07 апреля 2020 13:30 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

СЛЕТИТ ПОСЛЕДНИЙ ЛИСТ…

29 Февраля 2008
СЛЕТИТ ПОСЛЕДНИЙ ЛИСТ…

С незапамятных времён известна Русь своими воинами. И со времён не менее древних столь же прославлена она своими поэтами. Сегодня в гостях у редакции «Спецназа России» уникальный человек, успешно соединвший в себе оба этих дарования – ветеран Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» и талантливый поэт-лирик, певец Руси и русской природы Виктор Михайлович ТИТЛОВ.

— Виктор Михайлович, не секрет, что сейчас стихи пишут все, кому не лень. Качество, правда, при этом оставляет желать много лучшего. Да что уж там греха таить— большая часть просто никуда не годится. Но вот в Ассоциации появился выпущенный Вами сборник стихов «Спадёт последний лист», который, честно говоря, стал для меня просто откровением— как по тематике стихов, нетипичной для военного человека, так и качеству слога, которое на много порядков выше, чем у большинства Ваших коллег-поэтов. Какова, по Вашему, в современной России роль поэта и кем себя в связи с выходом Вашего сборника видите Вы?

— Прежде всего, я хотел бы поблагодарить вас за хороший отзыв о моих стихах— поэту всегда это приятно, независимо от того, какого уровня поэт. Я согласен с вами и в том, что поэзия в современной России переживает не самые хорошие времена, поэтому и постарался по мере своих скромных сил улучшить положение выпуском этого сборника. В какой мере это получилось— судить читателю.

— С Вашего позволения, перейдём к главной теме нашей беседы. Что для Вас написание стихов— хобби, призвание или что то ещё? Каким образом Вы пришли в столь высокий и притязательный литературный жанр, как поэзия?

— Отвечу, хотя, быть может, не совсем по порядку. Первое и, так сказать, до конца осознанное стихотворение, которое повлекло за собой остальные, было написано под впечатлением просмотра старой записной телефонной книжки, в содержании которой я, вдруг увидел большой промежуток своей жизни: людей, события, адреса, даты и др. Я его так и назвал: «Телефонная книжка». Это случилось где то в середине 1999 года.

Но самые первые строки, вышедшие из под моего пера, родились много раньше— ещё в начале 1980 года.

— Наверное, это как то связано с Группой «А», где Вы тогда служили?

— Да, связанно именно с «Альфой». Перед этим я в числе других сотрудников группы в конце декабря 1979 года, находился на нашей базе. Мы были готовы в любой момент лететь на подкрепление или на смену основного отряда, который в это время выполнял боевую задачу в Афганистане. Потом, как вы знаете, случилось то, что случилось: задача была выполнена, но при этом получили ранения многие наши товарищи, а двое из них Геннадий Зудин и Дмитрий Волков погибли смертью храбрых. Для всех нас это было тяжёлой утратой. Как то, сами собой, у меня родились строки о подвиге наших боевых товарищей, которые я облёк в стихотворную форму. Стихотворение я назвал «Два капитана». Но после этого случая, т. е. вплоть до 1999 года, я не написал ни строки.

— Виктор Михайлович, а Вы не пробовали писать что то, не столь требовательное и высокохудожественное? Например, прозу?

— Нет, проза как то и на ум не приходила. Видимо, ритмика, музыкальность текста, выразительность стихотворной формы для меня ближе.

— В сборнике «Слетит последний лист…» преобладают в основном лирические мотивы. Человеческие образы, в то же время, чётко почти не выписаны, что говорит о предельном лиризме большинства Ваших стихов. А есть ли у Вас другие стихи? Если да, то какие именно и сколько? Продолжаете ли Вы писать сейчас?

— Конечно, есть и другие, разные по объему, тематике, всего около полутысячи. Пока что пишу.

Что же касается диапазона тем, то коснусь лишь самых главных. Это, прежде всего, любовь к Родине, нашей русской природе, родному языку, память о подвигах наших боевых товарищей. Есть и философские попытки осмыслить те или иные события в жизни, облечённые как в серьёзную, так и в шутливую форму.

— Виктор Михайлович, а предоставляли ли Вы возможность читателям оценить Ваши несомненные поэтические таланты до выхода этого сборника? Вообще, каковы Ваши дальнейшие творческие и издательские планы?

— Да, публиковался. Первая моя публикация как раз связана с Ассоциацией, с её корпоративным изданием. Если помните,— я публиковался в июньском номере нашего «Спецназа России» за 2007 год, когда я дебютировал в рубрике «Поэтическая тетрадь спецназа».

Дальнейшие планы, конечно, тоже имеются. Есть большое желание сделать сборник стихов разных лет и посвятить его боевым друзьям, павшим и живым.

— Знаете, Виктор Михайлович, та лёгкость и в то же время изысканность слога, с которой Вы пишете, заставляет некоторых читателей заподозрить Вас в том, что военное дело— не единственная Ваша специальность. Так ли это? И что конкретно помогает Вам сочинять стихи?

— Специального филологического образования у меня, к большому сожалению, нет. Только— желание выразить себя, заставить себя задумываться о прошедших днях, переживать душой за происходящее. Все это помогает моему творчеству. И конечно постоянное самообразование: прочтение хороших авторов— классиков и любителей, современников и поэтов минувших времен. Да, и работа с различными словарями русского языка. В общем, для того, чтобы писать хоть сколько нибудь приличные стихи, надо постоянно обращаться к сокровищнице русского языка и великой русской литературы.

— Как Вы считаете, Виктор Михайлович, не является ли анахронизмом поэзия, книга, вообще, печатное слово? Нужно ли современному русскому молодому человеку углубленное изучение русского языка, когда все кругом переходят на «фастфуд» и «цифру», а то и на «олбанский» с его «преведами» и «медведами»?..

— На мой взгляд, эти вопросы риторические. Меня изрядно огорчает то, что они вообще возникают. Но, опять же, такова действительность. Обратимся к фактам.

Русский язык и русская литература в последние десятилетия действительно находятся в глубоком кризисе. Но из этого вовсе не следует, что они вообще не нужны и что вскоре они умрут естественной смертью. Напротив, о них надо всячески заботиться и поддерживать их. Радует, что во власти начали хотя бы постепенно понимать это. Недаром минувший год прошел под знаком Указа Президента РФ «О проведении Года русского языка».

Н. М. Карамзин, много сделавший для развития и обогащения русского литературного языка, писал: «В шесть лет можно выучиться главным языкам, но всю жизнь надобно учиться своему природному. Нам, русским, еще более труда, нежели другим».

Если же говорить конкретно о русской поэзии, особенно современной, то тут можно сказать следующее. Хорошая поэзия— это вершина литературного наследия, кладезь знаний о былом, передающая всю красоту и образность русского глагола.

Вопреки прогнозам глобалистов от филологии, хоронить русскую поэзию ещё рановато. Напротив, в настоящее время по всей России происходит возрождение интереса к поэзии. Появляются новые молодые таланты, открываются десятилетиями пребывавшие под спудом авторы, запрещённые «по идеологическим мотивам»— например, из того же Русского Зарубежья.

— Виктор Михайлович, а как Вы находите возможным совмещать имидж ветерана «Альфы», то есть кадрового сотрудника КГБ-ФСБ и поэта-лирика? Ведь многие представители «прогрессивной общественности» находят это положительно невозможным. У них это прямо в голове не укладывается— «кровавая гебня» и вдруг такие глубокие, тонкие лирические стихи…

— Да, это вы верно подметили. Помните старый диссидентский анекдот о том, почему, мол, Андропов повесил в своём кабинете портрет Пушкина? Якобы потому, что Александр Сергеевич писал об оперативной работе: «Души прекрасные порывы!».

На самом же деле, особенно в чекистской корпоративной среде, хорошо известно как положительно относился к литературному творчеству Ю. В. Андропов, и, к слову сказать, сам писал хорошие стихи.

— А что Вы можете сказать о славной традиции военных-поэтов в России? Относите ли Вы себя к ней?

— В каком то смысле— да, в каком то— нет. Известно, что эта традиция расцвела в Золотом и Серебряном веках русской литературы— Давыдов, Лермонтов, Гумилёв и так далее. Поэзия Великой Отечественной войны— это уже совсем другая эпоха, другие нравственные ориентиры. Наконец, в 1979 году для СССР, а позже для России наступила эпоха «малых войн»— Афганистан, Карабах, Приднестровье, Абхазия, Чечня… Дух поэзии этих войн— совсем другой, никак не похожий ни на старую русскую, ни на советскую военную поэзию. Чисто хронологически я— «поэт эпохи малых войн», но по темам и по стилю я не очень то похож на большинство из них. У меня больше лирики и меньше «депрессухи». Впрочем, это тема для отдельного разговора.

— Виктор Михайлович, что Вы можете посоветовать тем, кто хочет сохранить в себе чувство прекрасного, несмотря на всю прозаичность и приземлённость современной жизни?

— Думаю, что ничего принципиально нового я тут не скажу. Читайте классику— наших замечательных прозаиков и поэтов. Не променивайте общение с книгой общению с компьютером (конечно, он необходим в современной жизни), общайтесь посредством хорошего литературного языка с вашими детьми и внуками, прививайте им, в том числе через поэзию, культуру речи. Это окупится сторицей.

— И последний вопрос, Виктор Михайлович. Каковы Ваши любимые занятия? Чем занимается ветеран спецназа после ухода в отставку?

— Прежде всего, чтение, поэтическое творчество. Много места занимает общение в кругу семьи, друзей, с которыми путешествуем, выезжаем в лес на костер, сплавляемся по рекам. Занимаюсь художественной фотографией, поддерживаю физическую форму, по старой памяти практикуясь в боевых искусствах.

— Спасибо Вам, Виктор Михайлович, за интересную беседу.

Оцените эту статью
1629 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание