16 октября 2019 14:55 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Юрий Нерсесов
ПУТЧ В ШОКОЛАДЕ

31 Января 2009
ПУТЧ В ШОКОЛАДЕ

Решив рассказать о покушении на Гитлера 20 июля 1944 года, голливудские киношники порадовали публику до отвращения толерантным и политкорректным продуктом. В результате добрая половина главных героев фильма не имеет ничего общего с реальными участниками событий.

Едва погас свет и на экране появился задумчивый Том Круз в роли благородного полковника Клауса фон Штауффенберга, в кинозале ощутимо запахло свежесваренной лапшой. Оказывается, полковник и прочие участники заговора выступали против любимого фюрера в основном из моральных соображений. Так переживали, глядя на страдания евреев в концлагерях и прочих граждан на оккупированных территориях, что даже французский коньяк кушали безо всякого аппетита!

Дальше пошло ещё смешнее. «Можно служить Германии или Гитлеру! Но не обоим!» — Сурово внушает Штауффенберг командиру 10 ой танковой дивизии Фрицу фон Бройху с которым прибыл в Тунис. После чего добавляет, что на прежнем месте службы высказался даже более дерзко! «И за это вас послали сюда!» — комментирует фон Бройх. Интересно, в представлении американских кинодельцов германская группа армий «Африка» это нечто вроде огромным штрафбата, куда Штауффенберга сослали за постоянные обличения фюрера? Или они так мстят за разгром американских частей у Кассеринского прохода, в котором наряду с прочими дивизиями участвовала и 10 я танковая?

На самом деле и Африка местом ссылки для оппозиционеров не была (хотя отдельные штрафные части, там, как и везде воевали) и подавляющее большинство путчистов ничуть не терзались проблемами гуманизма и общечеловеческих ценностей. Они активно конспирировали против Гитлера в 1937 39 гг., когда боялись, что его агрессивная политика приведёт к разгрому Германии общеевропейской коалицией. Но вскоре поводы для уныния исчезли. Фюрер безнаказанно проглотил, сперва, Австрию с Чехией, потом Польшу, затем Данию с Норвегией и Францию с Бельгией и Голландией. После такого бенефиса угрюмые сомнения аристократов, генералов и чиновников сменились щенячьим восторгом. Отдельные идейные антинацисты пытались готовить новые покушения, но подавляющее большинство радостно потирало руки в ожидании богатой добычи.

«Население — невероятный сброд. — Писал граф Штауффенберг из Польши любимой жёнушке. — Много евреев и полукровок. Этим людям хорошо, когда ими управляешь кнутом. Тысячи заключенных пригодятся для сельского хозяйства Германии. Они трудолюбивы, послушны и нетребовательны».

Лишь после печальных для Рейха событий на развалинах Сталинграда до чистопородных мозгов будущих путчистов дошла мысль, что Гитлеру таки скоро капут. Значит, с продырявленного корабля Третьего Рейха пора валить. Замерший в летаргическом сне заговор реанимировался и нам показывают, как верные подельники любимого фюрера строят планы его ликвидации. Сперва, на фоне буйно зелёнеющих мартовских лесов в марте 1943 года под Смоленском. Потом, летом 1944 го, на чистеньких улицах не тронутого вражескими бомбами Берлина.

При этом, некоторые неприятные для высокопоставленных конспираторов эпизоды вообще не попадают в кадр, а другие аккуратненько лакируются. Из их рядов исключены проблемные фигуры типа главы германской военной разведки Вильгельма Канариса и одного из заместителей Гиммлера группенфюрера СС Артура Небе. Нет ни слова о том, что и сам рейхсфюрер СС уже успел предать Гитлера, смотрел на заговор сквозь пальцы и пытался сговориться с американцами. Впоследствии Гиммлер послал к ним оберстгруппенфюрера СС Карла Вольфа, переговоры которого с будущим директором ЦРУ Аленом Даллесом впервые появились на наших экранах в «Семнадцати мгновениях весны».

В «Операции «Валькирия» об участии в заговоре эсэсовцев и связях путчистов с Британией и США нет ни единого упоминания. В ходе одного из совещаний, говорится о планах после прихода к власти заключить перемирие с союзниками, но со всеми или нет, не уточняется. Между тем несостоявшаяся хунта имела на этот счёт совершенно определённое мнение, которое подробно изложил неоднократно встречавшийся с уцелевшими участниками событий американский журналист Уильям Ширер.

«К концу весны в ходе последующих совещаний был выработан план. Разъяснял Ширер в своей фундаментальной работе «Крах нацистской империи». — О содержании его поведал Шпейдель (Начальник штаба, дислоцировавшейся во Франции, Бельгии и Нидерландах группы армий «Б» — Ю. Н.), практически единственный из оставшихся в живых армейских заговорщиков на Западе. Немедленное заключение перемирия с западными союзниками, а не безоговорочная капитуляция. Отвод немецких войск на Западе в пределы границ Германии. Арест Гитлера и предание его немецкому суду. Упразднение нацистского правления. Исполнительная власть в Германии временно переходит в руки сил Сопротивления, представляющих все классы общества, во главе с генералом Беком, Гёрделером (Бывшим бургомистром Лейпцига — Ю. Н.) и представителем профсоюзов Лойшнером. Никакой военной диктатуры. Подготовка «конструктивного мирного соглашения» в рамках соединенных штатов Европы. Продолжение войны на Востоке. Удержание сокращенной линии фронта по рубежу: устье Дуная, Карпаты, река Висла, Мемель. У генералов, судя по всему, не возникало и тени сомнения в том, что британские и американские армии присоединятся к ним в войне против России, чтобы предотвратить, как они выражались, превращение Европы в большевистскую».

Некоторые участники подготовки переворота, включая Штауфенберга и бывшего посла Германии в СССР Фридриха фон Шуленбурга, хотели прекращать войну и на Востоке, но они находились в подавляющем меньшинстве. Неудивительно, что хорошо знавший ситуацию в Берлине Сталин отменил покушение на Гитлера, которое с помощью близкой к фюреру актрисы Ольги Чеховой готовил советский разведчик Игорь Миклашевский. Сепаратный сговор нового режима и англо-американцев с перспективой создания новой антисоветской коалиции Кремль категорически не устраивал.

В свою очередь влиятельным гражданам, определявшим идеологию данного блокбастера, очень не хотелось, чтобы люди увидят реальные цели заговорщиков. Вот и приходится бедному Крузу играть не знающего сомнений рыцаря без страха, упрёка и мозгов, болтающего о своей ненависти к Гитлеру едва ли не каждому встречному.

Ещё тяжелее пришлось сыгравшей роль графини Штауффенберг Карис ван Хаутен, которая по сценарию только и смотрит на благоверного кроличьим взглядом. Неудивительно, что блиставшая в «Чёрной книге» Пауля Верхувена в роли еврейской подпольщицы Рахили Штайн, талантливая голландская актриса тут зажата и неинтересна. Образы супругов залиты таким количеством сахарного сиропа, что исполнители вязнут в нём, как мухи, а весь драматизм его выбора остался за кадром.

Благостность сладкой парочки достигает полного апофигея в родовом поместье, где на шеях счастливых родителей виснет куча белокурых детишек. Тут уже захихикал не только я. Откуда у брюнета и шатенки появились такие ангелочки? Неужели, пока муж был на фронте, нежная супруга наставляла ему рога с каким нибудь истинным арийцем?

Усиленно облагораживаются и в то же время упрощаются и остальные организаторы переворота. Насколько тяжело далось им решение нарушить присягу и убить главу государства? Мучались ли он, принимая его? В фильме о присяге говорит только откровенный шкурник командующий Армией Резерва генерал Фридрих Фромм, а остальные уверены в своей правоте, как фэнтэзийные эльфы идущие в поход на злобных гоблинов.

Ветеран Первой мировой войны, убеждённый антифашист, собутыльник одного из создателей Люфтваффе Эрнста Удета, выдающийся немецкий драматург Карл Цукмайер, размышляя над проблемой подобного выбора, едва не свихнулся. Уехав из Германии после прихода Гитлера, он до 1945 года фермерствовал в американской глубинке, потому что не мог выступить против своей страны. Уже после краха Третьего Рейха Цукмайер, запрещает постановку своей пьесы «Генерал дьявола», и вопреки общественному мнению, на порядок урезает её антифашистский пафос. Но не из верности давно истлевшим останкам фюрера, которого искренне ненавидел, а потому что так и не смог провести для себя грань между борьбой с режимом и предательством Родины.

Для постановщиков «Валькирии», подобной проблемы нет и не может быть. Положительный герой обязан мочить злодеев без тени сомнения, что персонаж Круза и делает. Сами же злодеи должны выглядеть мерзко и убого, чтобы ни в коем случае не вызывать симпатии публики.

Посему, актёров, играющих Гитлера и Геббельса, застроили изображать обоих вождей вялыми и деревянными. Между тем события позволяли снять с ними несколько блестящих эпизодов. Чего стоит сцена, когда после взрыва бомбы Штауффенберга вылезший из под обломков стола фюрер трагически произнёс: «Мои бедные новые брюки! Только вчера надел!» А как блестяще задавил мятеж маленький, колченогий, не служивший ни дня в армии министр пропаганды! В небольшом фрагменте из советского сериала «Освобождение» Гитлер с Геббельсом действуют жёстко и энергично, а тут невозможно понять: каким образом эти варёные судаки вообще смогли Германию возглавить?

Зато медлительность и беспорядочность действий мятежников показаны отлично. Многие так и не поверили, что славящиеся железной дисциплиной и чёткой организацией германские военные могли оказаться такими тормозами, но на деле было ещё хуже! Сказалось и полное отсутствие опыта военных переворотов, ни разу не случавшихся в столице Германии, и преобладание среди заговорщиков штабников и отставников. Недаром, язвительный Геббельс с издёвкой назвал события 20 июля революцией по телефону!

Очень хорошо отработали артисты, не скованные идеологическими установками руководства. Партнёр ван Хаутен по «Чёрной книге» Кристиан Беркль, исполнитель роли спрутоголового пирата Дейви Джонса в «Пиратах Карибского моря» Билл Найи и не столь известный российскому зрителю, но не менее талантливый Том Уилкинсон отработали отлично. Сыгранные ими начальник штаба Общевойскового управления Верховного командования сухопутных войск полковник Альбрехт фон Квирнхайм, его шеф генерал Фридрих Ольбрихт и уже упоминавшийся генерал Фридрих Фромм вытянули весь переворот, а вместе с ним и фильм. Одно удовольствие смотреть, как Ольбрихт мучительно преодолевает свою нерешительность, Квирнахайм разрывается между злостью на его торможение и вбитой с пелёнок субординацией, а подлец Фромм пытается вести двойную игру!

Не хуже и многие эпизодические персонажи — от заплакавшей после сообщения о мнимой смерти фюрера машинистки, до солдатика который, увидев приказ Штауффенберга об аресте Геббельса и распоряжение об аресте самого полковника, простодушно предложил повязать обоих. Халина Рейн, сыгравшая развесёлую потаскушку в «Чёрной книге», очень трогательна в маленькой роли безответно влюблённой в Штауффенберга секретарши. Об исполнении роли главного героя дня со стороны правящего режима, командира охранного батальона дивизии «Великая Германия» Отто Ремера надо сказать особо, как и о самом персонаже.

Прославился Ремер 20 июля, когда, получив от заговорщиков приказ арестовать Геббельса, почуял неладное, был соединён из кабинета министра пропаганды с Гитлером и, в одно мгновение став из майора полковником, овладел ситуацией в Берлине. Однако на самом деле это лишь один яркий эпизод его головокружительной биографии. Вступив в ряды вермахта юнкером, Ремер встретил конец войны генерал-майором и командиром дивизии. Он сражался в Польше, Франции, Югославии и Советском Союзе, был 8 раз ранен, награждён множеством орденов и медалей, включая Рыцарский Крест с Дубовыми листами, не состоял в нацистской партии и не совершал военных преступлений.

После капитуляции Германии освободившийся из американского плена Ремер работает каменщиком и становится одним из лидеров новой Социалистической Имперской партии, быстро добившейся успеха на региональных выборах. Подобно Сталину и Берии он выступает за единую нейтральную Германию и, по некоторым данным, даже устанавливает контакты с бериевской агентурой, но убийство Лаврентия Павловича обрывает их. Ещё раньше западногерманские власти запретили СИП как неонацистскую, а генерал получил 3 месяца тюрьмы и лишился пенсии за то, что назвал Штауффенберга предателем.

Ремер покидает родину, работает военным советником в Египте и Сирии. Уже в преклонном возрасте, возвратившись в Германию, выступает за отказ от размещения американских ракет, выход из НАТО и дружбу с Россией по заветам Бисмарка. В 1994 году за публичное сомнение в размере Холокоста, 82 летнего ветерана приговаривают к очередному сроку, и он уезжает в Испанию, где умирает три года спустя.

«Как и прежде, Федеративная республика Германия служит цепной собакой Вашингтона против Востока. — Писал генерал незадолго до кончины. — США и ФРГ целенаправленно работают на расширение НАТО, вскоре туда должны вступить Польша, Чехия и Венгрия, их примеру должны последовать другие государства. Россия может расценить это только как провокацию и угрозу, ибо против кого должно быть направлено расширение НАТО на Восток, как не против России? Ни один здравомыслящий немец не согласится с представлением о том, что его страна должна быть втянута в войну против России в угоду сионистским и американским интересам, в войну, последствия которой будут для Германии ещё более катастрофичными, нежели последствия 2 й мировой войны. Германия должна выйти из НАТО, американцы должны убраться из Германии и вообще из Европы, мы должны развивать партнёрское сотрудничество с Россией — вот какие цели ставят перед собой в наши дни истинные немецкие патриоты».

Допустить на экран первозданный облик столь перпендикулярного общечеловеческим ценностям персонажа было невозможно, и Ремера начали целенаправленно развенчивать. В «Операции «Валькирия» материал подан так, что непосвящённая публика видит противостояние самоуверенного тылового хлыща и покалеченного фронтовика Штауффенберга. Догадаться, что первый на самом деле месяцами не вылезал из окопов, а второй служил в основном при штабах и пострадал при случайном авианалёте, по фильму совершенно невозможно.

Чтобы окончательно заземлить майора до уровня плинтуса использовали простой, но эффективный приём погружения в бытовуху. Обычно режиссёр и сценарист заставляют злодея смачно чавкать на фоне подвигов и страданий героев, но создатели «Валькирии» решили сработать тоньше. Штауффенберг произносит патетические речи — Ремер цинично прикалывается. Героический заговорщик, рискуя жизнью, подкладывает под ноги тирану портфель с взрывчаткой, а до того даёт генералам мудрые военные советы — нацистский каратель плещется в бассейне украшенном огромной свастикой, ровняет в парикмахерской свой идеальный пробор и всячески демонстрирует крайнее омерзение к службе и категорическое нежелание что либо делать. Для полноты картины режиссёр заставляет майора принять участие в расстреле заговорщиков, хотя на самом деле его там и рядом не стояло.

Хитроумный замысел сорвал взятый на роль Ремера бывший член Олимпийской сборной ГДР по плаванию Томас Кречманн. Артист честно сделал, всё, что от него требовали, но в итоге отбил у Круза едва ли не половину женской аудитории. Начальство не учло, что дамы и девицы, как правило, неравнодушны к обаятельным негодяям, и даже в СССР Мюллер стал ничуть не менее популярным персонажем, чем Штирлиц.

Здесь получилось то же самое. Кречманн отлично сложен, единственный из всех господ офицеров позирует в неглиже, красиво ныряет, мундир на нём сидит идеально, а ленивые реплики в сочетании с непередаваемым выражением лица «Да пошли вы все…» создают совершенно непередаваемый на бумаге эффект. Но когда комбат понимает, что его используют втёмную, лицо и голос майора неуловимо меняются. Вроде бы совсем чуть чуть, но как то сразу понимаешь, что этот пофигист на самом деле очень серьёзная зверюга, и когда начнёт всех рвать, мало не покажется.

Российская озвучка на сей раз оказалась на высоте, и совпала с образом идеально. Когда охранный батальон в очередной раз подняли по тревоге, и командир обречённо скомандовал: «Общее построение…» зал взорвался от смеха. Особенно громко звучал торжествующий хохот майора Ремера, с удовольствием наблюдающего из Вальгаллы за тщетными потугами урезать его звёздный час и залить путчистов толстым слоем шоколада.

Оцените эту статью
1575 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание