15 октября 2019 04:39 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Павел Евдокимов
ПАТРИАРШИЙ КРЕСТ

31 Января 2009
ПАТРИАРШИЙ КРЕСТ

В России и за ее пределами оживленно обсуждают итоги выборов Поместным Собором Русской Православной Церкви своего иерарха. В пестрой мозаике мнений явственно просматривается желание понять, какие изменения могут ждать этот важнейший институт общественной жизни России. Об этом — в интервью с вице-президентом Ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» полковником Сергеем Поляковым.

ВЫБОР И ВЫБОРЫ

— Сергей Андреевич, насколько все таки был предопределен выбор именно владыки Кирилла новым главой Церкви? Со стороны могло показаться, что перед нами разворачивается интрига с заранее известным результатом.

— Ну, разве что «со стороны». Выборы были тайными. Приблизительно половина делегатов приехала из епархий, находящихся за рубежом. Какой либо административный контроль был исключен по определению. То же я могу сказать относительно участников Собора, представлявших епархии на территории Российской Федерации. Попробуй, загляни в душу каждого: как он будет голосовать? Пообещать можно что угодно.

Да, у Господа все предопределено, что отнюдь не исключает свободы личного выбора человека. Вот почему мы не должны занимать созерцательную позицию. Нынешние грозные вызовы времени не оставляют нам такой возможности. Чувствуете, время то как убыстрилось, спрессовалось! Мы живем в век сверхскоростей, когда нужно быстро оценивать ситуацию и столь же быстро принимать нужные решения, не откладывая их в долгий ящик. Патриарх Кирилл — руководитель именно такого масштаба и дарования.

А что касается предопределенности… Есть такое меткое выражение: хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Те, кто хотел не допустить избрания владыки Кирилла… думаю, теперь им не до смеха.

— Это правда, что Оптина пустынь поддерживала кандидатуру владыки Климента?

— Нет, неправда. Хотя подобную версию я уже неоднократно слышал от самых разных людей. Монахи Оптиной пустыни не являются «политическим клубом», равно как и насельники любого другого монастыря. Они умерли для мира. Заявление же отдельных лиц не являются определяющими. Лично для меня знаковой является позиция схиигумена Илия (Ноздрина), духовника Свято-Введенского монастыря Оптина Пустынь. До Архиерейского и Поместного соборов старец благословил владыку Кирилла на крест Патриаршества. Информация об этом факте была оценена и позитивно воспринята православной общественностью. Тоже самое, как мы помним, сделал архимандрит Кирилл (Павлов) — бывший духовник двух предыдущих патриархов, участник Сталинградской битвы.

Батюшка Илий находился в Храме Христа Спасителя на интронизации Патриарха Кирилла. Для всех, кто обращает внимание на такого рода «мелочи», присутствие оптинского старца явилось важным знаком Выбора. Именно Выбора, а не выборов в светском понимании этого слова.

— Тогда почему при выборах патриарха отказались от жребия? Ведь именно таким способом, уповая на волю Господа, в 1917 году главой Церкви был избран святитель Тихон. Сложный вопрос, не правда ли?

— Ничуть. Святитель Тихон был призван к своему патриаршему служению после драматических событий февраля семнадцатого. После вынужденного отречения царя-мученика Николая сама Божья Матерь взяла Россию под свой небесный омофор. Об этом было засвидетельствовано явлением иконы Богородицы «Державная» в храме царского села Коломенское.

На момент избрания святителя Тихона на Руси не было патриархов почти двести лет. Прервалась традиция. Вот почему делегаты Поместного Собора, собравшиеся в Московском Кремле, прибегли к жребию. Они понимали, что Церковь вступает в годину тяжких испытаний, судьбы страны абсолютно неподвластны человеческому разумению. В этой ситуации участники Собора полностью отсекли свою личную волю.

— А почему не отсечь ее сейчас? В этом проявилось бы подлинное смирение и открытая готовность принять любую волю Божью. Или Вы думаете иначе?

— За время, что предшествовало Собору, каких только доводов я не наслушался в пользу жребия. Некоторые «продвинутые» люди приводили такой аргумент. Светская власть де обязательно вмешается в ход Собора и с помощью НЛП запрограммирует епископов, священников и мирян так, что они в дурмане проголосуют за нужного кандидата.

— Бред, конечно!

— В нынешней конкретной ситуации упование на жребий стало бы достаточно очевидным нарушением заповеди «Не искушай Господа Бога твоего». Это то смирение, которое паче гордыни. Зачем то ведь дал Господь и разум, и осознанную свободу. Когда ж ими и пользоваться христианину, как не на выборах главы Церкви? Как справедливо заметил один из участников дискуссии по этому вопросу, «вообще, если жребий, зачем созывать Собор? Зачем он нужен? Ну, собрались, скажем, пять человек, кинули жребий, всем потом сообщили — и все. Наша Церковь называется Соборной, а не «жребийной».

Величайший дар Творца — истинную свободу — мы возвращаем обратно: «Не хотим ответственности! Вместо нас Ты сделай Свой выбор». Это разве не оскорбление Господа? Кроме того, попытки противопоставить жребий тайному голосованию имело и вполне конкретный политический подтекст, а именно: заранее навесить на деяния Собора ярлык банальной аппаратной интриги.

По логике «метателей жребия» выходит, что воля Бога может свершаться только через помеченные крестом бумаги, а не через души конкретных людей и общее вдохновение Собора. Вот до какого абсурда можно договориться! Еще раз повторюсь: выборы в семнадцатом году проводились в исключительных условиях, а потому был использован и исключительный способ определения главы Церкви — жребий.

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

«Московский патриархат, — говорит парижский историк религии профессор Ж.-Ф. Колозимо, — единственный институт, который до сих пор объединяет практически все пространство бывшего СССР, представляя около половины из всех 200 миллионов православных христиан. К тому же, он осуществляет свою деятельность в стране, где тесно переплетаются национальное и религиозное, где духовная, культурная и политическая составляющие всегда взаимосвязаны».

Швейцарская газета Tribune de Geneve

КЛЕВЕТА НА УПРЕЖДЕНИЕ

— В 1990 е годах одна столичная «желтая» газета бомбардировала общество статьями, в которых митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл обвинялся в торговле алкоголем и табаком. Несмотря на тяжкие для иерарха и монаха обвинения, владыка молчал. Это создавало, чего греха таить, некий негативный контекст вокруг его имени. Что Вы думаете в этой связи?

— Недавно бывший руководитель Федеральной налоговой службы Александр Починок опроверг эту информацию. Он публично сообщил, что владыка Кирилл в то время, наоборот, пресек незаконные безналоговые схемы церковных доходов.

— Тогда почему владыка Кирилл не опровергал те клеветнические публикации?

— Будем называть вещи своими именам. На протяжении многих лет против него велась целенаправленная кампания в желтой прессе. Владыке Кириллу приписывалась торговля табаком и водкой. Даже прозвище придумали: «табачный митрополит». Убежден, что это было делом рук не одного того журналиста, который всеми правдами и неправдами пытался дискредитировать митрополита. Это был четкий, вполне осознанный социальный заказ, и он, как мы хорошо помним, отрабатывался на полную катушку.

— Но почему главной мишенью был избран именно владыка Кирилл?

— Как иерарх, который, как было верно просчитано, придет на смену Алексию II. Стало быть, нужно было работать на опережение. И работали! Создавали негативный образ.

— Могу засвидетельствовать: у многих те статьи оставили неприятный осадок. Сколько людей было обмануто, сколько могло отойти от Церкви.

— Правда открылась, и все названо своими именами. И выясняется, что не было ни одного документа по «табачной» теме, подписанного митрополитом Кириллом. Наконец то сказано во всеуслышание о том, что Его Святейшество не имеет никакого отношения к этой печальной истории. Жаль, что этого не было сказано раньше, но хорошо, что это прозвучало хотя бы теперь.

— Но почему теперь, а не тогда?

— Я тоже не раз задавался этим вопросом. Недавно на него ответил епископ Венский и Австрийский Илларион. Оказывается, в девяностых годах он не раз спрашивал митрополита: «Почему Вы не отвечаете на эти нападки? Если Вы не подписывали документы, почему не назовете имена тех, кто их подписывал?» Позиция митрополита Кирилла была незыблема: «Я никого не могу и не хочу «подставить». Называя имена, мы нанесем удар по Церкви». Как монах и церковный политик, он смиренно брал удар на себя.

— Правильно ли это?

— Мы судим со своей колокольни — мирской. Тот же владыка Илларион задавал вопрос: «Почему Вы не подадите в суд на журналиста и газету, которая публикует клеветнические статьи?» На это был ответ, что, во первых, Господь заповедал подставлять левую щеку, когда ударяют правую. Во-вторых, монаху не пристало решать вопросы в светском суде. А в третьих, если начнется судебное разбирательство, та же самая газета и тот же самый журналист будут его освещать. И даже если суд докажет безосновательность обвинений и обяжет издание опубликовать опровержение, за то время, пока длился процесс, на Церковь будет вылито столько грязи, что ущерб, нанесенный ей, будет еще более велик.

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

«Избрание Кирилла — это сигнал усиления в России консервативного национализма и полного согласия с решительной политикой Кремля в отношениях с Западом. В 2006 году он критиковал западные понятия о правах человека как противные православному учению. В декларации, принятой X Всемирным Русским Народным Собором, главным автором которой был именно Кирилл, говорилось: «Есть ценности не менее важные, чем права человека — вера, мораль, неприкосновенность святынь и родины. Нельзя позволять создаваться ситуациям, в которых реализация прав человека растаптывает традиции религии или морали, оскорбляет религиозные или национальные чувства, оскорбляет святыни, либо угрожает существованию нашего Отечества».

Британская газета The Times

ИДЕЯ СВЯТОЙ РУСИ

— Один из первых визитов Его Святейшества запланирован в Киев. Вот что в этой связи предрекает один украинский эксперт: «Московский патриарх полностью предан идее великой России. Очевидно, что он хочет быть для Церкви тем, кем был Путин для Российской Федерации». Ваше мнение, Сергей Андреевич?

— Патриарх Кирилл предан не геополитической идее великой России, а духовно сакральной идее Святой Руси, под которой понимается цивилизационная совокупность Российской Федерации, Украины, Белоруссии, Молдавии и некоторых других земель. Об этом он не устает говорить. Имеющий уши, да услышит!

К сожалению, на Украине накопилось много сложных вопросов. Его Святейшество прекрасно понимает, что главное — не вызвать раздражение политических элит страны. Не навредить. Это необходимо для нормального функционирования УПЦ. Однако враги Святой Руси будут делать все, чтобы к визиту Патриарха Кирилла накалить обстановку и максимально политизировать его первую архипастырскую поездку. Тут уж, как говорится, к гадалке не ходи.

Несомненной провокацией последнего времени стал захват сельского храма Параскевы Пятницы в Сумской области, осуществленный представителями самопровозглашенного «Киевского патриархата». В этом же ряду вызов в прокуратуру епископа Евлогия в связи с его выступлением на тему раскола в Сумском государственном университете.

— Давайте поговорим о наших проблемах. А как выстраивать отношения с властями России? Покойному Патриарху Алексию, к примеру, так и не удалось ввести в школах курс Основ православной культуры.

— Его Святейшество, я это знаю совершенно точно, очень переживал в этой связи. Однако то, что произошло, отнюдь не его вина. Люди, «завалившие» данную тему, — известны. Не знаю, как будет продвигаться дело в дальнейшем, но рассчитываю, что в той или иной форме вопрос о введении Основ православной культуры будет решен положительно. Как недавно говорил Патриарх Кирилл, Церковь уважает конституционные основы сложившегося государственного строя. Но в то же время она не может не уважать права и свободы тех граждан, которые хотят давать образование детям в духе своего религиозного мировоззрения.

— Насколько я знаю, этот вопрос обсуждается целое десятилетие, но «воз и ныне там». В чем причина, как вы полагаете?

— На самом деле, речь идет о нравственных ориентирах нашего общества. Или мы пойдем по западному пути, где символом безбрежной свободы стали однополые браки, «освященные» некоторыми тамошними религиозными организациями, или мы сохранить культуру своих предков. Идет ожесточенная борьба за нашу молодежь, а значит — за наше будущее. И об этом с большой болью и горечью говорил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем последнем телевизионном интервью. Он не понимал, что плохого в том, если народы, проживающие в России, будут изучать религиозную культуру Святой Руси.

— Скажите, Сергей Андреевич, а какие правовые основания имеются на этот счет?

— Целый букет «оснований», включая Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Декларацию о ликвидации всех форм нетерпимости дискриминации на основе религии или убеждений, Протокол № 1 к Конвенции Совета Европы о защите прав человека и базовых свобод, и так далее.

Сегодня в России широко распространена практика преподавания в средних учебных заведениях основ религиозной культуры — православной, исламской и некоторых других. Она, эта практика, очень востребована и вызывает отторжение только в некоторых незаинтересованных столичных кругах. Провинция — иное дело. Сужу об этом, поскольку сам часто бываю в поездках по самым разным регионам страны. Что касается атеистов, то они могут взамен изучать курс светской этики. Как неоднократно подчеркивал Патриарх Кирилл, главное в том деле — добровольность. Любая обязаловка принесет только вред и никому ненужные конфликты.

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

По мнению президента Кестонского института по изучению религии в Восточной Европе и бывшем СССР Ксении Деннен, выступившей в программе ВВС, «Кирилл — идеальный выбор с точки зрения государства». Эксперт напоминает, что Владыка Кирилл регулярно выступает за восстановление сильного, могущественного государства. «Его патриотизм основан на представлении о борьбе двух цивилизаций — западной и русской, — замечает Ксения Деннен, — на признании того, что у России всегда будет свой путь, отличный от стран западной демократии».

При этом, добавляет в своем комментарии г-жа Деннен, «митрополита Кирилла справедливо считают более открытым к отношениям с западной церковью. Он хорошо образованный человек, говорит по английски. У него большой опыт работы во Всемирном совете церквей».

СБРОШЕННЫЙ КРЕСТ

— Не могу не затронуть болезненного вопроса, который вызвал большой общественный резонанс — снос здания на Юго-Западе Москвы, которое местная православная община считала бывшим сельским храмом Преображения Господня, построенным в канун революции. Здание это на улице Новаторов, полностью перестроенное в советское время, было вроде бы объектом ОГПУ-НКВД, а затем музыкальной школой и центральной тепловой станицей.

— Я видел кадры сноса здания — они впечатляют… Такое ощущение, что ты зримым образом окунулся в тридцатые годы. Особенно потряс тот момент, когда экскаватор ковшом сбивает с крыши большой памятный крест. Что я могу сказать?.. Насколько я знаю, конфликт вокруг этого здания длится не один год. Подтверждающие документы о том, что это действительно храм, в архивах отсутствуют. Точнее, они не обнаружены. Зато имеются свидетельства старожилов районов Воронцов и Беляево, которые называли разрушенное здание храмом. Ось «котельной» отчего то была сориентирована строго по линии восток-запад — совпадения всякие, конечно, бывают. Особенно в бывшей сельской местности. Вот такая непростая коллизия.

— Каков же выход?

— Я могу высказать только свое сугубо личное мнение. Во-первых, нужно обязательно провести историко-культурную и археологическую экспертизу. Кстати, во время сноса обнаружился подвал здания, его, закидали битым кирпичом, глиной и землей — до весны. Во-вторых, принять принципиальное решение: нужен храм в этом месте или нет. Если «да», то дело за политической волей. Если «нет», то почему.

С середины 1960 х годов здание на улице Новаторов находилось в окружении «хрущевок». После их слома тут встали современные многоэтажные дома. Если брать общую численность, то в каждом таком доме проживает по целому дореволюционному селу. Одним нужен Дом Божий, другим — гараж для личного автотранспорта или детская площадка. Насколько мне известно, в Обручевском районе действуют два храма, которые по праздникам не вмещают всех желающих, и люди вынуждены ездить в центр города.

— Вы упомянули про экспертизы. А если окажется, что это все таки был не храм?

— Не исключаю. Но к моменту разрушения это здание пять лет как уже было храмом, вот в чем дело! Здесь служились молебны, проводились крестные ходы… Люди приходили за святой водой. И даже когда священник, окормлявший общину, ушел на другое место, где был выделен земельный участок, а власти заварили двери здания, — часть общины каждое воскресенье продолжала собираться на коллективные молитвы. И по прежнему собирается, несмотря на случившееся. Это, скажу я вам, дорогого стоит!

Допустим, они были неправы в своем упорстве, считая: на месте храма может быть только храм. Допустим. Но ведь это православные люди, граждане с активной жизненной позицией. Не коробочки для сбора подаяния, а магниты, ведущие, по сути, миссионерскую деятельность. Почему бы не поговорить с ними? Однако этого не было сделано. Когда же телеканал «Вести» в течение целого дня показывал снос здания, то численность общины, как мне рассказали, заметно возросла за счет новых людей, крайне возмущенных случившимся.

В этой истории меня очень настораживает одно обстоятельство: ситуация вокруг здания на улице Новаторов была использована для прицельных нападок на Патриарха Кирилла. Достаточно почитать комментарии в Интернете. Более того, сама акция была проведена… буквально через несколько дней после встречи Его Святейшества с Лужковым. На ней, как известно, обсуждался вопрос о строительстве в спальных районах столицы храмов на дистанции «шаговой доступности». Казалось бы, первым под эту программу подпадает здание на Новаторов.

— Тем более за общину несколько раз лично ходатайствовал покойный Патриарх Алексий.

— Да. Такое ощущение, что кому то очень не понравилось стремление Юрия Михайловича к «шаговой доступности» в контексте православной тематики. И вот на тебе! Причем создан, на мой взгляд, опасный прецедент разрушения здания, на крыше которого находился крест. Коль уж власть все таки решила снести здание «бывшей котельной», то нужно было сделать это максимально корректно: бережно демонтировать крест, открыть двери и под опись дать возможность общине эвакуировать иконы, о чем составить протокол, и так далее. Вместо этого — безобразная акция.

…Государственная власть в России, как мне представляется, должна быть озабочена в первую очередь возрождением в нашей стране именно православной религии. В такой же степени, в какой, скажем, власти Израиля озабочены распространением среди граждан этого государства иудаизма, а магометанские государства — ислама.

Можно по разному относиться к религии вообще и к православию в частности, однако не следует забывать: во всех современных цивилизациях именно религии образуют основу духовной жизни, оформляют и опосредуют базовую систему ценностей. Не будет православного стержня, и Россия, пораженная «духовной радиацией», превратится в конгломерат территорий и человеческих единиц и в итоге рассыплется как карточный домик. А вместе с ней рухнет и все геополитическое пространство, рожденное Русской цивилизацией. Тот, кто этого не понимает, или осознанный враг, или крайне недалекий человек. Православие — этот тот ориентир, который позволит нам и кризис встретить, и достойно выйти из него, сохранив государственную и цивилизационную независимость.

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

Сделав выбор в пользу митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, Русская Православная Церковь выбрала нового патриарха, открытого миру, пишет парижская Le Figaro. Издание отмечает тот факт, что Кирилл имеет уникальный для иерарха РПЦ международный опыт и в то же время глубоко укоренен в религиозной традиции страны.

И хотя некоторые православные обвиняют митрополита Кирилла в слишком сильной открытости Западу, он отнюдь не либерал, отмечает корреспондент газеты Жан-Мари Генуа. Он осуждает «либеральную светскую мысль», выступает за сохранение богослужения на старославянском языке, «малодоступном для большинства верующих».

В то же время Кирилл — человек публичный: он ведет еженедельную телепрограмму, где в прямом эфире отвечает на вопросы телезрителей. Это он подтолкнул РПЦ к тому, чтобы принять социальную доктрину, и он же настаивал на принципе взаимного невмешательства в отношениях государства и Церкви.

В разгар перестройки он был назначен председателем ОВЦС. Он мастерски справлялся с возникавшими задачами, совершая поездки по всем континентам. Именно в качестве «министра иностранных дел Церкви» он пять раз встречался с Йозефом Ратцингером, причем трижды — уже после того, как Бенедикт XVI стал Папой. «Эти два любителя классической музыки — немец любит Моцарта, русский работает под музыку Баха — могли бы написать абсолютно новую партитуру», — так завершает свою статью корреспондент Le Figaro.

Оцените эту статью
2639 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Нечаев
31 Января 2009

КТО ОХРАНИТ ОХРАНУ?

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2009

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ:...

Автор: Михаил Шерстнев
31 Января 2009
ДОПИНГ-ШОУ

ДОПИНГ-ШОУ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание