трофейный БТР, поставив на него дополнительно пулемет ДШК.

После вторжения банд Хаттаба и Ш. Басаева в мирный Дагестан бывший рэкетир принял участие в боевых действиях в Новолакском районе республики. После того, как российские войска перешли Терек и осадили столицу мятежной республики, Умаров стал «командующим Юго-Западным фронтом», объединив под своей властью бандформирования, действующие в Шатойском и Итум Калинском районах. Ему подчинялось от 1500 до 1800 боевиков.

После тяжелого ранения в челюсть, полученного при выходе из Грозного в январе 2000 года, похититель людей за возможность лечиться в Нальчике сдал ГУБОПу Багаутдина Темирбулатова — головореза, более известного по кличке Тракторист, резавшего головы пленным перед телекамерой. Также он помог найти труп генерала МВД Геннадия Шпигуна, в похищении которого сам и участвовал.

Как сообщали различные источники, Докка Умаров в течение месяца тайно лечили в Нальчике, где в стоматологической поликлинике провели дорогостоящую операцию по восстановлению челюсти, а после переправили в Грузию, где он жил по чужому паспорту. Со своими тогдашними благодетелями из МВД полевой командир якобы расплатился наличностью и помог в освобождении французского фотографа Бриса Флетьо (Brice Fleutiaux), оказавшегося на свободе в июне 2000 года.

До приезда на Кавказ француз побывал в Камбодже, Индии, Бангладеш, Вьетнаме и республиках бывшей Югославии. В сентябре 1999 года Флетьо прибыл в Анкару, затем через Грузию попал в Чечню, где собирался сделать фоторепортаж из Грозного. Однако там он был похищен сепаратистами с целью выкупа.

Вернувшись домой, в Германию, 24 апреля 2001 го Брис Флетьо покончил жизнь самоубийством, находясь в состоянии крайней депрессии. Перед смертью он написал книгу, где рассказал о 256 днях своего пребывании в чеченском плену.

Парижская пресса активно обсуждала детали операции по освобождению фотографа. На страницах газеты «Франс Суар» был приведен рассказ Бриса Флетьо о том, как это было. «Чеченские боевики явились за мной в воскресенье поздно вечером, — рассказывал он. — Сначала мы шли пешком по лесу, затем меня посадили на лошадь, предварительно завязав глаза. Через три часа добрались до избушки, где нас ждал чеченец, через которого организовывалось мое освобождение. В понедельник рано утром на машине мы отправились на встречу с представителем российского Министерства внутренних дел».

Флетьо также добавил: «Мое освобождение — это результат переговоров. Я не верю, что был выплачен выкуп. Мне думается, что взамен выпущен какой то важный чеченец».

По данным военного журналиста Вячеслава Измайлова, «с ведома некоторых руководителей Главного управления по борьбе с организованной преступностью при МВД России (фамилии известны) было организовано (уверен, небезвозмездно) лечение Доку Умарова в одной из больниц города Нальчика. А затем бандита и террориста переправили в Грузию.

Первые лица из руководства Северо Кавказского РУБОПа (генерал-майор Руслан Ешугаов) и ГУБОПа (Михаил Ванечкин), а также бывший министр внутренних дел Владимир Рушайло знали о местонахождении террориста, но выступили лишь в роли наблюдателей.

По всем этим фактам в МВД проводились служебные расследования. Некоторые сотрудники ГУБОПа были освобождены от занимаемых должностей и уволены. Однако реальной ответственности за пособничество террористам никто не понес».

Если эта информация, опубликованная на страницах «Новой газеты» соответствует действительности, то тогда понятно происхождение в марте все того же 2000 года дезинформации относительно смерти Докки Умарова — якобы попавшего в «тесное кольцо окружения».

Вот сообщение того времени, датированное 27 марта: «В ходе спецоперации сегодня ночью уничтожен командующий Юго-Западным фронтом бандформирований, «бригадный генерал» Доку Умаров. В штабе ОГВ корр. ИТАР-ТАСС отметили, что Умаров и 15 боевиков из его ближайшего окружения попали в одну из специально расставленных засад федеральных войск в районе населенного пункта Галайты в Ножай-Юртовском районе. По оперативным данным, Умаров возвращался из Шатойского района, где накануне принимал участие в совещании лидеров бандформирований под руководством Вахи Арсанова, которое прошло в небольшом высокогорном ауле…»

Несмотря на то, что труп не был ни обнаружен, ни опознан, было заявлено, что существуют «очень серьезные основания» считать Докку Умарова погибшим. Впрочем, в пресс службе ОГВ официально подтверждать смерть соратника Арби Бараева не стали — и, как оказалось, правильно сделали.

КОМАНДУЮЩИЙ «ФРОНТОМ»

В качестве командующего бандитским фронтом Умаров провел ряд громких акций. Захватил ряд населенных пунктов в Веденском и Урус-Мартановском районах. 6 августа 2002 года по его приказу была проведена вылазка в Шатое против чеченцев из числа сторонников федеральной власти. Бойцы из стрелковой роты районной военной комендатуры следовали по маршруту на машине ГАЗ-66. В результате подрыва фугаса десять человек погибли и семь получили ранения.

В сентябре 2003 года Докка Умаров был причастен к взрывам зданий УФСБ Ингушетии в Магасе и электрички в Кисловодске. В результате подрыва грузовика погибли трое и были ранены более 20 человек, а на двух фугасах, заложенных под железнодорожное полотно на участке «Кисловодск — Минеральные Воды» погибли семь и получили ранения более 50 человек.

Эта результативность была отмечена, и в августе 2002 года Масхадов повысил Умарова до «командующего юго-западным направлением». Кстати, тем же решением Масхадов назначил своим заместителем араба Абу аль-Валида, отвечавшего за финансирование диверсионно-террористической деятельности.

Руководя подпольем, Умаров не забывал про имидж. В одном из интервью, которое Пёс войны дал «телевидению ЧРИ» 18 августа 2004 года, он рубил правду-матку: «Враги называют Джихад терроризмом. Это тоже одна из пропаганд сионизма, еврейское лобби, которое заправляет сегодня всей информационной системой в этом мире, старается очернить сегодня наш Джихад, оклеветать наш Джихад и наш народ какими то именами, но чеченцы всегда славились своей добротой, своим гостеприимством и всегда старались на добро ответить в десять раз большим добром. Те люди, кто стараются обвинить моджахедов, которые на пути Аллаха, оклеветать их какими то террористическими названиями, эти люди совершают большую ошибку.

«Вопрос: Что бы вы могли сказать об общей ситуации в исламском мире?

Ответ: Многие братья-мусульмане стараются закрыть глаза, заткнуть уши на происходящее в исламском мире уничтожение. Многие шейхи, многие богатые мусульмане думают, что, имея деньги, они будут независимыми, они за эти деньги могут купить свободу. Сегодня тотальное и общее уничтожение мусульман идет во всем мире. Сегодня евреи, сплотив те государства, которые подконтрольны им, объединили весь христианский мир для уничтожения мусульман. И в мире сегодня идет Джихад. Сила может быть сегодня и у Америки, и у России, и у евреев, но не больше, чем Аллаха сила. Аллах сегодня на нашей стороне.

Я думаю, что мы стоим на пороге больших событий, когда мусульманский мир просыпается и понимает, что, вместо того, что бы они были рабами Аллаха, они были рабами евреев. Так что, я думаю, братья-мусульмане поднимутся на большой Джихад».

«БЕРЁЗА ВАС ЗАБЕРЕТ»

27 декабря 2002 года по дороге из Грозного в аэропорт Моздока людьми в масках были похищены сотрудник прокуратуры Надежда Погосова и Алексей Климов, следовавшие на машине «Опель-Вектра». Они пропали в день подрыва смертниками Дома правительства. Несколько дней числились погибшими. Из плена дважды, под угрозой расстрела, обращались в Лондон к Борису Березовскому за помощью — 22 июня и 30 сентября. И, наконец, 13 ноября 2003 года, пережив одиннадцать месяцев страшного плена, были с боем освобождены в Ингушетии.

Как удалось установить, похитители — люди Умара Пайзулаева. В свою очередь, эта преступная группа входила в состав банды «Юго-Западный фронт» все того же Докки Умарова, которому и было доложено «по инстанции» о захвате людей. Ему же были доставлены личные вещи и документы прокурорских работников.

В марте 2003 года сайт террористов «Кавказ-Центр» опубликовал фотографию из личного архива Надежды Погосовой, где она в гражданском костюме была запечатлена рядом с Ахмадом Кадыровым. Докка Умаров обнародовал этот снимок как компромат. Вот, мол, смотрите, как Кадыров развлекается с русскими барышнями. При этом бандит умолчал, что снимок был сделан на официальном приеме, а «барышня» — сотрудник республиканской прокуратуры.

«В ночь с 3 на 4 ноября 2003 года нас подняли, бросили в машину и вывезли в Али-Юрт, — вспоминала потом Надежда Погосова. — Из разговоров похитителей мы поняли, что им наступают на пятки, в Троицкой начались зачистки. Когда я уже сидела в машине, подошел один из главарей и сказал мне: «Надежда, не волнуйся. Мы никому вас не передаем, просто временно должны переехать в горы. Но Береза вас заберет. Не переживай».

К похищению и удержанию пленников были причастны четыре банды. В общей сложности примерно 22 человека. Более десятка уже не топчут землю. Главарь же до сих пор на свободе, находясь в преддверии исламского ада.

В октябре 2003 года по личному приказу Умарова в чеченском селении Бугарой был расстрелян председатель совета старейшин Итум Калинского района 82 летний Хумид Висаитов, отважившийся выступить против ваххабитов. На грудь убитому ублюдки прикрепили табличку с надписью: «Так будет с каждым врагом народа!». На его доме была сделана надпись «Враг народа!». Непосредственно расправой занимались люди Тархана Газиева.

«МИНИСТР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ»

В марте 2004 года Пёс войны объявил себя преемником убитого на границе с Грузией Руслана Гелаева и взял под контроль отряды в Ачхой-Мартановском и Урус-Мартановском районах.

Перед началом летней кампании 2004 года Шамиль Басаев произвел некоторые перестановки в верхушке террористического подполья на Северном Кавказе. При этом со своих виртуальных постов были отстранены ставленники бывшего президента Ичкерии Масхадова. Так, командующими «дагестанским и ингушским фронтами» были назначены известные своими кровавыми делами Раппани Халилов («Раббани») и Магомед Евлоев («Магас»).

Во все районы Чечни были направлены эмиссары, которым помимо вербовки предстояло встретиться со всеми боевиками, которые вышли из игры, с тем, чтобы путем уговоров и прямых угроз склонить их на возобновление ими личного «джихада». С этой целью в Шатойском, Урус-Мартановском и Ачхой-Мартановском районах находились люди Докки Умарова.

Впереди было вторжение в Ингушетию 22 июня 2004 го. В результате рейда на города Назрань и Карабулак, а также станицу Слепцовская погибли 79 человек, в том числе 43 работника правоохранительных органов, 105 получили ранения.

Проходила информация, что ингушской частью банды командовал Магомед Евлоев, а чеченской — Докка Умаров. На самом деле «Магас» находился в подчинении у представителя Басаева. А тот в Ингушетию не полез, отправив на операцию своего «первого заместителя».

После нападения на Ингушетию в качестве награды Умаров становится «министром государственной безопасности». Таким образом, его ключевая роль в организации террора на Северном Кавказе была оформлена документально.

Ингушский «концерт» террористы попытались повторить 21 августа в Грозном. Правда, они не входили в город открыто. Некоторые, ожидая команды, находились здесь длительное время, изучая обстановку и примериваясь к полномасштабной акции. Команда поступила. И тогда, переодевшись в форму, которую носят омоновцы и кадыровцы, криминальные «борцы за веру» стали убивать.

По оперативной информации, комплекты формы были частично закуплены боевиками у коммерсантов и доставлены в Шатойский и Итум Калинский районы, частично захвачены во время нападения на Ингушетию. Еще 10 августа федералами были задержаны боевики Докки Умарова, у которых изъяли соответствующую форму с нашивками Вооруженных сил России.

Как и в соседней Ингушетии, тактическое руководство вылазкой осуществлял новоиспеченный «министр госбезопасности». Перестрелки происходили во многих местах. Началом нападения можно считать взрыв в субботу 21 августа, прогремевший в начале седьмого вечера. Затем еще дважды боевики пытались обстрелять территорию комплекса правительственных зданий из противотанковых ракет «Фагот», но по неграмотности промахнулись.

В 18 часов 30 минут группы боевиков, имея на руках «корочки» сотрудников правоохранительных органов и службы безопасности покойного главы республики Кадырова, вошли на территорию Октябрьского района чеченской столицы и стали продвигаться к районному отделу милиции, по пути они захватывали гражданские автомобили (впоследствии большинство из них было брошено в Заводском районе).

Около семи вечера началась атака на Октябрьский РОВД. Два часа примерно пятьдесят боевиков Басаева и Умарова безуспешно штурмовали здание, двигаясь и ведя огонь с трех направлений — улиц Алексеева, Заболотной и христианского кладбища. Встретив упорное сопротивление милиционеров, они стали отходить, унося убитых и раненых.

Тем временем несколько кочевых групп бандитов, переодетых в российскую военную форму (среди них находились арабские и турецкие наемники), опять таки по ингушскому сценарию, устанавливали ложные КПП и контролировали несколько уличных перекрестков. Ими были остановлены как минимум восемь автомашин, водители и пассажиры которых были расстреляны на месте. Также «моджахеды» вели обстрел автовокзала, Оперативной группы МВД и военной комендатуры в Октябрьском районе Грозного.

В результате налета террористов погибло от 50 до 80 федералов и мирных жителей (на которых бандиты вымещали свою злобу). Еще 21 августа в самом Грозном были найдены трупы 18 бандитов. На следующий день — еще восемь. Учитывая потери «моджахедов» в ночь на вторник, в руках федералов оказались трупы 38 бандитов. О том, что их потери на самом деле намного больше, рассказывали на допросах пленные басаевцы — таковых взяли 22 человека. По их словам, только в первый день боев они потеряли примерно 50 сообщников.

Часть тел террористы вывезли из Грозного и захоронили. Для этого боевики, угрожая оружием, останавливали проезжавшие автомобили, выбрасывали водителей и выбирались в сторону окраины чеченской столицы. Салоны многих обнаруженных потом машин были буквально залиты кровью.

В рейде на Грозный участвовало до трехсот боевиков под руководством Докки Умарова. Согласно плану Басаева и Масхадова и стоящих за ними сил, акция в Грозном, проведенная по «ингушскому сценарию» в преддверии выборов президента Чечни, должна была продемонстрировать силу «чеченского сопротивления».

Суммируя все эти факты, приходишь к выводу: события 22 июня в Ингушетии, активизация конфликта в Южной Осетии, рейд на Грозный и чудовищная по своей запредельной жестокости акция в Беслане были скоординированы и «встроены» в единую военно-политическую кампанию. Ее заказчиками выступает целый конгломерат зарубежных сил и центров влияния.

И в этом плане захват бандой отморозков басаевского «Полковника» школы № 1 имел далеко идущие последствия — отвлечь внимание от ситуации в Южной Осетии и по возможности разморозить застарелый осетино-ингушский конфликт. Взорвать весь Северный Кавказ.

ГЛАВАРЬ ТЕРРОРА

До июня 2005 года Докка Умаров занимал должность «министра госбезопасности» и одновременно являлся «командующим Юго-Западным фронтом». Как и раньше, он продолжал заниматься похищениями людей. Об этом, например, свидетельствует архив уничтоженного в конце 2006 года в ходе спецоперации в дагестанском городе Хасавюрте Абу Хавса — арабского наемника, главного финансиста бандподполья Северного Кавказа. Свои записи соратник Хоттаба начал делать в 1999 году. Именно тогда, по сведениям ФСБ, в составе группы из семидесяти арабов он нелегально прибыл в Россию через Панкисское ущелье в Грузии.

Согласно «бухгалтерии» Абу Хавса, в мае 2005 года Докка Умаров в качестве выкупа за богатого заложника получил пять миллионов долларов. Часть из них пошла на финансирование террористических акций, часть в карманы «амиров» и их подручных.

2 июня 2005 года преемник Аслана Масхадова на посту «Президента ЧРИ» Абдул-Халим Садуллаев своим указом назначил его «вице-президентом Ичкерии». Одновременно с этим Докка Умаров занял пост «директора Службы национальной безопасности ЧРИ».

17 июня 2006 года, в связи с уничтожением в Аргуне главаря Ичкерии Абдул-Халима Садуллаева, Докка Умаров «приступил к выполнению обязанностей президента непризнанной Чеченской Республики Ичкерия». Новый главарь обратился со специальным обращением «к мусульманам мира, а также к чеченским мухаджирам, вынужденно проживающим за пределами страны», которое была записано на видео.

«В этой войне, — говорилось в нем, — погиб Аслан Масхадов, нет Зелимхана Яндарбиева, Абдул-Халима Садуллаева. Покинув этот мир в Джихаде, они, иншаАллах, обрели свое место в раю. Сегодня пост президента страны достался мне. Многие наши представители, многие братья-мусульмане за рубежом меня не знают. И, наверное, хотели бы знать, какого пути я буду придерживаться. Хочу напомнить, что пока Аслан Масхадов был президентом, я, сделав байат (клятву) в преданности ему, прошел рядом с ним, его боевым товарищем и командующим фронта. После гибели Аслана президентом стал Абдул-Халим. И рядом с ним я был в должности вице-президента, сделав байат ему, следуя его воле. Сегодня не стало вице-президента Шамиля (Да смилостивится над ним Аллах!), который был мотором Джихада».

Публичное выступление Докки Умарова отличалось косноязычием. Без правки грамотных политтехнологов. Уже само событие наводило на мысль, что смерть «Гинеколога» стала сокрушительным ударом. Боевики долго не могли прийти в себя. 10 июля, сразу после известия о его уничтожении, на сайте «Кавказ-Центр» появилось куцее поминальное слово Мовлади Удугова, а потом полтора месяца была тишина. Никто из террористов слова не брал — ни лондонские, ни американские, ни грузинские сидельцы. И вот на фоне информационной террористической пустыни прозвучали слова малограмотного Умарова.

«Политика Масхадова и Абдул-Халима строилась на совещаниях, — продолжал новый главарь Ичкерии, — мы советовались по любому важному вопросу на заседаниях ГКО — МШ ЧРИ. И я, несмотря на занимаемые при них должности, бывал в курсе каждого совершаемого нами шага, каждого действия, как за пределами страны, так и внутри. И сегодня у кого то может появиться вопрос: что будет дальше, произойдут ли изменения? Хочу заявить, что изменений ни с какой стороны не будет. Мой предшественник на посту президента Абдул-Халим был нашим верным боевым соратником, праведным мусульманином, глубоким знатоком исламской религии. Проводимая им внутренняя и внешняя политика была всеми нами принята и одобрена. И сойти с этого политического курса мы не намерены».

В обращении Умарова, опубликованном на интернет сайтах террористов 23 июня 2006 года, было заявлено, что в целях борьбы с «колонизацией Чечни он намерен в дополнение к существующим шести «фронтам» создать еще ряд — для расширения войны «на регионы России». И таковые не замедлили быть: «Уральский» и «Поволжский».

N 108

08.07.2006

Указ

«Об образовании Уральского Фронта и Поволжского Фронта ВС ЧРИ»

В связи с необходимостью наращивания усилий по противодействию вооруженной агрессии России, расширением зоны военных действий и выполнения важных военно-политических задач, на основании статьи 73 (пункты 2, 4, 6) Конституции Чеченской Республики Ичкерия и Закона ЧРИ «О Военном Положении»:

Постановляю

1. Образовать в структурах Вооруженных Сил ЧРИ

— Уральский Фронт

— Поволжский Фронт

2. Контроль за исполнением настоящего Указа возложить на Вице-президента ЧРИ, Военного Амира Абдаллаха Шамиля Абу-Идриса

3. Указ вступает в силу со дня его подписания

Президент Чеченской Республики Ичкерия

Амир ГКО-Маджлисуль Шура ЧРИ

Докка Умаров

8 июля 2006 года.

Кроме того, Пёс войны пообещал сформировать специальные подразделения, задачей которых будет ликвидация «наиболее одиозных национал-предателей и военных преступников из состава оккупационных формирований, приговоренных к высшей мере наказания шариатским судом».

В начале октября 2007 года главарь Ичкерии, войдя во вкус, посмертно восстановил в звании «бригадного генерала» своего родственника Арби Бараева, а также посмертно присвоил звание «генералиссимуса» террористу Шамилю Басаеву.

Летом того же года турецкая газета Vakit опубликовала интервью с новым главарем Ичкерии. Автор публикации — журналист Адем Озкоше, не скрывая своего щенячьего восторга, предварил текст такими словами: «Джохар Дудаев, потом Зелимхан Яндарбиев, Аслан Масхадов и, наконец, Абдул-Халим Садуллаев. Лучшие из лучших, лидеры Чеченского народа шагнули к Шахидству. Но на место ушедших приходят новые лидеры, которые не дают упасть знамени Газавата.

Весь мир стал свидетелем того, как чеченский народ, показывая пример другим мусульманским народам, ведет беспримерную борьбу за свою Религию и Независимость. Ставшие Шахидами (иншаАллах) чеченские лидеры оставляют наследие, которым будут восхищаться потомки и брать их в пример.

После того как погиб Абдул-Халим Садуллаев, его место занял опытный военный Докка Умаров, которому от имени читателей газеты Vakit и были заданы вопросы».

Ложь, ненависть к русским и обыкновенное бахвальство тщеславных людей — дело для террористов обыкновенное. Но на Востоке подобные «откровения» многие воспринимают за чистую монету и продолжают давать деньги на «священную войну». А то, что жертвами этой войны становятся магометане Северного Кавказа — это их, судя по всему, ничуть не смущает.

«Вопрос: Какова обстановка на Кавказе сегодня?

Д. Умаров: Мы долго удерживали войну в своих границах, рассчитывая на благоразумие России. Теперь ситуация коренным образом изменилась. Сегодня любой регион Кавказа — это зона военных действий. Нашей последней операцией «Возмездие» была серия ударов в Ингушетии, осуществленная совместно с моджахедами Ингушского сектора. Запланированные операции прошли успешно. Удары по оккупантам будут осуществляться по нарастающей. Наши братья еще услышат хорошие новости с Кавказа.

Вопрос: После того, как Абдул-Халим Садуллаев возглавил моджахедов, война на Кавказе приобрела новое качество и новую силу (Кавказский Фронт). Для этого существовали предпосылки?

Д. Умаров: Мусульмане сегодня знают, что Россия воюет против Ислама. Закрываются мечети, мусульманских женщин похищают и подвергают пыткам. Издеваются над верующими, унижают религию. Это и есть предпосылки. Аслан Масхадов долгое время искал мира и был готов протянуть руку мира. Однако Москва ответила коварным убийством. Русские, таким образом, показали, что им мир не нужен.

Абдул-Халим был исламским ученым, знатоком Шариата. Опираясь на Шариат, он предупредил, что время, когда мы призывали к миру, прошло безвозвратно. Наше дело — это Джихад на пути Аллаха. Он нашел общий язык с мусульманами Кавказа и навсегда останется в памяти мусульман, как достойный и честный кавказский лидер.

Вопрос: Можно ли сегодня говорить о Кавказской войне, кавказском восстании?

Д. Умаров: Моджахеды прояснили сердца мусульман. Результатом этого стало укрепление братских отношений между мусульманами. На Кавказе тысячи молодых людей хотят вступить в наши ряды, чтобы вести Джихад против русских агрессоров. Мы ограничены в их приеме из за наших материальных возможностей. Поверьте, если бы у нас было достаточно денег и оружие, мы бы за одну неделю создал бы огромную армию на Кавказе».

Впрочем, газета Vakit, поместившая это интервью, известна своей экстремистской направленностью. В 2005 году она в течение нескольких дней публиковала на первой полосе фотографии главы германского МВД Отто Шили, обработанные в фотошопе, на одной из которых тот был изображен с гитлеровскими усиками, а на другой — в нарукавной повязке со свастикой. В ответ министр постановил запретить выпуск и распространение исламистского издания в Германии. Но это так, к слову.

30 октября 2007 года Докка Умаров неожиданно объявил о ликвидации Ичкерии и всех республик Северного Кавказа. На их месте создавался виртуальный «Кавказский Эмират» («Имарат Кавказ»), управляемый исключительно на основах шариата. Главарь террористов преобразовал ЧРИ в Вилайят Нохчийчоь (Ичкерия) все того же людоедского эмирата и упразднил «кабинет министров, парламент и институт президента».

Провозгласив себя «верховным амиром», Умаров призвал к «всемирному джихаду»: «Мы неотъемлемая часть исламской Уммы. Меня огорчает позиция тех мусульман, которые объявляют врагами только тех кафиров, которые на них напали непосредственно. При этом ищут поддержки и сочувствия у других кафиров, забывая, что все неверные — это одна нация. Сегодня в Афганистане, Ираке, Сомали, Палестине сражаются наши братья. Все кто напал на мусульман, где бы они не находились — наши враги, общие. Наш враг не только Русня, но и Америка, Англия, Израиль, все, кто ведут войну против Ислама и мусульман».

Решение Умарова было принято чуть ли не единолично. Тем самым он нарушил принципы, о которых так печется. Ведь шариат требует от правителя избирать решения на основе трех базовых принципов: справедливости, совещательности и единства. Впрочем, какой из Умарова правитель — малограмотный фанатик.

Объявляя о создании «Имарата Кавказ», он показал спонсорам из арабских стран Востока свое полное единение с мировой террористической сетью исламистов. Цель — получать деньги для себя и своего окружения из источников, финансирующих «Аль Кайду», «Талибан» и им подобные организации.

НЕГОДОВАНИЕ ЗАКАЕВА

С резкой критикой «агентов влияния Кремля, спекулирующих религиозной риторикой» тут же выступил «лондонский сиделец» Ахмед Закаев. Он заявил, что провозглашение Кавказского Эмирата «призвано перевести законную борьбу чеченского народа за свою свободу и независимость в разряд так называемого международного терроризма, не имеющего ничего общего с интересами чеченского народа и исламскими ценностями» — и отказался представлять Умарова, призвав сторонников независимости Ичкерии подчиняться напрямую «парламенту ЧРИ».

6 ноября 2007 года этот виртуальный орган своим «Постановлением парламента ЧРИ № 1 Б» прекратил полномочия Докки Умарова в качестве «президента» и «председателя Кабинета министров». 22 ноября 2007 года «депутаты» назначили на его место все того же Ахмеда Закаева.

Со своей стороны Умаров обвинил подручного Березовского во всех тяжких грехах: «антигосударственной деятельности», «распространении призывов не подчиняться Амиру Кавказского Эмирата, попытках внести смуту и раскол среди моджахедов», сотрудничестве с российскими спецслужбами и даже причастности к гибели президентов ЧРИ Аслана Масхадова и Абдул-Халима Садуллаева.

Умаров дал приказ «Мухабарату» (т. е. службе безопасности) «покарать отступника». Его пресс служба главы заявила, что «провокационный шум, поднятый некоторыми бывшими членами правительства ЧРИ, находящихся за рубежом» в связи с созданием «Кавказского Эмирата», был использован российскими спецслужбами для организации покушения на Умарова, которое, как сообщается, было предотвращено в результате принятых контрмер.

Одновременно Умаров объявил о предании Закаева Шариатскому суду по обвинению в «высказываниях против мусульман, осмеивании Ислама и Шариата, и призывах к Куфру (отступничеству)».

Таким образом, два крыла подполья на Северном Кавказе — радикально исламское и националистическое — разошлись. И, кажется, навсегда. Псы войны на Северном Кавказе, рядящиеся в одежды «чистого ислама», больше всего заинтересованы в глобализации своей борьбы, чтобы исламский мир в своей радикальной части рассматривал происходящее в этом регионе как часть единого фронта «всемирного Джихада» и, соответственно, продолжал финансирование террора. На это и сделана главная ставка.

И на то, чтобы наивные простаки-идеалисты или же вконец озлобленные люди, находясь под воздействием осколочно-фугасной пропаганды, сочиняли бы вот такие вирши:

Мы не слышим их стонов и криков,

Их могилы безмолвье хранят.

Уготован уж Рай для шахидов,

А селенья Кавказа горят.

И простреляны все уж дороги,

Не укрыться нигде от войны.

В каждом доме готовы к тревоге,

И печалью сердца уж полны.

Взрывы, бой и стрельба автоматов

На просторах Кавказа слышны,

И шаги федеральных Солдатов

Вновь несут лихолетье войны.

Дым травы опаленной снарядом

Муджахидам уж запах родной.

Провожают их женщины взглядом –

Не придут уж мужчины домой.

Только вырастет вновь поколенье,

Что за веру уж будет страдать.

И войдет в их сердца устремленье

За ислам как отцы воевать.

На примере Докки Умарова мы видим, как создается легенда, из которой менеджеры террора извлекают высокую меновую стоимость. И находятся люди, которые чистят себя под кровавого упыря: «Глядя на этого израненного человека с огромным количеством шрамов, у которого искусственные зубы и челюсть, который взорвался на мине, и поврежденная нога до сих пор не дает нормально ходить, ты многое понимаешь. Что любой другой на его месте мог уйти из джихада из за этих ранений, но Абу Усман провел годы в этом состоянии, больной, израненный, в холоде и голоде зимы, в непрерывных боях и операциях против него.

До сих пор этот человек остается немым укором для здоровых и сильных, которые сидят в своих домах и наслаждаются едой и питьем, покоем и своими женами, и не вышли на джихад. Ведь у них нет оправдания перед Аллахом за бездействие, а у Абу Усмана есть оправдание, чтобы оставить из за своего здоровья джихад, но он никогда не думал об этом».

Лишний раз убеждаешься, что у людей, ставших адептами «чистого ислама», абсолютно стерлась грань между добром и злом, иначе бы они отшатнулись и прокляли Пса войны — кровавого упыря, который часто изрекает: «Весь мир только и держится на двух словах — терроризм и ваххабизм».

После того, как Докка Умаров «презентовал» себя в новом качестве, в его поддержку выступили «моджахеды Исламского Эмирата Вазиристан» — боевики другого виртуального государства (перс. وزيرستان), существующего где то на границе Афганистана и Пакистана.

Соратники Усамы бен-Ладена оттеснили традиционных племенных вождей и с 2004 года захватили фактическую власть в регионе.

Исламисты тут же поставили вопрос о верховенстве политического руководства в «джихаде». Оказывается, их эмират провозглашен первым — стало быть, власть на Северном Кавказе тоже должна принадлежать им.

«Вазиристанцы» озвучили еще одну далеко идущую мысль: для них нет разницы между кавказскими и русским народами, нет разницы, против кого «делать джихад». Таким образом, своим планом «эмиратизации» Кавказа Докка Умаров нашел для народов, его населяющих, еще одну «власть» — «Аль Кайды» и «Талибана».

Водрузив в своей душе усвоенные ими идеалы и истово молясь на них, ваххабиты готовы уничтожить как «кафиров» и традиционных мусульман, так и весь окружающий их мир, если он не будет соответствовать их убогому эрзац-религиозному клише. «Обоюдное уничтожение православных и мусульман — лучший «рецепт» для уничтожения России изнутри», — такой вывод несколько лет назад сделал представитель Сербской Православной Церкви, имевший перед собой скорбный пример Югославии.

То, что «мечи Аллаха» являются всего лишь марионетками в опытных руках, конструирующих новый мировой порядок, — это не приходит им в голову.

Также это не приходило в голову молодым боевикам партии эсеров, которые, обличая «проклятое самодержавие», залили Россию кровью в начале XX века.

И тем, кто пришел им на смену — фанатичным строителям «светлого будущего», пытавшихся разрушить до основания Русскую цивилизацию в интересах Интернационала и мировой пролетарской революции.

И, наконец, тем, кто вполне искренне бил по коммунизму в хмельном августе 1991 года, а на деле разрушал страну — Державу Российскую, являясь, по сути, проводником интересов зарубежных центров влияния.

Материал подготовлен по материалам Института проблем терроризма и локальных конфликтов.

Оцените эту статью
3553 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4.6

Читайте также:

Автор: Павел Евдокимов
1 Июня 2009
ИЗ ОДНОЙ ШИНЕЛИ

ИЗ ОДНОЙ ШИНЕЛИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание