23 февраля 2020 12:59 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Павел Евдокимов
СПЕЦРЕЗЕРВ КГБ

29 Февраля 2008
СПЕЦРЕЗЕРВ КГБ

В марте ветераны спецназа КГБ отмечают 39 летие легендарного КУОС. Официальным днем рождения в/ч 93526 считается 19 марта 1969 года. Именно тогда Коллегией КГБ принимается решение о создании в составе Высшей Краснознаменной школы КГБ СССР, но в оперативном подчинении разведки Курсов усовершенствования офицерского состава.

«Куосовцы» участвовали в чехословацких событиях, в составе Группы «Зенит» в 1979 году вместе с «альфовцами» штурмовали дворец Амина и ряд других важных объектов в Кабуле.

На первом этапе своей истории КУОС функционировал при ВКШ КГБ (1969 1982 гг.), на втором— при Краснознаменном Институте КГБ имени Ю. В. Андропова (1982 1993 гг.) и каждое из этих учебных заведений наложило свой отпечаток на судьбу Спецкурсов.

В 1993 году КУОС был ликвидирован. Из-за недальновидности тогдашних «реформаторов» страна потеряла поистине уникальное специальное формирование, способное защитить ее стратегические интересы. Сегодня мы беседуем с последним руководителем КУОС, ветераном Группы «А» полковником Сергеем ГОЛОВЫМ.

РЕЗЕРВ НА «ОСОБЫЙ ПЕРИОД»

— Сергей Александрович, давайте напомним, для чего создавался КУОС.

— Возник КУОС в связи с необходимостью иметь подготовленный резерв оперативного состава для выполнения специальных задач за рубежом в «особый период». Иначе говоря, в случае начала новой мировой войны. Таким образом, основная цель КУОС— подготовка оперативников КГБ в качестве командиров разведывательно-диверсионных групп в натовском тылу.

— А почему было выбрано такое «мирное», мало что говорящее название?

— Секретность того требовала, шифровались. Согласно Положению, подписанному Ю. В. Андроповым, предписывалось иметь три названия: Специальные курсы КГБ СССР, КУОС и в / ч 93526. Куратором КУОС по линии разведки выступал отдел «В». Базой курсов стал так называемый старый городок в Балашихе-2— территория бывшей 101 й разведшколы, созданной еще в 1936 году на 25 м километре Горьковского шоссе. Здесь обучали кадры для войны в Испании, затем готовили диверсантов из групп П. А. Судоплатова и И. Г. Старинова, в том числе обер-лейтенанта Пауля Зиберта— легендарного Николая Кузнецова. По сути, КУОС можно охарактеризовать как командное послевузовское специальное учебное подразделение, на правах автономного факультета кафедры. Функционировали курсы первоначально при Высшей школе КГБ, а впоследствии при Краснознаменном Институте КГБ.

— Чем, скажите, объясняется очевидное запаздывание в появление КУОС?

— Подобная работа велась еще в середине 30 х годов, но каких либо ощутимых результатов она не дала. Тогда на территории Белоруссии, Украины и Центральной России создавали первые подразделения специального назначения, закладывали схроны с оружием, продовольствием, амуницией, средствами связи. На случай полномасштабной войны с Рейхом. Однако в силу разных причин все базы перед гитлеровским вторжением были ликвидированы, а многие кадры, объявленные «врагами народа», безвозвратно потеряны. Репрессированы. Об этом, кстати, с огромной душевной болью рассказывал Илья Григорьевич Старинов— легендарный диверсант XX века. Фактически была уничтожена вся скрытая, хорошо подготовленная инфраструктура партизанского движения. После нападения немцев ее пришлось создавать в пожарном порядке, практически с нуля, на уже оккупированной территории, а ведь скольких бы жертв можно было избежать?..

— Вы неоднократно говорили, что «крестным отцом» чекистского спецназа справедливо считается Павел Судоплатов, возглавивший образованное с началом войны 4 ое управление НКВД.

— Вместе со своим заместителем Наумом Эйтингоном, один из организаторов покушения на Льва Троцкого в Мексике, Судоплатов действительно стоял у истоков организации партизанского сопротивления.

— Тогда насколько верны утверждения, что партизанское движение якобы носило «стихийный» характер?

— Во многих местах оно было именно стихийным, почвенным, а где то было действительно организовано отрядами НКВД и ГРУ. Партизанские отряды и группы готовили на базе Школы особого назначения (ШОН), а затем в 101 й школе разведчиков в окрестностях Балашихи.

— Символично, не правда ли, что пройдет несколько десятилетий и на этой же базе разместится КУОС?

— Согласен. Разница между отрядами и группами заключалась в их количественном составе и решаемых задачах. Например, отряды Сабурова и Медведева впоследствии разрослись до нескольких тысяч человек. Они действовали как полноценные воинские части. Группы выполняли отдельные поручения. Широко известен фильм «Майор Вихрь», который рассказывает о действиях партизан в Польше. Прообразом главного героя стал Алексей Николаевич Ботян, сорвавший планы фашистов по взрыву одного из прекраснейших городов Европы— Кракова. Наш легендарный диверсант и разведчик-нелегал, перешагнул свой 90 летний юбилей, а в прошлом году он был удостоен звания Герой России.

— После завершения войны штаб управления партизанскими отрядами был ликвидирован, но 4 е управление продолжало существовать. Какова его дальнейшая судьба?

— Функции его постепенно сужались. В дальнейшем на его базе был создан отдел «В». В период «холодной войны» из него выросло Управление «С», отвечавшее за стратегические разведывательные операции. В состав управления входил отдел, сотрудники которого занимались непосредственной подготовкой разведчиков диверсантов на «особый период». Так идея подготовки кадров для действий в тылу противника получила новое развитие. В 1966 году в районе подмосковного Голицына были образованы специальные пятимесячные курсы с тем же названием.

— То есть нужно различать два КУОС? Первый, созданный в районе Голицино, и второй— в Балашихе.

— Да. На 1965 год приходится восстановление системы кадровой подготовки резерва командного состава партизан и разведчиков диверсантов. К сожалению, к этому времени учебная, материальная и иная база в Советском Союзе практически отсутствовала. Начало было положено созданием в 1966 году внештатного специального курса при 1 м факультете ВКШ КГБ в форме пятимесячных сборов. Этому спецкурсу и дали дополнительное наименование— КУОС. Первым и единственным начальником этого спецкурса являлся Болотов Харитон Игнатьевич, на его счету несколько выпусков слушателей. Учебно-воспитательную функцию выполняла кафедра оперативно-тактической подготовки. Подавляющее число профессорско-преподавательского состава прошли Вторую мировую войну и знали, что такое диверсия не понаслышке.

УЧЕНИКИ СТАРИНОВА

— Вы пришли в КУОС уже после того, как он был передан в структуру Краснознаменного Института. Многие авторитетные ветераны высказывались против этого шага. Почему?

— Такая проблема действительно существовала. Вопрос о переходе КУОС обсуждался достаточно долго. У этой идеи имелись как сторонники, так и противники— в основном ветераны спецназа, в их числе Илья Григорьевич Старинов. Он вел специализированный лекционный курс. Являясь помощником одного из заместителей Председателя КГБ, имел существенные возможности в решении как организационных, так и учебных вопросов. Уже в то время он вел тему не с голоса, а располагал учебниками и пособиями по профилю своей специализации.

Свою позицию ветераны мотивировали тем, что ВКШ и КУОС являются прежде всего воинскими формированиями. Институт же такой направленности не имел и занимался подготовкой разведчиков дипломатов. Бедным родственником КУОС на новом месте не был, в Институте отношение к нему всегда отличалось теплотой, но не имелось необходимых условий для дальнейшего развития. Спецкурсы в известной степени оказались… в тягость, что ли. Жизнь подтвердила предвидение ветеранов.

— Кем разрабатывалась программа подготовки слушателей КУОС?

— Для подготовки учебно-методических материалов начальник ВКШ выделил подполковников Г. И. Бояринова, А. А. Арфанова и Х. И. Болотова. Первые два разрабатывали тематический план по учебным дисциплинам, а Болотов— тактико специальный. Болотов, как я уже говорил, был первым начальником КУОС в период его организационного оформления. Неоценимый вклад внес Илья Григорьевич Старинов. С 1966 го по 1973 год он преподавал в Балашихе, где подготовил сотни специалистов и командиров. Напомню, что он является создателем ПМС («поездной мины Старинова»), и АМ— «автомобильной мины». Именно Илья Григорьевич привнес в учебную программу КУОС уникальный опыт двух гражданских войн— в России и Испании, а также зимней финской кампании и Великой Отечественной.

Насколько я знаю, идея создания КУОС давно витала в воздухе и по этому поводу к руководству страны неоднократно обращались некоторые бывшие командиры партизанских соединений. Но только с приходом в КГБ Юрия Владимировича Андропова вопрос был решен положительно; он понимал, что неподготовленность в мирное время к партизанской и разведывательно-диверсионной войне, когда начинали «разговаривать пушки», всегда оборачивалась трагедией.

— В чем заключалась специфика программы КУОС?

— Программа была разработана на основе опыта боевой деятельности спецподразделений и партизанских формирований в период Великой Отечественной войны и боевых действий ВДВ. Оперативную подготовку вели преподаватели 101 й школы ПГУ и работники Отдела «В» разведки. Все они были участниками Великой Отечественной и имели большой боевой опыт.

— Где территориально проходили тактические занятия?

— На специально подобранных учебных полях. Для работ с боевыми минно-взрывными средствами оснастили полигон. Для огневой подготовки использовались тир и стрельбище ВКШ. Обучение заканчивалось воздушно десантной подготовкой на базе одной из дивизий ВДВ и экзаменами.

— Что представлял собой контингент, обучавшийся на КУОС?

— Подготовку проходили офицеры территориальных органов КГБ, назначенные в специальный резерв на «особый период». В их задачи входила организация партизанского сопротивления и непосредственное командование диверсионными группами в случае войны. Они прибывали со всего Советского Союза, а после окончания КУОС возвращались на прежние места службы. Подготовка осуществлялась впрок, т. е. выпускники-командиры зачислялись в спецрезерв КГБ СССР, продолжая службу там, откуда были командированы на учебу.

— Иначе говоря, рядовой выпускник КУОС не только владел всеми знаниями и навыками командира специального назначения, но по заданной матрице мог подготовить разные по профилю группы и использовать их по назначению?

— Совершенно верно: за семь месяцев слушатель овладевал навыками агентурной разведки и был в состоянии передать по радиостанции шифрограмму. Он мог заминировать и качественно подорвать объект с помощью штатной армейской взрывчатки или собственного изготовления. Еще один важный момент— знание специальной тактики малых разведывательно-диверсионных групп в сложных условиях тыла противника. Вступая в командование такой единицей, ее командир становился инструктором-методистом по всем специальностям своего личного состава. Если требовала обстановка, должен был обучить членов своей оперативно-боевой группы с нуля. В связи с этим все занятия на КУОС проводились в условиях, приближенных к боевым, с обозначенным противником, в том числе и на реальных объектах, при любых погодных условиях. Людей необходимо было загодя адаптировать к экстремальным ситуациям. Мы учили их, как переносить жару, терпеть голод, действовать ночью, спать на снегу и так далее.

Ребята отрабатывали вопросы тактики, радиодела, минно-подрывной, парашютно десантной, огневой, горной, физической подготовки и других специальных дисциплин. Изучали все виды отечественного стрелкового оружия, а также вооружение почти всех стран мира. Два месяца отводилось для восстановления знаний, полученных еще в военных училищах. А дальше начинались практические занятия. Слушателей заставляли действовать в условиях постоянного физического и психологического напряжения. Обыкновенный марш-бросок инструкторы превращали в настоящую каторгу. По всему маршруту движения курсантов поджидали разнообразные ловушки. Для имитации передвижения с раненым использовалась семидесятикилограммовая кукла. Помню, как после доклада о завершении марша слушатели от души пинали ее ногами.

— Зачем?!

— Таким вот нехитрым образом снимали стресс. Естественно, что большое внимание мы уделяли психологической подготовке слушателей в условиях больших физических и эмоциональных нагрузок на учениях. Многие после окончания КУОС продолжали совершенствовать приобретенные знания. Поступали в аспирантуру ВКШ и затем зачислялись в штаты преподавателей. Другие выпускники после возвращения на прежнее место службы добивались включения их в штат преподавателей КУОС и занимали различные должности. Кроме того, ежегодно в бригадах спецназа армии и флота проводились сборы, тренировки и учения спецрезервистов КГБ, в том числе слушателей КУОС, что позволяло сколачивать группы и нацеливать их на конкретные регионы и объекты.

— Сергей Александрович, а кто занимался проблемами психологической адаптации личного состава?

— Специалисты Центральной научно-исследовательской лаборатории психофизиологии и коррекции КГБ СССР. В результате многоэтапных исследований сотрудник этой лаборатории Маина Петровна Поляченко разработала комплекс методов, способных с высокой точностью выявить сильные и слабые стороны человека для дальнейшей коррекции личности с целью оптимальной адаптации к любым нештатным ситуациям.

— Имелись ли факты нарушения дисциплины, и каким образом с ними боролись?

— Очень просто: нарушитель «наматывал» несколько дополнительных кругов в бронежилете. Впрочем, слушатели вели себя дисциплинированно. Бывало, что выпивали, но знали меру. Помню, впрочем, один неприятный инцидент: во время увольнения двое слушателей зашли в ресторанчик, после один вернулся, а другого за столиком разбудила милиция. Я наказал того, кто оставил товарища. В спецназе есть неписаное правило: в каком составе группа ушла, в таком должна и вернуться.

СПЕЦНАЗ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

— Сколько офицеров КГБ ежегодно проходило через вашу кузницу спецкадров?

— Около шестидесяти командиров оперативно-разведывательных групп специального назначения.

— Занимаясь подготовкой кадров спецназа «холодной войны», вы наверняка изучали опыт подразделений стран вероятного противника?

— В составе КУОС действовала кафедра, которая готовила рекомендации. У нас имелись под рукой все необходимые материалы, в том числе методики подготовки рейнджеров, «зеленых беретов», «морских котиков».

— Вы рассказывали, что в КУОС слушателей учили действовать в самых сложных условиях, в том числе в горной, пустынной и лесисто-болотистой местности, а где именно?

— В последние годы основные тренировки проводили на территории Армении и Азербайджана. Там можно было смоделировать условия Афганистана. Всегда уделяли большое внимание рукопашному бою, потому что он закаляет волю, а для этого подходят условия и средней полосы России. Вместе с тем надо понимать, что пуля все равно быстрее. Бойцы имеют оружие и его действие более эффективно, нежели кулак. Чтобы снять часового гораздо разумнее применить бесшумное оружие. На крайний случай можно использовать нож или веревку.

— Тактические учения проводились на реальных объектах?

— Здесь на первый план выходят вопросы безопасности. Мы не могли рисковать жизнью людей, ведь при угрозе объекту часовой обязан открыть огонь на поражение. В свою очередь, по тем же соображениям безопасности слушатели не могли применять все известные им способы проникновения на охраняемый объект. Хотя мы иногда договаривались с руководителями Министерства обороны и проводили совместные учения, тогда спецназ действовал против реальной охраны и даже в условиях подземных коммуникаций.

— Наставникам тоже ведь доставалось.

— Практически все преподаватели проходили воздушно десантную и горную подготовку и наравне со слушателями участвовали в тактических комплексных занятиях и учениях. Наравне с выпускниками преподаватели КУОС участвовали в боевых и специальных операциях. Начальник КУОС полковник Бояринов погиб при штурме Тадж-Бека. Сам факт его непосредственного участия в операции говорит о многом. Что касается выпускников, то многие впоследствии были зачислены в штат спецподразделения «Вымпел». Здесь же, в Балашихе, прошли подготовку многие «альфовцы», участвовавшие в боевых операциях. Среди них— Кузнецов Геннадий Андреевич, Изотов Юрий Антонович (ныне покойный) и группа Хамидуллина Дамира Гарабовича.

—«Особый период», к счастью, не наступил. А где были востребованы диверсанты-разведчики, прошедшие КУОС?

— Наши выпускники штурмовали, как я уже говорил, Тадж-Бек, воевали в Афганистане и Чечне, принимали участие в антитеррористических мероприятиях внутри страны, осуществляли советническую деятельность в Анголе, Мозамбике, Никарагуа, Лаосе и многих других странах третьего мира.

— Не раз задавал этот вопрос, но все таки спрошу еще раз: почему КУОС был расформирован?

— Это случилось в 1993 году, когда начался период хмельного братания с западными странами. Это американцы не закрыли ни одной своей базы и свой спецназ не разогнали. Они сохранили прежнюю структуру и продолжают готовить профессионалов— не только для собственных силовых структур, но и для других государств. Получается, что на сегодняшний день в российских спецслужбах отсутствует центральная база подготовки спецназа, но зато есть множество силовых подразделений, которые варятся в собственном соку и действуют, кто во что горазд, нарабатывая ведомственный опыт. Спецподразделений в принципе не должно быть много. Между ними обязательно должен существовать обмен информацией. Во времена КУОС мы проводили учения совместно с МВД. Результативность таких мероприятий была чрезвычайно высока: профессионалы работали против профессионалов.

— Как Вы считаете, Сергей Александрович, может ли быть воссоздана структура, аналогичная КУОС, в нынешних условиях?

— Давайте не забывать то важное обстоятельство, что КУОС являлся подразделением союзного КГБ. Оперативно он управлялся Первым Главным управлением, т. е. разведкой. Нынче на дворе другая эпоха и СВР даже формально не является спецслужбой. Центр специального назначения и региональный спецназ ФСБ нацелены на решения задач по борьбе с терроризмом внутри страны.

Напомню недавний сюжет. 1 февраля 2007 года сомалийские пираты захватили буксир ледового класса «Свицер Корсаков», когда тот следовал из Петербурга на остров Сахалин. За освобождение международного экипажа в марте был выплачен солидный выкуп— 700 тысяч долларов. В иной обстановке и при наличии специального подразделения типа «Вымпела» вопрос бы решался, быть может, и иным способом.

А где теперь готовить кадры, способные решать задачи в тылу противника? И кто он, этот вероятный противник? На каких языках должны изъясняться потенциальные разведчики-диверсанты? Это вопросы не для обсуждения в средствах массовой информации. Могу лишь сказать одно: придет время, и аналог КУОС будет обязательно создан. Не хочу быть оракулом, но, к сожалению, обстановка в мире не внушает оптимизма. Жаль только, что преемственность в истории подготовки спецназа России в очередной раз была утеряна.


ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

ГОЛОВ Сергей Александрович. С 1969 года— в органах госбезопасности. Имеет медицинское, физкультурное и профильное образование. Мастер спорта СССР по борьбе самбо. С 1974 го по 1980 й служил в спецподразделении «Альфа». 28 марта 1979 года снайперским выстрелом из бесшумного пистолета 6П9 вывел из строя террориста Юрия Власенко, угрожавшего взорвать здание американского посольства в Москве. Участник штурма дворца Амина. В бою получил одно пулевое и семь осколочных ранений. Награжден орденом Ленина. После событий в ДРА— командир отделения «Альфы». В 1983 году возглавил КУОС. После отставки в 1993 году долгое время работал руководителем службы безопасности крупной компании «Российская электроника».

Оцените эту статью
5817 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.5

Читайте также:

Автор: Евгений Шелест
29 Февраля 2008
«НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ»

«НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание