15 декабря 2018 17:23 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Антитеррор

Автор: Павел Евдокимов
ВЗБЕСИВШИЙСЯ АВТОБУС-3

31 Декабря 2008
ВЗБЕСИВШИЙСЯ АВТОБУС-3

(начало)

После леденящего ужаса Беслана все другие захваты школьников померкли перед лицом этой трагедии. Между тем, в начале декабря 2008 года исполняется двадцать лет операции, проведенной сотрудниками «Альфы» против банды Павла Якшиянца, захватившей целый класс в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ). В ходе сложнейших переговоров все дети и учительница были освобождены, а террористы, вылетевшие специальным бортом в Израиль, – возвращены и предстали перед судом.

ВСТРЕЧА С КОМАНДИРОМ

С момента описываемых событий прошло более пятнадцати лет. Я работал редактором отдела Национальной безопасности еженедельника «Россiя». В конце сентября 2004 года в газете сменился руководитель фотографической службы. Им стала Наталья Машатина — та самая учительница, оберегавшая, как могла, своих учеников в захваченном террористами автобусе. Неисповедимы пути Господни…

Шок от пережитого ею был настолько сильным, что Наташа уволилась из школы, сменила профессию и перебралась в Москву. Родила дочку Майю. О том, что произошло с мамой в декабре 1988 года, она до последнего времени ничего не знала. И даже фильм «Взбесившийся автобус» если и смотрела, то исключительно как боевик, не имеющий к её семье никакого отношения.

Я набрал телефонный номер Зайцева:

— А вы знаете, кто стоит рядом со мной? — и, не став интриговать, объяснил — Наташа Ефимова, помните такую?..

И передал ей мобильный телефон.

— Геннадий Николаевич, неужели это вы?! Как я рада вас вновь слышать, словно и не прошло столько лет. Как вы поживаете? Когда мы увидимся?

Буквально не следующий день мы были в офисе Агентства безопасности «Альфа-95». Вместе с Наташей был ее муж Владимир Машатин — один из лучших фотожурналистов страны. Они познакомились как раз после событий в Орджоникидзе и Минеральных водах. В качестве корреспондента иллюстрированного ежемесячника «Советский Союз» Машатин присутствовал на суде над бандой Якшиянца.

— Когда Горбачёв должен был вручать мне орден «За личное мужество», то я, Геннадий Николаевич, так перепугалась, так перетрусила, что позабыла все слова, которые мне заранее написали. Что делать? Горбачёв жмет руку, поздравляет. Пришлось говорить то, что приходило на ум. Ужас какой то!

Напоследок Геннадий Николаевич подписал Наташе первое издание книги «Альфа — моя судьба», и мы сфотографировались на память.

«ЗАСАДА» В ПОДЪЕЗДЕ

Казалось, в этой истории, которая легла в основу двух документальных фильмов, давно расставлены все точки над «i». К тому же в книге «Альфа — моя судьба» опубликовано свидетельство непосредственного руководителя операции — Героя Светского Союза генерал-майора Г. Н. Зайцева. Однако 25 декабря 2005 года телеканал НТВ вдруг продемонстрировал «свое видение» событий, превратив ту самую бывшую учительницу… чуть ли не в пособницу террористов! При этом настоящим героем передачи стал Павел Якшиянц, «освободившийся» в том же году из тюрьмы.

Трудно судить, что именно стало поводом к выходу передачи «Чистосердечное признание». Очевидно, авторов вдохновило освобождение из тюрьмы главаря банды. Уговорить такого человека на интервью — действительно большая журналистская удача. Тем более что авторам «Признания» удалось совершить, казалось бы, невозможное: они устроили своеобразную «очную ставку» Якшиянцу с бывшим сотрудником КГБ Евгением Шереметьевым.

«Чистосердечно признающийся» Павел Якшиянц охотно рассказывал, как планировал теракт, как заманивал детей в автобус, как цинично торговался за жизни с руководителями оперативного штаба. Он позировал на фоне аэропорта в Минводах, откуда в 1988 году вместе с подельниками вылетал в Израиль.

Только у нас! Только сегодня! Бывший террорист и бывший чекист пожмут друг другу руки! И многоуважаемый полковник подал руку человеку, который поставил банки с бензином и был готов взрывать автобус! А проникновенный голос за кадром говорил, что они смогли забыть прошлое, что оба они — нормальные, в общем то, мужики и в других ситуациях все могло бы быть иначе…

Сделав Якшиянца героем, авторы «Признания» остались без воплощенного зла. Эта ли «драматургическая неувязка» стала причиной, или сценаристам просто захотелось потуже закрутить пружину интриги — так или иначе, образ антигероя они все таки слепили. Отрицательным персонажем неожиданно оказалась учительница Наталья Ефимова.

Передача была обильно сдобрена кадрами из художественного фильма «Взбесившийся автобус». И после едва ли не каждого такого фрагмента голос диктора произносил: «Это кадры из фильма. А вот как было на самом деле…» Представлялось, сейчас вот будет приоткрыта завеса над страшной тайной. Однако даже неподготовленному зрителю было видно: ничего нового авторы сказать не могут и начинают элементарно передергивать факты, подгоняя реплики участников событий под нужную сюжетную линию.

Пустившись во все тяжкие, авторы передачи устроили «засаду» в подъезде дома, где живет Наталья Владимировна. Вот ее снимают из под полы скрытой камерой у дверей квартиры, когда она отказывается говорить с журналистами. Не хочет? Значит, ей есть что скрывать. Вот под аккомпанемент тревожной музыки показывают ее лицо во время судебного процесса. Вот диктор то и дело оговаривается, когда речь заходит о «странных» действиях террористов: «Это не случайно…».

Вот анонимный закадровый голос объясняет, что Наталья больше не хочет видеться с учениками из своего класса, а когда она все же приехала на встречу выпускников — что, кстати, откровенная ложь, — то никто из бывших заложников не захотел с ней разговаривать. Прямо этого никто не произносит, но общий смысл расшифровывается легко: «А не была ли учительница Ефимова пособницей террористов?».

Хорошо помню, как на следующий день Наташа пришла на работу — вся в эмоциях, на глаза навертывались слезы. Она не могла понять: за что?..

— Я даже не знала, что готовится к эфиру эта передача, — рассказывала она. — И вот неожиданно в пятницу 23 декабря, когда я вместе с мужем поздно вечером возвращалась домой, у себя на лестничной площадке увидела двух молодых людей — девушку и парня. Они представились сотрудниками НТВ и сказали, что делают фильм о событиях 1988 года. Я спокойно объяснила им, что не хочу вспоминать те дни, что все уже сказано, что мне просто больно это делать. По-человечески больно. Я даже извинилась перед ними, хотя мне было странно, что они не позвонили заранее, не предупредили о приезде. Позже выяснилось, что они в этот момент еще и снимали происходящее скрытой камерой.

Саму передачу я не смотрела, мне действительно больно снова переживать эти эмоции. Но то, что мне потом рассказали близкие и друзья, вызвало у меня настоящий шок. Дело в том, что в уголовном деле, в судебных протоколах вся эта история была расписана чрезвычайно подробно, буквально по секундам. Там нет ни одного темного пятна. И вдруг вылезают какие то «новые подробности». Откуда?

Люди, которые делали эту передачу, опустились до откровенной лжи. Придумали зачем то, как я будто бы приехала на вечер выпускников, а ко мне никто из учеников моего класса не подошел, не поздоровался. Но ведь еще 1988 м году я уехала из Владикавказа и больше там никогда не была.

Я хотела все забыть, а тут… Я теперь должна говорить какие то слова, оправдываться в чем то. Бред. Просто бред.

И ВОТ ОНИ ВСТРЕТИЛИСЬ…

Скандальную передачу посмотрел и Геннадий Николаевич Зайцев. Он не скрывал своим эмоций и, когда к нему обратились за комментариями, без обиняков высказался по этому поводу в центральной прессе на страницах газет «Россiя» и «Новые известия».

— Меня очень просили принять участие в этом фильме, — объяснил он. — Но я отказался, а когда посмотрел — понял, что меня Бог уберег от этого. Там столько нелепостей и лжи… Во-первых, представлено все так, что один человек сам всех заложников освободил. Но ведь все это время действовал оперативный штаб, который возглавлял заместитель председателя КГБ. К тому же авторы передачи почему то «забыли», что с террористами лично вел переговоры и сотрудник нашей группы Валерий Бочков. А ситуацию, когда бывший оперативный работник пьет коньяк с террористом, захватившим более тридцати детей, я считаю постыдной.

Во-вторых, меня до глубины возмутило то, что говорилось об учительнице Наталье Ефимовой. Я не знаю, откуда вообще взялась эта, с позволения сказать, информация. Я когда начал вести переговоры с Якшиянцем по радио, то первым делом сказал: «Дайте мне учительницу». И Наташе объяснял, что для захваченных детей она — надежда, цементирующая основа, опора всего коллектива. Позже я лично встречался с ней. В том числе и в Большом Кремлевском дворце, когда президент страны вручал ей орден «За личное мужество». Замечу, под номером один. Это многое значит. И она достойна этого ордена, полностью заслужила его. Помимо всего прочего, Наташа пережила такое, что не дай Бог пережить никому.

Когда 28 февраля 1989 года в зале Ворошиловского районного народного суда проходил процесс, Якшиянц заявил: «… Шереметьев во время переговоров с нами вел себя мужественно, смело, спокойно и доброжелательно. Он вызвал у нас симпатию, и мы ему полностью доверяли. Он даже шутил с нами…» И далее, касаясь момента, когда вместо детей заложником остался Шереметьев, он закончил: «… В этот момент я завидовал ему ихотел быть на его месте».

И вот они встретились. Через Героя России генерала Олега Дуканова, тогдашнего главы УФСБ по Ставропольскому краю, Геннадий Николаевич нашел телефон Шереметьева и в резкой форме высказал тому все, что он думает о нем и его участии в позорной передаче.

Трудно было не согласиться с Зинаидой Лобановой из «Комсомольской правды», откликнувшейся материалом «Зацепило: Террорист и подполковник КГБ – друзья навек? История захвата детей стала на НТВ рождественской сказкой».

«…Я представила, – написала она, – как Шамиль Басаев пожимает руку малышу, мать которого его террористы расстреляли в роддоме в Будённовске. Или Нурпаши Кулаев, которого судят сейчас в той же Северной Осетии за захват школы в Беслане, спустя много лет обнимается с бойцом «Альфы», который вынес ребенка из взорванного спортзала. И они фамильярно похлопают друг друга по плечу: «Ну как жил эти годы?» Мне хочется думать, что Шереметьев протянул свою крепкую руку только потому, что телевизионщики уж очень его просили. И, может, обещали рассказать, что тот открыл свою пивоварню на Ставрополье. Потому что простить человека, который хотел расстрелять детей, нельзя».

Фото Владимира Машатина

Оцените эту статью
2085 просмотров
1 комментарий
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание