11 июля 2020 10:54 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Главная тема

Автор: Андрей Борцов
ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР

29 Февраля 2008

Россию захлестнула волна громких преступлений. Причем, как мы видим, «мочат» не просто обывателей, или, скажем, мешающих кому то журналистов, но и представителей власти. Череда дерзких убийств последнего времени, в том числе хладнокровная расправа над прокурором Саратовской области Евгением Григорьевым, совершенная в разгар президентской избирательной кампании (!), ошеломляет. Общество в шоке. Обыватель пребывает в оцепенении от очевидной беспомощности власти.

Записные политологи ломают голову: что такое современный мир, каковы его глобальные тенденции? Организованная преступность— вот современная доминанта общественного развития, и не только в России. И если западное либеральное общество думает, что оно управляет процессами, то глубоко ошибается. Новое государство Косово, созданное уркаганами, есть ярчайший пример эффективного управления и быстрой адаптации к обстановке.

Раздаются призывы бороться с коррупцией, но при этом никто не говорит, что бороться с ней невозможно в отдельности, поскольку основа коррупции— это организованная преступность. Именно она, в отличие от расслабленной власти, демонстрирует высокую степень управления и расширенного воспроизводства.

ОРГПРЕСТУПНОСТЬ— ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

Что такое преступность— думаю, понятно всем. Конечно, можно развести юридическое крючкотворство, цитировать УК и проч., но не вижу в этом смысла. В контексте разговора вполне достаточно интуитивного понимания.

Также я не буду в этом разговоре касаться понятий справедливости и разницы между ними de jure и de facto, отличий между «духом» и «буквой» закона, и так далее. Все это— важные и интересные темы, но отложим их в сторонку.

Предмет этой статьи— именно организованная преступность. И первое, что необходимо понять, это принципиальное отличие от «неорганизованной преступности». Суть не в количестве членов преступной шайки— суть именно в организации, системе.

Организованная преступность— это общественно опасное социальное явление, характеризующееся тесным смыканием уголовного мира с теневыми экономическими структурами, создающее с помощью коррупции систему защиты от социального контроля, и проявляющее себя в деятельности устойчивых преступных сообществ, обладающих иерархическим организационным построением и сплоченностью, занимающихся совершением преступлений как промыслом, контролирующих источники противоправных, а также отдельных видов правомерных доходов на территориях или сферах социальной практики.

Преступность, как обычная, так и организованная, является опасным социальным явлением по определению, и этот вопрос за очевидностью также пропустим.

Характеризующие отличия организованной преступности состоят в следующем:

1. тесное смыкание уголовного мира с теневыми экономическими структурами;

2. защита от социального контроля при помощи коррупции;

3. применение любых средств для достижения целей;

4. целью является именно накопление капитала, обогащение как самоцель;

5. устойчивость и долговременность существования; разграничение функций между участниками, специализация деятельности.

Давайте разберем эти пункты подробнее.

СМЫЧКА С ЭКОНОМИКОЙ

Профессиональная преступность столь же стара, как и цивилизация. Однако организованная преступность— в современном смысле слова— появилась гораздо позже, примерно век тому назад. Возникновение организованной преступности— это качественно новый этап развития преступного мира. Если неорганизованные преступники являются аутсайдерами общества, то деятельность организованной преступности, современных мафиози, строится в основном по «законам бизнеса», и они стали составным элементом общественной жизнедеятельности.

Можно сказать— приобрели легитимность.

Не секрет, что главная цель преступных организаций— извлечение максимальной материальной выгоды. Как, собственно, и всего «бизнеса».

Помните концепцию М. Вебера о двух принципиально различных типах «жажды наживы»? Авантюристическая жажда обогащения, в том числе— и путем грабежа и воровства, наблюдается с древнейших времен. Но это— именно риск, не одобряемый обществом в целом.

А вот в условиях капиталистического строя сложилось отношение к богатству как к закономерному результату деятельности по производству потребительских благ. Причем эта же самая деятельность решает, какие блага нужно производить— да и то, что является благом, тоже. Реклама и это объяснит и вдолбит в мозги.

Организованная преступность функционирует по тем же законам рационально капиталистического предпринимательства, и ее экономическая история неотрывно связана с историей рыночного хозяйства. Помните, как появилась известнейшая мафия 20 х в Америке— Аль Капоне и др.? Поднялись на бутлегерстве— чисто экономической деятельности. Удовлетворяли потребности американцев в алкоголе.

Причем верхушку мафии как либо затронуть было сложно: сами лично они никого не убивали, не подкупали, рэкетом не занимались, хозяевами подпольных баров не были, бутылки со спиртным через границу не перевозили… Вот и сажали их за неуплату налогов. Апофеоз капиталистического мира: всем известно, что имярек— преступник, но посадить его нельзя, так как пушок с рыльца тщательно выщипан адвокатами. А вот за неуплату налогов с прибылей, полученных преступным путем, посадить можно. Воруй, но налоги плати!

Обратите внимание: что уровень преступности в СССР в 1960 1990 гг. был в 5 8 раз ниже, чем в развитых зарубежных странах. Волна преступности захлестнула страну в конце 80 х— начале 90 х годов, пик которой приходится на 1992 1993 гг. Именно в эти годы произошли радикальные изменения в сфере экономических отношений. Это период развала СССР, обвального разрушения органов прежнего контроля, приватизации государственной собственности, огульной критики правоохранительных органов, из которых стали уходить профессионалы, а место квалифицированных кадров стали занимать преданные новым властям дилетанты.

Ситуация с «прихватизацией» наглядно иллюстрирует мощь организованной преступности. Да, именно преступности— даже если воровство удалить из УК, воровством оно быть не перестанет, а Россию именно что ограбили, раздав национальные богатства в частные руки.

Либерализация экономики и приватизация привели к:

• неверию людей в способность органов государственной власти решить возникающие проблемы и стремлению значительного слоя населения использовать для получения средств любые, в том числе и незаконные, пути решения;

• сокращению рабочих мест, что способствовало формированию новых слоев населения с высоким криминогенным потенциалом;

• формированию нового слоя собственников и предпринимателей за счет дельцов теневой экономики;

• стиранию граней между преступным посягательством на государственную собственность и предпринимательской инициативой;

• незаконному накоплению капитала— значительная доля собственности перешла к криминальным структурам либо к лицам, связанным с криминалитетом.

Организованная преступность— это, по сути, запредельная экономическая эффективность, которая оправдывает все. Ее элита— это топ-менеджмет абсолютной эффективности..

При этом организованная преступность берет на вооружение все новейшие достижения науки и техники. Налицо творческий подход! Кстати, прохождение в преступной среде информации— самого ценного, что есть в современном обществе, уникально по своей эффективности и быстрой адаптации к обстановке.

Проще говоря, либерализация экономики неизбежно приводит к тому, что организованная преступность получает возможность не просто паразитировать на обществе, но и управлять им.

КОРРУПЦИЯ

Как отмечалось выше, неотъемлемой частью организованной преступности является коррупция.

Организованной группе сложнее скрыть свою деятельность, чем отдельному преступнику. Но организованная преступность и не скрывает свою деятельность, а блокирует реакцию государства с помощью коррупции. Это не так уж и сложно, если учесть, что далеко не вся деятельность преступна «по факту»— таковой, наоборот, достаточно мало в процентном отношении. Остальное же вполне легально.

Скажем, некая группа решила «отжать» некое прибыльное предприятие. Достаточно устранить собственника (причем даже не обязательно убивать— можно запугать, можно обанкротить, способов «воздействия» много), а потом «честно» купить контрольный пакет акций. И получать прибыль уже вполне законно. Непосредственно криминальной деятельности— минимум, а КПД куда больше, чем просто при грабеже или краже.

Приватизация дала в частные руки попали такие возможности, которые и не снились ранее. И возможности для обогащения распространяются далеко за рамки простого получения прибыли с предприятия. Скажем, завод покупает сырье не потому, что где то дешевле, а потому, что совет директоров постановил— покупать у определенного поставщика. И / или наоборот— продавать определенному покупателю.

Государственная власть в настоящее время поражена коррупцией в невиданных масштабах. Государственные чиновники всех уровней действуют совместно с организованной преступностью, оказывая ей те или иные услуги и предоставляя различные поблажки, проталкивая новые «нужные» законы.

Как пример можно привести так называемые госкорпорации. Казалось бы— хорошая идея, многие отрасли должны быть государственной монополией. На самом же деле— это всего лишь новое название любимого вида деятельности— «прихватизации» государственной собственности. Особенность этой формы состоит в том, что таким способом можно украсть даже то, что приватизировано по закону быть не может.

Например, оборонный завод. Приватизировать его по закону нельзя. Как же его украсть? В этом никакой необходимости— можно ведь украсть не сам завод, а доход от его деятельности. Пусть завод стоит на своём месте, рабочие ходят каждый день на работу, вот только те, кто вкладывал свои силы и средства в создание этого завода, будут уже не при делах!

Берем некое ФГУП (которое является государственным предприятием и, соответственно, подчиняется тем положениям законов, которые относятся к государственным предприятиям: ограничения по виду деятельности, по форме организации деятельности, по заработной плате и т. д.) и переводим в форму ОАО, все акции (или контрольный пакет) которого принадлежат государству. Принадлежит себе и принадлежит, казалось бы, ничего не изменилось, но теперь от этой принадлежности ровным счётом ничего не зависит! Формально это уже не государственное предприятие и в отношении него уже не действуют положения, относящиеся к государственным предприятиям. Менеджмент теперь может назначить себе какую угодно зарплату (тарифная сетка на ОАО не действует); закупать сырьё, комплектующие, оборудование втридорога у «своих» фирм; брать ненужные кредиты у «своего» банка с целью получения менеджерами доли от процентов по кредиту; размещать свободные средства предприятия в «своём» банке с условием, что проценты по депозиту будут начисляться не на счёт предприятия, а на счёт директора… И ещё тысячи способов присвоения прибыли предприятия с целью кидания государства по налогам и трудового коллектива по зарплате.

На наших глазах и при попустительстве власти реализуется творческий потенциал организованной преступности.

НЕРАЗБОРЧИВОСТЬ В СРЕДСТВАХ

Давайте подумаем, кто обладает преимуществом при прочих равных условиях— честный бизнесмен или бесчестный? Разумеется, второй— так как может делать все то же, что и первый, но и многое из того, на что честный человек не пойдет.

А если учесть, что у организованной преступности есть «специальные отделы», проследить связь которых с другими очень сложно…

Сейчас, конечно, уже не лихие 90 е, но тем не менее убивать мешающих людей не стесняются. Характерный пример— убийство прокурора Саратовской области Евгения Григорьева 13 февраля этого года.

Показательно, что основным направлением деятельности прокурора в последнее время была активная борьба с коррупцией.

Не менее показательно и то, что преступление произошло в преддверии выборов— то есть во время, когда все «органы» работают в усиленном режиме. Раньше, во времена СССР, во время усиления не рекомендовалось даже чихнуть в не том месте или не в то время— сотрудники бдели. Сейчас же— можно пристрелить прокурора у собственного дома…

Поищите в интернете, сколько убийств госслужащих совершено явно по причине «были неудобны для коррупционеров». Впечатляет.

Можно смело заявлять, что милиция здесь попросту бессильна. Более того— даже если органам известны функционеры организованной преступности, то из просто не разрешают трогать «сверху» (помните, в статье про вертикаль власти упоминалось, что будет необходима суть ли не поголовная чистка судейского и прокурорского состава).

Отмена смертной казни способствует тому, что преступником быть выгодно. Конечно, всегда найдутся те, кто пойдет на любой риск, но если, скажем, с наркоторговцами обращаться так, как в Китае, то их станет куда меньше, чем если их просто сажать на несколько лет в тюрьму.

Заметим, что в отличие от государства, организованная преступность не отказалась от применения высшей меры наказания в своих рядах. Вся страна покрыта густой сетью пенитенциарных учреждений, которые, если брать содержащийся в них разношерстный криминальный элемент, функционируют вполне успешно. Никакой волокиты, никакой бюрократии!

ОБОГАЩЕНИЕ КАК САМОЦЕЛЬ

Этот пункт может вызвать недоумение— как так, разве преступность как таковая не направлена на обогащение? В том то и дело, что нет. Традиционный воровской менталитет подразумевает антисоциальный образ жизни— вор не должен работать, обзаводиться семьей и так далее. «Вышел, своровал, прогулял, в тюрьму— романтика!».

Богатство как накопление целью не являлось, вор вообще не имел права иметь собственности.

А вот организованная преступность, тесно повязанная с бизнесом, как раз считает богатство самоценностью. Таким образом, естественный ограничитель снимается— вор в законе не пойдет даже на формальную службу государству, а бизнесмен, связанный с оргпреступностью, запросто станет хоть губернатором, хоть депутатом Думы. Не говоря уже о накоплении собственности.

УСТОЙЧИВОСТЬ

Обычная преступность не подразумевает устойчивости и долговременности существования. Конечно, могут быть шайки, банды и т. п., существующие долгое время, но лишь потому, что так складываются обстоятельства. Организованная же преступность предполагает именно долговременную (часто и постоянную) деятельность. Не «сейчас соберемся и ограбим кого нибудь», а «будем организованно выкачивать прибыль с такого то района (области деятельности)». Как следствие постоянной и планомерной работы появляется специализация, «подразделения» по видам деятельности. Возникает полная аналогия корпорации.

Собственно говоря, организованная преступность— это и есть вид бизнеса. С большими рисками, но и большей прибыльностью.

Причем тема организованной преступности продвигается в народ как легитимная, как то, чему можно подражать и так далее. Сейчас эта тема пользуется огромной популярностью, особенно среди значительной части молодежи. «Убойные» ментовские сериалы, криминальное чтиво, специфический язык, отличительные татуировки, «русский шансон» (специальная радиостанция!)— таковы проявления этой субкультуры, и им никто не ставит заслон, а наоборот, продвигают, так как одновременно зарабатываются деньги и обывателям внушается «нужная» идеология.

ЭТНИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА

Организованная преступность обладает и еще одной специфической особенностью— именно в ее среде формируются этнические преступные группировки, пользующиеся поддержкой соответствующих диаспор. И, как понимаете, действующие не на территории «своих» государств (либо компактных мест проживания соотв. этноса), а среди русских.

И здесь очень показательна антирусская государственная политика, в результате которой поблажки нерусским и полное игнорирование прав русских происходит даже не в «вилке» закона, а уже полностью противозаконно— см. то же дело Аракчеева.

Свежий пример:

В московском кафе на Измайловском проспекте недавно произошел взрыв. Первое сообщение о взрыве, происшедшем в 19.45, гласило («Интерфакс»), что по показаниям посетителей кафе, которых на момент инцидента было около 15 человек, за две минуты до взрыва двое неизвестных, предположительно кавказцев, подложили у дверей сверток и скрылись в сторону Измайловского парка.

Но уже к часу ночи тот же «Интерфакс» написал, что «По факту взрыва возле московского кафе «Сабрус», произошедшего вечером в воскресенье, 9 марта 2008 года, объявлены в розыск два подростка. По подозрению в причастности к взрыву милиция ищет двух 16 17 летних молодых людей славянской внешности».

Как быстро кавказцы превратились в славян!

И это— система, а не случайность, подобных случаев можно вспомнить немало (тот же взрыв автобуса в Тольятти).

РЕЗЮМЕ

Организованная преступность представляет собой наиболее опасную форму криминальной деятельности, так как устремлена на получение контроля над всеми областями деятельности общества и государства. Противоправная деятельность организованной преступности направлена на уничтожение устоев государственной власти и подрыв общественной безопасности.

Россия в настоящее время находится в катастрофической криминальной ситуации, которая четко проявляется:

• в стремительном проникновении организованной преступности в официальную власть,

• воздействии на те или иные общественные отношения вполне легитимным путем, а впоследствии— и легальным (лоббирование законов),

• в наглом и безнаказанном убийстве неугодных ей лидеров общественной и политической жизни.

Главный корень организованной преступности— в обществе потребления. В условиях общества, в котором деньги являются самоцелью, «мафия бессмертна».

Особая опасность заключается в том, что часто человеку, вступающему в ряды оргпреступности (или пользующегося ее услугами), не приходится преодолевать психологический барьер, т. к. непосредственно насилием, вымогательством, кражами (в бытовом понимании) занимаются только определённые подразделения организованной преступной группы. Большинство заняты обеспечением деятельности этих подразделений, что внешне не выглядит криминалом. Это определяется принципами построения организованной преступности, идентичными принципам построения бизнеса, что позволяет применять методы ведения бизнеса в криминальной деятельности.

Таким образом, приходиться признать: организованная преступность есть наиболее эффективное явление современной либеральной России. Еще раз: именно либеральная идеология и рыночная экономика— идеальная среда для организованной преступности.

Более того— именно оргпреступность de facto создала то самое «гражданское общество», о котором так много говорили. Правда, для себя, для внутреннего использования. И просто так свои позиции не сдаст. Как говорится: «лишь массовые расстрелы спасут Россию», а в каждой шутке есть доля правды, причем иногда— очень значительная.

Нужно четко признать: чтобы бороться с этим злом— потребуются чрезвычайные меры военного времени. Других средств нет. Бесконечными компромиссами не остановить натиск уголовного нигилизма.

Оцените эту статью
1336 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание