25 августа 2019 05:37 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Содружество

АЛЬФА-РЕСУРС

1 Апреля 2008

Ассоциация ветеранов «Альфа» объединяет более 100 коммерческих предприятий и организаций, занимающихся бизнесом в различных сферах деятельности. В начале этого года в ее состав вошло ООО «Альфа — Новые Информационные Технологии — Конверсия» (Альфа-НИТКОН). О деятельности этой фирмы мы и решили побеседовать с Председателем Совета директоров, в прошлом начальником НИИ информационных систем внешней разведки Первого Главного Управления КГБ СССР Владимиром Павловичем Кравченко.

— Уважаемый Владимир Павлович, у Вас за плечами многолетняя работа в разведке. Вы стояли у истоков создания автоматизированных систем информационной поддержки деятельности внешней разведки, а также системы слежения за угрозой внезапного ракетно-ядерного нападения и военно-политической обстановкой в мире. Но, прежде чем мы поговорим об этом, расскажите, пожалуйста, немного о себе.

— Родился я в 1935 году в городе Ростове-на-Дону. Отец мой из кубанских казаков, прямой потомок запорожцев, а мама — коренная донская казачка. Так что я, как говорится, из настоящего казацкого рода-племени. Вскоре после моего рождения семья переехала в Азербайджан, в город Баку, где я провел свои детские и отроческие годы. В 1952 г. я закончил бакинскую среднюю школу с серебряной медалью. Естественно, встал вопрос: куда пойти учиться дальше? В том году производился так называемый «сталинский набор» выпускников средних школ в ряд инженерных военных академий страны, чтобы обеспечить ускоренную подготовку необходимых кадров для разворачивающихся ракетных войск ПВО. В число этого набора попал и я. В 1953 году на базе набранного контингента были образованы два высших училища в городах Минск и Харьков. Я учился в Минском высшем радио-техническом училище войск ПВО страны. Уровень преподавания здесь был высоким: для примера отмечу, что подготовка по математике и физике проводилась в соответствии с программами МГУ им. М. В. Ломоносова. А сокращение сроков обучения производилось за счет так называемых «политических» дисциплин. После окончания училища в 1956 г. проходил службу в Первой особой армии ПВО страны, затем на полигоне Сары-Шаган, где впервые начал осваивать вычислительную технику. С тех пор это стало моей основной профессией. Затем поступил в адъюнктуру ЦНИИ-27 Министерства обороны, где защитил кандидатскую диссертацию и проработал до 1973 г. С 1973 г. работал в Первом Главном Управлении КГБ СССР. В 1992 г. вышел в отставку и в том же году, совместно с моими коллегами, создали ЗАО «Компания «НИТКОН», в котором я был бессменным Генеральным директором. В 2007 г. на базе нашей компании было создано ООО «Альфа-НИТКОН», где я являюсь Председателем Совета директоров. Женат, у нас сын. В этом году мы с женой отпраздновали золотую свадьбу.

— А как именно Вы начали работать в Первом Главном управлении КГБ СССР?

— Почти 10 лет я проработал в ЦНИИ-27 Министерства обороны. Здесь я получил большой опыт в области разработки и внедрения автоматизированных систем различного целевого назначения. Это была хорошая школа. Руководили ею такие корифеи в области применения средств автоматизации для решения многообразных задач, как академик Бусленко и доктор технических наук Сосюра. Полученные знания и опыт во многом помогли мне в дальнейшей работе. В 1973 г. мне предложили работать в Первом Главном Управлении КГБ СССР. После недолгого раздумья я согласился. До сих пор я считаю, что сделал правильный выбор. В Первом Главном Управлении я прошел путь от начальника отдела до начальника Научно-Исследовательского института информационных систем. Я говорю об этом с гордостью, так как наш институт до сих пор остаётся уникальным предприятием, кладезем научной мысли и огромных возможностей. В советское время это была, по выражению наших сотрудников, «самая передовая информационная фабрика», где специалистами высочайшего класса, профессионалами в полном смысле этого слова, созданы уникальные системы, не имеющие аналогов в мире. Если перефразировать изречение одного видного политического деятеля, то нет таких задач и проблем, которые они не смогли бы решить. Вот в таком славном месте я и проработал до 1992 года.

— Вам доводилось участвовать, скажем так, в «мероприятиях», проводимых нашей разведкой?

— Знаете, в нашей разведке существовал принцип, что в оперативных мероприятиях принимают участие те сотрудники, которые являются специалистами в соответствующей области. Я специалист в области применения средств автоматизации для решения различного рода задач и, естественно, принимал участие в такого рода мероприятиях. Большая часть их была связана с взаимодействием и обменом опытом со службами органов госбезопасности дружественных нам стран или, как говорили раньше, соцстран, которые занимались аналогичной проблематикой. Такого рода встречи и обсуждения проводились не менее 2 3 раз в год. По просьбе наших коллег из Чехословакии и Кубы у них были установлены и введены в боевую эксплуатацию соответствующие версии одной из автоматизированных информационных систем, главным конструктором которых был я. Опыт нашей работы успешно применялся и в деятельности коллег из ГДР. Кроме того, я, естественно, принимал участие и в другого рода мероприятиях, которые были связаны с моими профессиональными знаниями и подготовкой.

— А не могли бы Вы рассказать, как возникла идея создания нашей стратегической информационной системы?

— Очевидно, вы говорите о системе слежения за угрозой внезапного ракетно-ядерного нападения (ВРЯН) и военно-политической обстановкой (ВПО) в мире. Следует отметить, что в первоначальной постановке задачи эта система была ориентирована на слежение за угрозой ВРЯН, а уже после ее создания, в результате небольшой функциональной доработки, была расширена до задачи слежения за ВПО, в которой слежение за угрозой ВРЯН являлась составной подзадачей.

Собственно говоря, никакая «идея» сам по себе не возникала. В начале 1982 г. Председатель КГБ СССР Ю. В. Андропов поставил перед ПГУ задачу создать систему, с помощью которой можно было заблаговременно информировать политическое руководство страны о реальной угрозе ракетно-ядерного нападения с тем, чтобы руководство могло своевременно принять адекватные меры по предотвращению этой угрозы. Это было необходимо в связи с тем, что в Западной Европе развертывалась система установки крылатых ракет, подлетное время которых до цели (т. е. до наших основных объектов) составляло 10 12 минут. Эту задачу мы решили.

— Наверное, при создании такой системы пришлось перелопатить огромное количество литературы и других материалов?

Сроки создания такого рода системы устанавливались весьма жесткие. Как говорится, она нужна была «уже вчера». Руководство Комитета определило — не более одного года. Как обычно, нам сказали «надо» и мы ответили «есть». В результате творческой и кропотливой работы первый боевой вариант системы был запущен в опытную эксплуатацию на реальной разведывательной информации уже через 10 месяцев. Мы получили первые положительные результаты. А насчёт предыстории создания системы хочу подчеркнуть, что прежде чем создавать ее программно-лингвистический аппарат, необходимо было разработать информационную технологию, адекватную поставленной задаче. Нам повезло в том отношении, что мы уже занимались, так сказать, факультативным порядком проработкой проблемы автоматизации информационной поддержки процессов управления, к классу которой и относится поставленная задача. Это позволило нам, с одной стороны, определить, что краеугольным камнем в этой проблеме является процесс принятия решения, а с другой стороны, определить тупиковые направления в реализации такого рода проекта и не тратить время на их выявление. Однако, какой должна быть такого рода информационная технология — вот был главный вопрос.

Да, мы действительно перелопатили огромное количество современных на тот период материалов, связанных с данной проблемой, провели много бесед и консультаций с ведущими специалистами страны по проблемам информатики. В частности, навсегда запомнил крылатую, на мой взгляд, фразу академика Поспелова: «Все много говорят об искусственном интеллекте, делая при этом ударение на слове «интеллект», а ведь надо делать ударение на слове «искусственный».

Но вопрос об информационной технологии так и оставался открытым. Однако мы верили, что решение будет найдено. Ведь человеческая цивилизация на всем протяжении своего развития сталкивается с проблемой управления. Значит, должны существовать соответствующие эзотерические знания. Поэтому мы обратились к прошлому и, как оказалось, не зря. Не буду перечислять все то, что мы проработали. Скажу только, что основные подсказки мы нашли в двух работах. Это китайская «Книга перемен» и философские тетради поэта В. Хлебникова «Доски судьбы». В результате, в основу информационной технологии были положены два основных принципа. Во-первых, основой информации должен являться не просто факт (событие, состояние), как это было определено западным классиком теории информации Шенноном, а, подчеркиваю, интерпретация этого факта по целям деятельности. Во-вторых, (это уже с учетом современного состояния технических средств), такого рода система должна быть человеко-машинной системой, где обе составляющие работают в симбиозе по принципу «от каждого по способностям», выступая в постоянно меняющейся роли «учитель-ученик».

На основе этих принципов была разработана соответствующая информационная технология, которая и была реализована с помощью адекватного программно-лингвистического продукта. В этой связи хочу особо отметить работу наших сотрудников, таких как Крылова В., Янковский С, Милов Д., чьи профессиональные знания, большой опыт и высокая квалификация позволяли решать сложные проблемы быстро и весьма качественно. С особой теплотой вспоминаю большой вклад и благотворное влияние на нашу работу, особенно на первом, самом трудном этапе, научного руководителя проекта, заместителя начальника ПГУ Льва Николаевича Шапкина.

— А можете Вы привести пример или примеры работы системы?

— Скажу очень кратко. Система работала постоянно в режиме реального времени слежения за военно-политической обстановкой в мире. И результаты этой работы по достоинству оценивались руководством Главка. В качестве примера можно упомянуть, что когда начался второй ливийский кризис, то мы установили, что это, в основном, политическая акция и применения вооруженных сил, как было в первом кризисе, не будет. Кроме того, были с весьма большой точностью определены сроки начала операции «Буря в пустыне».

— И как руководство страны «отблагодарило» Вас и весь коллектив за такую работу?

— Созданная нашим коллективом система слежения вызвала глубочайший интерес у высшего руководства страны. Вопрос стоял так: после определенного этапа её опытной эксплуатации и полученных результатов, принять решение о развертывании на её основе общегосударственной системы, а также возможном создании особого отдела стратегического прогноза в ЦК партии. На 21 августа 1991 года было назначено расширенное заседание ЦК КПСС, посвященное данному вопросу, где я, как главный конструктор, должен был выступить с основным докладом. Но все мы хорошо помним события августа 1991 года и их последствия. К власти пришли настоящие «профессионалы» и «мастера своего дела» по части хаоса, «разрушения до основания…». Искусно резали по живому, умело «расчленяли». И руководителей ставили под стать себе, типа «надежного хранителя государственных тайн» Бакатина. Первым делом они, естественно, обратили свой «горящий взор» на КГБ СССР. ПГУ в 1992 г. сделали отдельной Службой внешней разведки, но дали так «много» средств, что содержать наш уникальный институт стало практически не на что. Многие наши сотрудники, специалисты высочайшего класса, вынуждены были уходить. И такая обстановка была, к сожалению, не только у нас.

— Да, это многим знакомая картина. А как сложилась судьба Ваших товарищей?

— Трудно. Тяжелая обстановка, горькие думы — «а что делать дальше, как быть, где работать?» Ведь у каждого семья, дети. И здесь я принял решение. Выйдя в 1992 г. в отставку, собрал уже бывших сотрудников и предложил им создать фирму, выполняющую частные заказы. Ведь наша система слежения еще уникальна и тем, что она многоцелевая, т. е. может очень эффективно работать не только в разведке, но и в других областях деятельности. Мои коллеги предложение приняли и в 1992 г. мы создали ЗАО «Компания «Новые информационные технологии — Конверсия» («Компания «НИТКОН»). Её основу и составили создатели системы. К сожалению, некоторые уже ушли из жизни. С остальными мы работаем до сих пор вместе.

— Ваша система многоцелевая. Значит, она может работать и, наверняка, работает в бизнесе?

— Да, именно так. Система может успешно функционировать в государственной, политической, экономической, социальной и духовной сферах и, разумеется, в бизнесе. Суть в том, что её стоит лишь перенацелить и заполнить соответствующим потоком информации. Но здесь я хотел бы уточнить некоторые понятия.

Действительно, нами разработана (и постоянно совершенствуются) принципиально новая информационная технология, обеспечивающая слежение за ситуацией, её качественный анализ (при необходимости в реальном масштабе времени) и эффективную информационную поддержку процессов принятия решений и отслеживания их реализации, а также базовые программно-лингвистические средства, обеспечивающие достаточно быструю реализацию на их основе соответствующей информационно-аналитической системы в интересах конкретной целенаправленной деятельности. В этом отношении наши разработки являются многоцелевыми и могут быть применены и нашли успешное применение, как показал наш опыт работы после 1992 года, в различных сферах деятельности, включая бизнес.

— Информационно-аналитические системы создаются и другими фирмами, а в чем отличие Вашей от остальных, в чем, так сказать, «изюминка»? Ведь, как я понял, она не имеет аналогов?

— В самом деле, по глубине и качеству проработки принципиально новой информационной технологии и оригинальности поддерживающего её программно-лингвистического продукта, аналогов у нас нет.

Если говорить об «изюминке» этой технологии, то её отличительной особенностью является возможность выстраивать факты (события, состояния) о деятельности и среде, в которой она осуществляется, в связанные между собой логические цепочки. Это позволяет анализировать и делать выводы и прогнозы не по отдельным фактам, а по той мозаичной картине, которая получается в результате оценки всех этих фактов в совокупности.

По сути дела, в системе, реализующей данную технологию в интересах конкретного потребителя, обеспечивается многоаспектный анализ больших потоков текущей информации на основе её сопоставления с ранее накопленными знаниями о динамике предыдущих состояний предметной области. Метод сопоставления основан на интерпретации отдельных фрагментов информации, которая позволяет интегрировать её в единое семантическое целое с ранее накопленными знаниями и создавать новые знания. Интерпретация представляет собой не просто фиксирование отдельных фактов по выбранным аспектам, но и их экспертную оценку по набору динамических интерпретаторов в соответствии с их ролью и значимостью в процессе формирования информационно-аналитических материалов для потребителя.

Возможно, я начал говорить уж слишком по научному, но именно так дело и обстоит.

— Прежде ваша фирма называлась ЗАО «Компания «НИТКОН», теперь её название ООО «Альфа-НИТКОН» и она входит в Ассоциацию. С чем это связано?

— Как уже было сказано, ЗАО «Компания «НИТКОН» занималась созданием и установкой информационно-аналитических систем различного целевого назначения. В конце прошлого года мы вышли на контакт с потенциальным инвестором, который, оценив наши возможности и потенциал, предложил на базе Компании создать новую фирму. В рамках этой фирмы было предложено не только продолжить работу по разработке информационно-аналитических систем, но и создать собственный специализированный информационно-аналитический центр достаточно широкого профиля. Это предложение отвечало нашим взаимным интересам. Поэтому в начале этого года была создана новая организация — ООО «Альфа-НИТКОН».

Почему наша организация вошла в состав Ассоциации ветеранов «Альфы»? Дело в том, что мы дружим и сотрудничаем с Ассоциацией уже более 10 лет. Согласитесь, что это срок достаточно значительный, чтобы узнать друг друга. Нас сблизило, извините за пафос, родство душ. Как и все ветераны разведки, члены Ассоциации, несмотря на разные перипетии жизни, остались верны присяге, чувству долга и интересам России. Эти же интересы важны и нашему инвестору. Поэтому мы предложили ему обсудить вопрос о возможности вхождения в Ассоциацию. После встречи и продолжительной беседы с руководством Ассоциации было принято обоюдное положительное решение. И я уверен, что наше сотрудничество будет долгим и весьма плодотворным.

— Что ж, теперь всё понятно. Благодарю Вас за интересную беседу.

Оцените эту статью
1481 просмотр
2 комментария
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Павел Евдокимов
1 Апреля 2008
ИМЕНЕМ «АЛЬФЫ»

ИМЕНЕМ «АЛЬФЫ»

1 Апреля 2008
ПОЗДРАВЛЕНИЯ

ПОЗДРАВЛЕНИЯ

Автор: Федор Бармин
1 Апреля 2008
ВЫБОРЫ В «АЛЬФЕ»

ВЫБОРЫ В «АЛЬФЕ»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание