31 мая 2020 15:53 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Чем для вас являются события ГКЧП 19-22 августа 1991 года в Москве

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ: ТРЕТИЙ РЕЙХ - 2

1 Июня 2008

СОЦИАЛИЗМ ГИТЛЕРА

Существуют разные мнения на тему «был ли социализм в Третьем Рейхе».

Вот, например, очень эмоциональное выступление «против»:

«В Рейхе никогда не было социализма!!! Вы думаете, что создатель Рейха — Гитлер? Нет! Cоздатель Рейха — доктор Шахт, абсолютно гениальный министр экономики. Именно он, а не Гитлер, вывел страну из кризиса.

Присущее Шахту умение виртуозно устраивать финансовые дела было направлено на оплату подготовки третьего рейха к войне. Печатание банкнот было лишь одной из его уловок. Он проворачивал махинации с валютой так ловко, что, как подсчитали иностранные экономисты, немецкая марка одно время обладала 237 различными курсами сразу. Он заключал поразительно выгодные для Германии товарообменные сделки с десятками стран и, к удивлению ортодоксальных экономистов, успешно демонстрировал, что, чем больше ты должен стране, тем шире можешь развернуть с ней бизнес.

Создание им системы кредита в стране, у которой мало ликвидного (легко реализуемого) капитала и почти нет финансовых резервов, стало находкой гения или, как говорили некоторые, ловкого манипулятора. Изобретение им так называемых векселей «мефо» может служить тому примером. Это были векселя, выдаваемые Рейхсбанком и гарантируемые государством. Использовались они для выплат компаниям по производству вооружений. Векселя принимались всеми немецкими банками, а затем учитывались немецким Рейхсбанком.

Они не фигурировали ни в бюллетенях национального банка, ни в государственном бюджете, что позволяло сохранить в секрете масштабы перевооружения Германии. С 1935 по 1938 год они использовались исключительно для финансирования перевооружения и оценивались в 12 миллиардов марок. Разъясняя однажды их функцию Гитлеру, министр финансов граф Шверин фон Крозиг робко заметил, что они были всего лишь способом «печатать деньги».

Бесспорно, «неизменная» партийная программа НСДАП провозглашала зловещие призывы национализировать тресты, справедливо делить доходы в оптовой торговле, «коммунилизировать универмаги, сдавая внаем торговые места в них за невысокую плату мелким торговцам» (пункт 16 программы), провести земельную реформу и отменить проценты на закладные. Однако промышленники и финансисты вскоре поняли, что в намерения Гитлера не входило считаться с каким бы то ни было ее пунктом, что радикальные обещания были включены в нее лишь для того, чтобы получить голоса избирателей. Экономическая модель Рейха может быть охарактеризована как военный национал капитализм. Все псевдосоциалистические потуги были сделаны с целью создать максимально эффективную в условиях войны систему, сохранив при этом капитализм».

А вот — не менее эмоциональное мнение «за».

«Вот скажите, между блокляйтером и гауляйтером есть разница? А между рядовым и генералом? А почему она не должна существовать между рабочим и фабрикантом? Это его завод, его производство. Все что он накопил, если это не вредило государству, — его. Дело государства не отбирать нажитое, а следить за тем, чтобы зарплаты для рабочих были приемлемы, а цены не росли.

Теперь обещанные примеры. Кто в Рейхе устанавливал тарифы? Думаете капиталист, как в любом «нормальном» обществе? Не-а. Министерство экономики. И минимальную заработную плату тоже не капиталист устанавливал, а министерство при содействии Рабочего фронта (в составе которого были заводские комитеты, согласовывавшие все вопросы, возникавшие на том или ином предприятии между рабочими и владельцем). И цены были фиксированы специальными комиссарами по ценообразованию, так что «олигархи» не могли их взвинчивать по своему усмотрению. Известный певец бесконтрольного капитализма Л. Мизес писал, например, что немецкий НС гитлеровского варианта фактически превратил капиталиста в простого директора завода, лишив его хозяйственной самостоятельности. Это, конечно, преувеличение, но хорошо демонстрирующее ситуацию. Я не понимаю, зачем кого то дожимать. Классический НС нашел прекрасный баланс между социализмом и капитализмом. Любой уклон, будь то левый или правый, уже теряет право называться «НС». Это будет либо «национал капитализм», либо «национал-коммунизм’.

А вот какими «всемогущими» были в Рейхе «олигархи». «Олигарх» Тиссен (между прочим, не мелочь какая нибудь, а «стальной король», владелец крупнейших металлургических предприятий) был противником «прорусского» курса Гитлера в 1939 40 гг. и потому написал Гитлеру гневное письмо, а сам был вынужден бежать во Францию, а затем в Швейцарию. Гитлер взял, да и национализировал все предприятия Тиссена.

Или, допустим, концерн «ИГ Фарбениндустри»: руководство было «аполитичным» (по мнению партии). Взяли, да и сменили в 1936 г. старых директоров на директоров НС: Боша отстранили от руководства, ввели в правление Крауха, отправили на пенсию 3 директоров, заставили остальных вступить в партию и т. д. Концерн остался в частных руках, но его позиция по большинству вопросов стала равна позиции партии. Так что никаких «могучих олигархов», руливших всем, в Рейхе не было и близко. Их к «рычагам» и близко не подпускали. Миф о том, что Гитлер был приведен к власти крупным капиталом и управлялся этим капиталом — это большевицкий миф».

Примечание. Приношу извинение, не сохранил авторство — сделал выписку, но, уже когда писал статью, решил не пересказывать тезисы, а процитировать: тут имеет значение эмоциональный фон.

Мнения, как видите, весьма эмоциональны. И это неспроста: чем вопрос актуальнее, тем больше он мифологизируется. А в случае Рейха имеется сразу два актуальнейших вопроса: национализм и социализм.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОЦИАЛИЗМ

Может ли социализм быть национальным? Казалось бы, вопрос несколько странный: ведь в Рейхе как раз был национал социализм! Но слова — это лишь слова, а надо смотреть в суть. Уже есть мнение, что в Рейхе НС был только «по названию», а реально социализма не было. Пожалуй, наиболее последовательно эту точку зрения отстаивает Александр Никитич Севастьянов, называя экономический строй Гитлера национал капитализмом или же госпарткапитализмом.

Севастьянов считает, что «Национализм и социализм — две вещи несовместные, взаимоисключающие. Об этом говорят нам русские социалисты-теоретики. Об этом кричит русская социалистическая практика. Об этом гласит современная идеология русского национализма».

Казалось бы, верно, — и Александр Никитич это отмечает в своих работах, — что для объединения нации надо идти против политики классовой борьбы, а если акцентировать внимание на классовой борьбе, то нация получится разделенной, а союзники будут находиться среди соответствующих классов других наций.

Это верно, но лишь с исторической точки зрения. «Так было». Национальные диктатуры, международный Коминтерн и прочие интересные вещи.

Но верно ли это само по себе, в принципе, а не для частных попыток реализации?

Я не согласен с такой точкой зрения.

Рекомендую к прочтению статью «Национализм против социализма» А. Севастьянова, здесь же приведу небольшой отрывок.

«Нам заявляют, правда, что пример Германии 1 й половины столетия опровергает вышеприведенный тезис. Это неверно. Во-первых, и, прежде всего, под личиной национал социализма в Германии был в действительности осуществлен национал капитализм (см. об этом мою работу «Уроки Гитлера»). Во-вторых, трюк Гитлера состоял в том, что он посулил всему немецкому народу, включая рабочих и крестьян, роль элиты во всемирном масштабе. Таким образом элитарное (по определению) националистическое мировоззрение вмиг оказалось открыто для всех слоев немецкого общества, радостно приобщившихся к нему в предвкушении мирового господства.

Можем ли мы, хотя бы в бреду, обещать сегодня нечто подобное русским? В-третьих, национал социализм действительно оказался возможен, но только не в одной отдельно взятой стране: он возникает в условиях империалистической международной эксплуатации как ее результат, когда развитые страны даруют своему населению социальные льготы и гарантии за счет эксплуатируемых народов. (Гитлер не смог добиться этого грубой силой, но его политические преемники в странах «золотого миллиарда» осуществили его заветы и мечты с помощью самого совершенного «оружия новейшего времени»: экономики и идеологии.)

Россия пока что бесконечно далека от подобной возможности. Ставить несообразные силам задачи — значит наверняка вконец надорваться. В-четвертых, как говорится, «что русскому здорово, то немцу смерть». У славян и германцев разные архетипы: древние германцы жили кровнородственной общиной (и именовались по имени общего предка), а славяне — территориальной (и именовались по ареалу обитания: поляне, древляне, полещуки и т. д.). У простого немца в крови извечный национализм есть, а у простого русского — нет. Это надо твердо усвоить и не забывать».

Давайте разберем аргументацию.

Тезис о национал капитализме заслуживает внимания, рассмотрим его во вторую очередь.

Остальное же выглядит как то странно. Да, Гитлер посулил всему немецкому народу роль элиты мирового масштаба. В отдельно взятой стране. Чем это противоречит социализму? Да ничем.

Противоречие возникает только в том случае, если социализм понимать по марксистски. Использую цитаты, приведенные там же.

М. В. Буташевич-Петрашевский: «Социализм есть доктрина космополитическая, стоящая выше национальностей: для социалиста различие народностей исчезает, есть только люди». Он искренне полагал, что в исторической перспективе в мире исчезнут не только вражда, но и различие между народами, что нации по мере своего развития утрачивают свои признаки, и что только утрачивая эти свои отличительные прирожденные свойства, они могут стать «на высоту человеческого, космополитического развития».

П. Л. Лавров полагал, что интернационалисты в лице Маркса и его последователей возродили космополитическую традицию просветителей-энциклопедистов 18 века, придав ей новый характер и найдя социальную опору в пролетариате. Сама по себе национальность — «не враг социализма, как современное государство; это не более, чем случайное пособие или случайная помеха деятельности социализма». Поэтому социалист, даже прикрываясь порой обликом «ревностного националиста», имеет целью ввести людей своей нации в работу социалистических идей с тем, чтобы в конце концов национальные различия между ними были преодолены и позабылись».

П. Н. Ткачев в статье «Революция и принцип национальности: По поводу «Записок южнорусского социалиста» (1878 г.) полагал, что между образованными людьми, людьми психически развитыми нет и не может быть ни эллинов, ни иудеев, есть только люди; что интеллектуальный прогресс стремится уничтожить национальные особенности, слагающиеся из бессознательных чувств, привычек, традиционных идей и унаследованных предрасположений.

Принцип национальности несовместим с принципом социальной революции и должен быть принесен в жертву последнему — это одно из требований настоящего социалиста. Между принципом социализма и принципом национальности существует непримиримый антагонизм. Социалист «с одной стороны… должен содействовать всему, что благоприятствует устранению перегородок, разделяющих народы, всему, что сглаживает и ослабляет национальные особенности; с другой — он должен самым энергичным образом противодействовать всему, что усиливает и развивает эти особенности. И он не может поступать иначе».

В. И. Ленин: «Пролетарская партия стремится к сближению и дальнейшему слиянию наций»; «Национальные движения реакционны, ибо история человечества есть история классовой борьбы, в то время как нации — выдумка буржуазии».

Фундаментальная статья «Нация» в «Философской энциклопедии» (М., 1960 1970 гг.) недаром завершается совершенно недвусмысленно: «Коммунизм не может увековечивать и консервировать национальные особенности и различия, ибо он создает новую, интернациональную общность всех людей, интернациональное единство всего человечества. Но такое единство и полное слияние наций осуществятся только после победы социализма и коммунизма во всемирном масштабе» (т.4, с.14, стлб.2).

Так социализм понимали большевики — как переходную стадию к интернациональному коммунизму. Но почему русский социализм должен базироваться на еврейских трактовках? Про «переходный этап» заявляла именно что большевистская пропаганда, почему именно эта точка зрения преподносится как эталонная? Давайте вспомним еще утопический социализм Кампанеллы, Мора, Фурье, Сен Симона, Оуэна и т. д.

Основа социализма, — как я и писал в начале этой работы, — это забота о народе, а не социал-дарвинизм в разных формах, а также государственное управление стратегическими ресурсами и производствами.

Это не отрицает частной собственности, предпринимательства и так далее. При условии, что такая деятельность идет на пользу нации.

Севастьянов верно заметил, что «Национализм — идеология, вырастающая на почве перерождения народа в буржуазную нацию. Это глубоко буржуазное по своей сути мировоззрение». Но верно это лишь исторически.

И. В. Сталин в статье «Марксизм и национальный вопрос» пишет:

«Основной вопрос для молодой буржуазии — рынок. Сбыть свои товары и выйти победителем в конкуренции с буржуазией иной национальности — такова ее цель. Отсюда ее желание — обеспечить себе «свой», «родной» рынок. Рынок — первая школа, где буржуазия учится национализму».

Буржуазия как класс хочет иметь преимущества именно себе, а не другим. Поэтому, при нормальном положении дел, должна выступать не то, чтобы за национализм напрямую, но против свободного проникновения иностранного капитала на свою территорию (в т. ч. и в переносном смысле). Значит ли это, что национализм не совместим ни с каким социализмом? Что «таковы истины обществоведения, заслуживающие названия азбучных» (Севастьянов)?

НАЦИОНАЛ КАПИТАЛИЗМ

Честно говоря, для меня этот термин — оксюморон. Я прекрасно понимаю, почему тот же Севастьянов пытается откреститься от термина «национал социализм». Он пишет об этом откровенно: ни социалистическая, ни коммунистическая идеи не привлекут сейчас действительно активной части населения и неизбежно встретят противодействие предпринимателей. Которым, честно говоря, и делать ничего не надо: достаточно игнорировать подобные движения, — без денег они загнутся сами. Такова действительность.

Но национал социализм — это не просто сумма национализма и социализма. Не люблю диалектику, но тут ее термины хорошо подходят: тезис и антитезис порождают синтез.

Да, если поставить марксистский социализм во главу угла, то национализм ему противоречит. «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» и тому подобное. История показала, что это не работает, и мир неизбежно делится на части именно по расовым и национальным критериям.

Действительно, если постулировать национализм как догму и реализовывать в сферическом вакууме, то социального неравенства быть не должно. Такого история вообще не знала — разве что сбрендившие французы некогда заявляли, что и дворник, и академик должны получать одинаково за час работы, но известно, чем все это кончилось.

Полноте! История показала как раз то, что национализм и социализм не работают по отдельности.

А социализм по Марксу работает очень плохо. В СССР ошеломляющий прогресс был при Сталине, которого никак нельзя назвать марксистом.

Ну и, главное, — а что такое капитализм?

Можно найти целую кучу определений, но я не буду их цитировать. Обычно они очень объемистые, особенно если учесть, что большинство из них связано с марксизмом-ленинизмом… Давайте лучше сразу сформулируем суть. Частная собственность на средства производства тут не при чем (можно подумать, что в СССР в частной собственности даже молотков и отверток не было), ни рыночная экономика — в любой современной капиталистической стране есть и государственные структуры (скажем, в Норвегии, в отличие от эРэФии, нефтедобыча является государственной монополией).

Суть капитализма — направленность экономической деятельности на получение прибыли. Не люблю К. Маркса, но лучше его не скажешь: «Если обеспечить капиталу 10 % прибыли, он будет согласен на всякое применение. При 20 % он становится оживленным, при 50 % готов сломать себе голову, при 100 % он попирает все человеческие законы, при 300 % нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти хоть под страхом виселицы…».

Все остальное — вторично. Бывает капитализм благообразный для своих, повышающий их уровень за счет других стран (США). Бывает колониальный, помогающий грабить свою страну (РФ). Бывает — удачно пристроившийся и обслуживающий мировую систему, взяв себе некую специализацию (Швейцария). Есть куча отличий в законодательстве, обычаях, свободах и обязанностях — во всем, кроме одного. Культ денег. Богатство как самоцель.

Стандартная подмена цели средством, собственно говоря.

Социализм же, напомню, имеет целью установление социальной справедливости. Опять же, возможен вариант «во всем мире», возможен — для своей нации, либо страны, не суть. При социализме деньги являются лишь средством.

Был ли капитализм при Гитлере? Нет, не был.

Предприниматели при Гитлере имели возможность зарабатывать деньги, иметь в собственности предприятия и так далее, но государственная идеология продвигала совсем другие идеалы, чем «быть идеальным потребителем», «эффективным собственником» и проч.

В свое время Отто Вагнер, руководитель политэкономического отдела НСДАП, отвергал национализацию средств производства и вместо нее предлагал, — по необходимости, — переход прав собственности от текущих владельцев к тем, кто сможет управлять ими эффективно и на пользу нации. С этим соглашался и Гитлер (цит. по О. Штрассер, «Гитлер и я», Ростов на-Дону, 1999):

«Я никогда не утверждал, что все предприятия должны быть национализированы. Нет, я говорил, что мы могли бы национализировать те предприятия, которые наносят ущерб национальным интересам. В других же случаях я считал бы преступлением разрушение важнейших элементов нашей экономической жизни. Возьмите итальянский фашизм. Наше национал социалистическое государство, как и фашистское государство, должно стоять на страже как рабочих, так и работодателей, и выполнять функции арбитра в случае возникновения споров».

Нацисты просто благосклонно предоставили возможность капиталистам заниматься тем же, чем и ранее — при условии лояльности и послушности, причем — во всех вопросах. Капиталисты стали de facto управляющими своих предприятий — правда, с сохранением доходов. Так, 15 мая 1933 года регулирование зарплат было передано «попечителям труда», которые являлись чиновниками Министерства труда и подчинялись, понятно дело, государству, а не капиталистам. Вскоре, 27 февраля 1934 года, вышел закон «Об органичном построении немецкой экономики», в котором Министерство экономики получило право переформировывать любые организации, объединяющие предпринимателей, требовать введение принципа вождизма, чтобы было с кого спрашивать выполнение директив правительства, и так далее.

Осенью 1934 года по инициативе Шахта вся внешняя торговля была поставлена под контроль государства: специальные надзорные органы следили за тем, чтобы из страны не вывозились товары стратегического назначения и чтобы ввозилось лишь то, что действительно необходимо.

Провозглашенный курс «опоры на собственные силы» закрыл дорогу импорту, подрывавшему позиции отечественного производства, и способствовал развитию текстильной, сталелитейной, нефтеобрабатывающей, химической промышленности. Заводы и фабрики росли, как на дрожжах, обеспечивая работой и заработками миллионы трудящихся, а предпринимателей — стабильными доходами.

А в конце 1936 года, выступая перед промышленниками, Геринг объявил: «Либеральная эпоха имеет капиталистические методы. Эпоха национал социализма нуждается в своих собственных экономических методах…».

Так что свободы предпринимательства в либеральном смысле в Рейхе и близко не было. Была возможность проявлять свои организаторские способности на благо нации.

Можно сказать, что в Рейхе капитализм и социализм были смешаны, но более разумно честно признать: был именно социализм, но принципиально отличающийся от марксистского варианта.

СОЦИАЛИЗМ ГИТЛЕРА

Александр Севастьянов, «Уроки Гитлера»:

«Многие отмечают особый магнетизм личности Гитлера, его блестящие ораторские способности, позволявшие ему как владеть огромными аудиториями, так и убеждать противников с глазу на глаз. Но одними словами нельзя добиться такого эффекта слияния вождя с народом: нужны дела. И они были.

Всего за пять лет пребывания у власти Гитлер:

— впервые в истории, ликвидировав пережитки феодальной раздробленности, лишив немецкие земли их автономии, по настоящему объединил Германию;

— восстановил полновластие Германии в Рейнской зоне, вернул ей Судеты, Саар, Мемель, воссоединил ее с Австрией — то есть создал Рейх, возвратив родину многим миллионам немцев;

— «страницу за страницей», по его собственному выражению, уничтожил унизительный и разорительный для Германии Версальский договор, «все 448 статей которого содержали величайшие и самые злодейские притеснения», причем сделал это мирным путем;

— вывел Германию из международной изоляции, заполучив надежных союзников в лице Италии, Венгрии, Испании, Болгарии, Румынии, а впоследствии Японии, вбив при этом клин между противниками и принудив их согласиться на раздел Чехословакии;

— создал мощную армию, авиацию и флот, полностью их перевооружив; за 4 года вместо 7 дивизий их стало 41.

Не менее благотворными для немцев были и внутренние, социально-экономические перемены, достигнутые Гитлером:

— практически было покончено в кратчайшие сроки с 7 миллионной безработицей (напомню, что население собственно Германии составляло тогда, с детьми и стариками, около 65 миллионов). «Приходилось слышать, как рабочие… после сытного обеда шутили: при Гитлере право на голод отменено» (Ширер);

— все немцы получили важнейшие социальные гарантии: отличное медицинское обслуживание, прекрасно организованный, культурный и здоровых отдых, систему образования и физической культуры;

— с 1932 по 1937 гг. национальное промышленное производство возросло на 102 %, а национальный доход удвоился. Это и было подлинное немецкое «экономическое чудо», в отличие от послевоенного, устроенного на американские деньги.

В общем, говоря словами одного исследователя, «этот человек, не отличавшийся знатностью происхождения, превратил безоружную, ввергнутую в хаос и практически разоренную Германию, которая считалась самой слабой из больших государств Европы, в самое сильное государство Старого Света, перед которым трепетали даже Англия и Франция”».

Национал социализм не является догматической идеологией (скажем, если для Рейха экспансия была неизбежна, то для России она не является необходимой и даже целесообразной), более того — Гитлер создавал концепцию «на ходу», сообразуясь с ситуацией.

В начале своей деятельности НСДАП стояла практически на «просто социалистических» позициях — мы только что рассмотрели расхождения национал социализма Гитлера с околонационалистическим социализмом Штрассера. В 1920 году Гитлер заявлял: «Политика национал-патриотов не должна быть ни коммунистической, ни капиталистической». В 1922 м он продвигал позицию «союза рабочих физического и умственного труда для борьбы с марксизмом», при этом подчеркивая: «если мы хотим покончить с большевизмом, необходимо ограничить власть капитала».

Это и есть адекватный социализм немарксистского типа — национал социализм, который выступает против крайностей — как олигархократии, так и подхода «все отнять и поделить».

Социализм по Гитлеру выглядит так (речь от 28 / 06 / 22 г.):

«Тот, кто готов рассматривать цели нации как свои собственные в том смысле, что для него нет более высокого идеала, чем благосостояние нации; тот, кто понимает наш государственный гимн «Германия превыше всего» в том смысле, что для него нет в мире ничего выше его Германии, народа и земли, тот является социалистом».

Именно поэтому Гитлер получил поддержку немецких промышленников: социальная справедливость в варианте Рейха означала именно преференции для предпринимателей-немцев. Возможно, кому либо это не нравилось тогда и не нравится сейчас, но «справедливость» — понятие относительное, оно имеет значимость лишь внутри соответствующей этической системы.

И в 1931 г. почти сорок самых влиятельных промышленников и финансистов Германии направили письмо президенту Гинденбургу с просьбой назначить Гитлера канцлером.

Речи Гитлера, серия «Этническая история», выпуск 5, Москва, изд. Паллада, 1994 г.:

«Социализм означает: общее благо выше личных интересов. Социализм означает: думать не о себе, а о целом, о нации, о государстве.

Социализм означает: каждому свое, а не каждому одно и то же. В этих положениях выражена суть немецкого социализма. Только тот социалист, кто живет по этим заповедям.

Из их идей вырастает новый порядок. Каждое сообщество вырастает вокруг лидера. Он — центр нового порядка, формирующегося вокруг него. Несколько лидеров соединяются в общину. Они, в свою очередь, собираются вокруг своего лидера и создают живой порядок, органическое целое. Вся конструкция собирается снизу вверх и получается пирамида, вершина которой — вождь Рейха. Все люди оказываются объединены в одно общество, связывающее человека с человеком, и лидера с лидером. Каждому достается не одно и то же, а каждый получает свое. Так создается социалистический народ в социалистическом государстве.

Каждый человек в обществе выполняет свою задачу согласно своим талантам. Опять каждому свое, а не одно и то же. Выполняемая задача определяет его место в обществе. При отличном исполнении он пользуется уважением других. Он счастлив, даже если его задача была относительно небольшой.

Такие сообщества формируются в полевых условиях, в штурмовых отрядах, в пехоте, на подводных лодках. Тесно и неразрывно связанные безмолвным пониманием и преданностью единой цели, они до конца действуют как единое целое. Государство зиждется на таких сообществах и черпает в них свои силы.

Германии нужны такие общины, чтобы выстоять в будущем. Община дает каждому смысл его существования, его цель и задачу, а всем вместе одну цель — сообщество народа в новом государстве».

Сделаю одно примечание по поводу «общее благо выше личных интересов». Либералы и подобные им любят поверещать о тоталитаризме в подобном случае. Но все просто: если устремления личности совпадают с устремлениям государства (социума), то речь о принуждении не идет. Гитлер выразился адекватно для своего времени; сейчас я, как русский национал социалист, сформулирую тезис иначе: «общее благо и личные интересы должны быть одним и тем же».

Каждый заинтересован в том, чтобы в социуме не было преступников — государство заинтересовано в том же; государство заинтересовано в развитии науки — все заинтересованы в научно-техническом прогрессе и его продуктах. И так далее. Разумеется, я говорю о нормальном государстве, являющемся олицетворением нации, а не кормушкой для компрадорской буржуазии или чем то подобным.

Иногда в качестве аргумента против социализма в Рейхе упоминают запрещение профсоюзов. Да, если смотреть с точки зрения марксистов, то это противоречит социализму: отменены профсоюзы и коллективные договоры, запрещены забастовки.

Более того, свобода перехода рабочих с места на место была резко ограничена, а с 1938 г. каждый немец был обязан трудиться там, куда его направило государство, под страхом штрафа и тюрьмы. Какое попирание идеалов либерализма!

Да, вы не ослышались — именно либерализма.

Поскольку именно либерализм ставит сверхценностью «свободу от». Социализм же уделяет внимание именно той свободе, которая «для». А именно — для того, чтобы служить социуму (в данном случае — нации) на взаимовыгодных условиях.

Так, целью Немецкого трудового фронта было «создание истинно социального и производительного сообщества всех немцев».

В конце концов — государство направляло рабочих на заводы не путем лотереи, правда ведь? Проявив соответствующие качества, вполне можно было продвинуться по службе, сменить род деятельности и так далее. Собственно говоря, претензия полностью аналогично антисоветской агитке «крестьяне были без паспортов и могли покинуть колхоз, только если поступали в институт, шли служить в армию и т. д».. У кого были способности — мог их реализовать. А зачем, извините, просто ездить туда сюда? Простите за банальность, но приснопамятная уверенность в завтрашнем дне — куда важнее.

Либерализм — это свобода поехать куда угодно, если есть деньги. И свобода помереть, если их нет. Социализм — это гарантированное жилье (пусть не сразу и не шикарное), бесплатная медицина, образование, соблюдение прав вне зависимости от толщины кошелька и так далее. Но при этом, понятно, есть и свои ограничения — помните в том же СССР статью «за тунеядство», не представимую в либеральном обществе?

Так, «Рабочая хартия» (закон от 24 / 01 / 34 г.) обязывала предпринимателя заботиться о благополучии рабочих и служащих.

Но вернемся к Рейху. В первой же речи по радио в качестве канцлера 1 февраля 1933 года Гитлер пообещал существенно улучшить жизнь немецкого народа, гарантировать стабильность, преодолеть безработицу и дать каждому гражданину возможность гордиться тем, что он немец.

Вот и давайте посмотрим — улучшилась ли жизнь немецкого народа?

БЕЗРАБОТИЦА

К моменту прихода к власти Гитлера треть (!) немцев были безработными и жили на пособие. Для достижения полной занятости в максимально быстрый срок нацистское руководство предприняло ряд мер. Цитирую по О. Пленкову, «Третий Рейх. Социализм Гитлера» (СПб, Нева, 2004 г.).

1. 10 апреля 1933 г. был принят «Закон об изменении налога на автомобили», по которому покупатели нового автомобиля или мотоцикла с 1 апреля 1933 г. освобождались от уплаты налога. Вскоре заметили, что сбыт новых автомобилей зависит от сбыта подержанных, поэтому уже 30 мая 1933 г. закон позволил ограничиться однократной уплатой налога на подержанные авто, что значительно подняло спрос на автомобили и способствовало быстрому подъему отрасли, имевшей стратегическое значение в борьбе с безработицей.

2. По инициативе Фрица Рейнхардта 1 июня 1933 г. был принят «Закон об ослаблении безработицы», которым министерство финансов уполномочивалось передать 1 миллиард рейхсмарок на реализацию программы занятости. Эти деньги, обеспеченные налоговыми льготами, в виде ссуд были переданы общинам на осуществление общественных работ, жилищное строительство, строительство мостов, мелиорацию. Из этих же средств молодоженам выделялись «брачные ссуды» на целевую покупку мебели, домашней утвари… Почти все, кого затронул план Рейнхарда, были безработны. Большое значение имел категорический запрет правительства увеличивать рабочий день; строго запрещалась и механизация труда (временная мера — А. Б.).

3. Большое значение для организации общественных работ имела программа строительства имперских автобанов (Reichsautobahnen), введенная законом от 27 июня 1933 г. В этой программе до 1938 г. было занято 137 тыс. рабочих; на нее было израсходовано 3 млрд. рейхсмарок.

4. 15 июля 1933 г. был принят закон о налоговых льготах, существенно дополнивший закон Рейнхардта. Этот закон обеспечивал налоговые льготы предпринимателям, если они занимались ремонтными работами или работами по расширению предприятий. Если предприниматель внедрял новые прогрессивные технологии, новые машины, то налоги также не взимались. После 15 июля от налогообложения освобождались всевозможные премиальные рабочим, например, новогодние премии.

5. 29 сентября 1933 г. был принят еще один «Закон об ослаблении безработицы», нацеленный на преодоление сезонного роста безработицы зимой 1933 1934 гг. Министерство финансов выделило 500 млн рейхсмарок на жилищное строительство и ремонт квартир.

Программа выполнялась неуклонно. Уже в 1936 году количество безработных и членов их семей составляло меньше 2 миллионов, а в 1937 безработица была практически ликвидирована. При этом для населения были устроены разнообразные временные занятия: широкий спектр общественных работ, построение автобанов и спортивных комплексов и т. п. При этом, если в начале 1933 года минимальный отпуск промышленного рабочего (не считая праздников и выходных) составлял только 3 дня, то уже в конце года он вырос до 6 дней — и возрастал в последующие годы.

Немцы говорили, что Гитлер «отменил право на голод» — и были правы.

(Окончание в следующем номере)

Оцените эту статью
2844 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Егор Холмогоров
1 Июня 2008
РУБЛЁМ И ШПАГОЙ

РУБЛЁМ И ШПАГОЙ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание