15 октября 2019 04:28 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

Автор: Андрей Борцов
АФРИКА — ДЕЛО ТЕМНОЕ

28 Февраля 2009
АФРИКА — ДЕЛО ТЕМНОЕ

Если спросить любого политобозревателя: «а что новенького?» не в смысле «что самое свеженькое из новостей», а именно «что случилось из ряда вон выходящего», то большинство, думаю, тут же вспомнит про президента Судана Омар Хасан аль-Башира.
Дело в том, что 4 марта Международный уголовный суд выдал ордер на его арест. Президент суверенного государства, между прочим.

Как вам такое?

Разумеется, Омар Хасан аль-Башир не согласился с тем, что его надо судить не своим соотечественникам и не по законам своей страны и высказался в духе того, что де представители МУС могут съесть этот ордер и что он не стоит даже чернил, которыми написан. Представляю, как сдерживался президент Судана, стараясь быть вежливым, и рекомендовал всего лишь съесть ордер, а не свернуть его в трубочку и засунуть в другой конец пищеварительной системы.

Разумеется, суданцы возмутились произволом глобалистов и поддержали своего президента, а дипломаты других стран начали высказываться по поводу и в связи.

Но лучше по порядку…

ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА

(использована статья Алексея Демьянова «Гаагский фальстарт»)

Султанат Дарфур (земля народности Фур) был присоединен к Судану в 1916 году. Традиционно на его территории проживали различные этнические группы и племена, которые можно разделить на две большие группы: черных африканцев — народности Загава, Фур, Масалит и потомков арабов, объединенных под названием Баггара. Черное африканское население вело оседлый образ жизни, арабы — кочевой, занимаясь скотоводством. Между Фур и Баггара периодически вспыхивали конфликты, связанные с борьбой за контроль над рынком рабов — Судан на протяжении многих веков являлся центром работорговли в Африке. В XX веке конфликты обострились вследствие наступления пустыни, что привело к дефициту пресной воды и земли, пригодной для пастбищ и земледелия. Одновременно произошел резкий прирост населения, увеличившегося почти вдвое.

Правительство Судана традиционно поддерживает арабские племена как более цивилизованные, что вызывает недовольство негритянского населения.

В феврале 2003 года вооруженные отряды группировок «Армия освобождения Судана» (SLA) и «Движения за справедливость и равенство» (JEM) подняли восстание и напали на правительственные учреждения, убив 75 солдат из гарнизона Аль-Фашир.

В ответ правительство помогло вооружиться ополчению арабов кочевников «Джанджавид» (Janjaweed). Обратите внимание на мудрость правителя: в конфликте участвуют не государственные войска непосредственно, а местные жители, которых надо лишь поддерживать оружием, боеприпасами и т. д., в случае необходимости осуществляя поддержку с воздуха, артиллерией и проч.

Боевики «Джанджавида» взялись за наведение порядка по своему, по кочевнически.

К лету 2004 года были убиты от 30 до 50 тысяч человек (по оценке Запада), около миллиона стали беженцами и ряд правозащитных организаций, начиная с Human Rights Watch, заговорил о геноциде африканского населения Дарфура. Что характерно: несмотря на то, что «отличались» обе стороны, а первыми напали негры на арабов, причем именно по национальному (даже расовому) признаку, правозащитники заявляли исключительно о геноциде негров.

К 2009 году число погибших составило (также по оценкам Запада) приблизительно 400 тысяч человек с обеих сторон, а без крова над головой остались 2,5 миллиона человек, при том, что население трех штатов региона Дарфур составляет около 4 миллионов.

Бунтовщики действуют достаточно успешно — так, в декабре 2004 года они даже захватили город Адре на территории соседнего Чада, что спровоцировало вооруженный приграничный конфликт между Чадом и Суданом.

Множественность групп вызывает сложности в попытках мирного урегулирования: если даже удастся достигнуть договоренности с кем либо из лидеров повстанческой группировки, как группировка сразу раскалывается и «непримиримые» примыкают к другим, образуя очередной «фронт освобождения».

В 2007 году в Судан после долгих дипломатических переговоров все же был введен совместный миротворческий контингент ООН и Африканского Союза в составе 20 тысяч военнослужащих и 6 тысяч полицейских (UNAMID) — самый большой миротворческий контингент в мире. Войскам разрешено использовать оружие, но только в целях самозащиты, а также для защиты мирных граждан и сотрудников гуманитарных миссий.

Военнослужащие ООН отмечают, что в регионе идет полномасштабная гражданская война, с наступлениями и контрнаступлениями враждующих сторон, а в июле 2008 года из за участившихся убийств своих сотрудников ООН объявила о выводе своей гуманитарной группировки из Судана.

Но самое интересное начинается, стоит копнуть чуть глубже. Если в начале конфликта боевики Джанджавид освобождали от чернокожих (и наоборот) сельскохозяйственные земли, то в 2005 году в южном Дарфуре открыли месторождения нефти и главной целью стало создание «санитарных зон» вокруг нефтяных месторождений. Понятно, что такое открытие еще больше подогрело конфликт — каждому хочется присосаться к нефтепроводу.

ОМАР ХАСАН АЛЬ-БАШИР

Посмотрим на краткую биографию президента Судана.

Омар аль-Башир является единоличным правителем Судана с 1989 года. Пришел к власти в результате военного переворота, что, можно сказать, типично для стран Африки.

С октября 1993 года совмещает пост президента и премьер-министра страны.

В 1986 году к власти в Судане пришло гражданское правительство во главе с Садыком аль-Махди. Он продолжил эскалацию начавшейся в 1983 году гражданской войны в богатом нефтью южном регионе Судана, где местное население выступало против администрации, навязываемой арабско-мусульманским правительством (впрочем, тут я их понимаю: не каждый захочет жить по законам шариата). Гражданская война была усугублена голодом 1988 года, приведшим к смерти четверти миллиона человек.

В 1987 году Омар Хасан аль-Башир получил звание полковника и был назначен командующим 8 й пехотной бригадой, во главе которой участвовал в действиях против Народной армии освобождения Судана (SPLA).

В начале 1989 года он вместе с другими генералами организовал Революционный командный совет национального спасения (RCC) и сблизился с Хассаном аль-Тураби, лидером радикального Национального исламского фронта, который был нужен военным в качестве политической опоры.

Садык аль-Махди был свергнут 30 июня 1989 года RCC в результате бескровного переворота. Генерал аль-Башир заявил, что сверг правительство для того, чтобы «спасти страну от прогнивших политических партий».

Аль-Башир назначил себя генерал-лейтенантом, отменил конституцию, распустил правительство и все остальные правительственные учреждения, провозгласив себя главой государства, премьер-министром, министром обороны и главнокомандующим, запретил политические партии, профсоюзы и так далее — стандартный набор «полковник / генерал, пришедший к власти в Африке».

Из страны были выдворены все иностранные специалисты нефтяной компании Chevron (США), занимавшейся монопольной разработкой нефтяных месторождений по концессии 1974 года.

Обратите внимание: США добывало в Судане нефть, но аль-Башир этому воспрепятствовал. Американцы, как понимаете, этого не забыли.

Как правитель Омар Хасан действовал жестко, но, не перегибая палку (надеюсь, гуманистов среди читающих эту статью нет и все представляют, что такое Африка и какие там местные обычаи ведения войн и т. а.). Так, хотя в 1990 году аль-Башир официально объявил Судан исламским государством, чуть позже было принято уголовное законодательство, которое отменяло действие шариата в южных (т. е. не исламинизированных) регионах страны.

Впрочем, нельзя сказать, что аль-Башир был «хорошим» человеком по меркам Африки». В 1990 году Судан стал базой для боевиков «Аль Каеды», а в 1991 году в Судан приехал лично Осама бин Ладен (а окончательно уехал лишь в 1996 г.).

С другой стороны, ЦРУ заявило, что в Хартуме при помощи Ирака был построен завод по производству химического оружия, действовавший под видом фармацевтической фабрики «Аль-Шифа». Тем не менее, когда 20 августа 1998 года по заводу был нанесен удар американской авиации, убедительных доказательств того, что химическое оружие действительно производилось, американцами так и не было представлено. Очень напоминает историю с Саддамом Хуссейном, не так ли?

16 октября 1993 года Революционный командный совет национального спасения объявил о самороспуске, назначив аль-Башира президентом.

Избрав карьеру военного, Башир закончил военные академии в Египте, Малайзии и Пакистане. Символичный факт его биографии: в 1973 году на стороне Египта он принимал участие в Войне Судного дня против Израиля. Во время своего правления аль-Башир присвоил себе звание фельдмаршала.

Президент аль-Башир смог расколоть южносуданский Революционный командный совет национального спасения на сторонников старого лидера Джона Гаранга из племенного союза динка и фракцию Риека Мачара из племенного союза нуэр, который сначала тайно, а потом явно стал сотрудничать с правительством. В итоге в 1997 году столкновения были локализованы и удалось начать разработку нефтяных месторождений.

Основными нефтедобывающими компаниями в Судане стали китайские Sinopec и CNPC, а также компании из Малайзии Petronas и Индии ONGC Videsh Ltd. Несмотря на международные санкции (за поддержку терроризма), Судан начал экспортировать нефть в августе 1999 года. Основная доля экспорта нефти в 2006 году шла в Китай (71 %) и Японию (12 %).

Сумев наладить маломальский порядок в стране, в январе 1999 года аль-Башир объявил о проведении в стране парламентских выборов и легализовал политические партии. В том же году аль-Тураби заявил, что аль-Башир отходит от радикальных исламских позиций. По-видимому, несмотря даже на провозглашение исламского государства, аль-Башир рассматривает ислам лишь как средство для сохранения власти.

Несомненным достижениям аль-Башира является прекращение гражданской войны в Южном Судане, которая длилась 21 год (1983 2004).

Обобщая: аль-Башир, конечно, не ангел, но стремится к стабильности обстановки в Судане и по мере сил работает на благо своей страны.

ПРОЙДЕМТЕ!

Еще в апреле 2005 года Судан подверг резкой критике резолюцию Совета Безопасности ООН, согласно которой дела лиц, подозреваемых в совершении военных преступлений и преступлений против человечности, должны рассматриваться в Международном уголовном суде (МУС). Видимо, проводили профилактику…

Кстати говоря, Гаагский трибунал ранее уже выдал ордеры на арест суданского министра по гуманитарным вопросам и бывшего министра по делам Дарфура Ахмеда Мохаммеда Харуна и лидера вооруженных отрядов «Джанджавид» Али Кошейба, однако они, естественно, до сих пор не выданы трибуналу, а Харун продолжает работать на своем посту.

За аль-Башира взялись в прошлом году. 11 июля прошлого года главный прокурор Международного уголовного суда в Гааге заявил, что будет требовать ордера на арест суданского президента. Уже 4 марта ордер на арест был выдан. Это — что важно! — первый случай, когда Гаага пытается привлечь к суду действующего главу государства.

Прокурор Луис Морено-Окампо выполнил обещание и 14 июля обвинил президента Судана Омара аль-Башира в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечества. По его мнению, глава государства несет персональную ответственность за жестокости, происходящие в регионе Дарфур на протяжении последних пяти лет.

Важно, что под юрисдикцию МУС не попадают страны, которые не ратифицировали Римский статут, в их числе США, Россия, Китай, Индия и большинство арабских государств. Таким образом, суд однозначно выходит за пределы своей компетенции.

Власти Судана не намерены выдавать главу государства международному сообществу. Руководство партии Национального конгресса Судана заявило, что позиция СБ ООН идет вразрез с правами страны: «Руководящий совет… выражает свой отказ на судебное преследование любого гражданина Судана за пределами страны».

Сам аль-Башир предложил судьям съесть ордер.

Действия Международного уголовного суда вызвали в Судане волну протестов. Обстановка в стране настолько обострилась, что власти США порекомендовали почти всем сотрудникам своего посольства в Судане покинуть территорию государства.

Показательно, что МУС выписал ордер на арест аль-Башира, предъявив ему обвинения в преступлениях против человечности (убийство, истребление, насильственное перемещение, применение пыток, изнасилование) и военных преступлениях (намеренное применение силы против гражданского населения, мародерство).

При этом судьи решили, что обвинение предоставило недостаточно доказательств того, что правительство Судана ставило перед собой цель уничтожить проживающие в Дарфуре племена фур, масалит и загава целиком, и поэтому обвинение в геноциде они предъявлять Омару аль-Баширу не стали. Правда, отметили, что если прокурору удастся собрать дополнительные улики, то они могут выписать дополнительный ордер.

Пока прокурор возбуждал дело, Президент Судана делал то, что мог, для прекращения конфликта. 12 ноября 2008 он объявил о полном и безусловном прекращении огня в регионе Дарфур. Аль-Башир также заявил, что правительство начнет разоружение вооруженных формирований, действующих в регионе, и рекомендует армии, по возможности, воздерживаться от применения силы.

Но МУС, что характерно, во внимание это не принял, — следовательно, в прекращении военных действий не заинтересован. Причина действий против президента Судана иная.

В своем заявлении прокурор Морено-Окампо подчеркнул, что МУС не имеет никаких рычагов, чтобы добиться выполнения своего решения. Поэтому, насколько эффективным окажется суд, зависит от мирового сообщества. «Судьи МУС дали ясно понять: главы государств не обладают иммунитетом. Судьба аль-Башира — предстать перед правосудием. Через два месяца или через два года, но он окажется на скамье подсудимых так же, как Милошевич и бывший президент Либерии Тейлор», — заявил прокурор.

ВСПОМНИМ О МИЛОШЕВИЧЕ

Напомню, что среди тех, кто попал под Гаагский трибунал, — ныне покойный президент Югославии Слободан Милошевич.

24 марта 1999 года НАТО без санкции Совета Безопасности ООН нанес авиационные удары по суверенной Югославии. Более тысячи боевых самолетов альянса совершили 35 тысяч вылетов, выпустили тысячи крылатых ракет, сбросили 79 тысяч тонн бомб, в числе которых около 40 тысяч — кассетных, использование которых запрещено международным правом. Были применены снаряды и бомбы с обедненным ураном.

Эти бомбардировки продолжались до 10 июня 1999 года. Погибли тысячи ни в чем не повинных гражданских лиц, около трех миллионов граждан остались без всяких средств к существованию. США выделили сербской оппозиции 70 млн. долларов, чтобы в 2000 году свергнуть режим Милошевича, открыто говорившего об агрессии НАТО против Югославии.

В конце концов, президентом стал Воислав Коштуница, а Слободана сдали в руки Гаагского трибунала. Именно там он, профессиональный юрист, дал не только жесткий отпор голословным обвинениям, но и сам стал беспощадным обличителем своих незаконных судей и НАТО.

Главный обвинитель Карла дель Понте с триумфом объявила о предъявлении бывшему президенту Югославии 66 пунктов обвинения в военных преступлениях, преступлениях против человечности и геноциде. Телекомпания CNN в числе прочих назвала это «самым важным судебным процессом после Нюрнберга».

Однако прокуратура не только триумфально провалилась в ее попытках доказать личную вину Милошевича за жестокости, совершенные на местах, — были поставлены под сомнение сами по себе характер и размер этих жестокостей.

Чтобы подкрепить проваливающихся прокуроров в суд был направлен целый поток высокопоставленных политических свидетелей. Самый последний — кандидат в президенты США и бывший главнокомандующий HАТО Уэсли Кларк, получил разрешение (в нарушение принципа открытого суда!) давать показания в закрытом режиме. При этом Вашингтон мог требовать удаления любой части его показаний из протокола допроса, если бы эти показания не соответствовали интересам США.

Вам это ничего не напоминает?

Правильно, Нюрнбергский процесс.

«Статья 19. Трибунал не должен быть связан формальностями в использовании доказательств…».

Честное слово, когда я разбирал вопрос о Нюрнбергском процессе в февральском номере «Спецназа России», я никак не предполагал, что актуально будет вспомнить это еще раз уже в марте.

Да, на Балканах в 90 е годы совершались преступления. Согласен, — их виновники должны предстать перед законным судом.

Hо Гаагский трибунал — это политический орган, созданный и финансируемый тем же НАТО, который отказался даже рассматривать свидетельства того, что западные лидеры повинны в военных преступлениях.

Напомню: на предзащитной конференции прокуратура потребовала, чтобы С. Милошевич представил содержание показаний его будущих свидетелей.

И опять призрак Нюрнберга: «Статья 20. Трибунал может потребовать, чтобы ему сообщили о характере любых доказательств перед тем, как они будут представлены…».

Суд над Милошевичем неоднократно прерывали в связи с плохим состоянием здоровья обвиняемого. Милошевич жаловался на проблемы с сердцем. В последнее время он просил разрешения выехать на лечение в Москву (Москва гарантировала возвращение на суд после лечения), однако получил отказ.

Слободан Милошевич умер в тюрьме в Гааге 11 марта 2006 года.

Полмиллиона жителей столицы Сербии пришли на прощальную панихиду. 50 тысяч человек участвовало в его похоронах в Пожареваце.

Слободан Милошевич — не первый серб, найденный мертвым в Гаагской тюрьме при загадочных обстоятельствах.

Так, чуть раньше, 5 марта в тюрьме повесился один из бывших соратников Милошевича, экс-президент Республики Сербская Краина Милан Бабич, ключевой свидетель по делу Милошевича.

А еще раньше, 21 ноября 2005 г., серб Душко Вукчевич умер от инфаркта в белградской тюрьме.

В самом начале, в 1998 г. — Славко Докмановиче и Милане Ковачевиче. Первый из них повесился, второй скончался от болезни сердца.

Между тем боснийские боевики в Гааге чувствовали себя вполне комфортно.

10 июля 2008 был оправдан лидера боснийской группировки Насер Орич, обвинявшийся в массовых убийствах сербского населения.

В апреле 1992 года группировка Орича захватила Сребреницу и начала резню местной сербской общины. К концу года возглавляемые им боснийцы стёрли с лица земли почти 50 сербских сел, а к 1995 году число их жертв среди мирного сербского населения перевалило за 3 тысячи человек, включая детей и подростков.

В апреле 2003 года Орич был арестован и предан трибуналу. Суд оправдал боснийского боевика по большинству пунктов обвинения, требовавшего для Орича 18 лет заключения и приговорил его… к 2 годам лишения свободы «за непринятие мер для предотвращения убийств» нескольких сербских пленных, захваченных в конце 1992 года.

Уже тогда президент Сербии Борис Тадич назвал приговор Оричу «самым большим позором Гаагского трибунала». Впрочем, как показало время, Тадич ошибся — еще большим позором для МТБЮ стало скандальное оправдание в июне 2008 года одного из бывших лидеров Армии освобождения Косова Рамуша Харадиная, обвинявшегося в пытках, массовых убийствах и продаже внутренних органов сербов.

В самом деле, если Гаага так печется о геноциде и т. п., то почему не выписан ордер на арест предводителей хутху и тутси? В Руанде только в наиболее «урожайном», 1994 году, за полтора месяца было истреблено шестьсот с лишним тысяч тутси и двести с лишним тысяч хутху. Почему то это никого не волнует.

Честно говоря, меня это тоже не волнует — я не гуманист и проблемы негров — не мои проблемы.

Но суд то должен быть, по идее, беспристрастным!

РЕАКЦИЯ

Вскоре после выдачи ордера на арест аль-Башир выслал из страны 13 гуманитарных организаций, обвинив их в сотрудничестве с МУС, а 16 марта потребовал прекращения на год деятельности в стране всех иностранных гуманитарных организаций.

Президент обвинил эти группы в сотрудничестве с Международным уголовным судом, выдавшим ордер на его арест. Президент позволил иностранцам присылать в страну гуманитарную помощь, но ее распределением будут заниматься суданцы. «Мы должны очистить нашу страну от любых шпионов», — объявил аль-Башир.

Как и следовало ожидать, США, Великобритания, Франция и Германия потребовали от Судана подчиниться решению МУС, то есть фактически арестовать собственного президента.

Президент США Барак Обама, и госсекретарь Хиллари Клинтон неоднократно заявляли, что считают ситуацию в Дарфуре геноцидом, в отличие, кстати, от ООН, которая факт геноцида в Дарфуре не признает.

Эти заявления, очевидно, связаны со стремлением Запада укрепить свое влияние, в том числе экономическое, на африканском континенте. На нефтяном рынке Судана сейчас доминирует Китай и отчасти Индия — а раньше, как вы помните, там была монополия США. В прошлом году ни одна европейская или американская компания не получила право на разработку месторождений на юге Судана.

Арабские страны дружно поддерживают единомышленника, но не только они.

Официальный представитель МИД КНР Цинь Ган заявил:

«Естественно, что мы обеспокоены тем, что Международный уголовный суд выдал ордер на арест суданского президента Омара аль-Башира, поскольку это может свести на нет все предыдущие достижения по восстановлению мира в стране. Китай как один из пяти постоянных членов СБ ООН прилагает огромные усилия по обеспечению стабильности в Дарфуре и надеется, что Совбез потребует от МУС аннулировать ордер».

Представители МИД РФ выразили беспокойство в связи с решением МУС. С точки зрения российских дипломатов, выдача ордера на арест главы суверенного государства может обострить ситуацию в Судане. Спецпредставитель президента РФ по Судану Михаил Маргелов назвал решение МУС «опасным прецедентом в международных отношениях».

Официальный представитель МИД России Андрей Нестеренко сделал заявление:

«Российская сторона, руководствуясь интересами продвижения мирного урегулирования в Дарфуре при обеспечении справедливости и норм международного права, с пониманием относится к такой позиции. Данный вопрос находится в повестке дня СБ ООН и Россия намерена принять самое активное участие в его обсуждении.

Следует при этом учитывать, что аль-Башир как глава государства, не являющегося участником Римского Статута МУС, в соответствии с общим международным правом пользуется иммунитетом высшего должностного лица государства. Рассчитываем, что руководство Судана в сложившейся ситуации продолжит поиск переговорного решения проблемы Дарфура во взаимодействии с ООН, Афросоюзом, другими посредниками.

Убеждены, что дарфурский конфликт может быть урегулирован только политически, с учетом интересов сторон, при непременном уважении суверенитета, единства, независимости и территориальной целостности Судана. Готовы и дальше способствовать достижению этой цели».

С мнением международного дипломата о чрезмерной политизированности трибунала солидарен руководитель Центра Ближнего и Среднего Востока Дипломатической академии МИД России посол Олег Пересыпкин:

«События, происходящие в Судане, нарочитые и специальные, чтобы отвлечь внимание от тех других важных событий, которые происходят в мире. Они говорят о геноциде в Судане, но в то же время забывают о том, что происходит в Ираке, оккупированном американскими войсками и их союзниками; о событиях, происходящих на Ближнем Востоке, на арабо-израильском фронте; о тех крупных экономических проблемах, которые случаются в США и в других частях мира».

Впрочем, МИД РФ еще давно, после оправдания лидера боснийской группировки Насера Орича, заявил, что трибунал «прекратил вершить правосудие, превратившись в исполнителя политических заказов. А потому дальнейшее его существование лишено всякого смысла».

Почему так важен этот инцидент?

ПРЕЦЕДЕНТНОЕ ПРАВО И ПСИХОЛОГИЯ

Многим, живущим в России, неизвестно отличие англо саксонского права от принятого у нас. На Западе распространено прецедентное право, т. е. правовая система, в которой основным источником права признается судебный прецедент, т. е. решение, вынесенное по какому либо делу, обязательно для всех судов равной и низшей инстанции при рассмотрении ими аналогичных дел.

Объясню проще.

У нас, в России, каждое дело рассматривается заново, «с нуля». Берутся факты, открывается УК и УПК, и все анализируется. Затем в идеале должны быть прения, как у адвоката Перри Мейсона. Но, если помните, в романах Гарднера иногда встречается эпизодический персонаж — помощник Мейсона, который является специалистом по отысканию в библиотеке прецедентов?

Общее право создается и определяется самими судьями в решениях по определенным делам. Решение принимается по конкретному рассматриваемому делу и впредь применяется ко всем подобным делам. В дальнейшем, если стороны не согласны с точкой зрения закона, дело рассматривается судом с использованием предыдущего прецедента по аналогичному делу. Если похожий спор был решен в прошлом, суд обязан следовать аргументациям, использованным в предыдущих решениях (этот принцип известен как stare decisis).

А теперь вспомним почтение на Западе к закону.

Если у нас «закон что дышло» и признается лишь тогда, когда соответствует пониманию справедливости, а иначе обойти, либо нарушить его — поступок, скорее достойный, чем позорный (хороший пример — отношение к «пиратским» DVD и программам), то на Западе dura lex sed lex. Независимо от справедливости, логики и чего либо еще. Раз законно — значит, справедливо.

Помните старую байку про то, как однажды один из студентов нашел в «своде законов Кембриджа» статью, согласно которой студент имеет право во время экзамена затребовать пинту пива и бифштекс прямо в аудиторию за счет университета. Студент сделал ксерокопию этой статьи, принес ее на очередной экзамен и потребовал свое пиво.

Пришлось выполнить просьбу остряка, однако сразу после экзамена студент был оштрафован за то, что явился на экзамен без меча. Оказалось, что в «своде законов» есть и такое правило.

Думаю, что это — городская легенда, поскольку встречал этот случай и как происшедший не в Кембридже, а в Оксфорде; и студента то штрафовали, то выгоняли с экзамена… Но суть от этого не меняется: такая история вполне могла быть, — именно таким образом мыслят на Западе. То есть, если суд принимает определенное решение в каком то случае, то во всех подобных случаях суды будут автоматически принимать аналогичное решение. В глазах Запада это будет выглядеть справедливо.

ИНАКОМЫСЛЯЩИХ — ПОД СУД!

Глобалисты именно этого и добиваются — чтобы некий «международный орган» мог диктовать свою волю (угадайте, чью именно) любому суверенному государству.

Избирательность подхода видна уже давно, и допустить создание подобного прецедента нельзя: если раньше арестовывали хотя бы бывших, либо скрывающихся правителей, то сейчас внаглую делается заявка: «вы там, в Судане, арестуйте своего президента и приведите его нам».

Сейчас — идет проверка «на вшивость».

Понятно, что в данном случае претензии МУС удовлетворены не будут.

Однако стоит кому то дать слабину — и прецедент будет создан. Тогда в следующий раз подобный ордер с точки зрения Запада будет автоматически легитимным: один раз прошло, значит, так и должно быть.

И, если, к примеру, какие то там нецивилизованные дикари не подчиняются законнейшему требованию предать своего предводителя, — можно вводить «миротворческий контингент»; а требовать суда над чужими президентами — чуть что не понравится — станет обычаем.

Вот представьте — Грузия пытается оккупировать Осетию еще раз, Россия отбивает атаку, но теперь какой нибудь прокурор в Гааге начинает требовать отдать президента Д. А. Медведева под суд — и получает ордер.

Кстати, не так давно Австралия предложила осудить в Международном трибунале президента Исламской Республики Иран Махмуда Ахмадинежада за высказывания в адрес Израиля. Не за действия, а за высказывания.

Почти мыслепреступление имени Оруэлла.

Что ж. Если кто то будет выписывать подобные ордера в Россию — то придется принуждать к миру, куда деваться то?

Оцените эту статью
1665 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 3.7

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание