03 августа 2020 18:08 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: протоиерей Андрей Новиков
ВРАГИ ПАТРИАРХА ПЕРЕШЛИ ЧЕРТУ

28 Февраля 2009
ВРАГИ ПАТРИАРХА ПЕРЕШЛИ ЧЕРТУ

Кампания ненависти и клеветы, развязанная антицерковными СМИ против Патриаршего Местоблюстителя митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла в период, предшествовавший недавно прошедшему в Москве Поместному Собору Русской Православной Церкви, переросла сегодня в кампанию ненависти и клеветы против Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Не случайно, что в одной упряжке с каспаровыми, крединами (портал «Кредо. ру») и украинскими автокефалистами оказались прикрывающиеся формальной принадлежностью к Русской Православной Церкви опричники-криптодиомидовцы, главным рупором которых стал псевдоправославный сайт «Правая. ру», позиционирующий себя в качестве консервативного, охранительного и ревнительского.

Вышедшая 12 февраля с. г. на «Правой. ру» статья главного редактора данного сайта И. Бражникова «Патриарх: произведено в России» (http://www.pravaya.ru / look / 16843) в каком то смысле стала диагнозом и одновременно приговором самой себе всей опричнинской, «ультраправославной» партии. Со всей неизбежностью эта «анти-кирилловская» оппозиция скатилась к откровенной диомидовщине, от хулы на личность Святейшего Патриарха перейдя к хуле на Церковь и Духа Святого. Однако не буду голословным.

К хуле на Святую Церковь г-н Бражников переходит уже с первого абзаца своей статьи. «27 29 января 2009 года, — пишет он, — в Москве была учреждена некая новая организация, которая по традиции (или в силу привлекательности бренда) будет носить пока прежнее имя: РПЦ МП». Итак, главный редактор «Правой. ру» публично, без тени смущения обвиняет нашу Матерь — Русскую Православную Церковь в том, что во время последнего Поместного Собора (окончившегося, кстати, 28, а не 29 января, но И. Бражников не любит отягощать ни себя, ни читателя точными деталями) она прекратила свое существование как Церковь Христова, превратившись в некий бренд.

Это — прямое оскорбление не только Русской, но и всей Полноты Вселенской Церкви, поскольку все прочие Поместные Церкви состоят в Евхаристическом единстве с Церковью Русской. Утверждение, что наша Церковь не тождественна Поместной Русской Православной Церкви Московского Патриархата и является некоей новой организацией — со стороны главного редактора «Правой. ру» есть не что иное, как открытое провозглашение раскола со всеми вытекающими из этого каноническими последствиями, и ставит как самого г-на Бражникова, так и всех его единомышленников вне Православной Церкви.

Чем же именно Поместный Собор РПЦ 2009 г. столь не угодил нашему интернет-опричнику?

«Вопросы, — говорит И. Бражников, — которые столько лет ждали соборного обсуждения, не были поставлены». Поместный Собор, являющийся чрезвычайным и собранный по конкретному поводу — для избрания нового Предстоятеля Русской Православной Церкви, рассмотрел, тем не менее, достаточно большой круг вопросов. Был утвержден Устав Русской Православной Церкви, подтверждены решения прошедших Архиерейских Соборов, принято во всех отношениях замечательное Послание Поместного Собора, которое не могло не исполнить великой радости сердца настоящих ревнителей Православия, избранным Патриархом на основании предложений некоторых делегатов было заявлено о поручении соответствующим церковным комиссиям разработать целый ряд животрепещущих вопросов церковной жизни, в том числе и вопрос участия РПЦ во всемирном совете церквей.

Все проблемы, волновавшие делегатов Собора, были обсуждены, подчас даже в рамках довольно жесткой дискуссии. Конечно, если под вопросами, «столько лет ждавшими соборного обсуждения», считать провозглашение догмата о царе-искупителе, канонизацию Ивана Грозного, Распутина или Сталина и тому подобные инициативы, волнующие совершенно определенный контингент, то — да, такие вопросы не были обсуждены. Но именно потому, что делегаты Поместного Собора представляли реальную Полноту Русской Православной Церкви, реальные епархии, а не маргинальные группки криптораскольников, лишь в собственном воспаленном воображении представляющие «голос церковного народа».

Знаю также, что некоторых «национально свидомых» на Украине и их союзников в России весьма беспокоит и то, что Поместный Собор не рассмотрел «статус» Украинской Православной Церкви. Но это также говорит лишь о маргинальности самого вопроса, а не о некоей «неполноценности» Поместного Собора.

*****

В связи с вышесказанным, как делегат Поместного Собора, могу засвидетельствовать абсолютную лживость утверждения г-на Бражникова о том, что «выступить многим желающим, включая предстоятеля Зарубежной Церкви митрополита Илариона, попросту не дали». Не имея возможности в рамках данной статьи остановиться на каждом эпизоде Собора, хочу сказать несколько слов о всуе помянутом И. Бражниковым Высокопреосвященнейшем Митрополите Иларионе.

Так случилось, что я был знаком с Митрополитом Иларионом задолго до Собора (в 2003 году мне, как автору диссертации о Русской Зарубежной Церкви, было благословлено принимать в Одессе от лица епархиального управления паломническую группу во главе с Владыкой Иларионом). В течение двух дней соборных заседаний мне выпала великая милость Божия тесно общаться с Первоирархом РПЦЗ как собственно в храме Христа Спасителя, так и в кулуарах Собора.

Ни разу, в том числе и сразу после закрытия Поместного Собора, Высокопреосвященнейший Митрополит Иларион не проявил хоть какого бы то ни было недовольства происходившим на Соборе, тем более тем, что ему «не дали» выступить. Наоборот, Владыка был в прекрасном расположении духа, не скрывал удовлетворения ходом соборной дискуссии, в частности, тем фактом, что тогда еще Местоблюститель Патриаршего Престола Митрополит Кирилл, отвечая на вопрос одного из делегатов, охарактеризовал католическое вероучение как ересь.

В послесоборном интервью Первоиерарх РПЦЗ заявил: «Во время нынешнего Поместного Собора выдвигались разные кандидатуры на пост Предстоятеля Русской Православной Церкви. Но Господь через архиереев, через народ церковный проявляет Свою волю. Патриархом нашей Церкви стал митрополит Кирилл. Возможно, кому то это не нравится, но Господь указал, кто должен повести церковный корабль. Бог дал Святейшему Патриарху Кириллу много талантов, он очень одаренный и крепкий духом. Я думаю, что именно такой Патриарх нам нужен в нынешнее время». Полагаю, в этих замечательных словах Высокопреосвященнейший Митрополит Иларион четко обозначил свою позицию и по поводу Поместного Собора, и по поводу избранного Собором Патриарха, и по поводу тех, кому «не нравится», по слову Владыки Илариона, указанный Самим Господом Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Кстати, думаю, участники Поместного Собора помнят, сколь сосредоточенно все молились на Божественной Литургии в первый день заседаний Собора о ниспослании «духа премудрости и разума, духа страха Божия, духа благочестия… да непреткновенно в любви и единомыслии совершат они избрание Первосвятителя Церкве нашея». Весь Собор молился об этом и при самом открытии заседаний. Общаясь друг с другом, делегаты Собора постоянно возвращались к мысли о том, сколь важно, чтобы Сам Господь направил наши сердца к избранию угодного Богу Патриарха. И явным ответом на общую молитву Поместного Собора Русской Православной Церкви стало сопровождавшееся благоуханием обильное мироточение доставленной в храм Христа Спасителя специально для Собора иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец» (Семистрельной) во время голосования по кандидатам на Патриарший Престол, чему свидетелем был и автор данных строк. Как только были объявлены итоги голосования, в храме Христа Спасителя началось всеобщее духовное ликование, ибо стало совершенно очевидно, что сама Божественная благодать направила сердца делегатов Поместного Собора к избранию Святейшего Патриарха Кирилла.

Но даже явное чудо Божие не остановило И. Бражникова: «Кирилл не избран. Он именно произведен, поставлен. «Значит, это кому нибудь нужно?» Но едва ли мы найдем и назовем имена людей, помимо самого Кирилла, принявших и «продавивших» именно это решение. Возможно, это вовсе и не люди». На кого же это столь прозрачно намекает г-н Бражников? По ходу статьи он пускается в пространные рассуждение по поводу философии М. Хайдеггера, «доказывая», что «поставление» (а не избрание) Патриарха осуществлено неким «поставом», технологическим принципом, стоящим выше волеизъявления делегатов Собора, выше волеизъявления Полноты Русской Православной Церкви!

Этими откровенно языческими рассуждениями И. Бражников расчищает себе путь к дальнейшему, все более хамскому, оскорблению Поместного Собора нашей Церкви. Он называет Собор «спектаклем», который был «использован просто как техническое средство». Т. е. какая то сила использует и само техническое средство, «постав» — не некий злой и неумолимый «рок», за ним тоже кто то стоит. Но кто? Вспомним, что уже было сказано: «Возможно, это вовсе и не люди». Понимаете, на какие силы намекает г-н Бражников?

*****

И в довершение картины вот такой кощунственный пассаж из статьи главного редактора «Правой. ру»: «Какое отношение имеет рассмотренный немецким философом Хайдеггером вопрос о технике к выборам российского патриарха? На наш взгляд, самое непосредственное… Но если промышленные технологии обкатаны уже давно, и побочные продукты производства тоже научились использовать, то в «гуманитарной» сфере все эти промежуточные продукты, все издержки производства свалены неподалеку и весьма неприглядно выглядят. Даже порой пахнут»… И. Бражников не мог не знать о мироточении и благоухании святого образа на Соборе — об этом явлении публично сообщил сам Святейший Патриарх, писала пресса. Значит, его кощунство сознательное. Это и есть хула на Духа Святого.

Вообще, надо сказать, в статье «Патриарх: произведено в России» г-н Бражников вполне раскрыл себя как состоявшийся языческий философ. Чего стоят, например, его рассуждения о некоем «духе леса», которым, «пока она жива», живет Русская Церковь и в противоречие с которым вошел Поместный Собор, совершив тем самым тяжкое преступление! А я то, простец, всегда считал, что Русская Церковь живет Духом Божиим…

Увлекаясь приступами ненависти к Поместному Собору и лично к Святейшему Патриарху Кириллу, И. Бражников постоянно впадает в противоречия, забывает основы математики из курса начальной школы. Так, сначала он обвиняет Собор в том, что тот был «формальным», что на Соборе «победил «дух пустыни». Не «цветущая сложность» восточно-европейского ландшафта, а предельно упрощенный ближневосточный пейзаж». Да и перед Собором «никакого «разыскания кандидатов» и предварительного обсуждения не проводилось». Однако ниже, тот же Бражников увлеченно обличает Поместный Собор уже совсем с другой стороны: «Спектакль «Выборы патриарха» ставился не для нас. А Европе очень важно, чтобы были выборы, была борьба». Так в чем же виноват Собор: в том, что он был «формальным» и «бесцветным» или, наоборот, в том, что на нем была организована показная интрига, показная борьба?

Что же касается математики, то здесь самоуверенное презрение г-на Бражникова к читателям просто впечатляет. Число проголосовавших против Патриарха Кирилла на Поместном Соборе он определяет в пределах 184 202 человек (в это число И. Бражников почему то включает все испорченные бюллетени), а число принявших участие в голосовании — в пределах 702 720 человек (официально объявленное число — 702 человека, но не будем придираться к столь нелюбимым главному редактору «Правой. ру» деталям). И делает вывод: число противников нового Патриарха на Поместном Соборе — «более одной трети голосов». Неужели г-н Бражников считает своих читателей настолько ограниченными? Неужели он думает, что они не в состоянии без всякой вычислительной техники посчитать: даже от 720 (хотя голосовало 702 человека) одна треть будет — 240 голосов, а никак не 202 и, тем более, не 184 голоса.

*****

От начала и до конца демонизирует И. Бражников процедуру выборов ныне здравствующего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Прежде всего, по мнению новоявленного церковного диссидента, нужно было «серьезно потрудиться, ни в коем случае не спешить, и, в конце концов, найти того, кто бы устроил всех». Насколько я помню, в Уставе ни одной Поместной Православной Церкви нет требования, чтобы Предстоятель обязательно «устраивал всех». В Церкви всегда будут разные мнения. И даже после избрания жребием святителя Патриарха Тихона, в Русской Церкви нашлись определенные силы, оформившиеся впоследствии в обновленческое движение, которых не устраивал Патриарх.

Требование единогласного избрания Патриарха — всего лишь очередной повод, чтобы придраться к избранию нового Московского Патриарха. Все дело в ненависти Бражникова и его спонсоров как лично к Святейшему Кириллу, так и к его программе, направленной на всеобщее воцерковление российского общества, на еще более сплоченное церковное единство Русской Церкви на всей ее канонической территории, на проповедь Православия Московским Патриархатом во всемирном масштабе.

Даже если бы, чисто теоретически, Поместный Собор проголосовал за Патриарха Кирилла единогласно, такое решение, все равно, не «удостоилось» бы признания главного редактора «Правой. ру». Он и сам, со свойственным ему цинизмом, не скрывает этого: «Организовать единодушие, конечно, сложнее технически, нужно потрудиться, но и эта задача вполне решаема — вспомним, как это делалось в советское время». То есть, чтобы вы не делали, как бы ни избирали, пока не выберете того, кто нужен мне — лично я ни Собор, ни Патриарха не признаю!

Такова анархистская логика Бражникова, которую он хочет навязать всей Церкви. Полное самоволие, ниспровержение авторитета иерархии, анархия — вот что нужно псевдоревнителям и тем, кто за ними стоит. И никакое это не ревнительство, никакой не консерватизм. Это — чистейший протестантизм, анти-иерархическая революция и оранжевый беспредел, грубо ломящийся в церковные двери.

Цитируя работу русского церковного историка И. И. Соколова «Избрание патриархов в Византии», г-н Бражников проговаривается: «Ввиду того что избрание патриарха было весьма важным фактом в жизни Византии… этот акт затягивался иногда на очень продолжительное время и служил поводом к соревнованию между участниками этого сложного и крупного дела».

Не говоря уже о том, что «соревнование» между кандидатами на Патриарший престол служит скорее не к чести, а к сраму его участников, поскольку вносит в процесс избрания Предстоятеля Церкви совершенно чуждый Евангелию дух самовосхваления и саморекламы (выберите меня — я лучше остальных!), властолюбия и осуждения, нам наконец то назвали главную причину раздражения фактом избрания Поместным Собором Святейшего Патриарха Кирилла в конце января 2009 года — не получилось затянуть, не получилось ослабить Русскую Церковь.

В этом едины все борцы с Православием — как выгодно было бы подольше видеть нашу Церковь лишенной Патриаршего управления и оранжевой власти на Украине, и геополитическим противникам России за океаном, и каспаровым в России, и криптодиомидовцам внутри самой Церкви. Но водимый Духом Святым Поместный Собор разрушил беспочвенные мечтания церквоборцев всех мастей, утвердив нерушимое единство Русской Православной Церкви вокруг Московского Патриаршего Престола.

Вообще, надо сказать, г-н Бражников, оспаривая каноничность процедуры избрания Святейшего Патриарха Кирилла, придает гипертрофированное значение процедуре избрания византийских Патриархов в изложении И. И. Соколова. Но, во первых, обязательными для любой Поместной Церкви являются не прецеденты и практика другой Поместной Церкви, а священные каноны. Они указывают на то, что у Поместной Церкви должен быть Предстоятель (34 апостольское правило), но ничего не говорят о процедуре его избрания, оставляя ее, таким образом, на усмотрение каждой отдельной Церкви.

Во-вторых, И. И. Соколов в упомянутом труде исследует практику избрания только одного из Восточных Патриархов — Константинопольского, да и то лишь в период 843 1453 гг., прямо указывая на то, что в другие периоды процедура избрания Предстоятелей Константинопольской Церкви была иной. Между прочим, практике избрания Патриархов Александрийских И. И. Соколов посвятил отдельное исследование, именно потому, что она отличалась от Константинопольской.

В-третьих, образ избрания Патриархов в средневековой Византии и ныне избранного Московского Патриарха во многом схож. И в том, и в другом случае Патриарх должен соответствовать определенному образцу (который вполне ясно изложен в Уставе РПЦ); в предварительном выдвижении кандидатов в современной РПЦ участвуют даже не несколько митрополитов, как в Византии, но Архиерейский Собор всей Церкви; предварительно избираются три кандидата.

*****

Что касается участия Царя в выборе Константинопольского Патриарха в поздневизантийский период, то, по всем известным причинам, сегодня такое участие невозможно. Остальные же «различия» между выборами Патриархов в Византии и прошедшим в этом году избранием Патриарха Московского и всея Руси либо сильно преувеличены, либо, мягко говоря, вложены богатым воображением г-на Бражникова в уста известного русского церковного историка.

Так, оспаривание монахами «у архиереев выбранных теми кандидатов» И. Бражников включает в перечень непременных условий «идеального сценария» выборов Константинопольского Патриарха «согласно Соколову». Однако сам Соколов говорит лишь о том, что:

а) избрание византийских Патриархов «не обходилось и без участия монахов». В нашем же случае кандидатура Патриарха не просто обсуждалась, но голосовалась монахами на равных с архиереями, чего византийским монахам и не снилось. Монахи на Поместном Соборе РПЦ 2009 г. составляли весьма существенную его часть, так как избирались по одному представителю от монашествующих каждой епархии плюс отдельно делегаты от ставропигиальных мужских и женских монастырей. Поэтому следующее утверждение И. Бражникова: «Само представительство на соборе монашествующих было крайне ограничено», — является наглой клеветой;

б) огромная роль византийского монашества состояла в том, что во многих случаях именно выходцы из монашеской среды становились Константинопольскими Патриархами. Но в Церкви Русской не просто многие, а все Патриархи, включая Патриарха Кирилла, являются монахами.

И. И. Соколов приводит единственный известный ему случай, когда монахи оспаривали кандидата на Патриарший престол от архиереев — после удаления с Патриаршей кафедры Иоанна Калеки (1347 г.), называя эту историю «любопытным эпизодом». А г-н Бражников, ничтоже сумняшеся, включает этот «любопытный эпизод» в перечень обязательных условий «идеальной модели выборов Патриарха», сокрушаясь, что эта модель (существующая, во многом, только в его воображении) не соответствует тому, «что произошло в Москве 27 29 января 2009 года».

Еще одна ложь Бражникова: якобы, согласно Соколову, «при избрании правильным и бесспорным считалось единодушие относительно кандидата, решение большинством голосов признавалось только в случае крайней необходимости». Что ж, не поленимся и процитируем труд Соколова: «Дело в том, что при избрании как патриарха, так и епископов признавался наиболее правильным такой ход совещаний, который приводил членов к единодушному решению в пользу определенных кандидатов».

То есть речь идет не об избрании одного кандидата в Патриархи, а о предварительном избрании кандидатов (у Бражникова в единственном, у Соколова во множественном числе) архиереями. Особенно понятно становится, почему в Византии ждали единодушия архиереев относительно трех кандидатов на Патриарший престол, если учитывать тот факт, что выдвижение кандидатов происходило на Соборе, по обычаю состоявшем из двенадцати прилучившихся в столице епископов, а при необходимости и при меньшем числе!

Понятно, что если двенадцать или менее архиереев не могут сойтись даже на трех кандидатурах, но настаивают на выдвижение еще и дополнительных — то трудно говорить о духе согласия и единомыслия среди них. Но и в случае отсутствия единодушия по поводу трех кандидатов, мнение большинства, согласно святому Симеону Солунскому, также признавалось вполне законным. Требовать же обязательного единодушия по поводу одной кандидатуры от 720 соборян — абсолютное издевательство.

Одно дело — местная традиция выборов Константинопольского Патриарха в Византии эпохи позднего Средневековья, другое дело — канонически обязательные для всех нормы. Канонически же обязательным является не единогласное решение, но именно решение большинства. Об этом пишет тот же Соколов, но г-н Бражников пропускает неудобные ему слова церковного историка: «Византийские источники не оставляют нас в неведении и по вопросу о большинстве голосов. Да превозмогает мнение большего числа избирающих (κρατείτω ή των πλειόνων ψήφος), — говорит 6 е правило I Вселенского собора (ср.: 19 е правило Антиохийского собора). Византийская практика и руководствовалась этим каноном… в византийской практике, несомненно, были факты, когда голоса избирающих делились поровну, и поэтому возникал вопрос о значении голоса председателя (προεστώς) или первого архиерея. На это указывает толкование Феодора Вальсамона на 6 е правило I Вселенского собора, где знаменитый канонист разрешает представленное ему недоумение по поводу равенства голосов при избрании».

Интересно также, как, не обретя ни одного аргумента против личности Святейшего Патриарха Кирилла в уважаемых православных изданиях, непримиримый опричник и борец с чужебесием Бражников не нашел ничего лучшего, чем сослаться на римо католическую газету «La Croix», характеризирующую Его Святейшество как либерала, экумениста и западника. Я не стану долго здесь останавливаться на многочисленных выступлениях и проповедях Святейшего в качестве Местоблюстителя, в которых он громил церковное реформаторство и обновленчество, говорил об исключительной истинности именно Православной Церкви.

Не буду подробно задерживаться на том эпизоде заседаний Поместного Собора, когда Владыка Кирилл употребил термин «католическая ересь» — термин, которого давно уже не употребляли его предшественники на Патриаршем престоле, ограничиваясь политкорректным термином «инославие». Но назвать Святейшего Патриарха Кирилла западником! Если это еще простительно мало что знающим о жизни Русской Церкви французским католикам, то повторять такое считающему себя православным московскому журналисту — значит пасть ниже всех границ христианской, журналистской, да и просто человеческой этики. Ведь ни для кого не секрет, что лейтмотивом деятельности митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла в последние годы стала именно борьба с ложной западной моралью, с западным образом жизни.

В своих выступлениях на проекте «Имя Россия» Владыка Кирилл перед всей страной подверг уничтожающей критике весь западнический вектор развития русской цивилизации. У нас, на Украине его выступления прозвучали как приговор «евроинтеграторам». И, слава Богу, теперь мы можем сказать, что этот приговор прозвучал из уст Русского Патриарха.

Еще многое можно было сказать по поводу «аргументации» главного редактора «Правой. ру», возомнившего себя судиею Святого Поместного Собора и всей Русской Православной Церкви. Но и сказанного достаточно, чтобы, как говорится, «во всей красе» раскрылся моральный облик обличителя.

Считаю, что статья И. Бражникова «Патриарх: произведено в России» должна стать материалом для разбирательства Церковного Суда. Мы просто не имеем права оставлять без последствий публичную клевету и хулу на Поместный Собор, нашу Церковь и нашего Патриарха со стороны тех, кто прикрывается формальной принадлежностью к Православной Церкви. «Они вышли от нас, но не были нашими» (1 Ин. 2, 19).

Автор — член Синодальной Богословской комиссии РПЦ, делегат Поместного Собора РПЦ 2009 года от Одесской епархии.

Оцените эту статью
2682 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
28 Февраля 2009
СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ

Автор: Матвей Сотников
28 Февраля 2009
ПРЕОБРАЖЕНИЕ НОВАТОРОВ

ПРЕОБРАЖЕНИЕ НОВАТОРОВ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание