21 октября 2019 02:16 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В ГОСУДАРСТВЕ С КАКИМ НАЗВАНИЕМ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ ЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Егор Холмогоров
КАК РАЗМНОЖАЮТСЯ РУССКИЕ

1 Апреля 2008

В этом — основная вековая проблема русофобии: и европейцы, и прибалты, и поляки, и хохлы пытаются выразить не только свой страх перед русскими, но и свое презрение. Им чудовищно признать русского наравне с собой или выше, и они пытаются втоптать его в грязь, приписывая ему убожество… и, тем самым, уводя в «когнитивную тень» большую часть подлинных свойств русских. О нас всегда думают гораздо хуже, чем мы есть. Это обидно, неприятно, но это очень полезно. Когда русский сапог наступает на горло очередной мрази, а трехгранный русский штык наматывает на себя кишки очередного «освободителя мира от москалей», то те очень удивляются…

4 АПРЕЛЯ.

ЕСЛИ В КРАНЕ НЕТ ВОДЫ…

Из Тибета сообщают, что красно-желтошапочная революция там продолжается, причем уже не только в автономном районе Тибет, но и в соседней с ним провинции Сычуань.

«В автономном округе Ганьцзы провинции Сычуань, который населяют в основном буддистские монахи, накануне вечером произошел вооруженный инцидент. В здание префектуры городка Дунгу, где проживают, в основном, буддийские монахи, летели палки, камни и другие тяжелые предметы. Местный чиновник получил тяжелые травмы и был госпитализирован. Полиции пришлось стрелять в воздух. Лишь после этого беспорядки сошли на нет. В конце марта в Ганьцзы разгоряченная толпа, которая требовала дать независимость Тибету, убила китайского стража порядка».

В этой географии протестов и состоит, собственно, главная загвоздка тибетского вопроса — в его нынешних административных границах в составе КНР требования сторонников восстановления буддийской теократии Тибетом не ограничиваются. Они претендуют на, так называемый, «Большой Тибет», то есть на области, который самими тибетцами называются Амдо и Кхан, а для китайцев это составные части провинций Цинхай и Сычуань.

Если вы посмотрите на карту Китая, то сразу же поймете — в чем загвоздка, и почему Китай никогда без большой войны эти области не отдаст (если не развалится, конечно, как в 1991 году развалился СССР, а с Китаем такое тоже время от времени случается). В провинции Цинхай расположен исток кормящей половину Китая великой реки Хуанхэ, а провинцию Сычуань и Тибетский автономный район разделяет река Цзиньшацзян, она же, в среднем и нижнем течении, — Янцзы, то есть кормилица другой половины Китая.

Тибетцы традиционно считают верховья Хуанхэ и Янцзы частью Большого Тибета и требуют автономии в соответствующих границах. В этом случае, в современном мире независимый Тибет превратится в страшную силу, сосредоточив в своих руках контроль над водоснабжением Индии (верховья Инда и Брахмапутры) и Китая (верховья Хуанхэ и Янцзы).

Каким образом тибетцы будут этим пользоваться, они, в общем то, и не скрывают: «охрана экологии Тибета» заявлена Далай-Ламой в качестве одного из пунктов его мирных требований, выдвинутых (к чему бы это?) в ходе его визита в США еще в 1987 году. Контролируя при помощи своего сателлита водоснабжение Индии и Китая, американцы, конечно же, свяжут и Индию, и Китай по рукам и ногам.

Нам то, скажете, какое горе? Да, можно сказать, никакого. За исключением того, что Далай-Ламу контролируем не мы. Хотя такая возможность была, — предыдущая инкарнация Бодхисаттвы Авалокитешвары. Далай-Лама XIII очень надеялся на помощь России в создании независимого от Китая Тибета, вел переговоры с русскими миссиями и даже сбежал от английского вторжения в Монголию, поближе к России. Но Россия проиграла английскому союзнику Японии русско-японскую войну и от больших восточных планов вынуждена была отказаться. В итоге должность «главного друга» Тибета закономерно заняли американцы.

Разумеется, для России в таком раскладе ничего хорошего нет. Режим далай-лам, возникший в Тибете в XVII веке, образовался, прежде всего, при помощи монгольских народов Великой Степи (конкретней — предков нынешних калмыков). По сути, далай-ламы, — духовные вожди «желтошапочного» буддизма, — были духовными императорами монгольских народов и превратились бы в императоров мирских, если бы одновременно не была на подъеме великая китайская империя Цинь, возглавляемая воинственной и прекрасно разбиравшейся в степных делах манчжурской династией. Сейчас большинство этих народов входит в состав России, исключение составляют жители Монголии. Однако и в Туве, и в Калмыкии, и, в меньшей степени, в Бурятии, существуют и достаточно опасные сепаратистские настроения.

Нетрудно вообразить, что начнется, если далай-ламы вернутся в лхасский дворец Потала на своих, а не на китайских условиях, если на карте мира появится под патронажем США независимое или полунезависимое ламаистское государство. За сумятицу на наших буддийских окраинах можно быть спокойными — реконкиста у русских сибирских и прикаспийских степей и гор пойдет полным ходом. Контролировать Далай-Ламу, нынешнего — уж точно, Россия не в состоянии, а значит, нам остается молиться, чтобы китайцы (тоже, конечно, те еще друзья), с волнениями в Тибете справились и натянули американцам нос.

Да так как то и спокойней. Все таки Тибет — древнейшая в истории демонократия, археология человеческих жертвоприношений в которой восходит еще к неолиту. На свете есть народы, которые верят в свое происхождение от бесов (или, если хотите, богов); есть народы, которые верят в свое происхождение от обезьяны, как об этом учил гуру Дарвин. Но есть только один народ, который совместил две эти генеалогии — тибетцы. Они считают, что жители Тибетского нагорья произошли от брака горной демоницы и самца-обезьяны (впрочем, сами буддисты настаивают, что это был обратившийся в обезьяну Авалокитешвара).

Традиционная тибетская религия — бон, нравится кому то или нет, — это религия договора с чертями и использования их в своих целях. И тибетский буддизм отличается от этой религии тем, что тибетские учителя своей магической силе подчинили здешних демонов и заставили их служить целям учения. Но, как справедливо замечали отцы нашей традиции — это ты можешь думать, что демоны служат тебе, а на самом деле — ты служишь им…

В любом случае, — в строительстве Шамбалы под чутким руководством Госдепа для нас не будет ничего хорошего. Равно как и в собраниях НАТО в Бухаресте. Казалось бы, причем тут Дракула?

8 АПРЕЛЯ.

КАК РАЗМНОЖАЮТСЯ РУССКИЕ

Газета «Лос-Анджелес Таймс» то ли радует, то ли пугает своих читателей: «Россия переживает бэби-бум»: «После развала Советского Союза население России стало уменьшаться — до последнего времени число жителей сокращалось на 750 тыс. человек в год. Поэтому Кремль и сделал детей своим приоритетом… Если в 2006 году на свет появилось 1,4 млн детей, то в 2007 году — 1,6 млн. Это самый высокий показатель за последние 15 лет».

Факт, конечно, эмпирически подтверждаемый. Это, конечно, если допустить, что все включенные в статистику дети — дети граждан Российской Федерации, а не те, чьи демографические «рекорды» составляют для страны проблему, а иногда и угрозу.

Между тем, немало данных говорит в пользу именно этого предположения — статистика демографического роста в России пополняется припиской к ней детей, которые, при ином раскладе, родились бы в какой то иной стране, так сказать — скрытой миграцией.

Но не будем зацикливаться, — это не единственный тревожный факт. Традиционно, основным поставщиком «доброкачественного» человеческого материала в любой стране является Земля — то есть деревня, небольшой город, местность, где значительно более просторно жить, где меньше экологических и криминальных угроз, меньше соблазнов и нравственного упадка. Большой Город — это воронка, которая всасывает новых людей, это место, где, увы, прекращаются древние семьи и роды. И вряд ли когда то станет иначе. Поколенческие линии родятся в селе и малом городе, — в мегаполисе они умирают.

Если картина становится обратной: когда по демографическому росту столица обгоняет провинцию, а региональный центр — райцентры, — это свидетельство тяжелого кризиса и тяжелого демографического вывиха.

С чем этот вывих связан? Первое понятно: алкоголизация, усилившаяся по мере вырывания из рук крестьян земли, по мере сгона их из, естественных для русских, небольших деревень и поселков в «укрупненные» псевдо сёла, по мере распада инфраструктуры и безработицы на селе.

С этим связано и второе — в деревне сейчас почти так же негде жить, как и в городе. За это надо сказать большое спасибо вредителю, придумавшему советскую программу «укрупнения», — когда селяне превратились в заложников подведенной кое где и кое как инфраструктуры.

Но третье, самое страшное измерение демографической ямы, — это то, о чем справедливо пишут в процитированной статье и американцы: на рост рождаемости, по прежнему, накладывается высокая смертность.

Не столько проблема рождаемости, сколько проблема смертности является для нас сегодня ключевой, поскольку именно от того, удастся ли остановить преждевременное вымирание, зависит осмысленность действий по увеличению рождаемости.

Кто у нас родится? Беспомощный комочек, который надо выкормить, одеть, защитить и выучить, передав ему страну из рук в руки. Кто это должен делать? Те самые люди, которые сейчас не доживают до 60. А для устойчивого национального воспроизводства они должны дожить как минимум до 80, причем дожить в трудоспособном состоянии. Одно лишь повышение рождаемости без снижения смертности — это путь к социальному коллапсу.

Конечно, Россия — страна традиционного демографического голода. Мы, конечно, к этому привыкли и ухитрялись на мизерных демографических ресурсах проделывать немыслимое: добиваться результатов, возможных только для «густонаселенных» стран.

Только за счет огромного расширения территории, экологической ниши, Россия стала в какой то момент самой населенной из «высокоразвитых» стран и это предопределило наше положение в мире в XVIII XX веках.

Но сегодня многочисленные страны догоняют нас по развитию, а некоторые развитые — как США, давно уже перегнали по многочисленности. Тем самым, набор привычных исторических инструментов и рефлексов, наработанных для управления Россией, оказывается попросту неэффективен, а стало быть, — и опасен. А других то и нет…

Единственным, оставшимся у нас демографическим преимуществом является то, что русские по прежнему являются крупнейшей интегрированной нацией в мире. Именно русские являются самым многочисленным из этносов, сохраняющим полноту признаков исторической и современной нации. То есть, не дробящимся на бесчисленные языковые и микроэтнические сообщества, как китайцы, хиндустанцы, бенгальцы, или составленный из мультирасовых диаспоральных кусков, как американцы. Русские от Сахалина до Калининграда представляют собой уникальный по степени исторической, психологической и культурной унифицированности этнос, в полной мере способный реализовывать себя в качестве нации.

Именно на эту интегрированность, на языковое, культурное и психологическое единство тех, кто населяет страну от Сахалина и Камчатки до Калининграда и Сочи и идет сейчас атака с разных сторон. Если ее не отбить, то «бэби-бум», увы, может оказаться просто «бэби-пуком» и рожденные в наше веселое время дети рождены будут лишь для мук и отчаяния….

11 АПРЕЛЯ.

ТЕПЛОВАЯ СМЕРТЬ КАПИТАЛИЗМА

Наползающим мировым экономическим кризисом дирижирует новый экономический феномен — агфляция, то есть рост цен на продовольствие, прежде всего — в странах третьего мира. Как отмечает газета «Ведомости»:

«Рост агфляции начался два года назад, отмечают аналитики Goldman Sachs (см. график). Индекс цен на продовольствие, используемый Goldman Sachs, в прошлом году показал рост на 41 % против 28 % в 2006 г. За январь — февраль 2008 г. он вырос уже на 8,5 %. Глобальный дисбаланс спроса и предложения — причину скачка продовольственных цен — поддерживают два источника, пишет Goldman Sachs: использование агросырья для производства биотоплива и изменение рациона жителей развивающихся стран, все больше потребляющих мясо».

Дальше комментарии «Ведомостей» совсем уж пессимистичны: «Мир попал в «колесо несчастья»: быстрый рост развивающихся экономик ведет к росту цен на нефть, продовольствие и металл; рост цен на эти товары сокращает покупательную способность в странах развитого мира; сокращение спроса порождает страх рецессии, в итоге ФРС и другие центробанки вынуждены идти на снижение процентных ставок. Привязка к доллару не позволяет развивающимся странам укреплять свои валюты, провоцируя новый круг повышения цен на сырье».

Поклонники демагогии о либеральном саморегулирующемся рынке могут с разбега убить себя об стену. Мировая экономика споткнулась именно на том, о чем все последние годы говорили постмарксисты и сторонники мирсистемной школы, — на относительном уравнивании возможностей и потребностей жителей эксплуатируемых стран Третьего Мира и эксплуатирующих лидирующих капиталистических стран.

До недавнего времени громадным «мировым пролетарием», фактически кормившим своим трудом половину западного мира был многомиллиардный Китай с его дешевой рабочей силой, которой нужны были чашка риса в день да три тряпки на год. Сегодня, как отмечают аналитики, этот ресурс исчерпан:

«Долгое время источником низкой мировой инфляции был китайский рынок труда: трудовые издержки на единицу продукции в Китае снижались на 4,5 % в год вплоть до 2004 г., дешевый китайский экспорт поддерживал мировые цены на низком уровне. Однако ресурс дешевой рабочей силы почти исчерпан: издержки на труд в Китае в 2005 г. выросли на 1,5 %, в 2006 г. — на 2,9 %, а в 2008 г. с учетом укрепления юаня к доллару достигнут уже двузначной цифры. Зарплаты в Китае растут, осталось всего лишь 50 млн. низкооплачиваемых работников».

50 миллионов рабов «мирового рынка» из почти миллиарда трудоспособного населения Китая. Для капиталистической системы это действительно катастрофа. Капитализм, как таковой, основан не только и не столько на свободе частного предпринимательства, сколько на зональном разделении труда и прибылей между центром и периферией. Центр богатеет за счет того, что вещи, которые можно продать по достаточно высокой цене, изготовляются где то по очень низкой себестоимости прежде всего за счет низких затрат на труд.

Причем неважно — каким путем, экономическим или внеэкономическим принуждением, будет обеспечена эта низкая себестоимость. Именно поэтому в рамках глобальной капиталистической системы легко могут уживаться рабство, крепостничество, репрессивная диктатура и т. д. Главное, чтобы труд был достаточно дешев.

Запад очень скоро вытеснил основную часть производств с периферии своих городов, где началась классовая война предпринимателей и профсоюзов, на мировую периферию, где даже деколонизация не смогла дать подлинного экономического равноправия. Хотя, напротив, — именно деколонизация, снявшая с западных стран ответственность за уровень жизни в Третьем мире, и стала наиболее эффективным средством «снижения себестоимости».

Но теперь уже ничего не помогает, сколько нибудь квалифицированные и работоспособные трудовые ресурсы Третьего мира фактически исчерпаны. Последний великий резервуар трудолюбивых рабочих — Китай, иссяк. Все возрастающее население Азии и Африки, если смотреть на дело глазами западного обывателя, «зажралось». Подумать только — хотят мяса и требуют за свою работу денег.

Тем самым сбываются пророчества Иммануила Валлерстайна и многих других социологов и экономистов о «тепловой смерти» капитализма. В такой смерти нет ничего невозможного, ведь фактически именно так скончался Римский рабовладельческий мир — права провинциалов уравнялись с правами италиков, приток рабов иссяк, содержание рабов стало дорогим, а держать их в свинских условиях стало рискованно.

В результате античная экономическая система сошла на нет, поскольку только на абсолютном бесправии и голодном существовании рабов можно было получать ту «разницу» между себестоимостью и ценой, между необходимым для минимального выживания и произведенным, которую марксисты потом обозначили как прибавочный «продукт». А ведь именно этим прибавочным продуктом, нравится это кому то или нет, оплачивались пирамиды и александрийские библиотеки, войны Цезаря и Помпея, речи Цицерона и стихи Вергилия. Столкнувшаяся со «схлопыванием» этих ножниц античность попросту умерла, — всюду, где не сумела гладко перескочить на новые рельсы централизованного «бюджетного государства» Византии.

Нечто похожее, скорее всего, случится и с капитализмом. При естественном ходе событий, разумеется. Но бывает ведь еще и ход противоестественный, то есть искусственное разорение, искусственно опускание определенных регионов с целью снижения их «рыночной цены».

Собственно с момента кризиса 1973 года, ставшего первым ударом похоронного колокола по капитализму, мировая история — это череда таких «схлопываний», позволяющих Западу поддерживать приемлемый для него уровень.

В 1970 х это были тогдашние лидеры развивающихся стран в Латинской Америке и Африке (а ведь до того страны Африки развивались довольно динамично), попросту стертые в порошок политикой МВФ.

После небольшого сеанса западного «самоедства» — «распродажи фамильного серебра», как характеризовал Гарольд Макмиллан политику тэтчеризма, наступила эпоха колоссального разграбления обманутой и либерализуемой России. А поскольку даже «слибераленного» в России было недостаточно, — в конце 1990 х сделали еще и подсечку странам ЮВА, в особенности непокорной Малайзии.

Политика «неоконов» в США по прямому ограблению некоторых стран и обмену экономической и финансовой мощи на территориальный контроль — это ведь не прихоти бушизма, а суровая необходимость для американской, точнее транснациональной олигархии, если та хочет выжить. Впрочем, и неоконской политики уже недостаточно, — требуется масштабное «обнуление» крупного региона — лишь после этого толкающее капитализм к гибели «колесо несчастья» немного притормозится.

Лучше всего, конечно, для этой цели подойдет Китай, огромное население которого, по мнению некоторых, «слишком зажралось». Та свистопляска, которая началась вокруг пекинской олимпиады, лучше всего показывает, что интересы китайцев и интересы лидеров мирсистемы пришли в серьезное противоречие и на снижение «капитализации» Китая, уровня жизни его граждан, внешнего престижа и т. д. будут направлены значительные усилия.

Это, конечно, дело, прежде всего, самих китайцев. Хотя элементарная мстительность за сделанное с нашей страной в 1990 е, заставляет желать Западу полного провала.

Но проблема в том, что наряду с Китаем на острие удара Запада будут и наши интересы — от нас будут не мытьем, так катанием добиваться удешевления нефти, а заодно и попытаются подрезать наши собственные дешевые трудовые ресурсы, на которых только и растет наша экономика. Причем ошибутся те, кто решит, что ради этого «наших» украинцев, молдаван и таджиков увезут в Иллинойс. Ничего подобного, — их оставят здесь, но только работать они будут уже не на нас и даже не на наших нуворишей, а на западного предпринимателя и потребителя.

Наша территория и ресурсы + их рабочие, вот формула, которая на какой то момент, пожалуй, могла бы отсрочить тепловую смерть капитализма… Так что, может пусть лучше его подыхает. Главное вовремя вспомнить, что мы, — русские, — умеем не только делать ракеты и качать нефть, но и сеять хлеб, который в нашем мире опять становится стратегическим ресурсом.

15 АПРЕЛЯ.

ПАРАДОКСЫ РЕСПУБЛИКИ

В республике Российская Федерация у крупнейшей политической партии новый председатель. Беспартийный причем. Владимир Владимирович Путин возглавил «Единую Россию» — это мы так пишем. На самом деле, если «по понятиям» конечно, полагается писать: «Единая Россия» избрала Путина своим председателем».

Именно здесь и состоит главная загвоздка республики в отличие от монархии. В монархии человек красит место, в республике — место красит человека. В монархии важно быть кем то — царем, принцем крови, полководцем-триумфатором и должности тебе к этому прилагаются. В республике власть обеспечивается должностью и для того, чтобы сохранить в её рамках преемственность и единовластие приходится идти на невероятные ухищрения.

В государстве монархической культуры человек даже без должности остается все равно центром власти. Например, когда в XV веке князь Юрий Звенигородский и его сын Дмитрий Шемяка сместили с московского великокняжеского стола Василия Темного, то они трижды столкнулись с одной и той же ситуацией: и к изгнанному в Коломну, и к сидящему в тюрьме, и к пребывающему в эмиграции в Твери Василию немедленно отъезжала большая часть служилых людей — талантливым красавцам и умницам узурпаторам служить никто не хотел. «Отъезжали» не к «должности» Василия, а к его царственности.

И напротив, разве перестал Перикл, по сути, быть Периклом, когда на один год афиняне его не переизбрали стратегом? По сути, конечно, нет, но значительную часть власти утратил. Даже самому выдающемуся человеку, «национальному лидеру» при республике приходится быть заложником всевозможных «должностей», которые и наделяют его разнообразными правами, а сам по себе, в отрыве от них, он вроде, как и никто.

В случае с Путиным для меня это особенно огорчительно, поскольку Путин — это сама по себе должность, харизма и призвание. И необходимость обеспечивать её назначениями, так, что при этом приходится выслушивать визги либеральной «шатии» по поводу «нового генсека», порядком напрягает.

Ну да. Ну новый генсек… Ну, а как с вами еще? Или вы хотите всерьез заставить считаться с вашими фикциями? Мы и так уже соблюдаем придуманную вами конституцию (не нами, заметим) как только можем. Чего еще надо? Назначение на все посты с санкции Совета по Либеральной Целесообразности, который, видимо, должен состоять из отборных висельников?

Путина многократно сравнивали с Октавианом Августом. У них действительно немало общего, помимо внешности. Оба сторонятся ярких эффектов, оба предпочитают поспешать медленно. И Октавиан с его блестящим политическим умом разработал совершенный способ превращения республики в монархию, именно путем концентрирования и комбинирования разных постов. Среди которых, кстати, был и пост председателя, Princeps Senatus. И должность «председателя партии-премьера» смотрится в этом ряду вполне стильно.

Тем не менее, принципиальная проблема по прежнему остается. На сегодняшний момент статус личности в российской политике, увы, зависит от занимаемой должности. По крайней мере, формально. Поэтому всегда остается угроза, что — как назначили, так и снимут (если, конечно, проведут закулисную интригу).

Высказанное Путиным намерение превратить «Единую Россию» в настоящую политическую партию, понятное дело, не может шибко нравиться бюрократам, больше всего опасающимся, что какие то идейные течения, какая то политика взорвут их чахлый бюрократический мирок.

Однако, чтобы быть надежной гарантией сохранения курса и расклада сил, партия должна быть серьезным политическим инструментом и «мозговым центром», каковым для Путина была его администрация.

Понятно, что Путину совсем не нужно, чтобы партия превратилась в поле фракционных склок, поскольку тогда она точно не сможет быть рабочим инструментом. Но она не может и оставаться в нынешней ситуации имитативной политической и мыслительной деятельности, когда бюрократия из своих личных страхов убивает не только всякое, даже самое благонамеренное размышление, но и память о нем.

«Глупая» «ЕР» Путину точно не нужна, поскольку, отдав её на откуп бюрократии, Путин серьезно дестабилизирует свое политическое положение. Удастся ли ему построить по настоящему «умную» «Единую Россию» — увидим по тому, как он это будет делать, кто будет помогать, а кто мешать.

Так или иначе, но в России уже давно пора отстраивать такую систему, при которой ни Ломоносова нельзя будет даже помыслить отставить от Академии, ни Академию от Ломоносова.

16 АПРЕЛЯ.

РУСОФОБИЯ ПО УКРАИНСКИ

«Подчиненные Ющенко проявили беспрецедентное хамство по отношению к крымчанам и поступили, как фашиствующие молодчики, идущие по стопам Гитлера». Так нардеп, лидер крымских коммунистов Леонид Грач прокомментировал случай, произошедший вчера на праздновании 50 летия симферопольской библиотеки имени Пушкина, которой заместитель представителя президента Украины в Крыму Валерий Пробей-Голова в торжественной обстановке подарил расистскую книжку Павла Штепы о превосходстве украинцев над «московинами» — сообщает информагентство «Новый Регион» (рекомендую прочесть сообщение целиком).

Тебе, читатель, удивительно, смешно и противно, а у меня эта книжка есть. Приобретена по случаю в Киеве, на каком то развале, за сходную цену 28 гривен. Называется книжка однофамильца нашего «ингерманландского сепаратиста»: «Московство — его происхождение, содержание, формы и историческое развитие», имеет болотно-зеленый цвет и картинку с обнимающимися коммунистическим чиновником и московским попом. Поп, правда, почему то не в куколе, а в цилиндрическом клобуке. Хотя клобук был навязан Москве в XVII XVIII веках именно под украинским церковным влиянием.

«Московство» — это книжка стриптиз. Открывается она патетичным предисловием знаменитого украинского национал-экстремиста Левко Лукьяненко. «Шановний читачу! Перед тобою незвична книжка. Ти нiколи нiчого подобного не читав. I я не читав. Ти нiколи такого не чув. А я чув…. «Московство» — це книга, що раздягае нашого схiдного сусiда I повертае його голого перед нашими очима у всiй його справжнiй сутности».

А далее «Московство» — это книжка сюприз. Вслед за предисловием на мове про голых москалей идут… 346 страниц на чистейшем, довольно добротном русском языке, посвященных мерзостности русского языка и народа его создавшего. Переводчиком значится некий Владимир Молчанов (фамилия не щирая, — вырусь, стало быть). Сделал он работу свою весьма хорошо. Книжка читается.

Содержание её также довольно любопытно. «Еще в доисторические времена в северо-восточный уголок Европы приблудился из Азии маленький угро-финский народец. Огромный пралес на болотистой почве оградил этот народец от всего мира так, что отстал он от культурного развития человечества на много столетий. К примеру, свой литературный язык начал создавать только в XIX столетии, от Пушкина (1799 1837), то есть на 800 лет позже, чем украинцы. Чужеземцы — украинцы, татары, немцы, — создали государственный строй в этом Богом забытом уголке Восточной Европы. Так и возникло маленькое убогое княжество Суздальское, которое за несколько сот лет выросло в огромную империю на одной шестой части нашей планеты. Как же оно сумело так вырасти, завоевав при этом более сильные физически и культурно соседние народы? Или московиты были умнее и отважнее соседей? Нет. Тогда в чем тайна побед московского народа» (c.3).

Отнюдь не в том, что москали сильны, объясняет Штепа, а в том, что они хитры и до крайней степени искусно используют незнание о себе других народов, которые «заплатили за это незнание руинами собственных государств». Московиты, прячась в то, что я назвал «когнитивной тенью» и что своим щирым умом Штепа чувствует, а выразить сформулировать не может, только то и делали, что дурили другие народы, да так искусно, что от некоторых «разоблачений» просыпается законное чувство русской национальной гордости.

«США за десять лет (1941 1951) на свои деньги укрепили военную, хозяйственную, политическую мощь московской империи так, что теперь сами дрожат от страха. В те годы Московия узнавала все американские секреты производства самого современного оружия (включая атомное) не только от шпионов, но и официально, открыто от правительства США» (с. 4 5). Даже укры, которым самой природой положено познавать москаля — и то на его счет ошибались. «Крупнейший украинский историк М. Грушевский, возглавив в 1917 году украинский народ, завел его в страшный ад по имени СССР» (с. 5).

Москали столь чудовищны, что не только маскируют свою зверскую сущность, но и меняют имя. Сначала они присвоили себе имя Руси. А потом, когда их преступления стали чудовищны, срочно переименовались из русских в «советских» чтобы уйти от ответственности. «Можно без преувеличения считать название «советский» самым гениальным изобретением московитов. Это же не старая, ненавистная, агрессивная московская империя возродилась в 1917 году, а возник абсолютно новый союз советских республик…» (c.6).

Итак — москаль-чаровник — это чудовищный обманщик, загипнотизировавший все народы земли. И отважный парубок Штепа один лишь решается выступить против него с мечом правды наперевес, ибо свободные народы «должны изучать своего врага, потому что, не зная его ахиллесовой пяты, никогда его не победят. А слабых сторон у Московии много. Ни один враг Московии никогда не бил по ее слабым местам, ибо не знал их…«(с.3).

Не буду раскрывать всех подробностей этой прелестной, поистине прелестной книги. Ограничусь её оглавлением:

I. Происхождение москаля

II. Язык и литература москалей

III. Лень и бродяжничество москаля

IV. Отсутствие собственности

V. Безбожие, распутство москаля (очень интересная глава, из которой мы узнаем, что религией москаля является сатанизм)

VI. Жестокость москаля

VII. Рабство и деспотия москаля

VIII. Государственный строй москалей (сословия, централизация, взяточничество, донос, хозяйственная беспомощность, ложь)

IX. Творческое бесплодие москаля

X. Железный занавес москаля

XI. Янычарство ради москаля

XII. Захватничество москаля

XIII. Колониализм москаля

XIV. Смертоносность москаля

XV. Московизация

XVI. Национализм москаля

XVII. Мессианство москаля

XVIII. Духовность москаля

XIX. Иностранцы о москальстве

XX. Москали о москальстве

XXI. Разрушитель Москальства

На этих страницах немало ценных открытий. Например от Штепы мы с изумлением узнаем, что Ленин был убежденным русским националистом. «Один из ближайших приятелей Ленина [Зиновьев] писал: «В. И. Ленин был русским с головы до ног. Он был олицетворением России. Знал ее глубоко и глубоко чувствовал. Хотя и был долгие годы в эмиграции, однако от него всегда русским духом веяло. Когда он жил в Кракове, то часто ездил к российско-австрийской границе «глотнуть как можно больше русского воздуха».

Н. Крупская добавляет: «Мы тут в Кракове оба очень тужим за родной Россией. Володя великий русский националист. Он не желает даже взглянуть на картины польских художников, зато каталог Третьяковской галереи захватывает его часами. Он изголодался по русской литературе. Л. Толстого, А. Пушкина и все из русской литературы, что мы можем здесь найти, Володя читает и перечитывает десятки раз».

В. Ленин писал: «Чуждо ли нам, русским пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет. Мы, русские пролетарии, любим нашу родную Россию, наш родной русский язык». И действительно любил русский язык, протестовал против его засорения: «Мы искажаем русский язык. Мы употребляем чужие слова совсем без нужды. Почему говорим «девекты», когда можно сказать «недочеты, недостатки, пробелы»? Можно простить малограмотному человеку, когда он употребляет чужие слова, которых начитался в газетах и толком не понимает их значения. Но этого нельзя простить нашим писателям. Пришло время объявить войну тем, кто употребляет в русском языке чужие слова. Меня бесит, когда я читаю в наших газетах чужие слова» (сс. 228 229).

Еще раз скажу. Очень познавательная книга. Её нужно иметь у себя в библиотеке каждому русскому националисту, и для изучения русофобских штампов, и для воспитания национальной гордости. Ибо образ Москаля, рисуемый Штепой, не только ужасен, но и прекрасен.

По Штепе москаль — это совершенная Воля к Власти, доведенная до абсолюта, не знающая никаких преград и препятствий, сковывающая всех противников своей магической силой, основанная на абсолютном обмане, абсолютном умении навязать окружающим свой облик, свою картину мира. И напротив, «высокодуховный» украинец (хотя конечно в рамках такого дискурса следовало бы сказать «хохол») предстает у Штепы блаженным полудурком.

Интересно то, что, по сути, Московия предстает у Штепы не «Востоком», а «Западом». Обладает именно тем набором политических свойств, которые традиционно приписываются в антиколониальном, равно как и в расистском мышлении, именно западному, европейскому человеку — воля, хитрость, мастерство обмана, обладание специфичной магией власти. Строго говоря, из этого следует сделать вывод о безусловном превосходстве Москаля, как он обычно делается в отношении Европейца. Но этого вывода Штепа не делает, пытаясь унизить москаля, облить его грязью, обозвать сатанистом, приписать целый ряд архинеприятных черт.

В этом — основная вековая проблема русофобии: и европейцы, и прибалты, и поляки, и хохлы пытаются выразить не только свой страх перед русскими, но и свое презрение. Им чудовищно признать русского наравне с собой или выше, и они пытаются втоптать его в грязь, приписывая ему убожество… и, тем самым, уводя в «когнитивную тень» большую часть подлинных свойств русских. О нас всегда думают гораздо хуже, чем мы есть. Это обидно, неприятно, но это очень полезно. Когда русский сапог наступает на горло очередной мрази, а трехгранный русский штык наматывает на себя кишки очередного «освободителя мира от москалей», то те очень удивляются…

Таковы плоды нашего смирения. И именно в этом смирении заключается таинственное русское «чаровство».

Оцените эту статью
2657 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Егор Холмогоров
1 Апреля 2008

ТИХООКЕАНСКАЯ РОССИЯ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание